IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ДВА ГЕРАСИМА В ПОВЕСТИ И. С. ТУРГЕНЕВА «МУМУ»
Издыбаева А.Р.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


I Вводная часть

В повести «Муму» Тургенева показана небольшая частичка истории русского народа. А именно жизнь во времена крепостного права. Герасим – воплощение народа того времени. С одной стороны в нём присутствуют черты прекрасного человека: трудолюбие, доброта, богатырская сила и сочувствие к несчастным. С другой - слабая сила духа. Герасим главный и единственный герой этого произведения. Глухонемой рослый богатырь не только внешне отличается от окружающих. Хозяйственный и работящий, Герасим сохраняет в себе доброе, чуткое к чужой беде сердце, по-русски широкую деревенскую душу, невиданное для периода крепостного права чувство собственного достоинства. По словам Тургенева, «могучий, как дерево… на плодородной земле», он любил землю, хозяином которой не был. Всё, что ни делал этот «славный мужик», совершалось им просто и искренне, от всей души. Работать – так работать, любить – так любить.

Цель исследовательской работы: сравнить богатыря-пахаря с богатырём-дворником и показать, как чужая воля способна деформировать качества души человека.

Задачи:

  1. Выявить особенности характера героя, проявляющиеся в отношении к крестьянскому труду;

  2. Выявить особенности характера героя, проявляющиеся в обязанностях по службе у барыни;

  3. Сравнить образ былинного героя Микулы с Герасимом;

  4. Найти сходства Герасима с лирическими героями в стихотворениях А. Кольцова.

Методы исследования:

  1. Изучение и систематизация научных, научно-популярных статей, монографий.

  2. Просмотр и анализ текстов.

II Основная часть

  1. Богатырь-пахарь. На родной земле.

«Мужчина двенадцати вершков роста, сложенный богатырём и глухонемой от рождения». В вершке 4,45 сантиметра. Но когда в русской народной речи говорят о росте в вершках, то прибавляют их к двум аршинам (аршин – 71,1 см). Таким образом, рост Герасима получается равным 1, 95 м, что, конечно, удивительно, но всё-таки реально возможно.

Использование Тургеневым в исчислении роста героя оборота простонародной речи вполне органично. Его Герасим – крестьянин, пахарь. О нём уместно говорить народным языком. Уместно также и авторское изображение героя-пахаря великаном двухметрового роста. Для славянской традиции характерно возвеличивание крестьянского труда, а с ним и образа земледельца. Не случайно среди русских богатырей, по преимуществу воинов, защитников Отечества, достойное место занимает пахарь-богатырь Микула Селянинович. Причём он принадлежит к числу первых былинных богатырей («старших»), обладающих наиболее архаичными признаками.

То, что образ крестьянина-богатыря мог быть навеян Тургеневу былинами о древнем богатыре-пахаре, подтверждает его письмо семейству Аксаковых от 6 (18 ) июля 1852 года (рассказ в «Муму» Тургенев написал в апреле – мае того же года): «Я эту зиму чрезвычайно много занимался русской историей и русскими древностями: прочёл Сахарова, Терещенку, Снегирёва. В особенный восторг привёл меня Кирша Данилов…».

  1. Сходства между Герасимом и Микулой из былины «Вольга и Микула».

Между ними существуют две главные (и определяющие для былинного пахаря-богатыря) точки сопряжения.

А) Сила богатырская Микулы и Герасима оказывается как бы их природным качеством. У Тургенева Герасим также сразу предстаёт как человек, «сложенный богатырём», одарённый необычайной силой: «сокрушительно действовал косой», «безостановочно молотил… цепом». Вообще его работу писатель характеризует как «неистомную» (непрекращающуюся, нескончаемую, вечную). Он трудится «за четверых», хотя в тексте отсутствует какое-либо объяснение необычайной физической мощи «тяглового мужика».

Б) И богатырство Микулы, и богатырство Герасима проявляется именно в труде. Микула Селянинович пашет такое поле, что по нему князю Вольге с его дружиной на конях надо ехать три дня, чтобы догнать Микулин плуг.

Как орёт в поле оратай, посвистывает,

Сошка у оратая поскрипывает,

Ехали-то день ведь с утра до вечера,

Не могли до оратая доехати.

Они ехали да ведь и другой день,

Другой день ведь с утра до вечера,

Не могли до оратая доехати…

Тут ехали они третий день,

А третий день ещё до пабедья.

А наехали в чистом поле оратая.

Мотив богатырской пахоты присутствует и в повести Тургенева: Герасим «пахал и, налегая огромными ладонями на соху, казалось, один без помощи лошадёнки, взрезывал упругую грудь земли».

  1. Стихотворения А. Кольцова «Песня пахаря» и «Косарь».

