IV Международный конкурс
научно-исследовательских и творческих работ учащихся
«СТАРТ В НАУКЕ»
 
     

«ПРАВДА О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ» (ПО «ПОВЕСТИ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ» Б. Н. ПОЛЕВОГО)
Александрова Е.А.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Введение

«Настоящего человека хоронят... Большевика хоронят. И Мересьев запомнил это: настоящего человека. Лучше, пожалуй, и не назовешь Комиссара. И очень захотелось Алексею стать настоящим человеком, таким же, как тот, кого сейчас увезли в последний путь»1.

Человек – творец истории. И не только потому, что она есть продукт человеческой деятельности, что история человечества слагается из человеческих судеб. Независимо от стремления к объективности познания, каждый исследователь, изучающий прошлое, неизбежно привносит в представление о нем что-то свое, в соответствии с собственным жизненным опытом и психологией своей эпохи. Поэтому, быть может, самое главное для историка – попытаться понять своих предшественников, почувствовать то, что чувствовал творец источника в момент его создания.

Алексей Петрович Маресьев (Приложение 1) - советский военный лётчик, Герой Советского Союза (1943). После тяжёлого ранения во время одного из боев на фронтах Великой Отечественной войны у него были ампутированы обе ноги. Однако, несмотря на инвалидность, лётчик вернулся в небо и летал с протезами. Всего за время войны он совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолётов врага: четыре - до ранения и семь - после.

А.П. Маресьев стал прототипом главного героя «Повести о настоящем человеке» Б.Н. Полевого - Алексея Мересьева. Легендой А.П.Маресьева сделала книга, но Настоящим Человеком он стал сам.

Мало кто знает, что подвиг А.П.Маресьева был многократно повторен в годы Великой Отечественной войны. Об этом рассказано в книге «Герои, повторившие подвиг Алексея Маресьева»2. Один из таких героев - «маресьевцев» - Захар Артемович Сорокин, Герой Советского Союза, участник Великой Отечественной войны, человек, отдавший авиации ВМФ 16 лет. В конце XX века подвиг Алексея Маресьева повторили многие советские солдаты, оказавшиеся втянутыми в Афганскую войну: героями стали Валерий Бурков и Валерий Гринчак.

Актуальность

К.М. Симонов подчеркивал огромную важность записи и сохранения воспоминаний о войне – «живой» памяти и «живой». Следует подчеркнуть, что для изучения духовных процессов в армии и обществе в период войны особое значение имеют свидетельства писателей и поэтов, особенно ветеранов Великой Отечественной войны, чьи размышления о своем времени в литературных произведениях носят характер «обобщенной мемуаристки», – ибо, художественно переосмыслив жизненный опыт своего поколения, они выражают настроения большинства своих сверстников, соратников и друзей, фронтового поколения в целом.

Литературные источники играют первостепенную роль в воссоздании «живого образа человека» в его неповторимой индивидуальности, дают возможность восстановить атмосферу эпохи, психологический фон событий, без которых немыслимо и само их понимание. Именно эти источники позволяют приоткрыть внутренний мир героев войны, сделать изучение событий прошлого живым, эмоциональным.

Проблема исследования

С одной стороны, существует стереотип, согласно которому субъективность литературного произведения как исторического источника воспринимается как недостаток и отождествляется с понятием «недостоверности». С другой стороны, субъективность литературного источника имеет самостоятельную ценность для создания живого образа героя, отражения его внутреннего мира, психологии, присущей людям описываемой эпохи.

Объект исследования: подвиг советского народа в борьбе с фашистами в литературе советского периода

Предмет исследования: подвиг Алексея Петровича Маресьева в «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого, в источниках личного характера (письмах, интервью, мемуарах) и публицистике.

Гипотеза: литературное произведение не может быть абсолютно достоверным историческим источником, поскольку это противоречит художественной задаче писателя. Недобросовестные авторы публицистических работ, которые используют художественное произведение в качестве исторического источника, не подвергая изложенные факты документальной проверке, способствуют созданию и распространению мифов и фальсификаций.

Цель: извлечь достоверную биографическую информацию о герое Великой Отечественной войны А. Н. Маресьеве года из текста «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого, опираясь на исторические источники (письма, интервью, мемуары).

Задачи:

  • произвести сопоставительный анализ биографических фактов о Маресьеве в «Повести о настоящем человеке» и в исторических источниках (документах, исследовательских материалах, мемуарах);

  • провести сравнительную характеристику героя с его прототипом;

  • проследить как создаются и развеиваются исторические мифы, на основании публицистической интерпретации текстов литературных произведений.

Метод исследования: сравнительно-исторический.

Сравнительно-исторический метод исследования нацелен на выявление исторической достоверности в изображении Великой Отечественной войны в повести Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке»

Теоретико-методологическую базу исследовательской работы составляют

работы военных корреспондентов и журналистов Б.Н.Полевого3,

К.М. Симонова4, труды доктора исторических наук и действительного члена Академии военных наук Е. С. Сенявской567.

Глава 1. А.П. Маресьев - прототип А. Мересьева, главного героя

«Повести о настоящем человеке» Б.Н. Полевого

1.1 Детство и юность А.П.Маресьева

Алексей Петрович Маресьев родился 20 мая 1916 года в городе Камышин, Саратовской области. Пётр Авдеевич Маресьев, его отец, ушел из жизни, когда Алексею было три года. Мать, Екатерина Никитична, работала на деревообрабатывающем заводе уборщицей и в дальнейшем одна воспитывала сыновей. «Трое братьев у меня старших. Так вот, они - умные. А я, младший, в летчики пошел. Причем, случилось это не благодаря, а вопреки, так как в детстве я годами болел малярией и был похож на китайца».

