IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

ОЦЕНКА РОЛИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В ВЕЛИКОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА ЧЕРЕЗ АНАЛИЗ ПОЭТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ
Воробьева Р.А.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение

Актуальность. В 2017 году исполняется сто лет со дня Великой российской революции. Появляется множество трудов историков и публицистов дающих ответ на вопрос: какая социальная группа сыграла ключевую роль в данном событии, не только ознаменовавшем создание первой в мире альтернативной капитализму политической системы, но и определившем путь развития России на много десятилетий вперед? Можно не без оснований предположить, что такой социальной группой являлась интеллигенция, включающая в себя работников умственного труда и представителей творческих профессий. Ведь произведения искусства, с одной стороны, отражают авторское восприятие реальности, а с другой – формируют отношение к реальности читателя, зрителя, слушателя; в период Великой российской революции появлялось немало стихотворений, плакатов, театральных постановок, как воспевающих свержение монархии, так и осуждающих действия революционеров.

Но в 1917 году социальная прослойка интеллигенции была не так многочисленна: людей с высшим образованием, занимающихся умственным трудом, насчитывалось примерно 23 тысячи (0, 02% от всего населения страны) (1). В современной России, по данным Организации экономического сотрудничества и развития на 2014 год, люди с высшим образованием составляют 54% от населения страны, учитывая возрастную категорию от 25 до 64 лет. То есть, проблема роли интеллигенции в историческом процессе на данный момент актуальна для России.

Цель: проанализировать роль интеллигенции как социальной группы в историческом процессе на примере событий Великой российской революции 1917 года через поэтические произведения, написанные в 1917-20 гг.

Задачи:

  1. проанализировать мнения философов и социологов об основных признаках интеллигенции, роли интеллигенции в жизни общества;

  2. оценить роль интеллигенции в событиях Великой российской революции 1917 года;

  3. провести анкетирование среди учащихся и педагогического состава высшего учебного заведения г. Читы, выявить, что опрошенные подразумевают под интеллигенцией;

  4. сделать выводы о роли интеллигенции в историческом процессе.

Объект исследования: интеллигенция в России в начале XX века как социальная прослойка

Предмет исследования: поэтические произведения о событиях Великой российской революции, написанные в 1917-20 гг.

Методы: теоретический (анализ поэтических произведений и исторической литературы), эмпирический (проведение опроса).

Глава I. Интеллигенция как социальная группа, признаки интеллигенции

Слово «интеллигенция» произошло от латинского intelligens, что означает «разумный, мыслящий». Ожегов в «Словаре русского языка» даёт следующее определение понятию «интеллигенция»: «Интеллигенция – социальная прослойка, состоящая из работников умственного труда, обладающих образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры». Однако в начале XX века место интеллигенции в обществе являлось дискуссионным вопросом: существовали разные мнения о том, является ли интеллигенция классом или представляет собой особую социальную группу. Н. А. Бердяев полагал, что интеллигенция не является классом – она выше класса и преследует общечеловеческие цели. Философ писал: «У нас образовалась особенная социальная группа интеллигенции, с своеобразной психикой, с характерными чертами лица, которые легко узнать даже на большом расстоянии» (17). Другие считали интеллигенцию классом (Н. И. Бухарин, А.С. Изгоев). Большее доверие внушает первая позиция, считающая интеллигенцию социальной группой, ведь интеллигенцию, бесспорно, формируют люди разных классов и сословий. История подтверждает это многочисленными примерами. Стоит хотя бы упомянуть гениальных философов Древней Греции: Сократа, сына каменотеса, и Платона, сына знатного афинского гражданина Аристона, ведущего своё происхождение от легендарного аттического царя Кодра. Несмотря на различия в социальном статусе, оба философа приобрели мировую известность как люди, проявившие неординарные умственные способности.

Интеллигенция как социальная группа является субъектом исторического процесса. Докажем это на примере Великой российской революции 1917 года, оценив роль интеллигенции в революционном движения и укреплении успеха революции.

