IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ЦАРИЦЫН В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ (1914-1918 Г. Г)
Демидова В.Р.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение

Войны всегда были тягчайшим бедствием для народов. Это подтверждено

и историей мировых войн ХХ столетия. Особенно тяжко они отразились

и на людской судьбе России, проявившись итогами первой мировой войны

1914-1918г.г., что значимо даже на фоне человеческой трагедии, которой была

война 1939-1945г.г., ставшая второй мировой.

Вступление России в первую мировую войну повлекло для миллионов

людей неисчислимые лишения и тяготы, несмотря на высокий патриотический

подъём в стране накануне августа 1914 года.

Ещё в феврале этого года, бывший министр внутренних дел П.Н Дурново,

представил русскому царю Николаю II записку, в которой предупреждал о

пагубных последствиях проводимого страной внешнеполитического курса.

Особенно неодобрительно им был оценен, заключенный в 1907 , англо-

русский договор, поставивший Россию во враждебные отношения с Германией

и развязавший руки Австро-Венгрии на Балканах.

Дурново доказывал, даже если предположить, что Россия добьется

победы над Германией, то результат этой победы будет слишком ничтожен

по сравнению с её ценой. Однако конфликт, разгоревшийся на Балканах,

после убийства в Сараево наследника австрийского престола, привел

к началу мировой войны.

Результатом идеологической подготовки России к войне был высокий

процент мобилизационной кампании, когда 96 % подлежащих призыву,

активно явились на приемные комиссии.

Характеризуя народные настроения в 1914 году, профессор императорской

военной академии, генерал Н.Н. Головнин писал: «Первым стимулом, толкавшим все слои населения России на бранный подвиг, являлась сознание, что Германия

сама напала на нас… Другим стимулом борьбы, оказавшись понятным нашему

простолюдину, явилось то, что это борьба началась из необходимости защищать

право на существование единокровного и единоверного сербского народа …»

-2-

1.Предвоенные настроения.

Патриотический подъем в разных слоях населения России, вначале

“распрей” с Германией, сказался и на обывателях как в центре государства,

так и в провинциальных городах.

Так в уездном Царицыне Указ о мобилизации был получен с опозданием, поздно вечером 18 июля 1914г., и на другой день опубликовался в местных газетах, хотя сведения о мобилизации с быстротой молнии распространились

по городу уже 17 июля.

Царившее же тревожное настроение в связи с осложняющимся положением, мало отразилось на деловой жизни города. Тихо было в заводских и фабричных районах, происходившие по городу выборы в больничные кассы протекали

в самой мирной обстановке. Одним словом, в рабочих районах текла ничем

не нарушаемая, нормальная жизнь.

Такое же настроение наблюдалось в общественных деловых кругах, среди царицынской обывательщины и мещанства г. Царицына.

Но всё-таки, грозные события, затронувшие Россию, не могли оставить людей равнодушными. Так, “Дамский комитет”, состоявший из жен офицеров отправленного на фронт Аварского полка, развернул широкую компанию

по привлечению пожертвований, который выразился в сборе средств на военные нужды.

Особую же известность получил случай, когда пятеро гимназистов сдали

в “Дамский комитет” 72 копейки, полученные от родителей на завтраки.

Жандармы обязались отчислять 2% оклада жалованья в помощь раненым, больным воинам и семья погибших.

На организацию, к примеру, лазарета жертвовали средства как крупные промышленники (И.В. Максимов, А.М. Шлыков, В.Ф. Лапшин и т.д)

от 1000 до 5000 рублей, так и простые жители.

Внесли свой вклад горожане и повышением цен. Уже с сентября 1914 года стоимость проезда в трамвае повысилась с 5 до 6 копеек.

Собранные дополнительно суммы также шли на военные цели.

- 3 -

2.Мобилизация.

С утра 18 июля Царицын принял необычный вид. К Александровскому скверу потянулись группы запасных, в большинстве принадлежащие к рабочим

и служащим, и почти никого из состоятельного, богатого класса.

Людской поток шел главным образом из-за Царицы, из рабочих районов. Трамваи буквально были переполнены подлежащими мобилизации, так что,

у положенных остановок вагоны не останавливались, и полным ходом шли

к месту призыва.

