Обыгрывание идиллического хронотопа в романе Стивена Кинга "Оно"

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Обыгрывание идиллического хронотопа в романе Стивена Кинга "Оно"

Зазвонова Р.И. 1
1МБНОУ "ГКЛ"
Торопова С.В. 1
1МБНОУ "ГКЛ"

Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Слово "хронотоп" в литературоведение ввел Михаил Михайлович Бахтин. В своей статье, где он рассматривал значение времени и пространства в литературных произведениях, начиная с древних эпосов, ученый упомянул, что понятие хронотопа он употребляет метафорически. Идиллический хронотоп определяет людскую приращенность к жизни и месту событий в строгих рамках, которые ограничивают реалии мира.

Проблема исследования заключается в узком определении использования идиллического хронотопа. Филолог в своей работе упоминал только о человеческой идиллии и не рассматривал другие ее разновидности, в том числе и нечеловеческие/божественные ее проявления.

Актуальность данной научной работы связана с осмыслением античного идиллического хронотопа, фиксирующегося современными произведениями, и малой изученностью темы на предмет использования статьи М.М.Бахтина при анализе зарубежной литературы.

На основе работы “Формы времени и хронотопа в романе” М.М. Бахтина, учебного пособия “Теория литературы” под редакцией Н.Д. Тамарченко, исследований “Божественной комедии” Д. Алигьери и романа “Оно” С.Кинга, работа введет понятие “нечеловеческой” идиллии и расширит понимание отличий отечественной и зарубежной литературы.

Целью данного исследования является изучение особенностей идиллического хронотопа произведения романа Стивена Кинга "Оно” и определение его роли в сюжете.

Для выполнения поставленной цели нужно решить следующие задачи:

Сбор информации и определение терминов;

Сбор фактического материала;

Анализ и сопоставление данных;

Выводы о значимости идиллического хронотопа.

Глава 1. Идиллический хронотоп как литературный термин

Параграф 1. История изучения хронотопа

Термин “хронотоп” сформировался задолго до М.М.Бахтина. Теория относительности Альберта Эйнштейна утверждала, что люди живут в четырехмерном пространстве, но не способны воспринимать 4 измерения одинаково, воспроизводя проекции настоящего четырехмерного объекта на пространство и время. Советский физиолог А.А.Ухтомский вложил в понятие хронотопа ход причинно-следственных связей в физике тонкого уровня, выливающийся в наш мир в виде природных и исторических событий с вероятностной составляющей. Каждое явление этого мира имеет цепь причин, уходящих в глубину хронотопа (или истории), и каждая причина, в свою очередь, есть следствие множества переплетенных факторов.

Обширную известность термин получил в 20 веке, когда из психологии в литературу его решил ввести М.М.Бахтин - русский философ, культуролог, теоретик европейской культуры и искусства. Особое внимание в романе он уделял хронотопу - изображение (отображение) времени и пространства в художественном произведении в их единстве, взаимосвязи и взаимовлиянии. “В литературно-художественном хронотопе имеет место слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. Время здесь сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, и пространство осмысливается и измеряется временем”. Несмотря на полное обоснование и даже привязку своего “время-пространство” к общей теории относительности Альберта Эйнштейна, которая широко используется в естествознании и математике, Бахтин упоминает, что переносится этот термин в литературоведение “почти как метафора (почти, но не совсем)”.

Особенностью работы Михаила Михайловича является то, что его нововведение объясняется огромным трудом к рационализированному терминологическому эквиваваленту для целостной структуры. Это придает объемность не только со стороны физического и смыслового аспекта, но и со стороны художественной точки зрения.

После Бахтина термин использовался в работах Арона Яковлевича Гуревича в историческом аспекте, запустив “регуманизацию” истории, а также Натан Давидович Тамарченко написал “Теорию литературы” в двух томах и “Теорию литературных жанров”, где подробно объяснял значимость понятия и его употребление.

Параграф 2. Формы и виды хронотопа

Хронотоп в литературе определяет жанр и жанровые разновидности романа, причем в литературе ведущим началом является время. Пространство же достраивает детали и передает атмосферу нужного времени. Михаил Михайлович Бахтин в “Формах времени и хронотопа в романе” выделял несколько видов романа и хронотопа.