Окончив школу в Камышине (Приложение 2), Алексей получил специальность «токаря по металлу». Два раза пытался поступить в лётное училище, но документы возвращали, так как Алексей имел серьезные проблемы со здоровьем. В 1934 году Камышинский районный комитет комсомола направил его на строительство Комсомольска-на-Амуре. «Разгорячился я тогда, крепко разозлился. Не поеду, документы в МАИ отправил. А у них разговор простой: "Не хочешь ехать? Клади на стол комсомольский билет". Ну, я и положил. Мать у меня была идейным человеком - рыдала, когда узнала, причитала. Но все, к счастью, обошлось... Неизвестно, как бы сложилась моя судьба, если бы я все-таки не отправился на Дальний Восток. Когда перед отъездом я проходил медкомиссию, ко мне подошла женщина-врач и так по-матерински сказала: Алеша, ты, конечно, можешь не ехать. Но знай: если ты одной ногой ступишь на ту землю, все твои болезни пройдут. Я и подумал, что раз смогу выздороветь, то и летчиком стану. Так оно и получилось» - рассказывал А.П. Маресьев.

В Комсомольске-на-Амуре без отрыва от работы (сначала рядовым лесорубом, затем токарем), Алексей занимался в аэроклубе.

В 1937 году Алексея призвали в армию. Он настоял на том, чтобы его послали в авиацию. Данную просьбу поддержали и направили проходить службу в 12-й авиационный пограничный отряд на острове Сахалин. Но там, по словам самого Маресьева, он не летал, а «заносил хвосты» у самолётов». Затем был направлен в 30-ю Читинскую школу военных пилотов, которую в 1938 перевели в Батайск. Он закончил Батайское авиационное училище им. А. К. Серова в 1940 году, и получил звание младшего лейтенанта. После окончания училища был оставлен там инструктором. Там же, в Батайске, встретил Великую Отечественную войну.

  1.  
    1. Военные годы

В июле 1941 года направлен на Юго-Западный фронт в 296-й истребительный авиационный полк. Первый боевой вылет совершил 23 августа 1941 года в районе Кривого Рога, сражаясь в составе 296-го ИАП. Маресьев в составе звена истребителей вылетел на штурм переднего края противника. Вышли на цель, снизились до высоты 40 метров и на бреющем полёте по сигналу ведущего начали штурмовку. Сделали несколько заходов, обрушили на головы врагов град свинца и реактивных снарядов. Выполнив боевое задание, истребители вернулись на свой аэродром. Через некоторое время было отправлен на выполнение Демянской операции.

Демянск – небольшой поселок, находящийся в Новгородской области. Здесь с января 1942 г. по февраль 1943 г. происходили бои между 16-й немецкой армией и войсками Северо-Западного фронта. Битва за Демянск началась с проведения Демянской наступательной операции. В ходе наступления войск Северо-Западного фронта в районе Демянска, 6 немецких дивизий общей численностью до 100 тыс. человек оказались в «котле». Окруженные подразделения не сдались и два месяца упорно оборонялись, снабжаясь по воздуху. Это была одна из наиболее масштабных и успешных немецких воздушно-транспортных операций. Чтобы удержать оборону, окруженным немецким частям необходимо было непрерывное снабжение боеприпасами, продовольствием. Для этого требовалось ежесуточно доставлять в «котел» не менее 300 тонн различных грузов. Немецким летчикам это удавалось.

В самом «котле» были две площадки – «Демянск» и «Пески». Причем, даже более крупный Демянский - не мог принять одновременно более 30 машин, а аэродром «Пески» более 10 машин. Сесть на эти полосы шириной всего 30 метров могли лишь самые опытные пилоты. Обе площадки могли использоваться только днем. Конец марта – начало апреля 1942 г. характеризуется контрнаступлением окруженных фашистов. С целью освободить окруженные дивизии немецкие войска начали наступление из района юго-западнее Старой Руссы. В это время советская авиация еще не могла обеспечить господство в воздухе: современных самолетов не хватало. О том, насколько важно для немцев было Демянское сражение, говорит тот факт, что кроме обычных наград, немецкие военнослужащие, участвовавшие в Демянской и Холмской эпопеях, награждались специальными памятными знаками - нарукавными щитами - «Холмский щит» и «Демянский щит». Сам А. П. Маресьев так оценивает мастерство немецких летчиков: «Их мастерство очень высокое. Они воевали не слабее, чем мы».

Ко времени своего трагического вылета А. Маресьев уничтожил 4 вражеских самолета, и все они сбиты в Демянском котле. 4(5) апреля 1942 г. А.П. Маресьев встретился с превосходящими силами противника и не смог спастись – его самолет был подбит. Именно с этого трагичного момента писатель Б. Полевой начинает произведение «Повесть о настоящем человеке».

Глава 2. История создания книги Б.Н. Полевого «Повесть о настоящем человеке»

Во время Великой Отечественной войны на одном из участков Брянского фронта военный корреспондент «Правды» Б. Полевой познакомился с лётчиком-истребителем Алексеем Маресьевым, о котором ему сказали, что это лучший лётчик полка. Тот пригласил писателя переночевать в его землянке. И вот здесь-то, когда они ложились спать, произошло то, что страшно поразило писателя:

«Что-то тяжело грохнуло об пол. Я оглянулся и увидел такое, чему сам не поверил. Он оставил на полу свои ноги. Безногий лётчик! Лётчик-истребитель! Лётчик, только сегодня совершивший шесть боевых вылетов и сбивший два самолёта! Это казалось совершенно невероятным».

В ответ на изумление писателя лётчик сказал: «...Хотите я расскажу вам всю эту историю с моими ногами?»

И он начал свой рассказ. «Удивительная повесть этого человека так захватила меня, - пишет автор, - что я старался записывать её как можно подробнее... Алексей Маресьев довёл свой рассказ до того дня, когда, сбив три немецких самолёта... он снова ощутил себя полноправным и полноценным лётчиком».

«...Неожиданная исповедь потрясла меня своей простотой и величием...С тех пор я не встречал Алексея Маресьева», - говорит писатель.