Запасные приходили в сопровождении своих жен и матерей. Много было

и посторонней любопытствующей публики. Первый день мобилизации прошёл внешне благополучно, безо всяких эксцессов и инцидентов.

Вечером Александровский сквер принял свой обычный вид. Запасные разошлись по домам, и в сквере появилась гуляющая публика.

В этот же день вечером, по примеру других городов, прошла первая “патриотическая” манифестация, на которой совершенно отсутствовали запасные.

Чистенько одетые “манифестанты”, в большинстве состоящие из местной буржуазии и интеллигентной молодежи, из Александровского сквера направились по центральным улицам города с пением “Боже царя храни”.

На высоко поднятых двух тростях болтались наспех изготовленные два плаката

с надписями: “Да здравствует Россия” и “Долой Австрию и Германию”.

Перед Троицким собором был отслужен молебен о “ниспослании победы русскому оружию”. По предложению местного начальника судоходной дистанции Манько, были посланы царю “верноподданнические” телеграммы.

За р. Царицей манифестация рассеялась. Так окончился первый день мобилизации.

19 июля… мобилизация продолжилась.

По случаю “ воскресного” дня, 20 июля, вновь повторилась “патриотическая” манифестация с речами, колокольным звоном, пением гимна, с прежними лозунгами. Но в этот день произошло маленькое происшествие, омрачившие настроение и попортившее немало крови у местной жандармерии.

Во время манифестации были разбросаны прокламации за подписью

“Группа запасных РСДРП”, о чем срочно и донес своему высшему начальству

в Саратов ротмистр Тарасов.

- 4 -

Прокламация была озаглавлена “Долой войну”. Она гласила:

«Товарищи запасные солдаты! Девять лет тому назад, когда мы были нужны правительству для войны с Японией, свора царя Николая II Кровавого обещала позаботиться о нашем брате рабочем, мужике и крестьянине. Но кончилась война, и мужичкам ничего не дали. Правительство обмануло нас, и манифест 17 октября оказался пустым звуком. Теперь опять затевается война, и мы, запасные, опять понадобились правительству. Опять приходится нам покинуть жен, ма­терей и детей, оставить их голодными сиротами, кто их напоит, накор­мит? Правительство за девять лет даже не удосужилось установить зако­на о призрении наших семей.

Оно заботится только о себе, да о богатых. Мы ли побьем или нас побьют,

все равно толстопузым богачам да знат­ным чиновникам будет хорошо. А мы, оборванные, изнуренные калеки, вернемся к обнищалым, голодным сиротам.

Многие из нас вовсе не вер­нутся, их семьи пойдут с сумой, а сестры и дочери

угодят на потеху к тем же развратным, жирным купцам и чиновникам.

Полиция будет разо­рять нас поборами да податями, а богатые фабриканты

да заводчики притеснять нас работать на них за гроши.

Товарищи запасные! В нас нуждаются - значит, мы сила, и если мы нужны правительству, то оно должно, обязано сделать так, как мы хотим.

Вместо войны мы потребуем от правительства, чтобы оно нас не обманы­вало

и чтобы все, что было обещано манифестом 9 лет назад, было теперь же

немедленно исполнено. Мы требуем, кроме того, немедленного осво­бождения политических заключенных и созыва Учредительного Собрания.

Долой войну! Да здравствует мир!

Долой монархию, да здравствует всенародное правление!

Встаньте же, товарищи, все как один и все это совершится. Помните это!»

Несмотря на предпринятые меры со стороны жандармерии к обна­ружению авторов этих прокламаций и виновников распространения, пос­ледние найдены

не были, о чем с болью в сердце и доносит царицынская жандармерия в Саратов.

- 5 -

Но уже22 июля1914г. возник острый конфликт жён запасных солдат с военным начальством на мобилизацион­ном пункте в здании Алексан­дровской гимназии. Разногла­сия в основном носили экономи­ческий характер. Остававшиеся

без кормильцев, жёны призван­ных запасных солдат стали тре­бовать положенное им пособие от местных властей, поскольку накануне местная дума поста­новила

выдать семьям мобили­зованных всего лишь по15 фун­тов соли (по 6 кг).

