IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ИВАН КАШПУРОВ — ПЕВЕЦ ЗЕМЛИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ
Зимкина К.Б.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


1. Введение

Красоту природы Кавказа, быт и нравы свободолюбивых народов описывали не только А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов и Л.Н.Толстой, а восхищались им известные художники, музыканты, прозаики и поэты не только в 19 веке , но и в наше современное время.

Актуальность темы.

14 октября 2016 года известному ставропольскому поэту Ивану Васильевичу Кашпурову (1926-1997) исполнилось бы 90 лет. Юбилейная дата – замечательный повод обратить внимание подрастающего поколения на его творчество, проверенное временем.

Творчество И.В.Кашпурова многогранно. Тематика его поэзии разнообразна: тема Великой Отечественной войны, тема памяти и отчего дома, любовная и философская лирика. И недаром И.В.Кашпурова называют поэтом Ставрополья, ибо тематика всех его книг органически связана со Ставропольским краем, со степной столицей — городом Ставрополем. Общечеловеческое в лирике Кашпурова раскрывается через образы родной природы, но и сама природа- предмет его поэтического вдохновения.

Цель работы Подробнее изучив жизнь и творчество Поэта, я поняла, что без его произведений нельзя сегодня понять развитие литературного процесса Ставрополья. Я открыла для себя поэзию Кашпурова, знакомясь с его сборниками разных лет. Свое представление о его творчестве я показала в данной работе. Действительно, в его стихах воссоздан облик этого богатого и своеобразного степного края, раскинувшегося в предгорьях Кавказских гор. Он сумел увидеть и запечатлеть в своих стихах общие черты природы края, его жизни и быта. Он ищет средства передать главное, воссоздать само обличие степи, ее безмерность. Ставрополье – его природа, его люди, его история – это естественная стихия творческого мира поэта, не только дающая содержание его стихам, но и составляющая его художественный арсенал. Все здесь ему дорого, все восхищает глаз и волнует сердце.

2. Иван Кашпуров — сын земли ставропольской...

Любовь к родине естественна, как дыхание.

Родина, земля, где родился, некрасивой не бывает.

Она прекрасна уже тем, что живет в твоей душе,

а степь это или горы, леса или пустыня – значения не имеет.

Моя родина – Ставрополье.

И.В.Кашпуров

Иван Васильевич Кашпуров родился 14 октября 1926 года в селе Калиновском в крестьянской семье и на всю жизнь сохранил любовь к отчему дому, к труду хлебопашца, неразрывно связанному с исконной и трогательной привязанностью к Земле. Из этого чистого источника берет начало признание поэта:

И если б где-нибудь меня спросили,

Ответил бы спокойно и светло,

Что в самом лучшем уголке России,

Стоит мое заветное село.

С 1943 года Кашпуров – в армии. Демобилизовался в 1948 году с твердой уверенностью, что будет писать. Учеба в Ставропольском педагогическом институте, а затем в литературном институте, имени М. Горького, работа в редакциях газет в Карачаево-Черкесии и на Украине были вступлением в большую творческую жизнь, которая оказалась прочно связана со степной столицей – городом Ставрополем, где с 1967 года живет и работает Иван Кашпуров. И в «Триптихе о Ставрополье», и в поэме «Апрель» есть строки о родном белом городе, о туманных от сирени улицах, о свечах цветущих каштанов… Тематика большинства его книг, органически связаны со Ставрополем.

Как не трудно уложить истинную поэзию в привычные тематические рубрики, они – грани нашей истории и сегодняшнего бытия народа, они - то общее, что позволяет найти точку отсчета гражданской зрелости писателя.

Так, нельзя не сказать об историко-революционной теме в стихах и поэмах Ивана Кашпурова. Огненным валом в них катится боевой восемнадцатый год, когда на юге России решались судьбы революции. В политическом строю ее героев вошедшие в историю имена Кочубея, Палаконова, Трулова, Шпака и имена тех, кто живет пока только в памяти своих близких и односельчан, но тоже имеет право на бессмертие. Поэт взял на себя благородную миссию удержать в людской памяти тех, к чьей судьбе уже подошла вода забвения. Среди героев гражданской войны и отец поэта, кому посвящены «Стихи об отце», и «Орден Красной Звезды», в которых рассказывается о судьбе Василия Кашпурова.