Сын Алексея Маресьева Виктор рассказывал - «Полевой не собирался писать книгу об отце. Но в 1946 году попал на Нюрнбергский процесс. Гуляя вечером по парку, вдруг в кустах заметил лису. Водителем у него был немец — бывший пилот «Люфтваффе», который чем-то напомнил ему безногого летчика и деталь из его рассказа: когда Маресьев полз на восток, за ним несколько дней следовала голодная лиса, ожидавшая его смерти. А последним толчком, побудившим писателя сесть за «Повесть о настоящем человеке», стало признание на суде рейхсмаршала, нациста номер два Германа Геринга. Он заявил, что нападение Германии на Советский Союз было не преступлением, а ошибкой нацистской верхушки, знавшей численность Красной Армии, количество танков и самолетов, мощь советских военных заводов, но не знавшей советского народа…»

«Повесть о настоящем человеке» была написана за 19 дней, сразу же вышла в печать и вскоре была удостоена Сталинской премии. Более восьмидесяти раз она издавалась на русском языке, сорок девять - на языках народов СССР, тридцать девять - за рубежом. Автор создавал произведение, руководствуясь исключительно материалами единственной встречи с лётчиком в 1943 году и своей собственной фантазией. Для Маресьева появление «Повести о настоящем человеке» в печати стало почти сюрпризом.

«Любил Алексей Петрович перечитывать книгу о себе?» -спрашивали журналисты сына Алексея Маресьева.

- Нет, не любил. В доме было много изданий на разных языках, но вспоминать о тех событиях он не хотел. Он и в деревне Плав, где его нашли, по той же причине больше никогда не бывал. И славой своей не гордился, но радовался, когда ему в 1949 году написала испанка, которая собиралась надеть на шею петлю, но, прочитав книгу, отбросила эту мысль напрочь. И ее жизнь сложилась счастливо: она нашла себе любимого, родила ребенка. И таких людей было много...»

В 1946 году герой и автор встретились, чтобы уже постфактум обсудить только что вышедшую книгу. В одном из последних интервью журналистам бывший лётчик признавался, что далеко не всё ему понравилось в произведении Полевого. «Почти все, что ты написал, говорю, правда. Ну а привираешь зачем?» А он: «...это не документальная повесть, а художественное произведение ...даже фамилию твою хоть на одну букву, но изменил - Мересьев. И это дает автору право на домысел». Я тогда в литературных тонкостях не разбирался. Мыслил себе так: автор боялся, что вдруг запью и книгу запретят. Вот писатель и подстраховался. Ой, да я на него не в обиде! У каждого свой нелегкий хлеб».

Глава 3. Сравнение событий книги и реальности (исследование)

Множество публицистических изданий, посвященных подвигу А.П.Маресьева, писались не на основе реальных событий, происходивших с ним, а по «Повести о настоящем человеке» Б.Н. Полевого. Произошло полное отождествление реального человека и героя художественного произведения вследствие чего люди получали недостоверную информацию. На вопрос о том, насколько достоверна история, рассказанная писателем в книге, сам А.П.Маресьев отвечал: «Процентов на 99». Чтобы показать, насколько была искажена реальная история в повести и развеять мифы, возникшие после ее публикации, необходимо провести сравнительно-сопоставительный анализ некоторых спорных моментов.

  1. Фамилия героя.

Фамилия летчика была изменена с Маресьева на Мересьева. Стоит отметить, что это было сделано специально, потому что «Повесть о настоящем человеке»- это прежде всего художественное произведение, а не документальное, тем самым Б.Н. Полевой убрал «границы документальности».

  1. Дата крушения.

Легендарная часть жизни Алексея Маресьева началась 5 апреля 1942 года, когда Як-1 был сбит над новгородскими лесами. Во все справочники здесь тоже вкралась хронологическая ошибка: обычно указывают 4 апреля. А на месте, где обнаружили полуживого Маресьева, и вовсе была мемориальная плита, надпись на которой гласила, что истребитель рухнул в феврале.

Кандидат исторических наук Алексей Иванов из Камышина лично общался с А.П. Маресьевым: «Плиту уже поменяли, сейчас указан апрель». Путаницу в числах А.П. Маресьев объяснил просто: «Я так при падении головой о дерево ударился, что у меня все время галлюцинации были», - говорит историк.

  1. Линия фронта.

В повести Б.Н. Полевого Мересьев оказался в тылу врага, так думал и сам А.П. Маресьев после крушения самолета. Однако на самом деле приземлился Алексей на советской территории (линия фронта проходила в 15-20 км от места крушения). Стоит отметить, что А. П. Маресьев тогда летал не на И-16, как описано в книге, а на истребителе Як-1. Самолет летчика так и не был найден.

  1. Опустевшая деревня.

На своем пути Мересьев, герой произведения, встречает деревню, уничтоженную немецкими оккупантами: «Чувствуя близкий конец скитаний, Алексей пополз, не жалея сил, не отдыхая... Стремясь из последних сил к жилью, он не замечал, что, кроме этой изгороди да колеи, все отчетливее и отчетливее проступавшей из-под талого снега, ничто не говорит о близости человека.

Вот наконец и вершина земляного горба. Алексей, еле переведя дыхание и судорожно глотая воздух, поднял глаза. Поднял и тотчас же опустил - таким страшным показалось ему то, что открылось перед ним.

Несомненно, еще недавно это было небольшой лесной деревенькой. Очертания ее без труда угадывались по двум неровным рядам печных труб, торчавших над заметенными снегом буграми пожарищ. Кое-где сохранились палисадники, плетни, метелки рябин, стоявших когда-то у окошек. Теперь они торчали из снега, обгорелые, убитые жаром. Это было пустое снежное поле, на котором, как пни сведенного леса, торчали трубы... И ни души, ни звука, ни дымка... Пустыня. Как будто и не жил здесь никогда человек...»

Изменил писатель судьбу деревни, якобы сожженной оккупантами, после чего все ее жители ушли в лес, где и жили в землянках на дальней вырубке. Однако в деревн, на протяжении всей войны существовала советская власть. Люди не жили в землянках, а линия фронта до нее попросту не дошла.

  1. Время пребывания Маресьева в лесу.

В «Повести о настоящем человеке», написанной, со слов А.П. Маресьева, говорится о событиях, происходивших в течение 11 суток, после которых герой книги «счет времени потерял». По биографическому справочнику Российского комитета ветеранов войны, в котором тогда работал сам А.П. Маресьев, сроки не оставляют сомнений: это была 18-суточная, отчаянная и бесконечная, схватка реального летчика с самой смертью.

  1. Передвижение

«Он сел на снег, снова теми же решительными, короткими рывками стащил унты, ногтями и зубами разорвал их в подъемах, чтобы не теснили они разбитые ступни, снял с шеи большой пуховый шарф из ангорской шерсти, разодрал его пополам, обмотал ступни и снова обулся.