В итоге возму­щение выплеснулось, как и дня­ми раньше, на улицы города,

но теперь уже с иными призывами.

Только с помощью солдат и ка­заков удалось разогнать пятиты­сячную толпу недовольных, при­чём с жертвами - были убиты 19 и ранены 25 человек.

После разыгравшейся драмы город принял вид военного лагеря. По улицам разъезжали усиленные конные патрули, торопливо подбирая убитых и раненых. Редкие прохожие с опаской пробирались по улицам.

К вечеру наступило внешнее успокоение, и город принял свой обычный вид.

Спустя неделю, после кровавых событий Аварский полк, принимавший

участие в расстреле, погрузили в эшелоны, отправив на передовые позиции

северо-западного фронта. Так закончилась первая мобилизация в Царицыне.

В южной части уезда мобилизация прошла так же не совсем гладко.

По полицейским сведениям, в селах Солодче и Александровке призывные, совместно с односельчанами, погромили винные лавки, требуя у местных властей выдачи им кормовых денег, в чем и было отказано. Здесь доходило дело до столкновений с полицией.

Следующая объявленная мобилизация внешне прошла спокойно, но, несмотря

на это, губерния была объявлена на положении чрезвычайной охраны сроком

по 4 сентября 1914 года.

-6-

3.Экономическая ситуация .

Царицын, в начале столетия, имел суще­ственное военно-экономическое значение. Интенданты закупали в Царицынском уезде продоволь­ствие

и фураж, одежду и обувь, оружие и лошадей. По желез­ным дорогам региона

шли воин­ские эшелоны, здесь находились склады с оружием и снаряжени­ем.

Более 40 предприятий, рас­положенных в городе и близ него, производили

для нужд фронта различную продукцию: лесопиль­ные заводы - патронные

ящи­ки, доски и бревна; кожевенные заводы - материалы для шитья сапог; металлургические и меха­нические предприятия - бомбы, ручные гранаты, шрапнель, колю­чую и телеграфную проволо­ку, казачьи пики, подковы, колё­са, палубную броню, токарные станки для обточки снарядов.

На этих заводах и в мастерских тру­дились около 6,5 тыс. рабочих и служащих,

из которых примерно 4000 - над выполнением зада­ний военного ведомства.

Первым тяжесть военного времени почувствовал на себе стро­ящийся

в Царицыне Орудийный завод. Основная часть оборудования для него

поставлялась из-за границы, преимущественно из Англии.

Начало войны и боевые действия на море сразу сорвали планы строи­тельства,

которое должно было закончиться уже к сентябрю 1915 г. Однако, первая партия

станков, направлявшаяся в Одессу на пароходе, была арестована турками

в Константинополе сразу после вступлении Турции в войну на стороне Германии.

Как и другие товары для России, станки были затем реквизированы турецким

правительством. Осталь­ные станки пришлось направлять северным путем

через Архангельск.

В пути один пароход наскочил на немецкую мину и затонул. Уцелев­шему

и добравшемуся до Архангельска оборудованию пришлось долго добираться

до Царицына по железной дороге, забитой военными гру­зами. В результате грузы

прибыли на завод с опозданием на 10 меся­цев.

В последующее время доставка грузов из-за границы еще более усложнилась.

-7-

Так, обследовавшая завод в сентябре 1915 г. правитель­ственная комиссия констатировала, что из трех паровых прессов, за­казанных в Англии, два уже готовы, но доставить их в Россию пока не удалось. Все довоенные графики строительства были сорваны.Пуск завода был перенесён на декабрь 1916 г., но и этот срок оказался невыполнимым, прежде всего из-за сбоев в поставках обо­рудования.

Уже в 1917 г. Российское акционерное общество артилле­рийских заводов, которому принадлежат завод, возбудило вопрос о его продаже в казну.

Положение местной промышленности в 1916-1917 гг. показывают

донесения фабричных инспекторов Саратовскому губернско­му

по фабричным делам присутствию.

