На алексинской земле был монастырь...

X Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке. Летняя площадка-2020

На алексинской земле был монастырь...

Симак М.С. 1
1МБОУ "Пришненская средняя школа № 27" Щекинского района Тульской области
Ихер Т.П. 1
1МБОУ "Пришненская средняя школа № 27" Щекинского района Тульской области
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Здесь был когда-то монастырь —

Убежище от жизни бренной…

И вниз коленопреклоненный

Небес сияющий потир

На жизнь текущую смотрел.

Но был разрушен монастырь.

Как? Не найти сейчас ответа,

Унёс с собой свои секреты…

Случайно найденный псалтырь...

Наталья Шолохова Хитоми

ВВЕДЕНИЕ

Своим происхождением слово «монастырь» обязано древним грекам, которые подразумевали под этим понятием общин монахов или монахинь, ведущих отшельнический образ жизни и соблюдавших единые правила поведения (или устав). Самыми древними являются буддистские монастыри, появившиеся в I тысячелетии до н.э. на территории Древней Индии. Что же касается христианских монастырей, то, согласно археологическим раскопкам, первые поселения отшельников возникли в IIIIV веках в Египте, а потом уже распространились по всему свету, сильно видоизменившись внешне. Из пещер они превратились сначала в деревянные, а потом и в каменные сооружения – оплот грамотности и книжного дела средневековья [12].

Считается, что первым христианским монахом был преподобный Антоний Великий, проживавший в Фаранской пустыне (Египет) в течение целых пятидесяти лет. Со временем вокруг отшельника, прославившегося своим благочестием, собралось большое сообщество учеников, и его нравственно-подвижнические наставления стали основой всего последующего монашества. Вторым духовным отцом стал преподобный Амон, уединившийся в Нитрийской пустыне, и вслед за Египтом монашество перекочевало в Сирию. Последним, наиболее знаменитым подвижником, которому также принадлежала заслуга основания монастыря, был святитель Василий Великий. На протяжении очень долгого времени он кропотливо изучал монашеский образ жизни старцев-современников, после чего организовал свой монастырь, в устав которого были положены основные правила из уставов предшественников и его собственные морально-нравственные принципы, которые впоследствии были приняты другими православными монастырями и по сей день остаются жизнеспособными [12].

В России монастыри появились в XI столетии в связи с принятием христианства. Они основывались, как правило, в лесах и пустошах, но нередко и вблизи городов [18]. До конца XVII столетия монастыри были центрами распространения письменности, в них велись летописи, собирались библиотеки. Планировка монастырских ансамблей складывалась на протяжении веков. Комплекс окружали стены с башнями (в средние века монастыри часто служили крепостями), вдоль стен располагались кельи монахов, в центре – собор, трапезная, колокольня. Архитектурные формы российских монастырей вплоть до XVII века были строгими, лаконичными.

С возникновением монастырей и строительством храмов связано и начало паломничества к ним, которое было вызвано духовными потребностями верующих. Дело в том, что люди издревле стремились к более полному единению с Богом, пустынники же, отличающиеся кротостью и святостью, стали олицетворением божественной воли, а потому к ним устремлялись сотни и тысячи верующих: кто в надежде на исцеление, кто с целью приобщиться к Богу и получить прощение и поддержку. Как бы там ни было, и в давние времена, и в настоящее время монастыри популярны у всех слоёв населения любой страны, и так будет продолжаться до тех пор, пока у людей жива вера во всемогущего Бога.

Тульская епархия никогда не была богата монастырями. В пору наиболее быстрого развития монастырской жизни этот край по особым условиям не являлся благоприятной территорией России для распространения монашества [4, 7]. Во-первых, с начала XIII века и по первую четверть XVII века Тула находилась в ведении Рязанской епархии, а затем до конца XVIII века причислялась к Коломенской епархии. И только с октября 1799 года стала кафедральным центром Тульской епархии.

Во-вторых, южные подступы государства Московского долгое время страдали от набегов кочевников. Тула в ту пору входила в так называемую «засечную» оборонительную линию, которая на сотни километров растянулась в границах нынешних Калужской, Тульской, Рязанской и Тамбовской областей [9, 15]. Через тульские земли на Москву продвигались таборы крымских татар, долго тревожившие Русское государство. Возникавшие тут обители время от времени грабились и уничтожались кочевниками. Постоянная тревога их обитателей за свою судьбу, естественно, не способствовала выбору Тульского края местом иноческих подвигов. И хотя в первой половине XVII столетия набеги татар на Русь прекратились, в это время наступили неблагоприятные условия для развития монашеской жизни вообще. Правительство стало ограничивать монастырские вотчины стеснительными регламентациями и неохотно раздавать земли, особенно вблизи Москвы.