Глава II. Участие интеллигенции в ключевых событиях 1917 года

На момент 1914 года, по данным ЦСК МВД, на территории России проживало 178 378,8 тысяч человек. Из них только 23 тысячи являлись представителями интеллигенции (2). Стоит отметить, что начало XX века ознаменовалось расцветом поэзии, живописи, музыки, театра и архитектуры. Росло число учебных заведений, в которых увеличивалось количество учеников. Интеллигенция, представлявшая к тому времени социальную группу, искала выражения своих интересов – в 1905 году была создана кадетская партия.

В системе политических партий России конституционно-демократическая партия занимала особое место. Это была партия интеллектуалов, аккумулировавшая в своих рядах цвет российской интеллигенции начала XX в., мечтавшей о радикальном преобразовании страны парламентским путем и на основе общечеловеческих ценностей. Идейные и организационные истоки формирования конституционно-демократической партии генетически связаны с теми качественными изменениями, которые произошли в русском либерализме на рубеже XIX–XX вв.

В условиях нарастающего общественного недовольства наиболее ярко проявил себя лидер кадетской партии П. Н. Милюков. Его выступление в Думе 1 ноября 1916 года ознаменовалось ставшей впоследствии знаменитой речью «Глупость или измена?». В ней П.Н. Милюков бросил публичное обвинение в измене не только членам правительства, но и лично императрице Александре Федоровне. Современники назвали эту речь «штормовым сигналом революции» (6).

С осени 1916 г. растет число протестных выступлений крестьянства и рабочего класса. Самые крупные выступления в городах состоялись 9 января 1917 г. в день памяти «Кровавого воскресенья» и 14 февраля 1917 г. в день возобновления заседаний Думы. 18 февраля резко ухудшилась ситуация на крупнейшем заводе Петрограда – Путиловском. Доведенные до отчаяния войной и голодом не вышли на работу рабочие его лафетно-штамповочной мастерской. Бастующих поддержали и другие рабочие завода. В ответ 22 февраля администрация завода объявила локаут. За воротами предприятия в одночасье оказалось 36 000 рабочих. Первым днем революции считается 23 февраля. В этот день (8 марта по новому стилю) отмечался Международный женский день – на улицы Петрограда вышли активистки социал-демократических организаций. Их поддержали женщины из «хвостов» и бастующие рабочие. Первым лозунгом был, разумеется, лозунг о хлебе. Встречались лозунги «Долой войну» и «Долой самодержавие». Организующий характер движению придавало участие в событиях социалистов: большевиков, меньшевиков, эсеров, анархистов и др. Но конкретных руководителей с четким представлением о ходе и результате демонстраций не было, поэтому народные массы в большинстве действовали стихийно. Стихийность революции отмечали современники. Например, русский общественный и политический деятель В.Б. Станкевич писал: «Масса двинулась сама, повинуясь какому-то безотчетному внутреннему позыву. С каким лозунгом вышли солдаты? Кто вёл их, когда они завоевывали Петроград, когда жгли Окружной суд? Не политическая мысль, не революционный лозунг, не заговор и не бунт, а стихийное движение, сразу испепелившее всю старую власть без остатка». Такого же взгляда придерживался А. И. Деникин, утверждая в своей «Истории русской Смуты» следующее: «В этот решительный день (речь идет о 27 февраля) вождей не было, была одна стихия. В её грозном течении не виделось тогда ни цели, ни плана, ни лозунга». Конкретные цели и лозунги у бастующих имелись. Однако А.И. Деникин прав в том, что в феврале «не было вождей», а, значит, не было и плана. Где же в разгар февральских демонстраций оказались вожди? В.М. Чернов (наиболее авторитетный лидер эсеров) находился в эмиграции. Ф.И. Дан и И. Г. Церетели (лидеры меньшевиков) – в ссылке, Ю.О. Мартов – в эмиграции. В.И. Ленин и Г.Е. Зиновьев (лидеры большевиков) – в эмиграции. Л.Б. Каменев и на тот момент еще малоизвестные большевики Я.М. Свердлов, А.И Рыков, И.В. Сталин – в ссылке.