В греческом романе рассмотрим тип “авантюрного романа испытания”, где все авантюрное время управляется случаем и вся сила принадлежит вмешательству иррациональных существ, и “платоновский тип” античной биографии, где она делится на точно определенные эпохи, проходящего через самоуверенное невежество, чувство самокритики и скептицизма, и наконец через познание своего “Я” к истинному постижению искусства.

В рыцарском романе главный герой “окунается” в приключения и не чувствует себя там как-то неловко, - наоборот, авантюризм для него является чем-то родным, а его представление о жизни не мыслится без новых похождений, где мир для персонажа существует только под знаком чудесного «вдруг». Здесь также развиваются образы - плут, шут и дурак. Они обладают многими привилегиями: они могут путать, передразнивать, гиперболизировать ситуации; пародировать и не быть самим собой; изображать жизнь как комедию и людей как актеров; срывать маски с других и браниться; наконец, передавать факты частной жизни других людей, и им за это ничего не будет. Сюда же относится и хронотоп Рабле, чьи задачи стоят в очищении пространственно-временного мира от разлагающих его моментов потустороннего мировоззрения и в воссоздании адекватного пространственно-временного мира как нового хронотопа для нового гармонического, цельного человека и новых форм человеческого общения.

Основной темой идиллического романа являетсяразрушение этой самой идиллии и идиллических отношений, где на первый план выдвигается человечность персонажа и его окружения, далее неразрывность идиллической жизни и ее связь с природой, а затем идиллические вещи, не отделившиеся от труда. Идиллическое пространство - это локализованный «уголок земли», чаще всего пространство деревни, усадьбы, одинокого жилища, непременно среди природы. Идиллическое время - как бы остановившееся, а герои, заняты ли они трудом или абсолютно праздны, - прежде всего наслаждаются «полнотой удовлетворенных желаний», счастьем взаимопонимания и полноценного общения. На сегодняшний день жанр устарел, потому что в современной жизни нет и не может быть идиллии, а с увеличением популярности реализма идиллический роман остался в прошлом.

М.М.Бахтин в параграфе “Заключительные замечания” выделяет следующие разновидности частного хронотопа:

Хронотоп встречи. Хронотоп дороги: “В первом хронотопе преобладает временной оттенок, и он отличается высокой степенью эмоционально-ценностной интенсивности... «Дорога» - преимущественное место случайных встреч”.

Хронотоп гостиной-салона: “Здесь сгущены, сконденсированы наглядно-зримые приметы как исторического времени, так и времени биографического и бытового, и в то же время они теснейшим образом переплетены друг с другом, слиты в единые приметы эпохи”.

Хронотоп замка: “Замок — место жизни властелинов феодальной эпохи (следовательно, и исторических фигур прошлого), в нем отложились в зримой форме следы веков и поколений в различных частях его строения”.

Хронотоп провинциального городка: Такой городок - место циклического бытового времени. Здесь нет событий, а есть только повторяющиеся «бывания». Время лишено здесь поступательного исторического хода, оно движется по узким кругам: круг дня, круг недели, месяца, круг всей жизни”.

Хронотоп порога: “Самое слово «порог» уже в речевой жизни (наряду с реальным значением) получило метафорическое значение и сочеталось с моментом перелома в жизни, кризиса, меняющего жизнь решения (или нерешительности, боязни переступить порог)”

Михаил Михайлович рассмотрел только самые крупные вариации хронотопа, но он также упомянул, что в них могут содержаться и небольшие хронотопы, чтобы описать особый мотив со своим потаенным смыслом.

Параграф 3. Функции хронотопа

Философская (онтологическая) функция: автор представляет читателю произведение со своей моделью мира, в котором действуют законы и принципы, отличные от нашей реальности. Функция формирует целостность изображаемой картины, задумка об её устройстве, положение человека в нем и его взаимодействие с окружением.

Антропоцентрическая функция: функция связана с первой, а ее концепция принадлежит М.М.Бахтину: 1) мир (модель пространства и времени) изображено как окружение героя; 2) мир (модель пространства и времени) изображен изнутри как духовное наполнение персонажа, включающее в себя его намерения, мысли и чувства.