И все-таки в память о чудесном избавлении города Тулы 22 июня 1552 года от осады 30-тысячным войском татар под предводительством крымского хана Девлет-Гирея по обычаю древности, на месте наибольшего кровопролития, напротив юго-восточной стены Тульского кремля, на костях павших в битве и захороненных здесь горожан и бояр был основан Предтечев монастырь: «…наши предки-туляне решили воздвигнуть монастырь во имя Третьего Обретения честныя главы св. Иоанна Предтечи, имени которого был тезоименит Московский Государь-царь Иван Васильевич» [19]. Предтечев мужской монастырь, первоначально деревянный, потом каменный, существовал до начала XIX века, но с учреждением в 1799 году Тульской епархии монастырь упразднили, поместив в нем архиерейский дом для первого епископа Тульского Мефодия.

Столетиями естественная водная граница русского государства служила сохранению его политической целостности. Река Ока защищала самый центр России, святая святых, то, что могло стать залогом ее возрождения. По берегам Оки стояли и стоят духовные крепости центральной России - её древние монастыри, хранящие традиции русского народа, умножающие его духовную силу: Тихонова пустынь, Казанский, Свято-Троицкий, Бундыревский, Введенский, Высоцкий, Свято-Казанский и многие другие [17].

Со школьной скамьи всем знакомы строки поэмы М.Ю. Лермонтова «Мцыри». Если заменить в них названия кавказских рек Арагвы и Куры на Оку и Вашану, что протекают в Алексинском районе Тульской области, прибавить лет и убавить «шум», то получится место, где в далёком прошлом на алексинской земле тоже был монастырь [16].

В июне – июле 2016 – 2018 гг., отдыхая в областном экологическом лагере «Зелёный мир» и совершая экспедиционные выходы вдоль реки Оки для изучения природных и культурно-исторических особенностей Приокского края, от нашего руководителя Ихер Татьяны Петровны мне довелось узнать о том, что в селе Буныреве, расположенном в окрестностях нашего лагеря, в давние времена был мужской монастырь, после упразднения которого и возникло село. Меня очень заинтересовало это сообщение. Занимаясь изучением истории Тульского края, в том числе православным краеведением, мне приходилось собирать информацию о тульских храмах, некогда украшавших тульские города и сёла, а в советское время беспощадно уничтоженных.

Цель данной работы заключалась в изучении истории создания и упразднения Бундырева (Бунырева) Благовещенского мужского монастыря на территории современного Алексинского района как одного из утраченных памятников православной культуры Тульской области.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Работа в архиве объединения «Тульский областной историко-архитектурный и литературный музей» («ТОИАЛМ»). Изучение уникальных исторических документов по проблеме.

Сбор литературных и документальных сведений в Тульской областной универсальной научной библиотеке.

Визуальные исследования с фотосъемкой.

Интервьюирование местных жителей.

При этом необходимо заметить, что максимальное количество информации по теме работы было получено из литературных источников XIX века (см. список литературных источников), а также в результате бесед с сотрудниками Алексинского краеведческого музея и жителями села Бунырева.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Первые упоминания о Бундыреве монастыре

Об этом монастыре сохранилось очень мало свидетельств. В частности, в литературе XX века о нём упомянуто всего дважды. Первый раз в 1915 году в «Памятной книжке города Алексина и Алексинского уезда» под редакцией Г.В. Анофриева сказано: «Бундырево: старинная церковь и бывший монастырь» [11]. Второй раз, спустя 80 лет – в Энциклопедическом словаре-справочнике В.В. Богуславского «Тульские древности», где написано: «Бунырев монастырь - мужская обитель во имя Благовещения Божией Матери под Алексином, ныне там село Бунырево. Существовал в XVII веке и упоминался под 1623 годом. В 1665 году был приписан к Крутицкому архиерейскому дому, а в 1764 году упразднен. Время построения храма в монастыре того же наименования неизвестно» [5].

По сведениям, полученным из книги акад. Кёппена И.П. [8], изданной в 1858 году на основании Приходских списков Тульской епархии «Города и селения Тульской губернии в 1857 году», в приходе села Бунырево числилось всего 1559 человек, проживающих в шести сельских поселениях, в том числе: село Бунырево – 559; деревня Мясоедово – 487; деревня Погиблово – 177; деревня Иншино – 178; деревня Коптево – 70; деревня Кащеево – 88 (см. приложение).

Возможно, тульские историки и краеведы XIX века, писавшие о Тульском крае, прольют нам свет на существование загадочного монастыря. Попробуем познакомиться с рядом литературных источников, чтобы несколько прояснить ситуацию с Бундыревым монастырём.