Вопрос с рабочей силой с течением времени становился все более острым. Привлечение на заводы беженцев из западных губерний и даже пленных

не смогло исправить ситуацию.

К этой проблеме прибавилось и расстройство железнодорожного транспорта.

Гражданские грузы - продовольствие, топливо и сырье для предприятий

стали поступать потребителям крайне неритмично. Экономический кризис

ощущался всеми. Заводы работали не в полную силу.

В наиболее выгодных условиях оказались те предприятия, владельцы

которых смогли получить под­ряд для армии. Так, Нижне -Добринская паровая

мельница Э.И. Борель, в Камышинском уезде, была в 1916 г. загружена

на полную мощ­ность. За год там было изготовлено из казенного сырья

3 316 889 пу­дов муки по заказу Министерства земледелия для нужд армии.

Но когда государственный подряд заканчивался, наступали трудности.

Камышинская мельница Райсих, завершив работы по заказу Сара­товского комитета обороны и уездного земства, стояла с середины ноября до нового

года «за неимением зерна».

Хуже всего пришлось небольшим предприятиям, чьи владельцы не обладали связями, не­обходимыми для получения правительственных контрактов.

Лесо­пильный завод Н.В.Шишлова в Нижней Банновке Камышинского уезда, имевший всего 14 рабочих, функционировал в 1916 г. всего 70 дней.

-8-

Производство было полностью остановлено за неимением сырья и

отсутствия спроса.

Чугунолитейный завод Юдаева и Кондюрина в Камышине уменьшил производство на 75 %.

В следующем, 1917 г., ситуация в промышленности продолжа­ла ухудшаться.

К 1 апреля 1917 г. в Царицыне существенно сокра­тили производство пять предприятий. Ватная фабрика торгового дома «М.В. Севрюгов и сын»

сократила производство на 40 %. Здесь были уволены 7 из 25 рабочих,

рабочая неделя сократилась с 6 до 4 дней, а рабочий день с 10 до 8 часов.

Лесопильные заводы торгового дома «Наследники А.Н. Мыльцына»

сократили произ­водство на 40%, уволив половину рабочих, а заводы А.А.Пишкова, В.И. Якимова и В.Ф. Сыроватского уменьшили про­изводство

на 50 %. В общей сложности эти заводы уволили 151 ра­бочих.

Причиной стала нехватка сырья и отсутствие спроса.

С мар­та не работал лесопильный завод И.М. Богатенкова, с апреля - лесопильное производство Е.Ф. Семиколенова, с 6 мая встал и завод А.И.Якимова.

Полностью приостановили производство все конди­терские фабрики:

И. и А. Родионовых, бр. Казаровых, В.Ф. Лапши­на, бр. Серебряковых

и И.Б. Ахвердова, из-за отсутствия основного сырья - сахара.

В общей сложности на этих предприятиях работало около 500 человек .

Все они остались без заработка.

Летом 1917 г. обстановка в экономике осложнилась еще больше.

Внутренний рынок страны распадался на глазах. Надежды владель­цев деревообрабатывающих заводов на сплав леса по Волге не оправ­дались –

его почти не было.

Общая нехватка топлива, сырья и квали­фицированной рабочей силы усугубилась спецификой революционного времени - постоянными забастовками. Выполняя требования рабо­чих о повышении зарплаты, предприниматели

лишались прибыли, а значит, не могли дальше осуществлять производство.

Так, поденная плата рабочих на лесопильном производстве достигла

невиданного размера - 13 рублей.

-9-

С 1 июня по причине отсутствия горчичного зер­на прекратила работу

на неопределенное время горчичная фабрика «Волга» З. Л. Этигина в Царицыне.

В июле закрытие заводов стало массовым явлением. Были полностью остановлены с увольнением рабочих лесопильные заводы: П.И. Пименова и торгового дома «Долбежев и сын» на ст. Бекетовка (10 июля), наследников

А.Н. Мыльцына (15 июля), торгового дома «Любины и Белкин» (26 июля),

а также медночугунно - литейный и механический завод В.Н. Шешминцева

(26 июля).

Первого августа из-за отсутствия топлива было закрыто кирпичное производство на строительстве Орудийного завода.

