IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

КАМИКО ПОСТОЯННО ВРЕТ
Коржева Д.Е.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Основные персонажи: Камико Чишабуки (Альбинос, Беловолосая), Ирина Джелавик (Блондинка).

Камико постоянно лжет.

Иногда это какие-то пустяки: что она закончила с написанием отчета, что завтра обязательно придет к установленному времени (конечно, она никогда ничего не заканчивает и очень редко приходит вовремя, поэтому Ирина старается особо не вслушиваться в эти обещания). Иногда это что-то покрупнее: например, по-настоящему дурацкая привычка никогда не оповещать о своих планах. Камико притворяется, скрывает очень важные данные, попутно выстраивая в голове просто гениальные схемы. Она использует окружающих в роли пешек в шахматной игре для поимки злодея, и Джелавик это выводит из себя. Пускай они ловят провинившегося в два раза быстрее, но, привыкшая как минимум часть ситуации держать под контролем, Ирина чувствует себя пятилетней девочкой, которая потеряла маму в парке, когда не знает и половины необходимой для дальнейшего развития плана информации.

Чишабуки похожа на бомбу с сотнями проводов, никогда не угадаешь, какой резать, чтобы все не взорвалось. Она играется, превращает все в шутку и, кажется, никогда не бывает до конца честной. Джелавик может определить половину лжи в её словах, но никогда — другую половину. Это каждый раз превращается в хождение вслепую, и когда Камико оповещает свою партнершу, что «ей нужно отлучиться по безумно важным делам», Ирина не имеет ни малейшего понятия, очередной ли это план с целью добычи

информации о той или иной личности, или Чишабуки просто снова лень работать, и она устраивает внезапный отпуск посреди рабочего дня. Или же придется тащить её через пол города за ярко-алый галстук. В конец истощенную и с огромным количеством новых порезов, ран и синяков. Беловолосая никогда в жизни не ответит всерьез, что с ней случилось; только отшутится или выдумает очередную сумбурную историю. У Камико вообще много таких вот историй на подобные случаи жизни: про ложного супруга, про жестокую войну трёх миров, про какую-то цветочную болезнь. Все они, безусловно, оказываются лишь очередными отмазками альбиноса, дабы всеми силами скрыть правду.Больше всего на свете Камико обожает лгать о действительно важных вещах, вещах, которые обычные люди не стали бы скрывать. Она буквально ограждается от всех непробиваемой стеной вранья и лжи, и жутко злится, когда Ирина о чем-то начинает догадывается (хотя сама читает блондинку практически насквозь). Чишабуки с донельзя честными глазами заявляет, что никогда в жизни больше не подвергнет себя и свою жизнь под столь сильную угрозу, однако на следующей день она является на работу с ещё большим количеством повреждений на коже, которых всё равно не разглядеть под тканью одежды. Камико клятвенно обещает вести себя "нормально" и "обыденно", а потом её приходится опять вытаскивать из всевозможных передряг. Камико утверждает, что с ней никогда ничего не случается и вообще "все в абсолютном порядке", а потом она может сидеть в своей комнате около трёх дней, практически не подавая признаков жизни, из-за чего её сожители и почти-друзья буквально силой выволакивает альбиноса из дома. Камико продолжает лгать, что с ней всегда все превосходно.

— Кто такая Сачико Кимура? — ради интереса спрашивает Ирина, отрываясь от кучи работы, когда Камико в сотый раз просыпается посреди ночи.— Не имею ни малейшего понятия, — моментально врет та в ответ.

Камико резко хватает блондинку за плечи, а потом делает вид, что этого и не было вовсе; альбинос постоянно крутится рядом и заявляет, что это от банальной скуки. Камико лжет, что они - всего лишь напарники, просто коллеги по общему делу (самой себе в первую очередь).Кое-что Джелавик знает лучше самой Чишабуки: например, когда Камико всего лишь глупо отшучивается и когда не может без ответвлений попросить о помощи. Когда она надоедает от нечего делать и когда действительно не хочет проводить время в одиночестве, когда это всего лишь очередные шалости и когда ситуация становится чересчур серьезной.Хотя Ирину, в сущности, никто и не просил во всем этом разбираться.