2. Анализ материалов Тульских губернских ведомостей XIX века

В 1844 году в Тульских губернских ведомостях в статье «Краткое историческое описание города Алексина с уездом его» [3] один из первых историков Тульского края И.Ф. Афремов, касаясь примечательных мест Алексинского уезда, коротко написал: «В селе Бунырево в 6 верстах ниже Алексина был древний Бундырев монастырь».

Спустя два года тульский краевед И.П. Сахаров в главе «Замечательные места» рукописи «Географическое описание природы и хозяйства города Алексина и Алексинского уезда Тульской губернии» писал [15]:

«Село Бунырево в пяти верстах от города Алексина при реке Оке, где предание говорит, был монастырь, заключавшийся будто бы в черте города. Следы вала, вероятно, бывшего возле монастырской стены, можно и теперь приметить. Ныне это село населено крестьянами ведомства Государственных имуществ, церковь в нем каменная и не очень новой архитектуры. В это село жители Алексина каждое лето 22 июля в день Смоленской Божией Матери ходят молиться Богу».

П.Г. Вельяминов в статье «Город Алексин Тульской губернии», опубликованной в Тульских губернских ведомостях в 1853 году [5], отмечал: «Утверждают также, что Бунырев монастырь, обращенный ныне в приходскую церковь, отстоящую от Алексина в 6 верстах, также принадлежал издревле к сему городу, откуда производился крестный ход в 7-е после Пасхи Воскресенье. Жители Алексина и поныне, сохраняя память, каждого дно в сей день отправляются туда на богомолье».

В «Историческо-статистическом описании г. Алексина с его уездом» [10], напечатанном там же П.М. Мартыновым в 1871 году, читаем:

«В селе Бундыреве на Оке, в 6 верстах выше (на самом деле ниже) Алексина был древний Бундырев монастырь мужской. Он был когда-то местожительством епископов Сарских и Подонских. Церковь существует та же, которая существовала и в бытность здесь монастыря. Рассказывают, что когда-то здесь случилась кража, и вместе с разными церковными вещами похищены монастырские документы. Предположение, что Бунырев монастырь находился будто бы на окраине города, в то время, когда Алексин был большим городом, по моему мнению, не выдерживает даже слабой критики...».

К сожалению, приведенные отрывки не только не дают однозначных ответов на интересующие нас вопросы о времени возникновения монастыря, происхождении его названия, численности населения, земельных владениях, что могло бы пролить свет на его значимость, но и ставят новые. Например, почему все авторы XIX века называют монастырь древним, если его основание относится к началу XVII века? Или как он мог быть местом жительства Сарских и Подонских епископов, если Алексин никогда не относился к этой епархии? Или с чем связана упорно повторяющаяся легенда о будто бы вхождении монастыря в черту города?

3. Анализ работы П.И. Малицкого «Приходы и церкви Тульской епархии»

Может быть, ответы на эти вопросы содержатся в работе церковного историка XIX века П.И. Малицкого «Приходы и церкви Тульской губернии» [9] 1895 года издания, где в главе «Бунырево» буквально сказано следующее:

«Село Бунырево лежит в 55-ти верстах от Тулы и в 5-ти от Алексина, в местности богатой лесом, в версте от р. Вашаны, притока Оки. Бунырево, иначе Бондарево, Болдерево и Бунырев монастырь, получило своё название от давнего занятия его жителей бондарством. Название Бондарево, несомненно, первоначальное, другие же названия относятся к нему, как его видоизменения. Название же Бунырев монастырь удержалось за селом потому, что здесь еще в первой четверти XVII столетия (1623) был мужской монастырь, приписанный в 1665 году к Крутицкому архиерейскому дому и упраздненный при Екатерине Второй (1764). Приход образовался из прежних монастырских крестьян, по закрытии монастыря в 2-й половине XVIII столетия. В настоящее время приход состоит из села и 5-ти деревень. Храм в приходе - прежний монастырский, во имя Благовещения Божией Матери до 1794 г., а с этого года переименованный во имя Смоленской Божией Матери, каменный, с деревянным куполом, построен неизвестно когда и существует до настоящего времени в своем первоначальном виде. В храме есть предельный алтарь во имя Благовещения Божией Матери. Местночтимая икона, как чудотворная, - Смоленской Божией Матери. Причт состоит из священника и псаломщика. Церковной земли имеется: усадебной 3 десятины, полевой 3 десятины и сенокосу 3 десятины».