В этот же день сгорел лесопильный завод В.Ф. Сыроватского.

Наконец, 8 ав­густа после распиловки последнего бревна, оставшегося

от сплава прошлого года, был остановлен «на ремонт» лесопильным завод М. А. Шлыкова.

Остановлена была и принадлежащая ему мукомоль­ная мельница.

Только по восьми заводам, предоставившим данные, в июле-августе 1917 г. было уволено 318 человек. Данные фабричных инспекторов, отложившиеся

в Саратов­ском государственном архиве, отразили ситуацию не на всех

пред­приятиях. Тем не менее они убедительно показывают, насколько напряженной стала социальная обстановка к осени 1917 г.

-10 -

4. Социальная ситуация в Царицыне.

а) военнослужащие

Город принял вид во­енного лагеря. Активно проводился набор людей на фронт. При призыве учитывались особенности каждо­го сословия населения,в частности состав­лялись списки лиц, подлежавших отбыванию воинской повинности, ранее судимые. С раннего утра до позднего вечера шло обуче­ние новобранцев. В Царицыне располагался круп­ный военный гарнизон, насчи­тывавший в отдельные периоды 15 - 20 тыс. человек, из-за чего под «солдатский постой» отдава­лись школы и даже церкви. Ещё в 1913 году нача­лось строительство четырёх ле­чебных корпусов Гарнизонного ла­зарета по улице Казанской. Кроме лечеб­ных корпусов, были возведены хо­зяйственные строения, конюшни, а позже гаражи для автомобилей. Размещался гарнизонный лазарет в непосредственной близости от железной дороги Царицын - Гря­зи, рядом с грузовым двором. На территории последнего был про­ложен железнодорожный путь, ко­торый обслуживал санитарные по­езда. Здесь же велись погрузка и выгрузка раненых, осуществля­лось снабжение продовольствием и водой санитарных вагонов. Лазареты размещались и в до­мах богатых жителей Царицы­на (например, в доме А.К. Воро­нина), при церквах (в Сарепте) и крупных учреждениях (при казён­ном винном складе, при станции Владикавказской железной до­роги).В царицынских госпиталях ле­чились тысячи раненых солдат и офицеров .Тем не менее, уже в 1914 году был распространён призыв властей к жителям города брать раненых и выздоравливающих воинов к себе домой. В период войны были отмече­ны заболевания сыпным и брюш­ным тифом, холерой, малярией. В 1915 году произошла вспышка сыпного тифа, и некоторые вра­чи даже отказались работать в инфекционных бараках.Особен­но быстро заболевания распро­странялись среди беженцев и во­еннопленных. Так, в начале 1916 года, когда произошла очеред­ная вспышка тифа: в посаде Ду­бовка им заразились 27, а в селе Песковатка - 8 человек. С ростом недовольства войной в царской армии началось волнение умов. В 1916 году выросло дезертирство из русской армии. В Царицын­ском уезде крестьяне даже ста­ли проверять нижних чинов, при­бывших из строевых частей, на предмет самовольной отлучки.

-11-

б) беженцы

Первая мировая война вызвала перемещение огромных людских масс. Царицын и Царицынский уезд приняли значительное коли­чество беженцев из затронутых войной районов страны. Вла­сти оказывали беженцам помощь в обеспечении продовольствием и жильём. До 1 авгу­ста 1916 года в доме Ермолина, по Анастасийской улице Царицына, функционировала «Биржа труда для беженцев» под председатель­ством помощника присяжного поверенного В.А. Ермолина. В городе также образовался отдел Всероссийского общества попе­чения о беженцах, субсидировав­шийся из Петрограда. Возглавил организацию протоиерей Стро­ков, который предлагал постро­ить для беженцев школу и другие помещения, на что было необхо­димо до 40 тыс. рублей. Однако эту затратную инициативу не под­держали другие члены отдела. В городах, перепол­ненных воинскими формирова­ниями и лазаретами, возникали значительные сложности с раз­мещением прибывавших людей. Положение беженцев, разме­щённых в деревнях и сёлах, было немного лучше, чем в городах.Крестьяне помогали им с жильём и питанием. В 1916 году только в с. Новая Отрада их проживало 344 человека. Среди местного насе­ления наблюдалось недовольство беженцами, многие из которых не желали работа. Хотя при остром недостатке ра­бочих рук беженцы могли помочь выполнению сельскохозяйствен­ных работ, в деревне росло не­довольство «случайным людом», жаловавшимся то на задержки с выплатами продовольственных денег, то на поставку сырых дров для отопления жилья и т.п.

