Роль личности И.С. Тургенева в межкультурных отношениях России и Франции

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Роль личности И.С. Тургенева в межкультурных отношениях России и Франции

Вербовикова Л.С. 1
1Государственное учреждение образования «Гимназия №46 г.Гомеля имени Блеза Паскаля»
Дедицкая С.В. 1Назар Е.А. 1
1Государственное учреждение образования «Гимназия №46 г.Гомеля имени Блеза Паскаля»


Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

И.С. Тургенев – писатель с мировым именем.

В предисловии к биографии великого классика А. Труайя написал: «В его творчестве меня покорили мера, гармония, благородство. Меня увлекли его характер и судьба. Прикоснувшись к личности Тургенева, я открыл для себя раздвоенного человека, разрывавшегося между Россией и Европой. Русский до мозга костей, он прожил большую часть жизни за границей. Именно там он и написал самые русские свои произведения. Его хулили на родине. А во Франции смотрели как на посла русской культуры. Он не стал европейцем, однако не остался и русским» [4, с.5].

В 2018 году отмечался двухсотлетний юбилей русского писателя. Познакомившись на уроках русской литературы и внеклассных мероприятиях с биографией и творчеством И.С. Тургенева, мы узнали, что его называют «русским европейцем» и он является первым русским писателем, признанным в Европе.

Мы решили провести исследование, целью которого является изучение роли Тургенева во взаимообогащении культур Франции и России.

Были поставлены следующие задачи:

- изучить период жизни писателя во Франции, исследовав дружеские и творческие связи с французскими литераторами (Гюстав Флобер, Жорж Санд, Эмиль Золя, Луи Виардо);

- рассмотреть переводческую деятельность Тургенева, в частности, проанализировать перевод повести «Вий» Н.Гоголя;

- определить значение личности Тургенева и его творчества в современной Франции.

Гипотеза: Личность Тургенева является значимой в межкультурных отношениях России и Франции 19 века и в современной Франции великий русский писатель не забыт.

Наше исследование является актуальным. 9 ноября 2018 года мы, находясь на стажировке во Франции, посетили дом-музей Тургенева в Буживале. Нам удалось взять интервью у профессоров и членов международного Тургеневского общества О.Б. Кафановой и В.А. Доманского, которые занимаются изучением творчества писателя. По их мнению, «…Тургенев до сих пор не удостоен в мировой литературе того места, которое он заслуживает наравне с нашими другими классиками – Толстым, Достоевским. Чеховым… Юбилейный год Тургенева, ознаменованный многочисленными конференциями и появлением новых исследований, свидетельствует о всевозрастающем внимании литературоведов и широкой общественности к личности и творческому наследию великого русского писателя».

В своей работе мы использовали монографии О.Б. Кафановой, В.А. Доманского «Художественные миры Тургенева» и А. Труайя «Иван Тургенев», обращались к собранию сочинений писателя в 30 томах, использовали электронные источники по теме, а также источники на французском языке: письмо Тургенева к Луи Виардо и перевод повести Гоголя «Вий» 1845 года, которые нам удалось найти во Французской национальной библиотеке.

Объект исследования: французский период жизни писателя.

Предмет исследования: отношения с французскими литераторами и переводческая деятельность Тургенева.

Методы исследования: обзорно-аналитический, интервью, анкетирование, анализ и сравнение.

Работа состоит из теоретической и практической части.

Значение творчества и деятельности Тургенева в межкультурных отношениях России и Франции является неоспоримым. Изучив французский период жизни писателя, мы заинтересовались переводом повести
Н. Гоголя «Вий», так как именно после этого перевода творчество Гоголя стало известно во Франции. В своей работе мы проанализировали особенности переводческой деятельности Тургенева.

Для того чтобы выяснить значение личности Тургенева для современной Франции, нами был проведен социальный опрос среди французов различных возрастных групп и посещен дом-музей в Буживале.