Теперь идти стало легче. Впрочем, идти - это неправильно сказано: не идти, а двигаться, двигаться осторожно, наступая на пятки и высоко поднимая ноги, как ходят по болоту. От боли и напряжения через несколько шагов начинало кружить голову. Приходилось стоять, закрыв глаза, прислонившись спиной к стволу дерева, или присаживаться на сугроб и отдыхать, чувствуя острое биение пульса в венах».

«Но как тяжело далась ему первая тысяча шагов! Он пытался переключить своё внимание на подсчёт, чтобы ослабить боль, но, пройдя пятьсот шагов, начал путать, врать и уже не мог думать ни о чём другом, кроме жгучей, дёргающей боли. И всё же он прошёл эту тысячу шагов. Не имея уже сил присесть, он упал лицом на снег и стал жадно лизать наст. Прижимался к нему лбом, висками, в которых стучала кровь, и испытывал несказанное блаженство от леденящего прикосновения».

«Вранья вокруг Маресьева много, - продолжает Виктор Александрович Вихров, сын одного из спасителей Маресьева. - Вот читал я раз, что, дескать, Маресьев сначала шёл, а уж потом полз. Ага, шёл! Ведь он падал, ноги-то ему раздробило, ступни. Как же он мог идти, если ему и не ступить? Так он и полз все 18 дней!»

  1. Питание

«Под сосной, возле занесенного снегом тела красноармейца, держа его голову у себя на коленях, сидела по пояс в снегу сестра, маленькая, хрупкая девушка в ушанке, завязанной под подбородком тесемками. ...он поднял сумку. В ней оказалось несколько индивидуальных пакетов, большая банка консервов, пачка чьих-то писем, зеркальце, на оборотной стороне которого была вставлена фотография худенькой старушки. Был, видно, в сумке хлеб или сухари, да птицы или звери расправились с этой едой. Алексей рассовал банку и бинты по карманам комбинезона, сказав про себя: «Спасибо, родная!» - поправил сброшенную ветром с ног девушки плащ-палатку и медленно побрел на восток, который уже оранжево пламенел за сеткой древесных ветвей. У него была теперь килограммовая банка консервов, и он решил есть раз в сутки, в полдень».

А. П. Маресьев не мог проползать позиции с убитыми бойцами и медсестрой, а значит, не мог питаться консервами.

Ежа Маресьев так же не ел, это все лишь выдумка Б. Полевого.

«В тот день ему опять повезло. В пахучем кусте можжевельника, с которого он обрывал губами сизые, матовые ягоды, увидел он какой-то странный комок палого листа. Он тронул рукой - комок был тяжелый и не рассыпался. Тогда он стал обрывать листья и накололся на торчавшие сквозь них иглы. Он догадался: ежик. ... Безумная радость овладела Алексеем. Весь свой скорбный путь мечтал он убить зверя или птицу. Сколько раз вынимал он пистолет и прицеливался то в сороку, то в сойку, то в зайца и всякий раз с трудом превозмогал желание выстрелить. В пистолете оставалось только три патрона: два для врага, один, в случае надобности, для себя. Он заставлял себя убирать пистолет. Он не имел права рисковать.

А тут кусок мяса сам попал к нему в руки. Ни минуты не задумываясь, над тем, что ежи считаются, по поверью, животными погаными, он быстро сорвал со зверька чешую листвы...Ударом кинжала Алексей убил ежа, развернул его, неумело содрал желтую шкурку на брюшке и иглистый панцирь, рассек на части и с наслаждением стал рвать зубами еще теплое, сизое, жилистое мясо, плотно приросшее к костям... Алексей разгрыз и проглотил все мелкие кости и только после этого ощутил во рту противный запах псины. Но что значит этот запах по сравнению с полным желудком, от которого по всему организму разливались сытость, теплота и дрема!»

По словам Виктора Вирхова, Алексей пытался съесть ящерицу. Но не смог. Она уперлась ему лапкой в рот и Алексею стало жутко. Все 18 дней он питался лишь клюквой и снегом.

Некоторые любопытствующие спрашивали: почему же тогда в лесу, страдая от голода, он не воспользовался мясом убитого медведя? Лётчик отвечал: «Да мне и в голову не приходило, что до своих придётся добираться столько дней».

  1. Спасатели.

Сначала раненого летчика нашел дед Матвеич из соседней деревушки Кувшины, но побоялся его подобрать.

«...Он шел по лесу. Слышит, в лесу кто-то кричит. Подойти побоялся - до фронта всего 11 км. Мало ли кто - подойдёшь, так потом и домой не вернёшься. Однако пришёл в деревню к нам и сказал про чужого человека в лесу. И вот пошли дед мой, батька и С. Малин, сосед. Нашли его, вытащили. А там метров 60 было от дороги - дикий лес. Запрягли лошадь, притащили сюда».

В повести Б. Полевого Мересьева находят 2 мальчика: «Серенька» и «рыженький Федька».

«В это время из кустов раздался взволнованный детский голос:

- Эй, ты кто? Дойч? Ферштеешь?

Эти странные слова насторожили Алексея, но кричал, несомненно, русский, и, несомненно, ребенок».

Настоящие имена героев повести - Сергей Малин и Александр Вихров. Эти литературные персонажи были, в реальной жизни не подростки, а молодые люди 18 и 20 лет.

«Батьке-то моему тогда уж 19 лет было,» - говорил В.А. Вирхов (сын Александра Вирхова).

  1. Жизнь в избе, а не землянке.

В деревне Плав летчику не пришлось жить, как персонажу Б. Полевого, в землянке. Его хотели поместить в самой большой избе, но хозяева отказались. Они боялись, что найденный - шпион. Тогда А.П. Маресьева расположила в своей маленькой избе семья Вихровых, и пробыл он там не 6 дней, как литературный персонаж Б. Полевого, а всего 2 дня.

«А лежал он вот прямо здесь, у печки. Кровать у нас была старинная, клёпаная. Её потом в музей забрали. Вот на ней и лежал. Дед его носил в зипуне в баню...» Вшей на нём было - что ты... Вся одежда как есть шевелилась, будто живая. И отощавши страшно - его не только дед носил, его и тётка на руки подымала. Весу в нём было, как в пушинке... а что ж ты хотел? 18 суток, не евши почти - снег да клюква».