в) военнопленные

В 1916 году в Царицыне нахо­дились 375 военнопленных офи­церов австро-венгерской армии, которые размещались в 10 домах и школах в количестве от 8 до 74 человек. Их труд тоже использо­вался на предприятиях. Так, на заводе Донецко-Юрьевского ме­таллургического общества рабо­тали 538 человек разных нацио­нальностей. Наблюдение за ними вели казаки и нижние чины Ца­рицынского гарнизона. К приме­ру, возросло недоброжелатель­ное отношение к лицам немецко­го происхождения, ряд которых позволял себе критические за­мечания по отношению к России и к царской власти.

-12-

Примечательно относитель­но спокойное отношение к воен­нопленным большей части мест­ного населения. В царицын­ской деревне они быстро нахо­дили общий язык с молодёжью, что оказывало негативное влия­ние на настроение призывников. По свидетельству царицынского уездного исправника, «военно­пленные рассматриваются кре­стьянами как несчастные люди, и с этой точки зрения крестья­не допускают для военноплен­ных отношения нежелательные, которые, по моему мнению, мо­гут причинить вред. Имея общую квартиру и общий стол с военно­пленными, крестьяне настолько близко с ними сходятся, что поч­ти не делают разницы между со­бою и военнопленными...».

5. Ситуация в городе в 1916-1917 годах.

С каждым месяцем войны всё больше ухудшалось положение

с продовольствием. Рост цен во многом вызывался стремлением крупных

производителей к мак­симальной прибыли. В 1915 году 12 тыс. пудов муки

ежедневно производило предприятие «То­варищество паровой мельницы»,

возглавлявшееся А. Серебряко­вым (председатель городской Думы),

Н. Лапшиным и Я. Пироговым; ещё 8000 пудов - мельница А.А. Гергардта.

Производители по сути занимались спекуляциями на хлебном рынке,

продавая через подставных лиц муку кормового размола (цена 1 рубль 30 копе­ек

за пуд) по цене муки «крестьян­ского» размола - 1 рубль 70 копе­ек за пуд.

Неудивительно, что при таком отношении цены на хлеб неоправданно

росли. Утверждён­ные в январе 1915 года местной Думой цены предполагали

про­дажу чёрного хлеба по 3,5 копей­ки, серого калача - по 4,5, бело­го - по 5,5.

В апреле, после от­каза гласных Думы повысить рас­ценки, выпечка хлеба

резко со­кратилась. Многие хлебные лав­ки закрылись, стал ощущаться

не­достаток хлеба (и это при хоро­ших урожаях в предшествующий период).

Под давлением произ­водителей и торговцев Дума ас­сигновала на сдерживание цен

15 тыс. рублей и несколько пересмо­трела цены.

-13-

За их превышение на муку и хлеб предполагалась уго­ловная ответственность в

поряд­ке 29-й статьи Уложения о наказа­ниях (за неисполнение законных

распоряжений, требований или постановлений правительствен­ных и

полицейских властей).

В феврале 1916 года в Царицыне усилились перебои в торговле мясом

и молоком. Утверждённые Думой расценки не устраивали производителей,

которые имели возможность выгодно продать свою продукцию интендантству.

После проверок и составления протоколов на торговцев, реали­зовавших

мясо и молоко по завы­шенным ценам, торговля заметно сократилась,

а часть лавок вообще закрылась. Постепенно Царицын охватил кризис

снабжения, так как запасы продовольствия имелись в достаточном количестве,

но оно не поступало на рынок по утверждён­ным властями ценам. Произво-

ди­тели и торговцы надеялись полу­чить более высокую прибыль.

Вместе с непомерным ростом цен на жизненно необходимые продукты

увеличились цены на обувь и одежду. Повышение цен на дрова и

нефтепродукты вызва­ло дороговизну освещения и ото­пления.