Сила поэзии Ивана Васильевича в том, что она сделала героев далекого восемнадцатого года по человечески близкими современному читателю, дала возможность ощутить их не бесплотными символами революционной героики, а живыми людьми со своими человеческими радостями и печалями, опоэтизированы задумчивым писательским словом.

Памяти своих односельчан, убитых кулаками-белобандитами в 1921 году, Иван Кашпуров посвятил поэму «Село в степи». Эпический зачин поэмы раскрывает картину жизни села до революции. Буквально одной фразы: «И ведьмы шастали ночами с подойниками по базам», достаточно, чтобы ярко проступил мир суеверий. Так же колоритны штрихи, рассказывающие о дореволюционной жизни в деревне, образе жизни. Но главное в поэме - четкая и впечатляющая картина классового расслоения. Мир человека здесь ограничен домом, «своим гумном, своим скотом, да краткой, передающейся из поколения в поколение заповедью: «Есть свой пирог, Знай свой порог». Село, далекое от исторических бурь и тревог, становится поэтическим символом глухой царской провинции. В революции завершилось окончательное размежевание классовых сил в родной поэту деревне. Были и выжидающие: «Чей будет верх, мол, тот и пан». Поэт не скрывает того, что его земляки с трудом великим «шли в нашу степь через мое». Финал поэмы – это предъявление морального счета их современникам, которые должны быть достойны памяти борцов за революцию.

Но больше всего Иван Кашпуров любил природу Ставрополья, ведь он вырос в этой среде, именно поэтому большая часть его стихов посвящена природе Ставропольского края.

Если бы спросить Ивана Кашпурова, откуда возникло его поэтическое умение, какой мерой он проверяет достоверность и жизненность своих стихов, он мог бы ответить одним из своих стихотворений, стихотворением «Уменье». В этом умении, идущем от среды, которая его вырастила, от крестьянского опыта, чувствует поэт свою силу. И действительно, подлинность и художественная достоверность рождаются в его стихах, когда он верен своей натуре, истокам своего творчества. Во всем, что он написал чувствуется опыт и мировоззрение крестьянского опыта, волею судеб, а вернее, в силу природных данных ему родителями и средой способности, посвятившего себя литературному труду.

Иван Кашпуров смотрит на мир пристально, вглядываясь в то, что волнует его земляков, сегодняшних, с которыми и по сей день связан теснейшими узами. Он частый гость не только в родной Калиновке, где родился. Трудно, наверное, найти уголок в нашем крае, где бы он не побывал, не прочитал своих стихов. Хлеборобы, доярки, стригали – любимые его слушатели. Общение с ними укрепляет то исконное, что воспитано в нем крестьянской семьей, отцом–буденовцем, известным в деревне своим умением крепко и ладно ставить печи.

Заслуга Кашпурова в том, что он рассказывает другим поколениям о своих современниках, об их ратных и трудовых подвигах.

Отношения Ивана Кашпурова ко всем жизненным явлениям определяется той жизнерадостностью, тем приятием окружающей его действительности, которые народны по самой своей сути. Вспоминаются давным-давно написанные им строки: «Вокруг настолько мир хорош, что нечего придумывать». Это, можно сказать, в самом широком смысле слова, эстетическое кредо поэта, хотя в стихотворении, где звучат эти строки, поэт относит их к природе. Эти строки выражают общее мироощущение поэта и прежде всего – отношение к общественной жизни.

Кашпуров – поэт четкого чувства, которое направлено на утверждение незыблемых основ действительности. За торжество этих стихов – и прежде всего в селе – борется его поэзия. В тоже время он всегда остается сыном не какой-нибудь иной, а именно ставропольской станицы, получившей имя «в память о калинниках, что росли над рекой» - родной Калиновки, занимающей в его стихах то самое почетное место, какое и положено занимать малой родине в стихах его поэта. Этой своей конкретностью, позволяющей представить в живой плоти не какой-нибудь другой, а именно Ставропольский край, и сильна прежде всего поэзия Кашпурова.