В книге же говорится, что Мересьева нашли два подростка и жил он в землянке.

  1. Любовный роман был придуман Б. Полевым.

А вот чего на самом деле не было у реального А.П. Маресьева, в отличие от его книжного двойника, так это девушки Оли, история любви к которой проходит через всю повесть. Со своей будущей женой Галиной А.П Маресьев познакомился уже после войны, и они прожили вместе 55 лет. По предположениям, Борис Полевой описал историю любовного романа, который был в биографии самого писателя. Однако писатель никогда не подтверждал и не опровергал эту версию.

  1. Война.

В мае А. П. Маресьева перевезли в Москву, в госпиталь (Приложение 3). В госпитале (Бабушкинский переулок, г. Москва) летчика оперировал Н.Н.Теребинский.

Когда он узнал о желании А.П. Маресьева летать, сказал: «Мое дело - тебя отремонтировать, а уж как там у вас получится, не знаю». Раненых в госпитале было много, и лётчика, как практически безнадёжного, положили на каталке в коридоре. Профессор Теребинский, осмотрев Маресьева, скомандовал: «Живо на операционный стол!»

В книге Б.Н. Полевой рассказывает о том, что решение об ампутации ног не было моментальным.

«Но боль росла. Она становилась совершенно нестерпимой. Днем Алексей тихо лежал, уткнувшись лицом в подушку. Ночью Клавдия Михайловна впрыскивала ему морфий.

Все чаще и чаще в разговорах врачей звучало теперь страшное слово «ампутация». Василий Васильевич иногда останавливался у койки Мересьева, спрашивал:

- Ну как, ползун, мозжит? Может, отрезать, а? Чик - и к стороне.

Алексей весь холодел и сжимался. Стиснув зубы, чтобы не закричать, он только мотал головой, и профессор сердито бормотал.

- Ну, терпи, терпи - твое дело. Попробуем еще вот это. - И делал новое назначение.

Ампутация обеих ног спасла лётчику жизнь, но, казалось, поставила точку в карьере пилота.

И вот день настал. На обходе Василий Васильевич долго ощупывал почерневшие, уже не чувствовавшие прикосновений ступни, потом резко выпрямился и произнес, глядя прямо в глаза Мересьеву: «Резать!» Побледневший летчик ничего не успел ответить, как профессор запальчиво добавил: «Резать - и никаких разговоров, слышишь? Иначе подохнешь! Понял?»

Он вышел из комнаты, не оглянувшись на свою свиту. Палату наполнила тяжелая тишина. Мересьев лежал с окаменелым лицом, с открытыми глазами. Перед ним маячили в тумане синие безобразные култышки инвалида-перевозчика, он опять видел, как тот, раздевшись, на четвереньках, по-обезьяньи, опираясь на руки, ползет по мокрому песку к воде.

- Леша, - тихо позвал Комиссар.

- Что? - отозвался Алексей далеким, отсутствующим голосом.

- Так надо, Леша».

А.П. Маресьев не смирился, решив, что снова будет летать. Был и человек, который ему помог в самые сложные дни — в книге он предстал в звании полкового комиссара. После операции А.П. Маресьеву кололи сильно действующие обезболивающие, и комиссар сказал: «Алексей, от такой поддержки надо отвыкать, погибнешь». Поддержка комиссара, по признанию А.П. Маресьева, помогла ему взять себя в руки и начать бороться. Как и описано в книге, комиссар умер в госпитале.

12. Танцы

После госпиталя в сентябре 1942 года А.П.Маресьев был направлен в реабилитационный центр, в подмосковную деревню Судаково. К этому моменту он уже был абсолютно уверен в том, что он снова будет летать на истребителе, но летать… без ног. Его идея показалась нелепой, невероятной, даже кощунственной... Конечно, все сходились на том, что «маресьевская затея» неосуществима. Но дерзкая, фанатичная мечта «безногого» их увлекла... Вот только подобную возможность ещё нужно было доказать врачам.

Началась эта история, по признанию А.П.Маресьева, с конфуза. Уговорив одну из медсестёр научить его танцевать, лётчик, никогда не делавший этого на протезах, наступил партнёрше на ногу. Поняв, что так недолго и искалечить девушку, А.П. Маресьев сменил тактику - партнёром его стал один из соседей по палате, а медсестра выступала в качестве аккомпаниатора.

В книге же Мересьев изначально учился танцевать с медсестрой. Однако на самом деле он решился станцевать с девушкой, только когда приобрел навык.

На второй день своего пребывания в санатории Алексей появился под вечер в канцелярии у Зиночки. Он галантно вручил ей завернутое в лопушок обеденное пирожное и, бесцеремонно усевшись у стола, спросил ее, когда она собирается выполнить свое обещание.

- Какое? - спросила она, высоко подняв подрисованные дуги бровей.

- Зиночка, вы обещали научить меня танцевать.

- Но... - пыталась возразить она.

- Мне говорили, что вы такая талантливая учительница, что безногие у вас пляшут, а нормальные, наоборот, лишаются не только ног, но и голову теряют, как было с Федей. Когда начнем? Давайте не тратить времени попусту.

Нет, этот новичок ей положительно нравился. Безногий - и учи его танцевать! Она любила и действительно умела танцевать...

«...Под вечер прибыла комиссия отдела комплектования ВВС. Из пыльной машины вышло несколько командиров с петлицами медицинской службы. С переднего сиденья тяжело снялся, опираясь руками о спинку, известный в Военно-Воздушных Силах медик, военврач первого ранга Мировольский, грузный толстяк, любимый летчиками за отеческое к ним отношение. За ужином было объявлено, что комиссия с утра начнет отбор выздоравливающих, желающих досрочно прекратить отпуск для немедленного направления в часть.

В этот день Мересьев встал с рассветом, не делал своих обычных упражнений, ушел в лес и пробродил там до завтрака. Он ничего не стал есть... В коридоре, у сводки Совинформбюро, висевшей на стене, стояла Зина. Когда Алексей проходил мимо, она сделала вид, что не видит его, и только гневно повела плечиком. Но когда он прошел, действительно не заметив ее, девушка с обидой, чуть не плача, окликнула его. Алексей сердито оглянулся через плечо.