Всё это приводило к мас­совому недовольству населения. Жители города

искали виновных в тяжёлой продовольственной ситуации, упрекали власть

в без­действии, поговаривали о погро­ме торговцев, богатевших на на­родной

беде. Случались и более радикальные акции: трудящиеся Царицына не раз

устраивали за­бастовки с экономическими тре­бованиями.

Особенно массовы­ми были неоднократные высту­пления рабочих

лесоперерабатывающих предприятий и метал­лургического завода «ДЮМО».

Им удалось добиться повыше­ния заработной платы.

Однако в целом она выросла на 50 - 150 проц., в то время как продукты

подорожали на 300-500 проц.

Женщины и подростки получали значительно меньше. К тому же

увеличились продолжительность и интенсивность труда. На пред­приятиях,

выполнявших военные заказы, рабочий день колебал­ся от 11 до 13 часов,

в рыбной и пищевой промышленности - от 14 до 18.

-14-

Кроме того, на многих предприятиях вводились обя­зательные 2-3-часовые

сверх­урочные работы. Забастовки трудящихся Царицына ещё боль­ше

ухудшали экономическую си­туацию.

Летом 1917 года на заво­дах братьев Серебряковых было выдвинуто нереальное

требо­вание выплатить полную или ча­стичную зарплату взятым на во­енную

службу рабочим начиная со дня их мобилизации. В военные годы резко ухудши­

лось положение крестьянства. Мобилизация лишила значитель­ную часть

деревенских хозяйств работников, произошло сокра­щение посевных площадей.

Кре­стьянство разоряли правитель­ственные заготовки продоволь­ствия и

реквизиции лошадей для нужд фронта, причём компен­сация была намного

меньше ре­альной стоимости лошади. Росли недоимки крестьян по налоговым

сборам, что тоже вызывало уси­ление крестьянских волнений в царицынской

деревне.

-15-

6.Итоги

Первая мировая война стала тя­жёлым испытанием для экономи­ки

страны в целом и Царицына, в частности.

Мобилизация большо­го числа работников, высокие во­енные расходы,

кризис транспорт­ной системы отрицательно сказа­лись на хозяйственном

развитии. На начальном этапе войны вза­имодействие общества и вла­сти

обеспечивало в Царицын­ском уезде эффективную рабо­ту по снабжению

фронта и тыла всем необходимым, по преодо­лению объективных

проблем во­енного времени. Однако обостре­ние социально-экономического

положения населения вызывало стремление людей к скорейшему миру, который

связывался с побе­дой над врагом. Успехи на фрон­те в 1916 году ещё под –

держива­ли такие настроения в обществе, но уже в следующем монархия в

России рухнула, и революцион­ные процессы стали определять ситуацию в

стране, в том числе и в Царицыне. К осени 1917 года социально-экономическая

обста­новка обострилась до предела.

Весь 1917 год прошёл в городе под знаком становления большевистской

власти и борьбе с контрреволюцией. 3 марта 1918 года в Брест-Литовске был

подписан мирный договор, а 7 марта городское собрание большевиков Царицына

одобрило подписание этого мира.

Для города начиналась уже другая история.

-16-

писок литературы

1 Военно-исторический журнал №4.2013г.Е.П. Воробьёв “Победа будет на нашей

стороне, ибо армия опирается на тыл…”

2 Вопросы краеведения. Вып.№6. Волгоград 2000г.Н.Г. Павлова “Вступление России в

великую войну и отношение к ней общественности г.Царицына.”

3 Вопросы краеведения.Вып.№12.Волгоград 2010г.А.В. Луночкин “Промышленность

Царицына и Камышина в конце первой мировой войны.”

4 Вопросы краеведения.Вып.№13.Волгоград 2012г. Е.П.Воробьев “Царицын в годы

первой мировой войны.”

5 “Царицын в путевых записках , дневниках и мемуарах современников.” Т.4 под

редакцией М.М. Загорулько. Волгоград 2005г.

6 Холщевников Я.Г. “В Царицыне” 1924г. Вып.№1 С.36-47.