Прагматическая функция: признание истиной того, что практически дает полезные результаты, что по Ю.М. Лотману дает возможность генерирования новых смыслов.

Эстетическая функция: ощущать действительность по канонам красоты и формирует идеал, признанный обществом, поэтому очевидно, что она является немаловажным аспектом.

Сюжетообразующая функция: в своих работах М. М. Бахтин отмечал, что симбиоз времени и пространства являются организационными центрами основных сюжетных линий романа, поэтому эта функция будет чуть ли не самой основной.

Символическая функция: любые описанные автором детали и предметы неслучайны в своем местонахождении. В определенной точке, где начинается основная сюжетная линия, через призму времени и пространства они приобретают потаенный смысл, становясь знаками и символами, которые ясны не всем, но очень хорошо помогают проникнуться атмосферой произведением.

Выводы по Главе 1:

Основная тема идиллического романа - разрушение идиллии;

Идиллия по Бахтину - это обозначение человеческой приращенности к месту;

Идиллическое время движется по узкому кругу с малым коэффициентом новый происшествий;

Главные герои идиллии наслаждаются жизнью и до последнего не видят проблем;

Идиллический роман считается устаревшим и не используется современными авторами.

Глава 2. Особенности идиллического хронотопа в романе “Оно”

Всякое вступление в сферу смыслов

происходит только через ворота хронотопов.

М.М. Бахтин

Параграф 1. Идиллический мир провинциального города Дерри

Под словом «идиллия» подразумеваются особенности идиллического хронотопа. Так, провинциальный город - это воплощение идиллии, так как селение находится вдалеке от столицы или крупных культурных центров, имеет небольшое количество местных жителей, знающих знают друг друга в лицо. Всякое событие или новость разлетаются очень быстро. В провинции очень мало мест для времяпровождения вне дома, поэтому время здесь со стороны литературы будет идти медленно до тех пор, пока не начнётся завязка новой истории.

Провинция России и США - это абсолютно разные понятия. В нашей стране такие поселения называются ПГТ (поселок городского типа), деревня, поселок или любой город, где число жителей не превышает 3 - 50 тысяч и представляет собой несколько тесных улочек с угрюмыми домиками по бокам с минимальным набором общественных мест: аптека, школа, дом культуры, магазин. Технологии доходят до них с трудом. Новые жители не появляются, потому что молодежь уезжает в поисках лучшей жизни, а старики остаются доживать свой век. В Америке же они привлекают людей, уставших от городской суеты, поэтому численность медленно, но верно, возрастает. Их объединяет наличие своих порядков и принципов жизни, которому следуют все жители.

Об истории Дерри можно узнать из записок Майка Хэнлона, которого, в некотором смысле, можно считать хранителем города. Он бережно всё записывал и стал единственным из всего клуба неудачников, кто помнил все события от и до. Майк писал, что городишко основало 340 переселенцев - англичан, однако в 1741 всё до одного исчезли, не оставив ни костей, ни следов борьбы. Помимо ярких трагедий, убийств в Дерри совершается в 6 раз больше, чем в других подобных местах по всей стране. Каждый год исчезает от 40 до 60 детей, а каждые 27 лет их количество возрастает в 2-3 раза. Это явление циклическое, и происходит преимущественно во время пробуждения Оно, отдающего предпочтение облику танцующего клоуна Пеннивайза.

В октябре 1957 года романного времени идиллия нарушается: погибает Джордж Денбро, что побуждает его старшего брата разобраться в обстоятельствах и это приводит к разоблачению Оно. Вместе с ребятами, которые себя называют “Клубом Неудачников”, они проводят индейский Ритуал Чудь. Он представлял из себя психологическое сражение, в котором каждый из противников использовал свое сознание и веру, отчего обычная рогатка Беверли с серебром смогла побороть сущность в 1958 г., а ингалятор Эдди в 85 г.

Провинция находится в долине реки Кендускеаг, которая пересекала деловой район по диагонали с юго-запада на северо-восток, имела низкие берега и изрезанные протоками холмы, где находилась большая часть города.

