IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ЭХНАТОН ФАРАОН-РЕВОЛЮЦИОНЕР И ЕГО ХРАМЫ
Петраченкова М.А.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Правление Эхнатона, длившееся 17 лет (с 1375-го по 1358год до н.э.), считается одним из самых интересных периодов в долгой египетской истории.

Нашему взору предстает череда призрачных фараонов, каждого из них освещает бледный свет знания, но их судьбы едва ли находят отклик в наших душах. Они ушли в небытие так давно, что за долгие тысячелетия почти потеряли свою индивидуальность.

Эхнатон же является одной из самых выдающихся личностей в истории Древнего Востока, личность удиви тельной жизненной силы и поразительной оригинальности.

Личность Аменхотепа IV противоречива, поэтому у египтологов не существует единого мнения относительно мотивов и характера фараона-реформатора — диаметрально противоположные характеристики Эхнатона даются разными исследователями. Фараона изображают то идеальным правителем, мудрым и миролюбивым человеком, намного опередившим своё время, то выдающимся философом-мечтателем, не блещущим талантами государственного деятеля.

Взяв темой своей работы эту личность, я, прежде всего, пыталась пополнить свои знания об этой удивительной эпохе. За его неоднозначные поступки Аменхотепа IV называют фараоном-революционером. Мне показалось очень актуальным в год 100-летия Октябрьской революции самой проанализировать и понять, кем же был на самом деле этот удивительный человек.

Аменхоте́п IV (позднее Эхнато́н) — фараон Древнего Египта (1375—1336 гг. до н. э.), правивший приблизительно в 1353 (или 1351) — 1336 (1334) годах до н. э., из XVIII династии, знаменитый религиозный реформатор, во время правления которого произошли значительные изменения в египетской жизни — в политике и в религии. Его недолгое правление часто называется «амарнским периодом».

Культ Атона был введён Аменхотепом IV на пятом году его правления (1348—1346 годы до н. э.) и статус Атона возвысился до уровня высшего божества, однако после этого всё ещё продолжалось поклонение традиционным богам.

Считается, что на пятом году царствования Эхнатон начал строительство новой столицы под названием Ахетатон (Горизонт Атона), который находился в близи поселения Амарна. В это же время Аменхотеп IV официально изменил своё имя на Эхнатон (Угодный Атону), что свидетельствовало о переходе на новый культ.

На седьмом году правления (1346—1344 годы до н. э.) столица была окончательно перенесена из Фив в Ахетатон, хотя строительство новой столицы, по-видимому, продолжалось ещё в течение двух лет. Это событие отделило фараона и его царский двор от влияния жречества и традиционных центров поклонения, но в его указе был глубокий смысл, указывающий на связь с переменой имени. Вполне возможно, что переезд в Амарну означал символическую смерть и одновременно возрождение Эхнатона. В дополнение к строительству новой столицы, которая была построена в честь Атона, Эхнатон также следил за строительством некоторых из самых массивных храмовых комплексов Древнего Египта. К таким храмовым комплексам относились один из храмов в Карнаке и один храм в Фивах, поблизости от старого храма Амона.

На девятом году правления (1344—1342 годы до н. э.) Эхнатон укрепил культ Атона, объявив его не просто верховным богом, а единым универсальным божеством, и ввёл запрет на поклонение всем остальным богам и идолам. Поклонение идолам и богам было запрещено на всей территории Египетского государства, в том числе и в собственных домах. Эхнатон обращался к Атону в таких молитвах как «Великий гимн Атону», в которых были следующие слова: «О Единый Бог, кроме которого нет никого». Простые египтяне должны были поклоняться Эхнатону, так как только Эхнатон и Нефертити могли поклоняться Атону.

Атон был богом Солнца и был известен и в эпоху Древнего царства, как один из второстепенных богов. Но в гимне, созданном в правление Эхнатона, многократно повторяется мысль: Атон – даже не главный бог. Он – единственный.