А) Общая эпическая картина.

Воссозданная в «Песне пахаря» у А.Кольцова картина труда землепашца помогает проявиться тому, что объединяет её с аналогичными картинами в «Вольге и Микуле» и «Муму», а именно их общая эпическая природа (пространственно-временное решение картины труда).

Сравним эти картины и обнаружим сходства между ними.

«Вольга и Микула»

«Песня пахаря»

«Муму»

Как орёт в поле оратай, посвистывает,

Сошка у оратая поскрипывает…

…Тут проговаривал оратай-оратаюшко: «Я как ржи-то напашу да во скирды сложу,

Я во кирды сложу да дома вымочу…»

… я лажу

Борону и соху,

Телегу готовлю,

Зёрна насыпаю.

…гляжу я

На гумно, на скирды,

Молчу и вею…

Либо пахал… либо… действовал косой… либо… молотил цепом…

Б) Отсутствие временных дистанций.

Первое, что обращает на себя внимание в этих картинах, - это то, что в каждой из них отсутствуют временные дистанции между разными стадиями труда земледельца: пахотой, севом, жатвой, молотьбой (какие-то «звенья» этой цепи в приведённых отрывках текста отсутствуют).

В этих картинах нет времён года: (пахота, сев – весна; жатва – позднее лето; молотьба – осень). Отсюда создаётся ощущение, что процесс земледельческого труда совершается каким-то сверхъестественным образом: целиком и сразу, от начала до конца.

В) Волшебные качества героев.

Отсчёт для героев ведётся не по временных вехам, а по действиям персонажей, характерно для героического эпоса и обусловлено особой спецификой былинного жанра.

Потому они и пахари-богатыри, что им подвластно всё. Известно, что Святогору не было равных по силе, но и он уступил Микуле Селяниновичу («Святогор и Микула Селянинович»). Микула легко несёт «сумочку перемётную», а Святогор поднять её не может. И Вольга, наделённый волшебными качествами (он князь-оборотень), также уступил богатырю-пахарю.

Но пахарь-богатырь не волшебник. И время он не может остановить. Здесь дело в другом, а именно в том, как Тургенев написал о своём Герасиме: «его неистомная работа»! Во все времена пахарь был наделён поистине богатырским качеством непрекращающегося труда. Вечно длящийся труд делает время пахаря особенным – незримым, невидимым для посторонних глаз.

Г) Пространственный образ картины труда.

Созданию эффекта грандиозности деяний богатыря-пахаря способствует и пространственное решение картины труда. Пространство в анализируемых текстах особое – эпическое, т.е. такое, каким оно представало в эпосе (былинах).

Эпический певец, рассказывая о событиях, смотрел на них по-особенному, как бы с большой высоты. Таким образом, изображаемое богатырское деяние оказывалось не только центральным, но и самым значительным на фоне открывающихся взгляду певца огромных просторов вселенной. Взгляд с высоты обусловил масштабность образа необозримой пашни, на которой трудится Микула Селянинович: три дня и три ночи нужно скакать Вольге, чтобы поравняться с оратаем. Такому «зрению» следуют и Кольцов, и Тургенев в создании картины крестьянского труда.

В стихотворении «Косарь» А. Кольцова. Косарь-богатырь сопряжён у поэта с образом «степи раздольной», что «далеко вокруг, / Широко лежит…/ К морю Чёрному/ Понадвинулась!».

У Тургенева «Муму» собственно пространственной картины деревенских работ Герасима в тексте нет. Однако она может возникнуть в читательском воображении. Где ещё так можно трудиться «… налегал… на соху… взрезывал упругую грудь земли», «так сокрушительно действовал косой, что хоть бы молодой берёзовый лесок смахивать с корней долой»), как не на огромной свободном пространстве, будь то пашня или «степь раздольная» с «ковылой-травой».

Д) Эмоциональная приподнятость описания картин крестьянского труда.

В былине «Вольга и Микула» это достигается через особый внешний рисунок образа богатыря-пахаря. Микула Селянинович не только по-богатырски величественен, исполнен чувства собственного достоинства, но он весь как-то ладен, статен, всё у него в руках горит, спорится: и «сошка у оратая поскрипывает», и «омешики по камешкам почиркивают», и «бороздочки он да помётывает… а большие-то камни в борозду валит».

А какой красавец Микула Селянинович! У пахаря «кудри качаются», «глаза да ясна сокола»… Идеализация богатыря настолько высока, что даже на пашне он одет в «кафтанчик чёрного бархата», а на ногах у него «сапожки зелён сафьян» на тонком высоком каблуке.

У Тургенева эмоциональная приподнятость повествования о пахаре-богатыре несколько иного содержания. Несомненно, он идеализирует Герасима.