Конечно, не все, пережившие февраль 1917 года, отмечали стихийность демонстраций. Л. Д. Троцкий (тоже находящийся в период февральской революции в эмиграции) писал: «На поставленный выше вопрос мы можем, следовательно, ответить с достаточной определенностью: сознательные и закаленные рабочие, воспитанные главным образом партией Ленина». Разумеется, большевистская партия занималась пропагандисткой работой и среди рабочих, и среди солдат. Однако не только «партия Ленина» сделала бастующих «сознательными», ведь не последнюю роль в начале массового движения сыграли кадеты, эсеры, анархисты и т.д. (7)

В первые дни демонстраций бастующим противостояла только полиция. Кавалерию подключили позже (25-26 февраля), когда сомнений в начавшейся революции уже не возникало. Однако солдаты массово присоединялись к рабочим: на сторону восставших 26 февраля перешло 0,6 тыс. солдат, 27 февраля – 70 тыс., 1 марта – 170 тыс. 27 февраля лидерами прогрессивного блока был создан Временный комитет Государственной Думы (ВКГД) и организован Петросовет (Совет рабочих депутатов). В ночь с 1 на 2 марта 1917 г. лидеры Совета и ВКГД договорились о создании революционного временного правительства, к которому должна была перейти верховная власть (2 марта Николай IIбудет вынужден отречься от престола). Во главе Временного правительства оказался Г.Е. Львов (бывший кадет). В Петрограде сложилась ситуация двоевластия. (4).

Стоит отметить, что после февральских событий перестала существовать цензура: стали появляться самые обличительные плакаты, стихотворения, книги, театральные пьесы. Например, книга «Вся правда о Распутине» (автор – И. Ковыль-Бобыль) разошлась тиражом 75 000 экземпляров. Большой популярностью пользовался фарс Кулаковского «Крах дома Романовых и К˚». Плакаты Дмитрия Моора пользовались успехом у революционно настроенной части общества: допустим, плакат, изображавший Николая Второго и двух революционеров; бывший император выходит из комнаты, забыв на полу корону, один из революционеров указывает на неё со словами: "Гражданин, возьмите корону: она не нужна больше России! "Рисунок сделан вскоре после событий Февральской революции для сатирического журнала «Будильник» в 1917 г. Появлялись и новые поэтические произведения. К примеру, В. Маяковский посвятил февральским событиям «Поэтохронику». В стихотворении автор восхищается революцией, уверяя, что назло всем её противникам «небывалой сбывается былью социалистов великая ересь!».

Казалось бы, отсутствие цензуры позволяет интеллигенции открыто пропагандировать свои воззрения, даёт полноценную творческую свободу (не зря отмена цензуры являлась одним из пунктов программы кадетской партии). Однако в реальности ситуация складывалась иначе: кроме политизированных плакатов, стихотворений, фарсов и книг, стали появляться и другие произведения «искусства». Многие продаваемые на улицах печатные издания поражали своим грубым развратным содержанием, не имеющим отношения ни к свержению царя, ни к пропаганде новых общественных ценностей, ни к осуждению «придворной партии» («Придворной партией» П.Н. Милюков называл И.Ф. Манасевича-Мануйлова, Г. Распутина, Питирима, Б.В. Штюрмера в своей речи «Глупость или измена»). И. А. Бунин вспоминал в «Окаянных днях» о том, как много недостойной литературы появилось после февральских дней. М. Горький писал в одной из статей для газеты «Новая жизнь»: «В первые же дни революции какие-то бесстыдники выбросили на улицы кучи грязных брошюр». Становилось понятным, что отсутствие цензуры имеет не только положительные, но и отрицательные последствия. Тем не менее, плоды деятельности интеллигенции способствовали укреплению в обществе успеха произошедшей революции. Свержение монархии стало знаменательным событием (как для современников, так и для потомков). К дальнейшей судьбе свергнутого царя и его семьи представители интеллигенции относились по-разному. Например, академик В. А. Стеклов писал в своём дневнике 10 марта 1917 года: «Постепенно раскрывается мерзостная картина придворной грязи и разврата! Изверги рода человеческого, а не люди. А с ними еще церемонятся! Смертную казнь отменили. Надо бы им объявить, что присуждены к смертной казни через повешение, запереть в Царском Селе и держать в непрерывном ожидании, чтобы довести до умоисступления! И уже, как негодных тварей, вздернуть потом! И этой бы казни мало». Такой зверской расправы требовал ученый математик, член Петербургской академии наук. Совсем иначе к вопросу о судьбе императорской династии относился поэт В.И. Несмелов. Уже после убийства Николая Второго и его семьи В. И. Несмелов, будучи в эмиграции, написал стихотворение «Цареубийцы», которое содержит следующие строки:

Бережем мы к убийцам злобу,

Чтобы собственный грех загас.