1.Тургенев в кругу французских литераторов

1.1 И.С. Тургенев–проводник русской культуры на Запад и западной культуры в Россию (французский период)

Будучи настоящим западником по своим взглядам, Тургенев считал, что Запад гораздо лучше России. В русском обществе все его разочаровывало: театр, литература, литераторы, социальная жизнь. Это отражается в его произведениях. В 1853 году выходит в свет книга «Записки охотника», в которой Тургенев сумел выразить свое категорическое неприятие крепостнических отношений, выступил как горячий защитник крестьян, тонкий наблюдатель и поэт народной жизни. По мнению Тургенева, «Русский дворянин служил и служит - и в этом его сила и значение, а не во владении крестьянами – явлении случайном, вызванном не столько необходимостью, сколько неуменьем и недоразуменьем, и узаконенным случайно и долженствующим исчезнуть с прекращением причин, его вызвавших…» [5, c. 285].

Достоинством «Записок» было и то, что «автор увидел в крестьянах людей, которых можно было мерить европейской меркой» [5, c. 195].

В силу биографических обстоятельств (и прежде всего прошедшей через всю его жизнь любви к французской певице Полине Виардо, за которой он следовал во Францию, Германию и вновь во Францию) писатель прожил почти три десятилетия за границей. Он постоянно возвращался на родину, вдохновлялся родной природой и русскими реалиями, но и за рубежом он строил дома, обустраивал свой быт на долгие годы. Ему как никому из русских писателей удалось в собственной судьбе соединить Россию и Европу, родину и Запад. Тургенев неутомимо и творчески работал и в своем кабинете в Спасском-Лутовиново, и в Баден- Бадене, и в построенном им возле виллы Полины Виардо шале в Буживале. Пожалуй, единственный из русских писателей, Тургенев чувствовал себя «своим» не только в России, но и в Европе.

Можно выделить в Тургеневе как русском европейце несколько ипостасей.

Во-первых, он обрел в Европе настоящих друзей. «Поставленный волею судеб в самое средоточие русской и европейской умственной жизни, Тургенев имел круг общения гораздо более широкий, чем у любого из его современников». Он переписывался, общался, встречался со многими европейскими знаменитостями. Во Франции их было, пожалуй, больше (поскольку и прожил в этой стране Тургенев дольше, чем в Германии; в Англии он бывал нечасто и в основном ради охоты).

Во-вторых, Тургенев тесно сблизился также и с молодым поколением французских литераторов, среди которых были Э. Золя, Ги де Мопассан, А. Доде. Одним из видов деятельности Тургенева как русского европейца была его неустанная деятельность по продвижению, популяризации выдающихся, по его мнению, зарубежных произведений в России.

В-третьих, он много сил отдал популяризации русской литературы за рубежом. Он стремился познакомить французских читателей и критиков с самым великими русскими авторами – Пушкиным, Лермонтовым и Гоголем. Он не только писал статьи, объясняющие их значение и своеобразие, но и неутомимо занимался их переводами. Ему, несомненно, хотелось показать и доказать, что Россия — не страна варваров, как думали многие даже просвещенные европейские деятели, а родина великих талантов [3, c. 20].

1.2«Moscove» и «нормандец»: творческий диалог

Флобер был первым из французских литераторов, с которым Тургенева связала искренняя дружба и творческие искания.

Флобер познакомился с «москвичом» («Moscove», как он называл Тургенева) 28 февраля 1863 г. на литературном обеде в кафе Маньи. С первого дня своего знакомства оба писателя прониклись искренней симпатией друг к другу и начали интенсивно обмениваться своими сочинениями.

Флобер принялся читать Тургенева систематически и в своей переписке выступил тонким критиком его произведений, особенно психологических повестей. Два его первых письма оказались наиболее насыщенными, как если бы он долго копил впечатления и рад был выплеснуть свое восхищение. «Давно уже вы являетесь для меня мэтром», — такими лестными для Тургенева словами начиналось первое письмо. Флобер сразу понял значение «москвича», которого впоследствии в письмах к другим адресатам называл «скифом», «великим Тургеневым», «гигантом», «колоссом». Два писателя тотчас же обнаружили свое сходство: оба были кропотливыми наблюдателями живой реальности, тонкими стилистами, художниками в полном смысле слова [3, c. 314].