Итак, что мы имеем? Версия происхождения названия монастыря, изложенная П.И. Малицким, вполне правдоподобна, поскольку образование топонимов от преобладающего занятия жителей довольно распространено, например: Хамовники в Москве, Гончары в Новгороде и т.п. Нередка в русском языке и взаимозаменяемость в корне гласных букв «о» и «у», самым известным из которых является «Русь» - «Россия», «Одуев» - «Одоев» и т. п. Не вполне ясным остаётся вопрос о том, село ли дало название монастырю или наоборот, монастырь – селу? Если следовать методу аналогий, то напрашивается первый вариант, поскольку многие монастыри в России получали, помимо официальных по главному храму, названия тех местностей или населенных пунктов, где они возникали, как-то: Соловецкий, Валаамский, Угрешский монастыри. Да и для самого села, расположенного на берегу промысловой реки рядом с городом, в котором целая слобода издревле занималась ловлей рыбы для царского двора, бондарство, то есть производство крупной тары (бочек), могло быть вполне уместным промыслом.

Указание П.И. Малицкого на то, что с 1665 года монастырь был приписан к Крутицкому архиерейскому дому, может служить косвенным объяснением утверждения П.И. Мартынова о том, что он когда-то был домовым монастырем епископов Сарских и Подонских, поскольку Крутицкая и Сарская и Подонская епархии суть одно и то же [10]:

«…Епархия Сарская и Подонская, или Крутицкая, с 1261-го по 1788 год существовала 527 лет и на кафедре своей имела по преемству 53 архиереи, до упразднения же своего заключала в себе следующие малые города с уездами: Белев, Одоев, Чернь, Новосиль; равно как все города нынешней Калужской губернии, исключая саму Калугу, искони принадлежавшую к московской кафедре. При Крутицкой епархии по 1788 год считалось: монастырей мужских 8, женских 6, за коими до 1764 года было по 3-й ревизии 18888 душ крестьян, монахов 160, монахинь штатных 22; церквей всех 903, священников 1117, диаконов 624, церковнослужителей 2130...».

Таким образом, Бунырев монастырь был одной из восьми мужских монашеских обителей Крутицкой или Сарской и Подонской епархии, существовавшей более 500 лет.

Можно ли однозначно считать 1623 год годом основания монастыря? Конечно, нет. На этом не настаивает и автор, который, приведя эту дату, говорит о существовании монастыря в первой четверти XVII века, а не об его возникновении. Еще определеннее об этом сказано в вышеупомянутом словаре В.В. Богуславского [5]: «Существовал в XVII веке и упоминался под 1623 г.». Однако ни П.И. Малицкий, ни В.В. Богуславский не указывают источник, где именно упоминался Бундырев монастырь под 1623 годом. Вероятнее всего, данным источником явились изданные в 1903 году в Москве «Материалы для истории церквей Калужской епархии», содержащие документы патриаршего казенного приказа, в том числе о церквах Алексинской десятины с 1628 по 1746 годы, где под № 9 имеется запись: «131 г. ноября 12 жалованная грамота Олексинского уезда Вознесения Господня и Благовещения Пресвятой Богородицы и Великого Чудотворца Николы Бунырева монастыря чернаго священника Ферапонта с братиею переписана против прежних жалованных грамот тарханных на вотчины» [1].

Переведя счёт лет по сентябрьскому календарю от Сотворения мира на счёт лет от Рождества Христова, получим: 7131 - 5509 = 1622 год. Возможно, П.И. Малицкий не учёл тот факт, что жалованная грамота датирована 12 ноября, и вычел, как принято при мартовском календаре 5508 лет, получив 1623 год. Да это и не принципиально, поскольку содержание записи и без того свидетельствует о существовании монастыря уже в 1622 - 1623 годах.

Следовательно, возник он ещё ранее. Но когда? Вряд ли это могло произойти в период смутного времени 1604 - 1612 годов: было просто не до того. А вот в конце XVI века или в первые годы после окончания Смуты и воцарения Романовых вполне возможно. На это косвенным образом указывают две записи вышеназванного источника [14]: «154 г. (1646 г.) по книгам Боровской десятины старосты поповского Троицкого попа Деамида прибыла вновь церковь Рождества Пресвятой Богородицы да в приделе Николая Чудотворца в вотчине Бунырева монастыря в селе Березовке...». И вторая запись: «121 г. (1613 г.) мая 16 запечатана грамота в Алексин по челобитью кн. Федора Волконскаго, а велено старые его вотчины села Березова крестьянам служить по-прежнему...».

Возникает закономерный вопрос: «С какой стати в приходные окладные книги Патриаршего казенного приказа попала запись, касающаяся светской вотчины, датируемая 1613 годом?». Кстати, это самая ранняя из всех записей данных книг, приведённых в названном источнике. Возможно, эта запись как раз-то и попала в приходные окладные книги Патриаршего казенного приказа в связи с тем, что еще в 1581 году царь Иоанн Васильевич Грозный повелел: «…отчиникам отчин своих по душам в монастыри не отдавати, а давати деньги, которая отчина чего стоит». Это ещё один вероятный ключ к определению времени основания монастыря. Впоследствии, как это видно из первой записи, село Березовка являлось вотчиной Бундырева монастыря, причем единственной во всём Алексинском уезде, на что указывает в предисловии составитель: «...вотчинных монастырских сел, кроме села Березовки в Алексинском уезде не имеется».