В юго-западной части города река представляла еще больше проблем. Старожилы из рабочего управления Дерри знали, что осенью они могут рассчитывать на ремонт мостовой в юго-западной части города, поскольку после первого же сильного мороза бетон сжимался и становился хрупким, а затем вдруг раскалывался, как будто земля намеревалась что-то выродить. Заключив Кендускеаг в канал в центре города, удавалось как-то усмирять ее и вписать ее в идиллический круг и жить спокойно, хотя бы какое-то время. Однако образ реки позволяет предположить грядущую катастрофу, так как является символом линейного течения времени, противопоставленного идиллическому циклу. В финале романа Дерри подвергся наводнению, которое разрушило идиллию.

В идиллии также важно единство человеческого и природного начала. Для Дерри характерны морозоустойчивые небольшие растения с мелкой корневой системой: густой низкорослый кустарник, ядовитый плющ и ядовитый дуб. Сожительство Пеннивайза принесло свои плоды, отравляя все живое, что находится над его логовом.

На окраине Дерри, на юго-западе, было место, которое местные жители называли Барренс (Пустошь). Некогда песчаная равнина, покрытая мусором, имела достаточно большую площадь в три мили длиной и полторы шириной. Барренс обрамлялся с севера Старым мысом, который представлял собой малодоходную разработку под строительство с плохим дренажом. Из-за этого у местных жителей нередко возникали вопросы о канализационных стоках, и неспроста. Пустошь никак не вписывается в идиллию, потому что провоцирует ее постоянную проблему.

События романа циркулируют между Канал-стрит, Джексон-стрит, Центральной и главной улицами, где можно найти начальную школу, городскую библиотеку, отель, магазин секонд-хенд "Роза" и аптеку. Все эти места особо значимы, так как неудачники встречались на этих местах с сущностью. Они подписаны на карте (Приложение 1).

Идиллический мир, описанный С. Кингом, не совпадает с античным образцом: несмотря на удаленность от больших городов, в Дерри происходит достаточно много криминальных событий; в основе мира лежит дисгармония, которая противоречит классической идиллии; в городе ярко ощущается противостояние между водой и сушей, где вода берёт вверх и приносит большие убытки здешним жителям. Несмотря на различия, в идиллии С. Кинга есть ряд основополагающих признаков: цикличность стихийных бедствий; долгое и безмятежное существование; замкнутость границы, за пределы которой события не выходят; гармония, но не человеческая - единство сущности и города. Идиллия способствует мифологизации города и исключению его из реального мира.

Параграф 2. Неразрывная идиллия города Дерри и Оно

Город Дерри обладает странным свойством: внешней привлекательностью и спокойствием, но чудовищной изнанкой. Кинг настолько детально описывает закоулки города, что кажется, будто бы он сам там вырос и до сих пор хранит воспоминания о том, как купался в речке и играл с друзьями. Однако улицы показаны пустынными, дома устрашающими, а люди совершенно спокойно относятся к тому, что количество преступлений больше, чем у других провинций. Этот одновременно и милый, и мрачный город будто бы вселяется в местных жителей, делая их бесчувственными и лишая души.

Фундаментом города Дерри является сущность нечеловеческого происхождения, которую герои называют “Оно” и которая поселилась на этом месте задолго до появления человечества. Она не имеет определенного облика и может менять его, что свойственно и Дерри. Излюбленным амплуа сущности является Танцующий клоун Пеннивайз. Значение слова “Пеннивайз” - мелочный, скряга, что вполне может быть отсылкой к его особенности в питании, а именно - детский страх, так как дети более уязвимы: напугать их намного легче, так как дети имеют развитое воображение. Но жертвой Оно мог стать и взрослый при том же условии.

Во время ритуала один из подростков видит, как сущность, подобная библейским падшим ангелам, спустилась на Землю из космоса еще задолго до появления человечества, а потом на этом месте вырос город. Если сопоставить с произведением Д. Алигьери “Божественная комедия” (Приложение 2), можно увидеть сходство с Адом. Чтобы узреть Люцифера, нужно спустится в центр Ада, чтобы увидеть истинный облик сущности, нужно спуститься в глубину канализации.