Десятки писем свидетельствуют о его желании поскорее встретиться с «москвичом» и почитать фрагмент нового произведения. Яркое описание одной из подобных встреч Флобер дал в письме к Жорж Санд 2 июля 1870 г.: «Вчера провел чудесный день с Тургеневым, которому прочитал все написанные мною сто пятнадцать страниц “Святого Антония”. После сего я ему прочел еще чуть ли не половину “Последних песен”. Какой это слушатель! И какой критик! Он поразил меня глубиной и точностью суждений. Ах, если бы все те, кто берется судить о книгах, могли его послушать! Какой бы это был для них урок! Ничто не ускользает от него. Прослушав стихотворение в сто строк, он помнит, где в нем встретился слабый эпитет…» [6, c. 103].

Тургенев и Флобер были близкими друзьями. Представитель «чужой культуры» стал для Флобера более своим, чем его французские приятели.

Время от времени Тургенев стремился порадовать друга, который вынужден был отдать свое состояние племяннице, разными лакомствами (семга, шпроты, «шведская рыба») или дорогими подарками (шелковый халат), а также хлопотал о получении хорошо оплачиваемой должности библиотекаря.

Другим способом поддержки Флобера, позднее творчество которого не имело успеха во Франции, Тургенев избрал сообщения (иногда весьма преувеличенные) о его международной известности.

Флобер, в свою очередь, во многом способствовал упрочению литературной репутации Тургенева во Франции, его сближению с Жорж Санд, признанию в кругу молодых литераторов «новой школы» (Э. Золя, Ги де Мопассана, А. Доде).

Творчество Тургенева примирило Флобера и Жорж Санд, постоянно споривших о соотношении объективного и субъективного начал в искусстве.

Одни и те же произведения русского классика вызывали единодушный восторг обоих, они даже пользовались одинаковой лексикой для его выражения: глаголом devorer (проглотить), эпитетами charmant (очаровательный), beau (прекрасный), chef-doeuvre. В творческой манере своего русского друга Флобер нашел то единство противоположностей, которые разделяли его с Жорж Санд, т.е. гармонию субъективного и объективного начал в искусстве [3, c. 330].

Искренняя восторженность Флобера и Жорж Санд по поводу творчества Тургенева наводит на мысль о том, что оно явилось для них обоих неким идеалом, примирившим их долгие споры.

1.3 Творческие связи Ивана Тургенева и Жорж Санд

Тургенев был единственным русским писателем, который лично познакомился с Жорж Санд. Личное знакомство с тем или иным европейским критиком, литератором, переводчиком в XIX в. было непременным условием для того, чтобы русского автора признали за границей. Но если Г. Флобер сразу же начинает с увлечением читать сочинения Тургенева, то с Жорж Санд все было сложнее.

Известно, что первое знакомство Тургенева с Жорж Санд состоялось в Куртавнеле, имении Виардо, в 1845 году благодаря посредничеству Полины Виардо, которая на протяжении всей жизни оставалась преданной подругой романистки. В это время Тургенев был начинающим писателем, тогда как Жорж Санд находилась в апогее своего творческого развития. Во Франции в середине 1840-х годов она получала самые высокие гонорары, а в России Белинский и его единомышленники создавали ей славу «первого европейского автора». Жорж Санд не то чтобы совсем не запомнила русского знакомого Полины Виардо, но не обратила на него серьезного внимания.

По сути, она «открыла» для себя творчество Тургенева благодаря высоко ценимому ею Флоберу, с которым дружила с 1863 г. и который искренне восхищался русским «мэтром», постоянно рассказывая ей о своих встречах с ним. И только 18 января 1870 г. Тургенев смог нанести французской писательнице свой первый визит. Своей записной книжке (agenda) Санд поверила более интимные впечатления: «Наконец, мне удалось одеться и принять Тургенева в 4 часа. Он очарователен, старость, белые волосы, борода его украсили. Он возбужден, совершенно удивлен, когда я ему говорю, что он большой художник и большой поэт». С этого дня начинаются очень теплые отношения двух писателей [3, c. 342].