Кстати, данный факт не был известен П.И. Малицкому, поскольку при описании прихода села Берёзовки в своей книге он пишет: «Что касается до самого села Березовки, то есть основание думать, что оно составляло прежде церковную вотчину, потому что в указанном выше плане на Городищенскую землю, крестьянская земля с. Березовки названа землею «Тульского Архиерея». Из всего вышесказанного следует, что П.И. Малицкий при составлении своей книги «Приходы и церкви Тульской епархии» не пользовался нашим источником, поскольку он увидел свет позднее, только в 1903 году.

На основании изложенного можно сделать предположение, что Бундырев монастырь возник до 1581 года. Как бы там ни было, вопрос о времени основания Бундырева монастыря остается на сегодняшний день открытым.

4. Описание Бунырева (Бундырева) Благовещенского монастыря

Итак, в 1678 году была сформирована самостоятельная Алексинская десятина с главным духовным управлением в Алексине. Первым духовным управителем Алексинской десятины был настоятель Бунырева (Бундырева) монастыря игумен Феодосий. Грамотой из Патриаршего казённого приказа «велено ведать» ему было здесь дела духовные [17].

Бунырев монастырь располагался на высоком правом берегу реки Оки, сплошь покрытым густым лесом. Монастырской братии насчитывалось не более восьми-десяти насельников, у которых не было ни пашни, ни скота. Монастырь был беден, поэтому единственным доходом монахов было бондарное ремесло, благо леса вокруг предостаточно. Мастеровые насельники обители изготовляли бочки из древесины и продавали их в больших количествах местным рыбкам и бортникам, которые использовали купленный товар по назначению, то есть для солёной рыбы и мёда – даров природы Алексинского Поочья.

Что же представлял собой Бунырев Благовещенский монастырь? Об этом красноречиво свидетельствует подробная опись монастырского имущества начала XVIII века:

«…1701 г. июня 12 в Буныреве монастыре церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы деревянная, а в церкви Божия милосердия икон местных: Всемилостивого Спаса, Пресвятой Богородицы, Благовещения обложен серебром венцы и гривна серебряныя, Богоявления Господня обложен серебром венцы серебряные и позлащены, Пророка Илии обложен серебром венец и гривна серебряныя, Николая Чудотворца, двери царские писаны на золоте, пояс апостолов, пояс праздников, пояс пророков, пояс праотцев, в алтаре за престолом образ Пресвятой Богородицы венец и гривна серебряные, на престоле святое евангелие и крест покрыто бархатом, евангелисты серебряные, крест обложен серебром и позлащен, на жертвеннике сосуды оловянные, чаша водоосвященная медная, в церкви две свечи поставныя восковыя болышия да 2 деревянныя писаны красками, кадило медное, паникадило медное ж, евангелие на престоле без евангелистов.

В монастыре другая церковь Вознесения Господня с трапезою, в церкви Божия милосердия, образ настоящего храма, образ Воскресения Христова, пояс апостолов, в алтаре за престолом образ Пресвятой Богородицы обложен серебром, венец и гривна серебряная и позлащены, на престоле святое евангелие евангелисты серебряные, престол покрыт кумачом, на жертвеннике сосуды оловянные, в алтаре кадило медное, в трапезе образ Пресвятой Богородицы, пояс апостолов, да и на колокольне 5 колоколов, весу 22 пуда, в монастыре 4 кельи, церкви и ограда и кельи все ветхо, в монастыре братии строитель иеромонах Иов, жалованья ему в год 3 р., пономарь старец Лот, жалованья ему в год рубль чашник старец Стефан жалованья ему в год 1,5 руб., старец Кирилл жалованья ему рубль, да в монастыре же служат два попа белых живут за монастырем, да дьякон белой же жалованья попам по 7 четвертей ржи овса по тому ж, дьякону 6 четв. ржи, овса тоже, да дьячок белой живет за монастырем жалованье ему 5 четвертей ржи, овса тож, да за монастырем мельница на реке Вашане 3 жерновы оброку с нее по 50 руб. платят на Москве в архиерейском дому, да на монастырь мелют по 200 четвертей безпомольно (возможно, беспошлинно); в монастыре в. г. (великого государя) грамоты всякие подати велено платить на Москве, а не в Алексине 174 г., монастырским их крестьянам стрелецкий хлеб платить на Москве, а для высылки служилых людей не посылать 174 г., крестьян Бунырева монастыря в губные целовальники не выбирать 200 г., монастырь огорожен забором, мерою по св. воротам и по задней стене и по сторонам по 40 сажень, св. ворота деревянные створныя, на них деисус (Монастырский приказ, кн. 21, л. 227 - 235)» [9].