Но больше волнует его сам труд крестьянина-землепашца. И в этом он идёт вслед за Кольцовым.

Названный Г.И. Успенским «поэтом земледельческого труда, Кольцов действительно опоэтизировал его, видел в нём удел полной, цельной, гармоничной и свободной жизни. Он необыкновенно одухотворил труд на земле, связывая с ним переживания таких высоких состояний, как удовлетворение, гордость, радость.

Одухотворён и труд Герасима. Самое главное, он исполнен для него радости, веселья. Наверняка слово «весело» появилось у Тургенева под влиянием Кольцова.

Тургенев Кольцов

Весело было смотреть на него Весело на пашне…

когда он либо пахал… Весело я лажу

либо… действовал косой… Борону и соху,

либо… молотил… Весело гляжу я

На гумно, на скирды…

Тургеневский пахарь необычайно красиво трудится и когда пашет, и когда косит. Даже «постоянное безмолвие придавало торжественную важность его неистомной работе». Тургенев показывает и необычайное совершенство его труда: «как рычаг опускались и поднимались продолговатые и твёрдые мышцы его плечей».

  1. Почему И.С. Тургенев возвеличил мужика Герасима до уровня богатыря-пахаря?

  • за исключительную сосредоточенность Герасима на труде(«работал за четверых»);

  • за его радостное отношение к своим крестьянским обязанностям;

  • за совершенный труд Герасима (как замечательно он пашет, косит, молотит);

  • за «торжественную важность» Герасима в «его неистомной работе», за удовлетворённость героя своими занятиями и гордостью своим трудом.

Вывод: Герасим как необычайно цельная личность, обретший смысл жизни и гармонично существующий в союзе с землёй и природой.

  1. Богатырь-дворник. «На чужой стороне».

  1. Изменения в судьбе Герасима, связанные с переездом в город:

  1. Он с детства привык «к полевым работам, к деревенскому быту», а барыня «взяла его из деревни», как хозяин забирает принадлежащую ему вещь.

  2. Герасима привезли в Москву, а точнее, «переселили из деревни в город». В результате он оказался в чужом мире.

Почему город для Герасима – чужой мир?

  1. Герой кровно связан с землёй, с природным миром, от него у Герасима сила богатырская. И он, заботясь о земле, щедро делится своей силой с этим миром. Можно сказать, что богатырь-пахарь, будучи органичной частью природы, - это человек простора и воли. А «переселённый в город», он очутился в тесноте и в неволе. Не случайно у Тургенева сразу же появляется сравнение Герасима с «пойманным зверем». Лучше не скажешь о нём в теперешнем его состоянии.

  2. Связанный богатырь. Путами и веригами в данном случае являются дворниковы сапоги, тулуп, кафтан, метла, лопата.

2) Сравнительная характеристика труда Герасима в прошлом и в настоящем.

Тогда Теперь

Его «огромные ладони» «налегали» В его руках метла и лопата,

на соху, сильные руки держали косу, «символ скучной прозы

которой он «сокрушительно» орудовал, городской цивилизации».

и «трёхаршинный цеп».

Для Герасима, взявшего в руки метлу и лопату, скука действительно становится неотступным спутником; так как «занятия Герасима по новой его должности казались ему шуткой после тяжких крестьянских работ; в полчаса всё у него было готово».

Скучна ему новая должность ещё и потому, что всё сопряжённое с ней – это навязанный труд, вменённый в обязанность. Тогда как «тяжкие крестьянские работы», органичные рождённому для земли (потому и дана Герасиму-пахарю богатырская сила), доставляют ему истинную радость.

Это был вечный («неистомный») радостный труд под открытым небом, на огромной земле. Ничто не стесняло движений пахаря (никаких тулупов и кафтанов!) и он по-богатырски «взрезывал» сохой огромные ломти земли, пахнущие разнотравьем, размашисто косил, «безостановочно» молотил.

В городе же Герасим обречён на монотонные и не отвечающие его представлениям о труде занятия (от того и скука!): «двор содержать в чистоте», «два раза в день привезти бочку с водой», «натаскать и наколоть дров для кухни и дома», «чужих не пускать и по ночам караулить».

Тогда Теперь

Небо Двор

Солнце Забор

Ветер Каморка

Пашня Дорога по воду

Простор

Открытое пространство Закрытое пространство

  1. Пространственный образ деревенской и городской жизни Герасима.

Следует подчеркнуть, что в замкнутом пространстве городской жизни героя преобладает заданность движений (туда – обратно), в то время как природный цикл (весна – лето – осень) не делает крестьянскую жизнь монотонной. Это особенно подтверждает одухотворённость занятий Герасима.