Но заслали царя в трущобу

Не при всех ли, увы, при нас?

Несмелов определяет цареубийство как грех, причем грех, лежащий на всём российском обществе. Но как бы ни относилась интеллигенция к свергнутому царю, она обратила его образ в карикатуру. Возвращение монархии стало немыслимым.

Глава III. Оценка февральской революции в поэтических произведениях 1917 года

Состав социальной прослойки интеллигенции неоднороден. Одни интеллигенты входили в состав кадетской партии, стремились прийти к власти и являлись приверженцами мирной социальной эволюции, а не революционных действий. Однако другие интеллигенты придерживались иных взглядов и входили в состав иных партий. Многие с восторгом восприняли революцию и стремились закрепить её успех в общественном сознании посредством своих произведений (в том числе, поэтических). Но даже положительное отношение к произошедшим событиям в кругах интеллигенции не было одинаковым. Поэтические произведения выражают различные настроения интеллигенции. В качестве примера положительного отношения к событиям февральских дней с точки зрения разных идей и ценностей можно привести поэтохронику Владимира Маяковского «Революция» и стихотворение Сергея Есенина «Товарищ».

Авторы обоих стихотворений одобряют цели революцию. «Идем запутавшемуся миру на выручу!» - торжественно пишет В. Маяковский (поэт придерживался взглядов социал-демократов). С. Есенин, больше склонный к патриархальному социализму, уже известный на тот момент крестьянский поэт, указывает, за что боролись в февральские дни: «За волю, равенство и труд!» То есть, С. Есенин также соглашается с тем, что свершившаяся революция имела благовидные цели.

Однако В. Маяковский в своём стихотворении рассуждает от первого лица, от лица участника событий: «Мы победили», «слава нам», «мы все на земле солдаты одной, жизнь созидающей рати» и т.д. С. Есенин описывает ситуацию со стороны – его произведение не содержит эмоциональных призывов, адресованных сторонникам революции, в то время как текст В. Маяковского переполнен ими: «Граждане за ружья! К оружию, граждане!», «Граждане! Сегодня рушится тысячелетнее «прежде». Сегодня пересматривается миров основа», «Смерть двуглавому!» и т.д.

Оба поэта упоминают Марсельезу, гимн Французской республики, написанный в годы Великой французской революции. «Как в бурю дюжина груженных барж, над баррикадами плывет, громыхая, марсельский марш!» - пишет В. Маяковский. Марсельеза в его произведении сопровождает роковые события. С. Есенин же упоминает Марсельезу в описании быта главного героя: «И только иногда за скудным обедом учил его отец распевать марсельезу».

По-разному авторы стихотворений относятся к жертвам февраля 1917 года. В. Маяковский акцентирует внимание на количестве убитых («Боже, четыре тысячи в лоно твое прими!», «Пучками черных орлиных перьев, подбитые падают городовые»), однако настроение рисует не столько траурное, сколько боевое («Довольно! Радость трубите всеми голосами!»). С. Есенин напротив пишет об убийстве одного человека (отца главного героя), но как о трагедии. «С потухшими глазами, с пугливой синью губ, упал он на колени, обнял холодный труп», - так представляет поэт состояние горя и скорби главного героя.

Вопрос религии также прослеживается в обоих стихотворениях. «Нам до бога дело какое?» - В. Маяковский не создает православных образов, хотя образ божества, богатый эпитетами, всё же присутствует («Жестоким солдатским богом божились роты»). Автор пропагандирует атеистические воззрения: «Верую величию сердца человечьего!» С. Есенин же рисует в «Товарище» образ Иисуса, которого главный герой призывает к себе на помощь: «Исус, Исус, ты слышишь? Ты видишь? Я один. Тебя зовет и кличет товарищ твой Мартин!»