Судя по данному описанию, Бунырев монастырь с начала XVIII века был монастырем малолюдным и малозначительным: чуть более полутора гектаров территории, два деревянных храма, четыре кельи, четыре монаха, два попа, дьякон и дьячок – вот и вся братия. В то же время факт уплаты податей в архиерейский дом на Москву в размере 50 рублей говорит об его экономической состоятельности, которая обуславливалась, по всей видимости, принадлежащими ему значительными земельными угодьями.

Чем же еще владел монастырь помимо вышеназванной вотчины в селе Березовке, где за ним числилось: «... 13 дворов крестьянских лучших, 6 дворов средних и молотчих, 22 двора бобыльских...»?

На этот вопрос нам даёт ответ Подлинная переписная книга по Алексинскому уезду 1678 года: «За приписным домовым Крутицкаго Преосвященнаго Варсонофия Митрополита Сарского и Подонского Бундыревым монастырем в селе Буныреве 12 дворов крестьянских, 8 дворов бобыльских. За Буныревым же монастырем в деревне Мясоедове 7 дворов крестьянских, 3 двора бобыльских... в деревне Погиблой 4 двора крестьянских, 3 двора бобыльских... в деревне Иншина 4 двора крестьянских, двор бобыльский... в деревне Кощеевой 2 двора крестьянских, двор бобыльский».

Таким образом, в конце XVII века монастырь владел двумя сёлами и четырьмя деревнями, в которых в общей сложности было 86 крестьянских дворов»: весьма солидное хозяйство по тем временам.

Однако продолжительная Северная война и реформы Петра Великого в начале ХVIII века подкосили монастырское хозяйство. А довершил его крушение указ Петра III 1761 года о секуляризации (передаче в казну) церковных и монастырских владений, после которого в 1764 году уже при императрице Екатерине II Бундырев монастырь наряду со многими ему подобными был окончательно упразднен:

«При епископе Феодосии (1763-1787 гг.) окончательно отобраны были у монастырей все отчины, искони жертвуемые владельцами на «помин души», и приписаны к ведомству коллегии экономии... Вследствие чего в 26 день февраля 1764 года все бывшие имения монастырей наших: алексинского Бундырева; тульского Предтечева и Венева; веневского Никольского; крапивенского Троицкого; епифанского Успенского; ефремовского Преображенского; равно как Крутицкой епархии: новосильского Духова; белевского Спасопреображенского и одоевского Анастасиева, отошли в казну и стали именоваться экономическими» [9].

5. Церковная жизнь в селе Буныреве после упразднения монастыря

Однако с упразднением монастыря церковная жизнь в селе Буныреве не прекратилась, продолжал действовать приходской храм во имя Благовещения Божией Матери, переименованный в 1794 году в честь иконы Смоленской Божией Матери [17] (см. фотоприложение). Местное предание по этому поводу свидетельствует, что Буныревская церковь была переименована после того, как хранившаяся в ней местночтимая икона Смоленской Божией Матери избавила жителей города Алексина и близлежащих сёл от моровой язвы, свирепствовавшей в конце ХУШ века в соседних уездах Тульской губернии. В связи с этим в Алексине в XIX веке существовал особый местный крестный ход под день десятой пятницы по Пасхе (см. фотоприложение\\\\\\\\\\\\\\\\\0. В начале XX века настоятель городского Успенского собора протоиерей отец Григорий Алферьев писал по этому поводу [13]:

«... с 1872 года ежегодно приносили в город чтимую икону Смоленской Божией Матери под день десятой пятницы для служения молебнов по домам прихожан, но в 1882 году этот обычай был остановлен и в этом году в день десятой пятницы 28 мая город постиг страшный пожар. Как на причину этого несчастья благочестивые указывали на нарушение обычая принимать в свои дома икону Божией Матери, и обычай этот был восстановлен. В 1891 году снова был нарушен благочестивый обычай и опять в день десятой пятницы 27 июня в городе случился страшный пожар, прекратившийся с прибытием иконы Божией Матери. Такое вразумление не могло быть не понятым жителями города, и с тех пор ежегодно в означенный срок торжественно с крестным ходом приносится в город чтимая икона для служения молебнов по домам прихожан. Причем в день встречи ея по всему городу совершается крестный ход, в разных частях города служатся молебны».

На святом источнике, мимо которого из Буныревской церкви вдоль правого берега Оки несли чудотворную икону и который в наше время в Алексине носит имя Смоленской иконы Божией Матери, служили водосвятный молебен. Затем икону со священником и церковным хором носили по домам алексинцев, затем в разных частях города и в Свято-Успенском соборе служились молебны [16].