Тургенев посылает ей французские переводы своих повестей и романов, которые Ж. Санд внимательно читает и высоко оценивает.

Жорж Санд понравились и эпические произведения Тургенева — романы «Рудин», «Отцы и дети», а также «Записки охотника». Будучи автором цикла сельских повестей и романов, где она впервые в европейской литературе показала крестьянина как личность, обладающую богатым внутренним миром, Санд почувствовала в Тургеневе своего единомышленника.

Необходимо признать роль Тургенева в разрушении антипатии Жорж Санд к России как стране крепостничества и всем русским как «варварам». Эта концепция сложилась у нее в конце 1830—1840-х годов под влиянием польских эмигрантов, в том числе А. Мицкевича. До знакомства с Тургеневым она часто отождествляла «русского» и «козака», вкладывая в понятие неизменно негативный смысл.

Очевидно, дружба с И. Тургеневым поселила в ней недоумение и сомнение в сформировавшейся концепции России, русского человека и русского писателя как выразителя национального самосознания. Стереотип отношения к русскому как варвару вошел в противоречие с реальным русским художником, которого она очень высоко ценила. По-видимому, Жорж Санд было не вполне понятным, как азиатская по своему правлению и нравам, далекая от цивилизации страна могла быть местом рождения и развития такой тонкой и одаренной личности, как Тургенев. Она предложила свое разрешение возникшего конфликта: чтобы сохранить себя, благородный, талантливый русский должен выйти за пределы своей страны и приобщиться к европейской, и лучше всего, французской культуре.

Таким образом, Жорж Санд поставила Тургенева выше всех современных ей французских писателей.

1.4 Тургенев и Золя

Среди друзей И.С. Тургенева во Франции можно выделить и Эмиля Золя. Золя принадлежал к младшему поколению, поколению «детей», по отношению к которому русский писатель был «отцом». Он стал одним из самых близких Тургеневу французских литераторов после Гюстава Флобера. Известны 58 писем Тургенева к Золя и 34 письма Золя к Тургеневу. Их личная встреча состоялась в 1874 г. благодаря Флоберу. После чего началась переписка и личные контакты.

В это время Золя не только страдал от недоброжелательства критики, но и материально нуждался. Он всегда с благодарностью вспоминал, что именно Тургенев представил его русской публике в самый тяжелый момент его литературной карьеры. В то время молодой французский писатель подвергался гонениям за свою публицистическую статью «На следующий день после кризиса».

«Ни один журнал, - говорил он, - меня не печатал, я умирал с голода, меня отовсюду гнали, и вот тогда он ввел меня в эту великую Россию, где меня с тех пор очень полюбили» [1].

Тургенев решил помочь Золя и купил у него очерк «Письмо из Парижа», который отправил М.Ю.Стасюлевичу, редактору журнала «Вестник Европы», с рекомендацией опубликовать его. В 1875 году по инициативе Тургенева Золя стал постоянным сотрудником этого журнала. Он утверждал, что Россия возвратила ему веру и силу, предоставив трибуну и живую, отзывчивую аудиторию. В дальнейшем, получив широкое признание в России, Золя на все предложения русских издателей неизменно отвечал:

- Позвольте мне прежде переговорить с моим другом Тургеневым: он так много для меня сделал, что я привык ему верить и никакого дела не начинать без его совета во всем, что касается русской литературы и прессы [1].

Тургенев вообще своим авторитетом способствовал распространению книг Золя в России, тем самым укрепляя веру писателя в себя.

Тургеневу чрезвычайно нравилась удивительная работоспособность его молодого приятеля, который каждый год выпускал по объемному роману. Русский писатель активно занялся распространением сочинений Золя в России с целью получения гарантированных выплат. Со стороны Тургенева это был очень человечный акт дружеской помощи.