Наконец, расходятся мнения поэтов и о последствиях революции. В. Маяковский видит единственный исход – осуществление социалистических идей. «Небывалой сбывается былью социалистов великая ересь!» - пишет он. А С. Есенин в конце своего стихотворения хоронит не только мечты рабочих (в образе отца Мартина), но и христианскую веру (в образе Иисуса). Слово «республика» он называет «железным». До этого в «Товарище» автор употреблял слово «железо», описывая жизнь Мартина и его отца: «Грустно стучали дни, словно дождь по железу». То есть, мечты рабочих не осуществятся. «Слушайте! Больше нет воскресенья!» - уверяет поэт; С. Есенин не видит воскресенья надежд рабочих.

Глава IV. Оценка октябрьского переворота в поэтических произведениях

На апрель 1917 года пришелся первый кризис Временного правительства. 14 марта 1917 года Петросовет опубликовал манифест «К народам мира», в котором призывал прекратить войну путем переговоров (4 апреля выступал с «апрельскими тезисами» В.И. Ленин, также акцентируя внимание на скорейшем заключении мира). Министр иностранных дел П.Н. Милюков отверг позицию Совета. 20 апреля в печати появилась «Нота Милюкова», в которой он разъяснял, что Россия будет продолжать войну против Германии. Начались протестные и уличные столкновения. В результате министры П. Н. Милюков и А. И. Гучков ушли в отставку. 5 мая было сформировано коалиционное правительство, в которое вошли представители меньшистско-эсеровского большинства Петросовета.В июле разразился новый кризис власти. Начало июля ознаменовалось немецким контрнаступлением на фронте. Солдаты нескольких частей Петрограда, не желавшие идти на фронт, 3 июля по инициативе анархистов вышли на демонстрацию с оружием. К ним присоединились тысячи бедствующих рабочих, а также революционно настроенные матросы Кронштадта. Они требовали перехода власти к Советам. 3 июля из Временного правительства вышли кадеты (причиной послужило расхождение по проблеме предоставления автономии Украине): интеллигенция утратила возможность прийти к власти в лице партии Конституционных демократов. В результате июльского кризиса во Временном правительстве произошли перемены: премьер-министром вместо князя Г.Е. Львова стал А.Ф. Керенский. Нестабильная политическая ситуация, нерешенный вопрос о мире и земле сделали возможным октябрьский переворот.

Интеллигенты по-разному воспринимали октябрьский переворот. Одни считали его важнейшим шагом на пути к светлому будущему, другие полагали, что октябрьский переворот уничтожил достижения февральской революции. Например, совершенно противоположные точки зрения высказывали О. Мандельштам и В. Брюссов.

О. Мандельштам в первой же строфе отмечает, что «октябрьский временщик» (то есть, В.И. Ленин) готовил «ярмо насилия и злобы». «Октябрьскому временщику» противопоставлен идеализированный образ «щенка Петрова» (сторонника ориентации на европейские ценности) – А.Ф. Керенского. В последних двух строфах поэт указывает и на последствия переворота: свободного гражданина, который прежде шёл беспрестанно «среди гражданских бурь и яростных личин», теперь «благословит в далекий ад стопами легкими Россия». В. Брюсов обрисовывает октябрь 1917 года совершенно иначе. «Есть месяцы, отмеченные роком в календаре столетий», - пишет поэт. По его мнению, данное событие превосходит все остальные значимые даты российской и всемирной истории: «иды марта» (убийство заговорщиками Юлия Цезаря 15 марта 44 г. до н.э.), «четырнадцатое декабря» (восстание декабристов 14 декабря 1825 года), «десятый день августа» (низложение монархии во Франции в 1792 году), «скорбный день – брюмер» (государственный переворот 18 брюмера). Октябрь 1917 года имеет для Брюсова другое последствие: он озаряет «правый путь в веках». Более того, автор полагает, что даже «двадцатое июня Великой Революции» (Демонстрация 20 июня 1792 года в Париже) не сравнится с событием октября 1917, хотя, сравнивая две революции, можно обнаружить много общего. Обе революции были народными, обе сопровождались физическим уничтожением монархов, обе строились на пропаганде свободы, равенства, братства; обе были направлены в первую очередь против дворянского самодержавия. Во многом сходны, при некоторых отличиях, были и объективные задачи революций, сложившиеся и ставшие во весь рост после крушения монархии. Надо было подавить внутренние контрреволюционные силы, сдержать центробежные течения, воспитанные гнетом дворянского царизма, уничтожить дороговизну, финансовую и хозяйственную разруху, решить аграрный вопрос (8).