Ставрополье – его природа, его люди, его история – это естественная стихия творческого мира поэта, не только дающая его художественный арсенал. Все здесь ему дорого, все восхищает глаз и радует сердце. И ногайская степь, где полынь «сгорает» и «веет жизнью лишь зултурган», упрямо растущий среди песков, где такие же упрямые люди под знойным солнцем выращивают отары тонкорунных овец. И поля, над которыми дотемна несут свой караул орлы и в знойной тишине «каждый полос в дреме утонул», где «широко-широко по равнине распахнулась солнечная гладь. И вдали, в июльской мари синей, где хлеба, где небо – не понять». И лиман, где «сонно качается звезда на воде» в ночную пору. И живые реальные люди, имена которых поэт почти всегда называет. И уже далекое прошлое – годы революции и Великой Отечественной войны.

Кашпуров И.В. особенно силен в изображении степей Ставрополья, им посвящены его лучшие стихи («Полночь. Степь», «Поющая степь», «Степь», «Ставрополье», «Зултурган» и др.). Первозданность природы, ее самостоятельное существование привлекают поэта, но больше влечет – человек в мире природы, постоянно вносящий в ее облик новые черты. Этот изменяющийся зримый облик сельской жизни более всего определяет содержимое стихов. В них разбросаны штрихи, позволяющие представить себе постепенное изменение Ставрополья:

Я видел Ставрополье на картинах,

в окно вагона, через дым костров…

Лежит оно в равнинах и горбинах,

лежит на стыке четырех ветров…

Там, где «голубые облака гороха» и «голубой полыни облака», - река торопится за людьми «на динамичный грохот», там где «мериносы моют ночи в росах», - появляются нефтяные вышки, что, «верно, прогуляться утром вышли и в степи остались навсегда», там рокочут движки рядом с поселками нефтяников («Ставрополье», «Вышки»).

В последние годы творчества в стихах Кашпурова появилась горчинка от того, что поэт стал замечать сложность бытия, но по- прежнему жизнь и родной край для поэта – это воплощение красоты, гармонии, «чудо из чудес»:

Думой к родному прикоснуться

в минуты горькие беды –

как на сенной копне проснуться

или испить живой воды.

Поэта стали привлекать факты, заключающие в себе жизненные противоречия. Однако в итоге поэтического осмысления рождается ощущение необходимого и закономерного хода жизни. С грустью поэт замечает, что кони стали такой же редкостью в селе, как были когда-то тракторы.

Дончаку во след

так посмотрит пострел,

как когда-то я

вслед машине смотрел.

(«Я вскочу в седло»)

Но

Пусть растает, как дым,

все, о чем ты мечтаешь, -

свершится.

Только детям твоим

бег коней никогда не приснится.

(«Сон»)

Прошлое для Кашпурова – это прежде всего дело рук предков, плоды их трудов, которые существуют во времени как памятники их деяниям, их труду. Таким памятником безымянной вдове, что привела «в глухую степь детей» и «под Голубиной каменной горой», «средь степи», вырыла колодец, и стал этот колодец называться вдовьим, в память об этой женщине.

Давным-давно забыто имя вдовино,

а вот колодец Вдовин

не забыт.

(«Вдовин колодец»)

Таким памятником становится и гора Стрижамент, где высились стены крепостные, возведенные «сермяжными крестьянами крепостными», что бы охранять рубежи России («Стрижамент»).

Эволюция мировосприятия поэта хорошо ощущается, если сравнить стихотворение («Стрижамент»), где просто фиксируется:

Теперь тут голо. Сединой полынной

дымится даль – сколь видно впереди

От неприступной крепости старинной

сегодня камня даже не найти, -

с написанной им статьей «Прошлое звучит в памяти» («Молодой ленинец», 28 апреля 1981г.) и некоторыми стихотворениями последних лет. В статье уже не возвышенно-этическое созерцание сущего, а боль и гнев по поводу неумного жестоко-безразличного к памятникам былой жизни. Автор сожалеет о том, что уничтожены могучими машинами шесть курганов, скрывавшие многие тайны прошлого, что по указанию ученых-агрономов распахали юго-западный отрог Стрижамента – Малая поляна, где росли уникальные травы.

Прошлое, по мнению поэта, - родник, из которого произрастают и питаются корни патриотизма. «Патриотизм вырастает …. из памяти. А память рождает гордость деяниями предков наших», - пишет И. Кашпуров в своей статье. Подобное мировосприятие находит выражение в стихах «Гандарин сад», «Византийские храмы», «Съезжают хутора», «Шесть курганов» и др.