Оно появляется раз в 27 лет, и это циклическое действие. К примеру, в славянской культуре считали, что число 27 является вратами в тридевятое царство, где при умножении тройки на девятку получится это магическое число. В случае с Пеннивайзом, появление раз в 27 лет обеспечивало бесприпятственное попадание в мир людей. Если цифры перевернуть и выполнить расчет наоборот, то получится символ долголетия владельца числа, что тоже применимо к клоуну, который провел под землей много тысячелетий.

Клоун Пеннивайз - это гиперболизированный шут, функции которого указывал Бахтин. Кинг представил его как объединяющий символ различных существ - не существует более изощренного способа, чем приманить ребенка видом веселого, разукрашенного, в несуразной и забавной одежде циркача, который под своей неестественно широкой улыбкой может скрывать по-настоящему устрашающие намерения.

Дерри - это не просто город, это дом Оно и за много лет существования в симбиозе они стали единым целым, которое отравляет всех, кто когда-либо здесь окажется. Это то зло, которое невозможно победить кому-то одному, с ним нужно бороться в единстве. Пеннивайз старается запугивать неудачников поодиночке, потому что он понимает, что они вместе - это его скоропостижная смерть. Городок тоже потакает его желанию, отчего происходят стихийные бедствия и другие природные катаклизмы. Но члены клуба неудачников смогут одержать победу только во втором раунде битвы потому, что для этого им нужен детский разум и взрослое тело. Такая цепочка объясняет порядок глав в книге: детство и взрослый период чередуются и соединяются в интерлюдиях до тех пор, пока две линии не сольются в единую “реку времени”, которая разорвет все циклы.

Параграф 3. Разрушение нечеловеческой идиллии

Предпосылки к разрушению нечеловеческой идиллии встречаются почти сразу же. С воздуха Барренс выглядел как большой зеленый кинжал, указывающий на центр города. Символ кинжала в литературе означает тайную угрозу, давно спланированное злодейство и внезапную смерть в будущем, а его направление, параллельно Каналу, будто бы указывает, что он нацелен на "спину" центра города, что добавляет подлости действию. Кинжал используется заговорщиками и наемными убийцами, а не врагами. В этой связи Бога можно рассматривать как потенциального исполнителя разрушения.

Первым катализатором к уничтожению нечеловеческой идиллии можно назвать Ритуал Чудь, совершенный детьми в 1958 году. Он обеспечил выход за рамки идиллии и возможность посмотреть на нее из другой реальности, а также установить связь с таким же божественным существом, Черепахой Матурин, которое представлено как огромное древнее создание, появившееся задолго до сотворения мира. В романе она появляется единожды, чтобы дать совет в борьбе с Оно.

В 1985 году, когда неудачники вернулись в город детства, но больше не являлись теми, над кем можно издеваться, произошло нарушение циклического времени. В 1958 году они расстались на том, что смогли ранить Пеннивайза и отправить в спячку раньше времени. На карте из Приложения 2 бурыми пятнами показаны стычки между ними. Стоит обратить внимание, что столкновения происходят в определенных объектах, соединенных дорогами города, образуя своеобразную паутину, которая также несет в себе символический смысл. Спиралевидность паутины обозначает цикличность жизни и смерти в материальном мире или колесо сансары со смертью в середине, что сопоставляется с многочисленными интерлюдиями в романе: событие в 1958 в одной главе продолжается действием в 1985, создавая удвоение событий, но при этом никаких нестыковок не возникает, тем самым, нарушая цикл, который действовал не одну тысячу лет.

В конце романа, перед своей смертью, сущность предстает перед детьми в образе гигантской беременной паучихи, которая ближе всего олицетворяет его истинную форму на Земле. Сущность в образе паука чаще всего обитает в канализации, которая пронизывает весь город, следовательно, можно полагать, что это его “паутина”, а идиллия такого рода - это идиллия зла. Обратившись к мифу о минотавре, где лабиринт был сделан таким образом, что из него никто никогда не мог выйти, а благодаря Ариадне, которая дала Тесею клубок, чтобы тот не заблудился, он смог победить минотавра, можно сделать вывод, что канализация в Дерри - это не просто “паутина”, а настоящий лабиринт, где ужасное создание раз в 27 лет утаскивало детей и взрослых в свое логово, откуда никто не возвращался живым (в мифе о минотавре раз в 9 лет отдавали 7 девушек и 7 юношей, вполне вероятно, что в остальное время, как и Пеннивайз, чудовище впадало в спячку). Вместо клубка неудачники используют телепатическую связь между собой, чье действие не ограничивается людской жизнью: когда Билла спрашивают куда идти, в его голове звучит голос Эдди, который погиб незадолго до этого момента.