Потрясающая, крамольная для многовековой истории Египта идея. И тем не менее, она стала государственной в недолгие 17 лет правления Эхнатона. До сих пор ломают головы египтологи, стараясь понять, почему провозгласил фараон Атона единым богом. Он ввел реформу решительно и даже жестоко: храмы других богов были разрушены, жрецов за ненадобностью распустили. Аменхотепу IV, кажется, открылась истина, противостоять которой он был не в силах. И он посвящает Атону не только Гимн. Но и себя, свою жизнь, свою новую столицу. Себя фараон стал называть Эхнатон – «угодный Атону», а прекрасный белокаменный город, ставший новой столицей, он назвал Ахетатон – «горизонт Атона».

В этой столице и правил Эхнатон вместе со своей возлюбленной супругой Нефертити, тоже известнейшей из цариц Египта.

Мы знаем, что в городе Атона было огромное количество храмов. Существовал и храмовый комплекс Атона, в который, вероятно, входили и другие здания, помимо перечисленных в надписях.

Опишем в основных чертах главный храм. Он был окружен со всех сторон высокой стеной и этим напоминал святилище в Эдфу, которое могут видеть современные путешественники. Внутри в замкнутом пространстве находились два здания, одно сзади другого, располагавшиеся на некотором расстоянии от стен, так что вокруг них оставалось довольно большое пустое пространство. Пройдя через ворота внешней стены, можно было увидеть фасад первого из двух храмов; справа и слева от него размещались небольшие домики или ризницы.

Фасад здания выглядел внушительно. На двух высоких пилонах покоился массивный портик, сравнительно узкий проход закрывали тяжелые двустворчатые ворота. Перед каждым пилоном вздымались в небо пять высоких мачт, на каждой из них развевался малиновый вымпел. Пройдя через ворота, посетитель попадал в открытый двор, в середине его располагался высокий алтарь, к которому вела небольшая лестница. По сторонам залитого солнцем двора располагался ряд небольших молелен. В другом его конце, точно напротив первых ворот, находились вторые, которые вели во второй двор, откуда также можно было пройти в третий двор. Наконец, миновав еще одни ворота, посетитель оказывался в четвертом дворе храма, где он мог передохнуть в прохладной тени колоннады. Затем ему следовало пройти вперед через следующие ворота в пятый двор, пересечь его и оказаться в шестом дворе, где находился еще один алтарь. По периметру этого двора располагались двадцать небольших молелен, вглядываясь в темноту через дверные проемы, можно было разглядеть находившиеся внутри них простые столы и подставки. Последние ворота вели в седьмой, и последний, двор, где опять-таки имелись алтарь и молельни.

За главным храмом и отдельно от него, хотя и внутри обнесенного стеной пространства, располагался меньший по величине храм, которому тем не менее приписывалось большое сакральное значение. При входе в него, перед каждой из колонн, поддерживавших портик, стояла статуя Эхнатона, рядом с ней меньшие по размеру статуи его жены или одной из его дочерей. Пройдя через ворота, полностью скрывавшие внутренности храма от посторонних глаз, посетитель входил в открытый двор, где размещался алтарь; по периметру двора также располагались небольшие молельни.

Оба здания были расписаны яркими красками, на праздниках в них расставляли многочисленные подставки, где грудами возвышались цветы и другие подношения, яркие красные ленты усиливали общее впечатление. В храме Атона не было места мрачным и тусклым тонам, и этим он представлял полную противоположность святилищам Амона.

В храме Амона свет проникал через множество узких окон. Постоянный сумрак и игра теней создавали особую таинственную атмосферу, и многие сердца молящихся трепетали от благоговейного ужаса. Узкие лестницы спускались в подземелья; по подземным переходам можно было попасть в темные камеры, выбитые в толщине стены, откуда жрецы громовым голосом вещали к собравшимся. Храмы Эхнатона оставались открыты солнечным лучам. Здесь не было ничего таинственного, ужас перед темнотой не заставлял молящихся в трепете становиться на колени. Эхнатона не интересовали таинства. Он смотрел на бога открыто, как ребенок смотрит на своего отца. Ему казалось, что он разрешил загадку жизни, поэтому в сердце его не оставалось места для страхов и сомнений, и единственным чувством его было почтение к создателю, чью силу он ощущал повсюду. Эхнатон был ярым противником всевозможных трюков и сценических эффектов, использовавшихся жрецами для усиления впечатления, поскольку в его целомудренной душе подобные уловки рождали глубокое отвращение.