- Ну, что вы хотите? Чего вам?

- Товарищ старший лейтенант, за что вы... - тихо сказала девушка, краснея так, что цвет лица ее слился с медью волос.

Алексей сразу пришел в себя и весь как-то поник.

- Сегодня решается моя судьба, - глухо сказал он. - Ну, пожмите руку на счастье...

Комиссия расположилась в зале. Туда притащили всяческие приборы - спирометры, силомеры, таблицы для проверки зрения. Весь санаторий собрался в смежном помещении, и желающие досрочно уехать, то есть почти все отдыхающие, выстроились было тут в длиннейшую очередь. Но Зиночка выдала всем билеты, на которых были написаны часы и минуты явки, и попросила разойтись. После того как первые прошли комиссию, разнесся слух, что смотрят снисходительно и не очень придираются. Да и как было комиссии придираться, когда гигантская битва, разгоравшаяся на Волге, требовала новых и новых усилий!

У Алексея похолодело под ложечкой, но он вошел в комнату бодрым шагом, веселый, улыбающийся. Комиссия сидела за большим столом. Посередине мясистой глыбой возвышался военврач первого ранга Мировольский. Сбоку, за маленьким столиком со стопками личных дел, сидела Зиночка, хорошенькая, совсем игрушечная в своем белом, туго накрахмаленном халатике, с медной прядью волос, кокетливо выбивавшейся из-под марлевой косынки. Она протянула Алексею его "дело" и, передавая, тихонько пожала руку.

- Ну-с, молодой человек, - сказал врач, щурясь, - снимайте гимнастерку.

Недаром Мересьев столько занимался спортом и загорал: врач залюбовался его плотным, крепко сбитым телом, под смуглой кожей которого отчетливо угадывалась каждая мышца.

- С вас Давида лепить можно, - блеснул познаниями один из членов комиссии.

Мересьев легко прошел все испытания, он выжал кистью раза в полтора больше нормы, выдохнул столько, что измерительная стрелка коснулась ограничителя. Давление крови было у него нормальное, нервы в отличном состоянии. В заключение он ухитрился рвануть стальную ручку крафт-аппарата так, что прибор испортился.

- Летчик? - с удовольствием спросил врач, разваливаясь в кресле и уже нацеливаясь писать на уголке "личного дела старшего лейтенанта Мересьева А.П." резолюцию.

- Летчик.

- Истребитель?

- Истребитель.

- Ну и отправляйтесь истреблять. Там сейчас ваш брат ох как нужен!.. Да вы с чем лежали в госпитале?

Алексей замялся, чувствуя, что все внезапно проваливается, но врач уже читал его личное дело, и широкое доброе лицо его растягивалось от удивления.

- Ампутация ног... Что за чушь! Тут описка, что ли? Ну, чего вы молчите?

- Нет, не описка, - тихо и очень медленно, точно поднимаясь по ступенькам на эшафот, выговорил Алексей.

Врач и вся комиссия подозрительно уставились на этого крепкого, отлично развитого, подвижного парня, не понимая, в чем дело.

- Засучите брюки! - нетерпеливо скомандовал врач.

Алексей побледнел, беспомощно оглянулся на Зиночку, медленно поднял брюки и так и остался стоять перед столом на кожаных своих протезах, поникший, с опущенными руками.

- Так что же вы, батенька мой, нас морочите? Столько времени отняли. Не думаете же вы без ног пойти в авиацию? - сказал наконец врач.

- Я не думаю: я пойду! - тихо сказал Алексей, и его глаза сверкнули упрямым вызовом.

- Вы с ума сошли! Без ног?

- Да, без ног - и буду летать, - уже не упрямо, а очень спокойно ответил Мересьев; он полез в карман своего летного френча старого образца и достал оттуда аккуратно свернутую вырезку из журнала. - Видите, он же летал без ноги, почему же я не могу летать без обеих?

Врач, прочтя заметку, удивленно, с уважением посмотрел на летчика.

- Но для этого нужна чертовская тренировка. Видите, он тренировался десять лет. «Нужно же научиться орудовать протезами, как ногами», - сказал он, смягчаясь.

Тут Алексей неожиданно получил подкрепление: Зиночка выпорхнула из-за своего столика, молитвенно сложила на груди ручки и, покраснев так, что на висках ее выступили бисеринки пота, залепетала:

- Товарищ военврач первого ранга, вы поглядите, как он танцует! Лучше всех здоровых. Ну честное слово!

- Как - танцует? Что за черт! - Врач пожал плечами и добродушно переглянулся с членами комиссии.

Алексей с радостью ухватился за мысль, поданную Зиночкой:

- Вы не пишите ни «да», ни «нет». Приходите сегодня вечером к нам на танцы. Вы убедитесь, что я могу летать.

Зажигательный танец и лихие прыжки со стула, продемонстрированные Маресьевым, заставили медкомиссию признать его годным к полётам. Врачи, правда, не знали, что ноги, натёртые ремнями от протезов, после этих упражнений кровили ещё очень долго. «Когда после госпиталя, - вспоминал А.П. Маресьев, - в моей медицинской карте написали, что годен во все рода авиации, я чувствовал себя на вершине счастья». В начале 1943 года он прошёл медкомиссию и был направлен в Ибресинскую лётную школу (Чувашская АССР).

  1. Бой

В начале 1943 года Алексей Маресьев начал переподготовку в Ибресинской лётной школе в Чувашии. Пройдя её успешно, в июне 1943 года он добился отправки на фронт и был зачислен в 63-й Гвардейский истребительный авиационный полк.

И вот здесь в судьбах А.П.Маресьева и Мересьева прослеживается ещё одно серьёзное расхождение. Книжный Мересьев сразу вступил в бой наравне с другими, а его реальный прототип коротал время на аэродроме. Командование, несмотря на все характеристики из лётной школы, опасалось отправлять в бой лётчика «без ног». Командир полка не отпускал его на боевые задания: обстановка в небе накануне Курской битвы была крайне напряжённой, разрешали только подниматься над аэродромом в примерное время возвращения наших самолетов - для прикрытия их посадки.