Помощь, протежирование, постоянное подбадривание Золя рассказом об успехе его произведений в Pоссии, — факты, делающие честь Тургеневу, тем более что сам он не принимал натуралистической теории, а, следовательно, и многое в художественной манере французского автора. Каждый новый роман Золя все более углублял разрыв между ним и Тургеневым как художником. Одностороннее внимание французского писателя к животному, физиологическому началу в человеке было совершенно неприемлемо для Тургенева. Но, осознав это принципиальное разногласие, он не переставал считать Золя своим другом и любить его за большой талант. Личные взаимоотношения двух писателей укреплялись и становились все теплее. Так в переписке наблюдается переход от обращения «дорогой Тургенев» («mon cher Tourgueniev»), «дорогой Золя» («mon cher Zola) к «дорогой друг» (cher ami) [1].

Таким образом, Тургенев негативно относился к основным принципам нового направления, главным представителем которого являлся Золя, что не мешало ему, однако, глубоко уважать и ценить его за большой талант и работоспособность. До конца жизни Тургенев помогал Золя публиковать его произведения в России. Золя, со своей стороны, всегда слушал советы своего старшего друга и никогда не предпринимал без его одобрения никаких переговоров. Это сотрудничество было плодотворным как для Золя, который опосредованно знакомился с интересами и психологией русской публики и разрабатывал для нее новые сюжеты, так и для Тургенева, который, часто отталкиваясь от противного, лучше начинал осознавать своеобразие собственного художественного метода.

2. Переводческая деятельность Тургенева на примере анализа перевода повести «Вий» Н.Гоголя

Среди многочисленных трудов Тургенева-переводчика его переводы повестей Н.В. Гоголя относятся к ранним опытам. Замысел переводов из Гоголя возник во время второго приезда Полины Виардо на гастроли в Петербург в 1844-1845 гг. в сопровождении мужа, Луи Виардо, — человека, который занимал видное место в истории французской культуры. Блистательные гастроли Полины Виардо привели в ее дом несколько наиболее настойчивых поклонников, среди которых был и Тургенев. Ему удалось стать до конца жизни близким другом Луи Виардо. Эта дружба подкреплялась и совместной литературной деятельностью.

В предисловии к изданию Гоголя Луи Виардо рассказал о том, каким образом осуществлялся перевод: «Они (русские помощники) любезно согласились продиктовать мне по-французски подлинный текст. Я же только слегка выправил слова и фразы: и если стиль принадлежит отчасти мне, то смысл — им одним. Я могу поэтому обещать, во всяком случае, совершенную точность» [3, с. 390].

Таким образом, весь процесс перевода можно представить так: Тургенев готовил подстрочник, а Виардо его редактировал, снабжая комментариями, которые были необходимы, по его мнению, для французского читателя.

Повесть «Вий» («Le Roi des Gnomes») появляется в «Journal des Debats» в декабре 1845 г. (№16). Нам удалось ее отыскать в Национальной Французской Библиотеке в Париже. Сегодня доподлинно известно, что перевод этой повести принадлежит Тургеневу. Об этом свидетельствует письмо Луи Виардо от 1 (13) марта 1845 г.: «...я царапаю для Вас это письмецо с той же спешкой, какую прилагал бы, чтобы записать Вашу диктовку о похождениях философа Фомы Брута <...>» [7, с.45].

Гоголь является первым русским писателем, который необыкновенно органично соединил в одном произведении разные виды комического и сатирического, высокого и обыденного, героического и низменного. Тургеневу удалось передать это свойство, но для французских современников Гоголя это было не вполне привычно и понятно.

Тургенев достаточно точно и колоритно воспроизвел атмосферу рынка. Хотя в переводе исчезли некоторые детали, связанные с просторечным говором (едва ли вообще переводимые на французский язык), но сохранена яркая театральность отдельных сцен (Приложение 1).

В переводе гоголевская «сусулька», скрученная из теста, превратилась в «колбасу», а торговки, хватающие за полы прохожих и зазывающие покупателей, предстали колоритными фигурами рыночного балагана. Иногда в переводе Тургенева прояснялся комизм отдельных ситуаций. Например, вместо того чтобы просто перечислить разнообразную снедь, торчащую из карманов бурсаков, он, адресуясь к французским читателям, пояснял причину интереса к ней «авдиторов», желающих поживиться за счет своих подопечных (Приложение 2).