После смерти Эхнатона основанный им культ Атона незамедлительно попал под давление со стороны жречества Амона. Тутанхатон, взошедший на трон в восьмилетнем возрасте на третьем году правления (1348 или 1331 год до н. э.) сменил своё имя на Тутанхамон и покинул столицу Ахетатон, после чего город пришёл в упадок. Тутанхамон стал марионеткой, руководимой жрецами Амона, что также, возможно, стало причиной смены его имени. Жрецы подвели Тутанхамона к нестабильному управлению, заставляя его принимать всевозможные действия, направленные на уничтожение любого упоминания об атонизме и революции, произошедшей в Амарне. Храмы, построенные Эхнатоном (в том числе храм в Фивах), были разобраны и использованы в качестве строительных материалов и украшения для собственных храмов. Надписи с именем Атона были стёрты. В завершение имена Эхнатона, Сменхкары, Тутанхамона и Эйе были исключены из официального списка фараонов.

Вместе с правлением Эхнатона закончилась и недолгая эпоха единобожия в Египте, видимо, слишком опередившая свое время. Даже постэнахонское искусство вернулось к прежним образцам, условностям и стандартам. Остались только памятники, такие как «Гимн Атону», многочисленные изображения фараона и его семьи, всемирно известный бюст Нефертити.

Проведённая религиозная реформа Эхнатона просуществовала около двадцати лет и в значительной степени вытеснила вековые верования и практики традиционной египетской религии. Свержению подверглась религиозная иерархия, возглавляемая жречеством Амона.

Реформы Эхнатона урезали философские и экономические основы жреческой власти. С отменой культов всех других богов, был нанесён удар по крупному и доходному бизнесу, который держался на пожертвованиях и подношениях со стороны простых людей и полностью контролировался со стороны жрецов.

В то же время, это усилило роль и величие самого фараона. Египтолог Доминик Монтсеррат, проанализировав различные варианты гимнов Атону, утверждал, что все версии гимнов сосредоточены на фараоне. Также он предположил, что в действующих нововведениях были пересмотрены отношения бога и царя в пользу Эхнатона. Египтолог Джон Бэйнс утверждает, что «религия Амарны была религией бога и фараона, или даже фараона, а затем бога».

В то время, когда во всем мире господствовали суеверия, Эхнатон создал учение, которое по своей чистоте уступает лишь христианскому. Он стал первым, кто правильно понял природу божественного.

Эхнатон со своего трона проповедовал простоту, честность и искренность. Он стал первым гуманным фараоном и первым человеком, в сердце которого не было места варварству. Три тысячи лет назад он подал нам пример того, каким должен быть муж, отец и просто честный человек.

Он принес все в жертву своим принципам. И его собственная судьба доказывает, к сожалению, непрактичность его учения. Однако нет никакого сомнения, что его идеалы будут жить «до тех пор, пока лебедь не станет черным, а ворон – белым, пока горы не сойдут с места и воды не обрушатся в бездну».

Литература:

1. «Гимн Атону», манифест монотеизма. Никонов Геннадий http://art.1001chudo.ru/egypt_1005.html

2.

«Эхнатон. Фараон-вероотступник». Вейгалл Артур 1922

Перевод:

Федоров С.

3. Атонизм. Статья из Википедии https://ru.wikipedia.org/wiki/Атонизм

4. Akhenaten. History, Fantasy and ancient Egypt. Routledge, London 2000,

Доминик Монтсеррат

5. The Dawn of the Amarna Age // Amenhotep III: Perspectives on His

Reign. — University of Michigan Press, 1998. Джон Бэйнс