Выстраиваемый пространственный образ «нового житья» героя, можно сказать, что не только Тургенев, но и сам Герасим ощущает себя «пойманным зверем». К тому же можно увидеть и зрителей, изо дня в день глазеющих на «зверя» в клетке, - дворню старой барыни, не понимающую того, что она живёт в одной клетке с Герасимом.

С другой стороны чувствуется горькая ирония автора по поводу описываемого им богатырского усердия Герасима-дворника, например:

*Застрянет ли в грязную пору где-нибудь с бочкой отданная под его начальство разбитая кляча-водовозка, он только двинет плечом – и не только телегу; самою лошадь спихнёт с места».

* «А что насчёт чужих; так после того, как он однажды ночью, поймав двух воров, стукнул их друг о дружку лбами, да так стукнул, что хоть в полицию их потом не води, всё околотке очень стали уважать его».

*И «нрава» Герасим был «строго и серьёзного», «любил во всём порядок; даже петухи при нём не смели драться, - а то беда! Увидит, тотчас схватит за ноги, поверит раз десять на воздухе колесом и бросит врозь».

Ирония автора перекрывается его же замечаниями о том, как Герасим, насильственно привезённый из природного простора в тесноту двора господского дома, н может понять, что с ним происходит:

*недоумённо, растерянно, беспомощно смотрит на проходящих, «как бы желая добиться от них решения загадочного своего положения»;

* «то вдруг уходил куда-нибудь в уголок и, далеко швырнул метлу и лопату, бросался на земля лицом и целые часы лежал на груди неподвижно…»

Авторская ирония по отношению к «деяниям» богатыря-дворника оказывалась не бесследной: она только усиливала ощущение драматизма судьбы Герасима.

Образ богатыря, управляющего «разбитой клячей-водовозкой», воспринимался драматично. Причина этого драматизма была ясна: дерево продолжало оставаться могучим, но в то же самое время оно утратило родную почву.

Кто же виноват? Ответ один – барыня. Что за человек старая барыня?

Исследователь В.А. Чалмаев: «барыня – капризное, самодурствующее существо. Но вместе с тем она необыкновенно жалка, хотя бы потому, что не может повлиять на многое из поисходящего в своём доме, например, урезонить пьяницу Капитона. Гаврила с ключнецей нещадно обкрадывают её, дворня барыни лжива и ленива. И власть-то её проявляется исключительно в капризах и жалких причудах, но которые тем не менее коверкают судьбы людей».

Наделённое властью, жалкое существо способно навязывать собственную волю другим: обречь девушку на беспросветную жизнь с пьяницей, превратить великана, богатыря в дворника, а челядь в толпу холопов (можно красть у хозяина, но по-прежнему оставаться его рабом)…

Вывод: чужая воля делает человека не только бесправным. Будучи противоестественным человеческой природе началом, она способна деформировать качества его души.

«Теснота», «замкнутость» Герасима «нового житья» сталкивают его; всегда «отчуждённого несчастьем своим от сообщества людей», лицом к лицу с теми, кого называют челядью в барском доме.

III Заключительная часть

Как ни восхищен Тургенев поэтической мощью и нравственной чистотой России народной, он замечает, тем не менее, что века крепостной неволи отучили народ чувствовать себя хозяином родной земли, гражданином. Эта мысль особенно ярко проявилась в повести «Муму». Здесь в гражданской незрелости народа писатель видит уже «трагическую судьбу племени», у него появляются сомнения в народе, как творческой силе истории. С чем связан этот поворот?

С 1847 по 1850 год Тургенев жил в Париже и был свидетелем трагических июньских дней французской революции 1848 года. Разгром революционного движения рабочих тяжело подействовал на Тургенева, переживался им как глубокое потрясение. Для Тургенева они обернулись сомнениями в народе, как творце истории. «Народ – то же, что земля. Хочу, пашу её… и она меня кормит; хочу, оставлю её под паром»,- говорит герой рассказа «Человек в серых очках», выражающий мысли самого автора.

Творческой силой истории Тургенев начинает считать интеллигенцию, культурный слой общества. Поэтому в «Муму» усиливается контраст между богатырской мощью и трогательной беззащитностью Герасима, символический смысл приобретает его немота. К сожалению, проблемы, поднятые Тургеневым в своём произведении, актуальны для России и по сей день.

Список литературы

  1. И.С. Тургенев. «Муму». М., Просвещение, 1998 г.

  2. А. Кольцов Стихотворения. М., Просвещение, 1987 г.

  3. Лебедев Ю.В. Тургенев. М., 1990 (ЖЗЛ).

  4. Пустовойт П.Г. Тургенев – художник слова. М., 1987 г.

  5. Маранцман В.Г. Анализ литературного произведения в читательском восприятии школьников. Л., 1974 г.

  6. Бровер С. «Муму» И.С. Тургенев. СПб, 1996 г.