В тех случаях, когда переводчик был не в силах передать оригинальную гоголевскую живописность, он многое пояснял в примечаниях. Нередко Тургенев прибегал к калькам, которые позволяли сохранить наиболее яркие приметы местного колорита. Слова, обозначающие необычные для французского читателя понятия, писались латиницей, и, как правило, объяснялись в примечаниях. Несмотря на неизбежные потери, возникающие при переводе, в нем воссоздавалась атмосфера площадного, народного смеха Гоголя, изображавшего культ плоти и обжорства в бурсе (Приложение 3).

При этом Тургенев опустил при переводе (возможно, из цензурных соображений) некоторые натуралистические и физиологические подробности обжорства, например: «Сенаторы столько объедались арбузов и дынь, что на другой день авдиторы слышали от них вместо одного два урока: один происходил из уст, другой ворчал в сенаторском желудке».

В то же время при характеристике Хомы Брута совершенно ясно, что плотское начало настолько вытеснило все духовное, нравственное, что он не чувствует никакой опасности, легкомысленно относясь к надвигающемуся на него злу. Хома Брут — один из многих людей толпы, он не лучше и не хуже большинства. Все страхи, пережитые им ночью в церкви, наедине с встающей из гроба ведьмой, рассеиваются и забываются днем, когда он много ест: «съел почти один довольно старого поросенка» («Il mangea presque à lui seul un assez grand cochon de lait»). Но главное, он прислушивается к разговорам толпы, где профанные персонажи переводят страшное, ужасное в комический план. И все эти компоненты особого смеха Гоголя с примесью горечи удачно переданы в переводе (Приложение 4).

В переводе «Вия» Тургенева очень много пояснений и примечаний. При этом многие украинизмы, вульгаризмы и историзмы переданы литературным языком (Приложение 5).

При переводе повести Гоголя Тургенев (как и другие переводчики) столкнулся с явлением, которое получило название лакунарности, т.е. отсутствия эквивалента в виде слова слову в другом языке. Возникла трудность восполнения как языковых (лексических, стилистических), так и культурологических (этнографических, национально-психологических, поведенческих) лакун. Но в целом Тургенев с честью справился с возникшими проблемами.

Все недостатки этого переводческого труда имели историческую обусловленность, но и по ним угадывался писатель со сложной поэтикой, многослойной картиной мира, неординарным взглядом на человека.

3. Тургенев и современная Франция

В России имя Тургенева связано с родовым имением Спасское -Лутовиново, а последним пристанищем писателя вдали от Родины стал дом-шале в русско-швейцарском стиле в Парижском предместье Буживаль. Свою усадьбу Тургенев назвал «Ясени». С 1983 года после реставрации открылся дом-музей Тургенева в Буживале (Приложение 6).

Исторической реликвией является старинное немецкое фортепиано, принадлежавшее Тургеневу. В день двухсотлетия писателя на этом инструменте прозвучали классические музыкальные произведения в исполнении известной российской пианистки Елены Кушнеровой.

Сегодня музей И.С. Тургенева в Буживале стал местом паломничества ценителей творчества великого литератора.

С именем Ивана Сергеевича Тургенева связана и история русской библиотеки во Франции. В 1875 году в Париже появилась русская библиотека-читальня. Личные книги Тургенева и стали основой этой библиотеки. При жизни писатель собирал деньги на покупку книг и аренду помещения. После смерти Тургенева в 1883 году библиотеке было присвоено имя великого русского писателя. Русская библиотека - читальня имени И.С. Тургенева действует и поныне (Приложение 7). И действующий дом-музей, и библиотека имени Тургенева говорят о том, что писатель не забыт.

Во время стажировки во Франции мы провели анкетирование среди учителей и учащихся лицея. Респонденты были разделены на две возрастные группы: учащиеся (14-20 лет) и взрослые (старше 20 лет). Анкетирование показало, что творчество и личность Тургенева знакомы в большей степени представителям старшего поколения (Приложение 8, 9).