А. П. Маресьев вспоминает: «Наш полк стал гвардейским, нам вручали знаки, и меня в общую шеренгу поставили. Я не участвовал ни в одном бою, а потому мне неудобно было получать гвардейский знак. Я вышел из строя и обратился к комполка - прошу отправить меня в бой, надоело летать над аэродромом. Комполка на мою резкость сказал только одно - встать в строй». Поверил в А.П. Маресьева командир эскадрильи Александр Числов, лётчик-ас, в годы войны лично сбивший 21 вражеский самолёт и удостоенный звания Героя Советского Союза.

А. Числов взял Маресьева к себе в ведомые, и он не подвёл, доказав, что может участвовать в боях наравне с другими. 20 июля 1943 года Алексей Маресьев во время воздушного боя с превосходящими силами противника спас жизни двух советских лётчиков, сбив сразу два вражеских истребителя Fw-190. «Мне сопутствовала удача. Я завалил Ме-109, причем прямо на глазах комсэка. Доверие после этого ко мне возросло. Словом, Александр Числов - мой крестный отец», - вспоминал он позднее.

Часть, в которой служил Маресьев, отличилась в боях на Курской дуге, и туда стали часто приезжать военные корреспонденты, одним из которых и оказался Борис Полевой. Ему удалось вызвать А.П. Маресьева на откровенный разговор. Лётчик, к тому времени сбивший уже несколько немецких самолётов, понял, что по-настоящему смог вернуться в строй, и в этом состоянии ему захотелось выговориться, рассказать обо всём, что с ним произошло. Б.Н.Полевой понял, что этот удивительный рассказ может стать основой для книги.

Глава 4. Жизнь продолжается

Алексей Маресьев, вернувшись в строй после ампутации обеих ног, сбил 7 самолётов противника. После завершения Курской битвы А. П. Маресьев был направлен на лечение в санаторий Востриково, один из лучших санаториев ВВС. Здесь, 24 августа 1943 года, и застал его Указ о присвоении звания Героя Советского Союза. В 1944 году он согласился с предложением стать инспектором-лётчиком и перейти из боевого полка в управление вузов ВВС. Сам Маресьев честно признавался — нагрузки в полётах росли, и переносить их становилось всё труднее. Он не отказывался от боевых вылетов и не жаловался, но, когда ему предложили перейти на другую работу, принял это предложение.

Всего за время войны совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолётов врага: четыре до ранения и семь - после ранения. Полковник в отставке А.П. Маресьев награждён двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Дружбы народов, Красной Звезды, Знак Почёта, «За заслуги перед Отечеством» 3 степени, медалями, иностранными орденами. Был почётным солдатом воинской части, почётным гражданином городов Комсомольск-на-Амуре, Камышин, Орёл. Его именем названы малая планета Солнечной системы, общественный фонд, молодёжные патриотические клубы. Избирался депутатом Верховного Совета СССР. Автор книги «На Курской дуге» (М., 1960)

В последний раз Маресьев поднимался в небо в начале 1950-х на самолёте По-2 в качестве инструктора спецшколы ВВС в Москве (Приложение 4). Лётчик всегда жалел, что ему не удалось попробовать свои силы на реактивных самолётах. - Я так хотел полетать на «Аэрокобрах»! - признался он однажды. - Но у них тормоза ногами управляются - мне это не подходит. Я ещё в госпитале врачам пообещал, что не полезу на рожон: если б не чувствовал, что могу летать, не просился бы на фронт. А я не то что чувствовал, я знал! Я все движения свои оттачивал буквально с линейкой: засовывал протезы между перекладинами стула, отворачивался и представлял, что управляю самолётом. Потом измерял всё расстояния линейкой и начинал сначала. Но всё равно никто в меня не верил. Под Москвой полно аэродромов, а меня после госпиталя аж в Чувашию услали - чтоб, если что со мной случится, никто не узнал...

В 1952 году Алексей Маресьев окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, много лет работал в Советском комитете ветеранов войны, занимался общественной деятельностью. в 1956 году – аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитил кандидатскую диссертацию по истории. С сентября 1956 года Алексей Маресьев стал ответственным секретарём Советского комитета ветеранов войны, в 1983 году – первым заместителем председателя комитета. В этой должности он проработал до последнего дня своей жизни. Интересно, что после войны лётчику-инвалиду, отлично проявившему себя в воздушных боях, не хотели выдавать права на управление автомобилем. Помогла не столько его всесоюзная известность, сколько незаурядная настойчивость в достижении цели. Позднее, когда появились машины с ручным управлением (так называемые «инвалидки»), А.П. Маресьев продолжал «по особому разрешению» ездить на обычном автомобиле. В 1989 году А.П. Маресьев был избран народным депутатом СССР. (Приложение 5).

Некоторые вещи, происходившие вокруг имени А.П. Маресьева, ставили его в тупик. Например, опера С.С. Прокофьева «Повесть о настоящем человеке». Поющего «себя» на сцене Большого театра Герой Советского Союза явно не оценил. На вопрос, как ему понравилось, А.П. Маресьев ответил коротко: «Хорошо сымитирован звук мотора».

Цельность характера помогла ему достойно пережить 1990-е, когда вокруг имени А.П.Маресьева (как и вокруг имен других «назначенных героев») началась возня «правдоискателей». Хотя, возможно, именно эти потуги любителей сенсаций сократили ему жизнь.

18 мая 2001 года в Театре Российской армии намечался торжественный вечер по случаю 85-летия А.П. Маресьева. Но за час до начала празднования у Алексея Петровича случился сердечный приступ. Его доставили в реанимацию одной из московских клиник, где он скончался, не приходя в сознание. Торжественный вечер всё же состоялся, но начался он с минуты молчания. Похоронен А.П. Маресьев в Москве на Новодевичьем кладбище.

Заключение

В данной исследовательской работе был проведен сопоставительный анализ биографических фактов из жизни А.П. Маресьева по «Повести о настоящем человеке» Б.Н.Полевого и по историческим источникам (документам, исследовательским материалам, мемуарам). Была составлена сравнительная характеристика героя повести с его прототипом. На материале одного художественного произведения нам удалось показать, как на основании публицистической интерпретации текстов литературных произведений возникают фальсификации, как создаются и развеиваются исторические мифы.