В наши дни местночтимая Смоленская икона Божией Матери, не раз помогавшая алексинцам в трудных испытаниях, находится в Свято-Успенском соборе в центре современного города Алексина (см. фотоприложение).

6. Судьба буныревской церкви и Смоленской иконы Божией Матери

А что же стало с буныревской церковью? Известно, что в лихие годы богоборства, после Октябрьской революции, с куполов многочисленных храмов по всей стране сбрасывались кресты и колокола, иконы и прочая церковная утварь сжигалась либо растаскивалась. Печальная участь постигла и буныревский храм, который был закрыт. После его закрытия все иконы были использованы для создания ульев на колхозной пасеке [21]. В здании храма сначала разметили зернохранилище, которое затем превратили в мастерские, конюшню, а в конце 1938 году церковь разобрали, а кирпичи использовали для постройки в сельских амбаров и прочих хозяйственных помещений.

Однако чудотворный образ Смоленской Божией Матери уцелел. Сама Божия Матерь хранительницей святыни алексинской земли определила благочестивую верующую женщину – Кунаеву Софью Григорьевну [20], которой жители села дали прозвище «царица». Кунаева С.Ф. при уничтожении храма чудом сумела вынести и спрятать Смоленскую икону Божией Матери. Поначалу икона находилась у нее дома, но это было небезопасно и весьма рискованно, поэтому Софья Григорьевна отнесла ее в колхозный сарай, где содержались колхозные лошади, и скрыла икону в сене.

Во время Великой Отечественной войны, после оккупации г. Алексина и его окрестных деревень, Софья Григорьевна у себя организовала молитвенный дом, и чудотворный образ из сарая перенесли в подобающее приличное место. Через некоторое время по желанию Софьи Григорьевны местночтимая Смоленская икона Божией Матери для всеобщего почитания была передана передать в Новый Свято-Успенский собор г. Алексина (см. фотоприложение). По словам прихожан [20], из дома Кунаевой С.Г. в храм чудотворную икону перенес на своих руках известный алексинский благочестивый священник - протоиерей Фавст Балицкий. С того момента и до сегодняшнего дня образ Божией Матери пребывает в Свято-Успенском храме города Алексина.

7. Поклонный крест в селе – возвращение традиций духовной жизни буныревцев

В настоящее время на том месте, где предположительно располагалась монашеская обитель, а затем усадьба сельской церкви, находится общественная зона: здание сельской администрации, дом культуры с кинотеатром, магазины, общеобразовательная школа, а чуть поодаль – буныревский профилакторий. Вдоль кромки высокого коренного берега Оки растут вековые сосны, внизу тянется полоса золотистого песчаного пляжа. По другую сторону автомобильной дороги, пересекающей территорию села, за двух- и трехэтажными домами спряталось старое кладбище, за которым тянется рекреационная зона: ведомственные пансионаты отдыхи и туристические базы. А ещё дальше в тенистых, поросших высокими соснами берегах бурлит речка Вашана, несущая свои воды в Оку.

Собрав довольно исчерпывающую историческую информацию из разных литературных и архивных источников, у нас возникло большое желание узнать, насколько осведомлены жители села Бунырева о древнем монастыре, некогда существовавшем на алексинской земле, о буныревской церкви и чудотворной иконе Смоленской Божией Матери, столько лет оберегавшей местных жителей от страшных эпидемий. Поэтому в течение двух лет мы проводили опрос буныревцев, задавая им указанные выше вопросы.

При этом следует отметить, что у детей и молодежи наши вопросы вызывали искреннее удивление, а порой даже недоумение. Жители среднего и старшего возраста преимущественно пожимали плечами, лишь некоторые пытались вспомнить вслух какие-то отрывочные сведения о храме, но о монастыре и чудотворной иконе слышали от нас впервые. И лишь две старушки весьма преклонного возраста поведали нам о храме Смоленской иконы Божией Матери, разрушенном в суровые богоборческие времена, когда и их на свете еще не было. Выяснилось, что о храме и чудотворной иконе им поведали местные старожилы, а о монастыре старушки ничего не знали и с благодарностью выслушали наше краткое повествование о скромной обители, давшей название селу.

По церковному преданию, у каждого храма есть свой ангел­хранитель, который освящает это место даже тогда, когда храма давно нет, и который не отойдет от него до времени страшного суда. Раньше на Руси была благочестивая традиция: если на месте обветшалой, снесенной церкви не строили новую, то возводили хотя бы часовню или ставили крест – то был знак потомкам, что это место святое.