Среди романов и рассказов писателя наиболее известными являются «Записки охотника», «Отцы и дети» и «Дворянское гнездо». Французы также знакомы с романами «Новь», «Дым», с рассказом «Муму» (Приложение 10).

Таким образом, творчество великого русского писателя не чуждо французам.

Заключение

Отечественные и зарубежные исследователи утверждают, что именно Тургенев был первым русским писателем, которого признала Европа. Благодаря ему русская литература стала частью европейской и мировой культуры. Тургенев еще при жизни был признан классиком всеми выдающимися деятелями Европы.

Проведя исследование, мы поняли, что роль Тургенева во взаимообогащении культур России и Франции заключена в его деятельности в качестве писателя, критика, мецената, переводчика.

Живя во Франции, Тургенев вел огромную и разнообразную общественную деятельность, направленную на преодоление вековых предубеждений, какие существовали в Западной Европе по отношению к России. Прежде всего, он стал самым активным пропагандистом русской литературы на Западе и западной – в России. Благодаря ему русский читатель познакомился с творчеством Флобера, Золя, Санд. Сами французские литераторы, общаясь с Тургеневым, познавали неведомый им русский мир.

Тургенев, как никто из отечественных писателей, сумел жить на стыке разных культур. Своим творчеством писатель показал, что культура России и Европы едина.

Наследие Тургенева-переводчика многообразно и обширно. Если раньше к переводу относились как к свободному изложению исходного материала, то Тургенев вводит и укореняет современные принципы переводческой деятельности. Он следовал правилу: «Ничего не прибавлять и ничего не убавлять».

В переводческой сфере И.С. Тургенев был новатором, установки которого актуальны в практике художественного перевода и по сей день. Именно благодаря переводу Тургенева во Франции пробудился интерес к Гоголю с его непохожестью на европейских авторов. Без инициативы Тургенева его рецепция во Франции началась бы позже и была бы, наверное, иной.

Список использованных источников

1. Богословский, Н.В. Тургенев [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://i-s-turgenev.ru/books/item/f00/s00/z0000003/st028.shtml

2. Гоголь, Н. Вий [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://онлайн-читать.рф/гоголь-миргород/15

3. Доманский, В.А. Художественные миры Ивана Тургенева/ В.А. Доманский, О.Б. Кафанова. – Москва: ФЛИНТА, 2018. – 432 с.

4. Труайя, А. Иван Тургенев/Перев. с франц. Л.Д. Сережкиной/ А. Труайя. – М.: ЭКСМО, 2003. – 320 с.

5. Тургенев, И.С. Полное собрание сочинений: в 30 т./ И.С. Тургенев. – 2-ое изд. – Москва: Издательство «Наука», 1983. - Т.11: Полное собрание сочинений и писем. - 526 с.

6. Флобер, Г. О литературе, искусстве, писательском труде: в двух томах / Г. Флобер. – Москва: «Художественная литература», 1984. – Т.2: О литературе, искусстве, писательском труде. – 500 с.

7. Correspondance Ivan Tourgueniev — Louis Viardot. Sous la sceau de la fraternité / Texte édité, préfacé et annoté par Alexandre Zviguilsky // Cahiers. 2000. №24. P.45.

8. Gogol Nicolas. Nouvelles russes. Traduction française. Publiée par Louis Viardot. Paris, 1845.

Приложение 1

Гоголь

«Рынок в это время обыкновенно только что начинал шевелиться, и торговки с бубликами, булками, арбузными семечками и маковниками дергали на подхват за полы тех, у которых полы были из тонкого сукна или какой-нибудь бумажной материи. “Паничи! паничи! сюды! сюды!” — говорили они со всех сторон: “Ось бублики, маковники, вертычки, буханци хороши! ей-богу, хороши! на меду! сама пекла!” Другая, подняв что- то длинное, скрученное из теста, кричала: “Ось сусулька! паничи, купите сусульку!”» [2].