Так как множество послевоенных публицистических изданий писались по «Повести о настоящем человеке» Б.Н.Полевого, а не по реальным событиям из жизни реального человека, я старалась наиболее правдиво рассказать историю А.П. Маресьева, опираясь на биографические материалы (интервью причастных к этой истории, материалы из биографического справочника Российского комитета ветеранов войны). Важно отметить, что Б.Н. Полевому в «Повести о настоящем человеке» было важно показать не только конкретные события из жизни человека, но и эмоции, пережитые им в сложной жизненной ситуации.

«Война сложна, темна и густа, как непроходимый лес. Она не похожа на ее описания, она и проще, и сложнее. Ее чувствуют, но не всегда понимают ее участники. Ее понимают, но не чувствуют позднейшие исследователи», – писал в 1943 г. Илья Эренбург.8

Данный материал может быть использован на уроках литературы, истории, так и на занятиях военно-патриотических кружков с целью ознакомления с историей легендарного летчика-истребителя.

Хотелось бы закончить данное исследование словами Б.Полевого с последних страниц повести:

«Многое в свое время я не успел записать, многое за четыре года потерялось в памяти. О многом, по скромности своей, умолчал тогда Алексей Маресьев. Пришлось додумывать, дополнять. Стерлись в памяти портреты его друзей, о которых тепло и ярко рассказывал он в ту ночь. Их пришлось создавать заново. Не имея здесь возможности строго придерживаться фактов, я слегка изменил фамилию героя и дал новые имена тем, кто сопутствовал ему, кто помогал ему на трудном пути его подвига. Пусть не обидятся они на меня, если узнают себя в этом повествовании.

Я назвал книгу «Повесть о настоящем человеке», потому что Алексей Маресьев и есть настоящий советский человек, которого никогда не понимал, да так и не понял до самой своей позорной смерти Герман Геринг, которого не понимают до сих пор и все те, кто склонен забывать уроки истории, кто и теперь еще втайне мечтает пойти по пути Наполеона и Гитлера. Так возникла эта «Повесть о настоящем человеке».9

Список литературы

1. Авинников Д. А., Костюхина Г. В. Герои, повторившие подвиг Алексея Маресьева / Д.А. Авинников, Г.В. Костюхина // Молодой ученый. - 2014. -№1. — С. 277-280.

2. Героями не рождаются [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://tvzvezda.ru/schedule/programs/content/201509181301-qpj0.htm/201605181520-z3bm.htm

3. Жизнь настоящего человека. Чем Алексей Маресьев отличался от героя книги [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.aif.ru/society/history/zhizn_nastoyashchego_cheloveka_chem_aleksey_maresev_otlichalsya_ot_geroya_knigi

4. Изгаршев И. Алексей Маресьев: "Я человек, а не легенда!" [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://allabout.ru/a11221.html

5. Изучение военной истории: источниковедческие проблемы [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://urokiistorii.ru/learning/method/2009/11/istoria-voini-istochniki

6. Легенды Армии [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://tvzvezda.ru/schedule/programs/content/201509181301-qpj0.htm/201605181520-z3bm.htm

7. Неизвестный Маресьев. Интервью сына А.П. Маресьева [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mk.ru/social/2016/05/10/neizvestnyy-maresev-geroy-bez-nog-nikuda-ne-denetsya.html

8. Полевой Б. История создания повести [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://russkay-literatura.ru/polevoj-b/47-b-polevoj-istoriya-sozdaniya-povesti.html

9. Полевой Б.Н. Повесть о настоящем человеке / Б.Н. Полевой. - М.: Советская Россия, 1981. - 283 с.

10. Публицистика периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет /Сост. Ю.Н. Афанасьева.– М.: Сов. Россия, 1985. - 480 с.

11. Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России.– М.Худ.лит, 1999. -С. 367–369.

12. Сенявская Е.С. 1941–1945. Фронтовое поколение. Историко-психологическое исследование.– М.Худ.лит, 1995.- С. 170–171, 176.

13. Сенявская Е.С. Человек на войне. Историко-психологические очерки.– М.Худ.лит, 1997. -С. 197–200.

14. Симонов К. Солдатские мемуары. Документальные сценарии.– М.Просвещение, 1985.- 360 с.

15. Широкова Е. Литературно-исторические заметки юного техника [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ptiburdukov.ru/index.php?page=liter&creat&nsubj=401

Приложение 1

Портрет Алексея Петровича Маресьева

Приложение 2

На групповом школьном фото. Маресьев - первый слева в нижнем ряду.

Фото: Из архивного фонда музея Маресьева г. Камышин

Приложение 3

Маресьев в госпитале

Приложение 4

Алексей Маресьев в авиационном училище

Приложение 5

Портрет Алексея Маресьева в послевоенное время

1 Полевой Б.Н. Повесть о настоящем человеке / Б.Н. Полевой. - М.: Советская Россия, 1981. - 283 с.

2 Авинников Д. А., Костюхина Г. В. Герои, повторившие подвиг Алексея Маресьева / Д.А. Авинников, Г.В. Костюхина // Молодой ученый. - 2014. -№1. — С. 277-280.

3Полевой Б. История создания повести [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://russkay-literatura.ru/polevoj-b/47-b-polevoj-istoriya-sozdaniya-povesti.html

4 Симонов К. Солдатские мемуары. Документальные сценарии.– М., 1985. 360 с.

5 Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России.– М.Худ.лит, 1999. -С. 367–369.

6Сенявская Е.С. 1941–1945. Фронтовое поколение. Историко-психологическое исследование.– М.Худ.лит, 1995.- С. 170–171, 176.

7 Сенявская Е.С. Человек на войне. Историко-психологические очерки.– М.Худ.лит, 1997. -С. 197–200.

8Публицистика периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет /Сост. Ю.Н. Афанасьева.– М.: Сов. Россия, 1985. - 480 с.

9 Полевой Б.Н. Повесть о настоящем человеке / Б.Н. Полевой. - М.: Советская Россия, 1981. - 283 с.