Примечательно, что традиции духовной жизни туляков, в том числе алексинцев, постепенно возвращаются. Настало время, и на месте Благовещенского Бунырева монастыря произошло знаковое событие – освящение Поклонного креста (см. фотоприложение). 10 сентября 2017 года в с. Бунырево произошло знаковое событие. Клирик Свято-Никольского храма протоиерей Михаил Никитин, в пастырском окормлении которого это село находится, освятил Поклонный крест, который был установлен на месте бывшего Бунырева Благовещенского монастыря, изготовленный по инициативе духовенства Алексинского благочиния и на пожертвования прихожан алексинских храмов.

ВЫВОД

Проведённое изучение различных архивных и литературных источников позволило сделать следующий вывод.

В правобережье реки Оки, на территории современного Алексинского района Тульской области, предположительно в конце XVI века был основан Бундырев (Бунырев) Благовещенский мужской монастырь, который существовал до 1764 года, а после его упразднения образовано село Бунырево с приходским храмом во имя Благовещения Божией Матери, впоследствии освященный в честь Смоленской иконы Божией Матери.

На месте стертого с лица земли храма ныне установлен Поклонный крест, освященный во имя Смоленской иконы Божией Матери.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Недаром говорят, что неисповедимы пути Господни. Кто знает, может быть чудотворной Смоленской иконе Божией Матери суждено вернуться на свое историческое место, в современное село Бунырево, как возвращаются на свои прежние места в наши дни многие православные святыни. Вот и среди православных сельчан Бунырева теплится надежда на возрождение в их селе прихода и строительство новой церкви во имя иконы Смоленской Божией Матери.

Хочется вспомнить проникновенные стихи Татьяны Баслиной:

Страна разрушенных церквей…

Страна поруганных погостов…

Нам стать людьми из нелюдей

Необходимо, хоть непросто!

Здесь проливалась Божья кровь,

Творилась неземная жертва,

На троне высилась любовь;

Сейчас от трона — горстка пепла…

Но Ангел храма жив всегда:

.

Пусть возродится Божий дом,

А в душах — пламень возгорится

Всеоживляющей любви!

Звучать здесь будет Божье слово!

Души частицу подари,

Чтоб человеком стал ты снова!

Мы верим — разольётся звон

И поплывёт над весью сонной,

Сзывая люд со всех сторон,

И тот — придёт; ведь здесь он — дома!

Мы с вами теперь знаем, что на алексинской земле на месте села Бунырево был монастырь… Думается, настало время собирать камни!

СПИСОК ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ

Алексинской десятины жилыя данныя церкви и пустовыя церковная земли 7136 (1628) – 1746. Т.II.Материалы для истории церквей Калужской епархии. Вып. 3. – Москва, 1903.

Афремов И.Ф. История Тульского края (Историческое обозрение Тульской губернии). – Тула, 2002.

Афремов И.Ф. Краткое историческое описание города Алексина с уездом его // Тульские губернские ведомости. 1844. № 12.

Ашурков В.Н. Избранное: История Тульского края. Статьи и очерки. – Тула: Приокск. книжн. Изд-во, 2003.

Богуславский В.В. Тульские древности / Энциклопедический словарь-справочник. – Тула, 1995.

Вельяминов П.Г. Город Алексин Тульской губернии // Тульские губернские ведомости. – 1853. – № 30.

Григорович Н. Обзор учреждения в России православных монастырей со времен введения штатов по духовному ведомству (1769-1869 гг.). – СПб., 1869.

Кёппен И.П.. Города и селения Тульской губернии в 1857 году. – СПб., 1858.

Малицкий П.И. Приходы и церкви Тульской епархии. – Тула, 1895.

Мартынов П.М. Историческо-статистическое описание г. Алексина с его уездом // Тульские губернские ведомости. 1871. № 61.

Материалы из Государственного архива Тульской области.

Монастыри. – М.: РИПОЛ-КЛАССИК, 2004.

Памятная книжка г. Алексина и Алексинского уезда. – Калуга, 1915.

Писцовые книги Тульского края. Часть 1. Алексинский уезд. – Тула, 1914.

Сахаров И.П. История общественного образования Тульской губернии. Часть 1-я. – М., 1832.

Степанов Г., Попов А. Лики Алексина. – Алексин, 2005.

Степанов Г., Попов А. Пояс Богородицы. – Алексин, 2007.

Троицкий Н.И. Тульский древности. – Тула: Приокск. Книжн. изд-во, 2002.

Церковно-исторические и археологические разыскания по Тульской епархии. – Тула, 1884.

https://aleksin.bezformata.com/listnews/bunirevo-poklonilis-chudotvornomu/59944027/

https://www.ruist.ru/index.php/tulskaya-obl/91-istochniki/374

Просмотров работы: 60