О. Мандельштам использует в своем стихотворении разные средства выразительности. В основном это эпитеты, вызывающие у читателя отвращение к описываемому событию: пулеметчика автор называет «низколобым», чернь – «злой», октябрьский день – «тусклым». «Восторженный» народ, который «венки свивает золотые», свивает их не для свободного гражданина. Свободного гражданина Россия благословит в «далекий» ад. Поэт также использует аллегории: психея – аллегория души, ад – аллегория страдания. Эпитеты В. Брюсова напротив настраивают на оптимистичный лад: «слепительный» октябрь преображает «сумрачную» осень в «ликующую силами» весну, зажигает новый день над «дряхлой» жизнью, озаряет правый путь.

Стоит отметить и то, что оба поэта в своих произведениях используют местоимение «нам».

Нам сердце на штыки позволил взять Пилат,

И сердце биться перестало! –

Пишет О. Мандельштам. Для него «нам» - значит, противникам октябрьского переворота.

Брюссов уверяет в обратном:

Сверкаешь ты, слепительный Октябрь,

Нам озаривший правый путь в веках!

«Правый путь в веках» октябрь озарил сторонникам переворота, к которым, соответственно, относится поэт.

Данное сравнение еще раз доказывает неоднородность воззрений интеллигенции, существование в этой социальной прослойке многочисленных противоречий. Осуществление идей интеллигенции стало невозможным после разгона Учредительного собрания 5 января 1917 года.

Вывод: Сегодня в России идет широкая дискуссия на тему роли интеллигенции в жизни общества. Одни исследователи (Н.И. Лапин, И.В. Рывкина) полагают, что идеологическая функция интеллигенции с падением советского строя исчерпала себя, но другие активно противостоят такой позиции. В частности В. М. Соколов провел границу между понятиями «элита», «интеллектуал» и «российская интеллигенция», подчеркивая, что интеллигенция (и именно российская — уникальная, такого феномена больше нет нигде в мире), несет в народ идеи правды и справедливости, высокой морали, что является ее неотъемлемой характеристикой (а вовсе не профессиональная принадлежность). Подобные мысли высказал и Д.С. Лихачев, полагая, что «интеллигент - это человек, обладающий умственной порядочностью», являющийся образцом поведения для других. (16).

Но главное – сами представители интеллигенции признают высокую роль работников умственного труда в жизни общества: нами был проведен опрос среди преподавателей высшего учебного заведения и студентов, учащихся на пятом курсе. Опрошенным предлагалось выбрать один наиболее важный признак интеллигенции из предложенных (см. Приложение VI). Большинство опрошенных выделяют в качестве главного признака интеллигенции следующий, объясняющий функцию и роль интеллигенции: передовые для своего времени нравственные идеалы, чуткость к ближнему, такт и мягкость в проявлениях (такой ответ выбрали 34 человека из 50 опрошенных преподавателей (68%) и 12 человек из 50 опрошенных студентов (24%)). Также многие предпочли вариант, раскрывающий сущность понятия «интеллигенция»: активная умственная работа и непрерывное самообразование (12 человек из 50 опрошенных преподавателей (24%) и 18 человек из 50 опрошенных студентов (36%)). Меньшее число опрошенных указали такие признаки, как патриотизм (7 человек из 50 опрошенных студентов (14%)), независимость, стремление к свободе самовыражения и обретение в ней себя (6 человек из 50 опрошенных студентов (12%)), критическое отношение к действующей власти, осуждение любых проявлений несправедливости, антигуманизма, антидемократизма (1 человек из 50 опрошенных студентов (2%)), верность своим убеждениям, подсказанным совестью, в самых трудных условиях и даже склонность к самоотречению (7 человек из 50 опрошенных студентов (14%) и 4 человека из 50 опрошенных преподавателей (8%)).