И все же, если иметь ввиду общее понимание жизни, ее движение, общий настрой поэзии, Иван Васильевич верен тому оптимизму, что заключен в строках стихотворения «Патриархальщина – не мода», где он не скорбит, а радуется, что «городеет с каждым годом» его «старинное село», потому что автор верит в разрешимость противоречий и конфликтов в нашем обществе. Верит он и в конечную победу здоровых сил природы, к которым человек относится порой безразлично или даже жестоко («Перепелиный перелет»).

Человек и природа. Сейчас, как никогда, масштабно, зримо возвышается над миром человеческих треволнений известных их спор, заставив задуматься над диалектической сложностью их отношений. И сколько бы оплошностей не совершали мы по отношению к природе, каждому ясно, и поэту тоже, судя по многим его стихотворениям, что именно наша страна все более решительно становится флагманом в походе за разумное, бережное и творческое отношение к природе.

Через свинцовую завесу

летят, летят перепела…

Природа побеждает, но побеждает вопреки человеку, в силу заключенной в ней самой мощи. Однако мы не можем не признать, что есть силы, которые должны и могут быть не врагом ее, а союзником и помощником. Без признания этого даже вера в конечную победу сил природы может обернуться пессимизмом, который чужд мировосприятию Кашпурова. Сам он, видя «захваченную поселками», «связанную ремнями дорог» Прикумскую степь, где вышки «как мертвый лес», заставляет задуматься, как сблизить «пугливую птицу и бесстрашный железный прогресс» («Свет»). И вся его поэзия заставляет верить в возможность продуктивного ответа на тот вопрос. Иначе откуда взялось это ликующее приветствие в адрес природы:

Какое счастье знать, что на планете

есть эта степь – родимая земля.

Она прекрасна и щедра, как лето.

(«Летний сонет»)

Оттого один из сквозных образов его поэзии – образ самого весеннего месяца, апреля, приобретает явление общественного содержания, разбросанные по стихам детали сливаются воедино в поэме «Апрель». Кашпуров привязан к этому жанру, постоянно демонстрируя характерное для советской поэмы взаимопроникновение лирического и этического начал.

«Апрель» (1961г) – одна из лучших поэм Кашпурова, может быть, самая характерная для него. Здесь очень определенно выразилась активная жизненная поэзия поэта. Образ апреля вырисовывается на фоне нагрянувшей осени, когда даже ветер кажется промокшим, а озябшие деревья «царапают заплаканные стекла», словно просят помощи. Тогда рождается желание:

…раскрыть окно пошире

и, взяв за руки,

втаскивать в квартиру

иззябшие доверчивые вязы.

«А я сегодня так хочу апреля!» - пишет И.Кашпуров. Всеохватывающее желание делает активной память. Она воскрешает в представлении многие апрели. Апрель становится обозначением не только весны, приносящей обновление природе, но и общественных свершений, новизны, которая неизбежно прокладывает себе дорогу в жизнь. Апрель – это месяц удивительно слепящего солнца, которое, заливая щедро «берестяную Россию», возвестило когда-то «рождение Ульянова Володи». Поэт вспоминает апрель сорок пятого, когда он в канун победы ехал с фронта, апрель пятидесятого, когда пришла в его жизнь любовь. Он говорит об одном из потрясающих апрелей, «когда вся планета по слогам, как в школе, заучивает имя космонавта». Первого космонавта. События разного плана поэт ставит в один ряд. Это события светлые, радостные, победоносные. Всех их связывает воедино еще один апрель – «апрель семнадцатого года», когда «на площадь у Финляндского вокзала пришел весь Питер Ленина встречать».

В духе литературных традиций Кашпуров через явления природы, их закономерности, поэтически осмысливает течение общественной жизни, постигая их общечеловеческий смысл:

…я доказать сумел бы,

что именно в апреле,

да, в апреле,

становятся щедрей и мягче люди.

Этот нравственный вывод определяют пронизывающие всю поэму стремления приблизить людей к добру, радости, обновлению.

Когда ищешь слово, чтобы обозначить специфику отношения Кашпурова к поэтическому языку, невольно встаешь перед неожиданной трудностью. Услышав «пишет стихи», ощущаешь бесцветность слова «пишет». Заменяет словом «делает». Оно явно не подходит, так как не помогает выразить существо его поэтической работы. «Поет» - тоже не то, хотя стихи Кашпурова и музыкальны. Чеканит? Нет, в этом слове жесткость металла, а металла нет в стихах Кашпурова, даже когда он пишет о рабочих. Может подойдут слова «резьба» или «плетение»? Чувствую, что и они не к месту. Тогда пытаюсь найти слова в стихах самого поэта. И вдруг обнаруживаю его!