Тургенев

«Vers l’heure des classes, la place publique commençait d’ordinaire à se remplir, et les marchandes de petits pains, de gâteaux, de graines de pastèques, de pâtés pétris avec du miel et de la graine de pavots, arrêtaient par le pan de l’habit ceux dont les caftans étaient faits de drap ou de coton:

Messieurs, ici, ici, criaient-elles de tous côtés; voici des petits pains, voici des gâteaux de miel. Ils sont bons, très bons, j’en prends Dieu à témoin; je les ai faits moi-même.

Une autre criait, en soulevant quelque chose de long et de tordu:

Voici un saucisson, messieurs; achetez un saucisson» [8, с.270-271].

Театральность ситуации

Приложение 2

Гоголь

«Авдиторы, слушая урок, смотрели одним глазом под скамью, где из кармана подчиненного бурсака выглядывала булка, или вареник, или семена из тыкв» [2].

Тургенев

«Les répétiteurs, tout en écoutant les leçons, regardaient d’un œil par-dessous le banc pour voir s’il ne se trouvait pas dans la poche de leurs écoliers quelques friandise dont ils pussent faire leur profit» [8, с. 217].

Подстрочный перевод: «Репетиторы, слушая уроки, одним глазом смотрели под скамью, чтобы увидеть, нет ли в кармане их учеников какого-нибудь лакомства, которым они могли бы поживиться».

Комизм ситуации

Приложение 3

Гоголь

«...так что сосчитать, сколько каждый из них уписывал за вечерею галушек, было бы совершенно невозможное дело <...>» [2].

Тургенев

«...il serait tout à fait impossible de compter combien chacun d’eux mangeait de galouсhkis à son souper <...>» [8, с. 273].

В этом фрагменте значение слова «галушки» пояснялось в специальном примечании как «petits pâtés de fаrine qu’on mange trempés dans du lait, du beurre ou du miel» («маленькие пирожки из муки, которые едят, обмакивая в молоке, масле или меде»).

Культ плоти и обжорства

Приложение 4

Гоголь

— А что, дядько, — сказал молодой овчар с пуговицами, — можно ли узнать по каким-нибудь приметам ведьму?

— Нельзя, — отвечал Дорош. — Никак не узнаешь <...>.

— Можно, можно, Дорош. Не говори этого, — произнес прежний утешитель. — Уже бог недаром дал всякому особый обычай. Люди, знающие науку, говорят, что у ведьмы есть маленький хвостик. — Когда стара баба, то и ведьма, — сказал хладнокровно седой козак [2].

Тургенев

Ecoute, mon oncle, dit le jeune berger aux boutons, est-il possible de reconnaître une sorcière à une marque quelconque?

C’est impossible, répondit Doroch, tout-à-fait impossible <...>.

C’est possible, c’est possible, Doroch, ne dis pas cela, répliqua le consolateur. Ce n’est pas en vain que Dieu a arrangé chacun à sa guise; les gens de science disent que toute sorcière a une petite queue.

Toute vieille femme est une sorcière! dit gravement un vieux Cosaque» [8, с. 301].

Компоненты особого смеха Гоголя

Приложение 5

Историзмы, украинизмы

На французском

На русском

онучи

жинко

школяры, бурсаки паляница

вареник

хутор

чарка горелки

шаровары

корчма

жид-корчмарь

именитый сотник

мой голубе

пан

une paire de bas

unе femme

les étudiants

pain de seigle

gâteau

village

un verre d’eau-de-vie pantalon

cabaret

juif cabaretier

un riche seigneur

mon ami

maître

пара чулок

женщина

студенты

ржаной хлеб

сладкий пирог

деревня

стакан водки

штаны

кабак

еврей кабатчик

богатый господин

друг мой

господин

Перевод украинизмов и историзмов на литературный язык

Приложение 6

Дом- музей И.С. Тургенева в Буживале, Франция

Приложение 7

Библиотека-читальня имени И. С. Тургенева в Париже, Франция

Приложение 8

Анкета

1. Знаете ли вы русского писателя И.С. Тургенева?

2. Какие произведения Тургенева вы знаете?

3. Как вы думаете, какова роль Тургенева в межкультурных отношениях России и Франции?

4. Каково наследие Тургенева во Франции?

Приложение 9

Приложение 10

Просмотров работы: 44