Некоторые признаки не отметил никто из опрошенных: творческая неутомимость всех отрядов интеллигенции, подвижничество (однако не все представители интеллигенции являются представителями творческих профессий); неоднозначное восприятие действительности, что ведет к проявлению консерватизма (но, как правило, интеллигенция стремится к новаторству); обостренное чувство обиды в силу нереализованности (свойственно только отдельным представителям интеллигенции); периодическое непонимание, неприятие друг друга представителями различных отрядов интеллигенции, а также одного отряда, что вызвано приступами эгоизма и импульсивности (чаще всего характерно для художественной интеллигенции).

Список используемой литературы

  1. Н. Бердяев «Философская истина и интеллигентская правда», статья из сборника «Вехи» - М., 1909.

  2. Бразоль Б.Л. «Царствование императора Николая II 1894 -1917 в цифрах и фактах» - М., 1992.

  3. В.В. Шелохаев, статья «Кадеты» из книги «Политические партии России: история и современность» – М.: “Российская политическая энциклопедия” (РОССПЭН), 2000.

  4. Школьная энциклопедия «История России XX век» - М., 2003

  5. Ф. Гайда статья «Как кадеты разрушили российскую империю, опубликованная в газете «Родина» - М., 2015.

  6. В. И. Меньковский «Современная российская историография новейшей истории России и истории СССР» - М., 2006.

  7. Л.Д. Троцкий «История русской революции» - М., 2017.

  8. Н.А. Рожков «Великая французская и русская революции».

  9. https://ru.wikipedia.org/wiki/

  10. http://remidios-fine.livejournal.com/552950.html

  11. http://fyunt.livejournal.com/547437.html

  12. http://theormech.univer.kharkov.ua/Steklov.html

  13. http://www.koob.ru/nesmelov/

  14. https://lera-komor.livejournal.com/1363717.html

  15. https://ru.pinterest.com/pin/139893132155284930/

  16. Д.С. Лихачев письмо в редакцию «Новый мир» «О русской интеллигенции», 1993.

  17. Бердяев статья «Из психологии русской интеллигенции»

  18. В.В. Тепикин «Интеллигенция, ее роль в культурном процессе»

Приложение I

П. Н. Милюков (9) П.Б. Струве (9) Д.И. Шаховской (9)

Приложение II

Демонстрация в Петрограде 23 февраля 1917 года (10)

Приложение III

Плакат Дмитрия Моора «Гражданин, возьмите корону: она не нужна больше России!» (11)

Приложение IV

В.А. Стеклов (12) В.И. Несмелов (13)

Приложение V

В. Маяковский (14) С. Есенин (15)

Приложение VI

Анкета

Основоположник «теории интеллигенции» В. Тепикин выделял 10 признаков интеллигенции как социальной прослойки. Выберите один признак, который, по вашему мнению, наиболее полно характеризует интеллигенцию:

1. Передовые для своего времени нравственные идеалы, чуткость к ближнему, такт и мягкость в проявлениях.

2. Активная умственная работа и непрерывное самообразование.

3. Патриотизм, основанный на вере в свой народ и беззаветной, неисчерпаемой любви к малой и большой Родине.

4. Творческая неутомимость всех отрядов интеллигенции (а не только художественной ее части, как многими принято считать), подвижничество.

5. Независимость, стремление к свободе самовыражения и обретение в ней себя.

6. Критическое отношение к действующей власти, осуждение любых проявлений несправедливости, антигуманизма, антидемократизма.

7. Верность своим убеждениям, подсказанным совестью, в самых трудных условиях и даже склонность к самоотречению.

8. Неоднозначное восприятие действительности, что ведет к политическим колебаниям, а порой - и проявлению консерватизма.

9. Обостренное чувство обиды в силу нереализованности (реальной или кажущейся), что иногда приводит к предельной замкнутости интеллигента.

10. Периодическое непонимание, неприятие друг друга представителями различных отрядов интеллигенции, а также одного отряда, что вызвано приступами эгоизма и импульсивности (чаще всего характерно для художественной интеллигенции).

Приложение VII