А в поле знай,

а в поле дождь хлестал,

и от наук отцовских ныло тело.

Но приобвык, сноровистее стал,

И сладить мог с любым крестьянским делом.

(«Уменье»)

Лад, ладить, сладить, складно. Вот оно, то самое нужное слово! Кашпуров именно «ладит», «складывает стихи», приводит слова в порядок, в состояние складности, музыкальной стройности. И весь этот словесный «лад» отражает внутренний «лад» души.

Форма в стихах Кашпурова органична, она преисполнена внутренней пластики, она дает силу стихам, а кое-где даже подавляет содержание. Удивляешься порой, как рядом с добротным возникает поспешно написанное. Речь здесь идет не о времени, затраченном на строку, а о видимой поспешности, которая возникает, когда за словом не чувствуется пережитости, длительности опыта. Тогда исчезает поэтический «лад», слаженность содержания и формы.

Лексика в поэзии Кашпурова достаточна разнообразна, но в любом стихотворении опорными являются слова, почерпнутые из основного запаса разговорной речи (чаще всего существительные), укладывающиеся вместе с отдельными словами иного, книжного, характера в довольно объемные, но легко воспринимаемые, без инверсии, без обилия эпитетов, конструкции. Смысловой и музыкальный лад создается сочетанием слов, в котором оживает каждое слово, проявляя общую смысловую экспрессию. «Басок, домик, порог-весна, небосводы, вызов, искушение, судьба, дни, дали...» - два ряда спорящих друг с другом слов, передающих состояние души.

В этих стихах, как и во многих других, поэт «ладил» образы и строки из опыта собственной души: ладил, а не рифмовал – не торопился, хотя писал единым дыханием. Именно в этом и заключен секрет мастерства Ивана Васильевича Кашпурова. Его поймешь, если растянешь, замедлишь лирические переживания, как бы удлиняя время, необходимое для восприятия каждой строки, - увидишь ту неторопливость и добросовестность, без которой мастерства не может быть. Оно рождается всегда там, где поэт верен пережитому чувству, от него и глубина мысли, и точность детали, и пластичность образа – весь этот поэтический «лад», что составляет единое целое, имя которому – «поэзия Ивана Кашпурова».

3. Заключение

Мне понравилась поэзия Ивана Кашпурова за его искренние, простые строки, в которых мне близко все: и любовь к родному краю, и гордость за его жителей, и вера в замечательное будущее Ставрополья. Вместе с лирическим героем поэзии Кашпурова я переживаю и мучаюсь, люблю и ненавижу, мечтаю и совершаю открытия. Мне кажется, что творчество Кашпурова занимает достойное место среди поэтов – современников России. Школьники Ставрополья должны знать своих поэтов и писателей, читать их произведения и гордиться тем , что наш родной край дал их имена мировой и Российской культуре замечательного поэта Ивана Васильевича , а люди будут петь песни, созданные на его стихи.

Литература:

  1. Белоусов, В. Мелодия степи / В. Белоусов // Лит. Россия. – 1986. – 13 июня. – С.20.

  2. Егорова, Л. П. Певец Ставрополья: о ставропольском поэте И. В. Кашпурове / Л. П. Егорова // Литературное Ставрополье. – 2006. – N 1-2. – С.371-379.

  3. Кашпуров, И. В. Живущим ныне: стихи, поэмы / И. В. Кашпуров.– Ставрополь : Кн. изд-во, 1987. – 185 с.

  4. Кашпуров И.В.. Стихи.- Москва: «Художественная литература», 1984г. - 27 с.

  5. Кашпуров, И. В. Избранное: сборник стихотворений / И. В. Кашпуров . – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2003. – 344 с.

  6. Кашпуров, И. В. Избранные стихи / И. В. Кашпуров . – Ставрополь: Кавказская библиотека, 1996. – 352 с.

  7. Кашпуров, И.В. Не за морями чудо: Избр. Стихи и поэмы. – Ставрополь: Книжное издательство, 1973. – 220 с.

  8. Творчество Ставропольских поэтов и писателей. - Ставрополь: Книжное издательство, 1984 г. - 17 с.