Паука в христианстве идентифицировали с Сатаной и злом, т.к. он заманивает и убивает жертву (грешника сбившегося с пути, запутавшегося в его ловушке), поэтому выстраивается логическая цепочка: Дерри = Оно = Гигантская Паучиха. После смерти монстра город Дерри разрушается: у него нет больше мощного фундамента, и происходит мощная катастрофа вселенского масштаба, сопоставимая с Великим Потопом, которая окончательно разрушает нечеловеческую идиллию.

Выводы к Главе 2:

Дерри воплощение идиллии как для его жителей, так и для Оно, который выступает фундаментом для города;

Нарушение идиллии происходит после разрыва цикличности;

В городе есть места, провоцирующие разрушение идиллии;

Ритуал Чудь выступает как способ выхода за рамки идиллии и показывает ее слабые места;

Удвоение событий нарушает цикличность и разрушает идиллию;

Идиллия Кинга - это идиллия зла;

Разрушить нечеловеческую идиллию можно только устранив ее начало.

Заключение

Для данной научной работы были рассмотрены особенности хронотопа американского произведения «Оно» на основе теории хронотопа Бахтина с акцентом на идиллический тип хронотопа. Начав изучение с теоретического материала, были определены значения и функции понятия «хронотоп», рассмотрены его формы и виды. Сделан вывод об использовании хронотопа в художественном произведении.

В практической части с помощью информации из романа была переведена карта города Дерри на русский язык и структурирована его история возникновения. Были рассмотрены два феномена в виде города и сущности, выявлены их функции и значения в произведении, был сделан вывод, что город и сущность – это единый организм: Дерри является своеобразной паутиной, где Пеннивайз – это паук, оставляющий на своей паутины от жертв всего лишь оболочки. Благодаря этому единству и создается идиллия, которую можно назвать “нечеловеческой”, что полностью противоречит трудам М.М. Бахтина. Разрушение такой идиллии может произойти только если устранить ее начало, то есть, полностью обезвредить Пеннивайза.

Идиллический хронотоп получил новое применение в современной литературе, изменив свою концепцию: в центре произведения может быть не человек, а ограниченность событий не всегда означает малое количество происшествий. Однако в основе термина всегда лежит цикличность, которая при нарушении становится линейной, что полностью меняет как героев, так и их окружение.

В дальнейшем работа имеет перспективы продолжения анализа романа Стивена Кинга «Оно» в направлении выявления особенностей времени в американской культуре.

Список литературы:

Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового завета. – М. : Издание Моск. Патриархии, 1988. – 1376 с. / Бытие 6-10/ Иезек. 28, 12-17 / Ев. Матф. 25, 41.

Божественная комедия / Данте Алигьери. - М.: Эксмо, 2014 - 864с.

Миф о минотавре / Мария Волынская. - М.: Эксмо, 2011 - 26с.

Оно: [роман] / Стивен Кинг; [пер. с англ. В.А. Вебера]. - Москва : Издательство АСТ, 2018. - 1245, [3] с.

Основы литературоведения: учебное пособие для студентов филологических специальностей. - Иваново: ЛИСТОС, 2011 / Николаев А. И.

Теориялитературы: Учеб. пособие для студ. филол. фак. Т338 высш. учеб. заведений: В 2 т. / Под ред. Н. Д.Тамарченко. — Т. 1.

Формы времени и хронотопа в романе: Худож. лит, 1975. / Бахтин М. М.

Электронные носители;

Энциклопедия, посвященная Стивену Кингу

https://stephenking.fandom.com/ru/wiki/Стивен_Кинг_Вики

Studfiles: Файловый архив студентов

https://studfile.net/preview/4416115/

Приложения

Приложение 1. Карта города Дерри

Оригинал: https://langhaarfrisuren2015.blogspot.com/2018/04/derry-maine-map.html?m=1

Приложение 2. Модель мира “Божественной комедии” Данте Алигьери

Просмотров работы: 62