Словообразовательная игра в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Словообразовательная игра в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина

Жаботинская Д.В. 1Виноградова В.Е. 1
1МОУ СОШ 2
Ваганова Е.А. 1
1МОУ СОШ 2
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 

Зачастую в поэтическом творчестве наблюдается разнообразие в употреблении языковых приемов. Одним из них является словообразовательная игра.

Именно это многообразие в аспекте изучения словообразовательной игры в поэтическом творчестве Сергея Есенина определяет актуальность выбранной темы.

Новизна данного исследования заключается в том, что вопрос об употреблении словообразовательной игры в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина является недостаточно изученным.

Цель исследования: изучение особенностей употребления словообразовательной игры в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина

Данная цель конкретизируется в следующих задачах:

1. Дать понятия: «языковая игра», «словообразовательная игра», «неологизм».

2. Рассмотреть специфику употребления словообразовательной игры в литературе.

3. Охарактеризовать особенности употребления словообразовательной игры в поэтических образах.

4. Рассмотреть образы природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина

5. Выявить особенности употребление словообразовательной игры в поэтическом творчестве Сергея Есенина как приёма для создания образов природы.

Для того чтобы раскрыть особенности употребления словообразовательной игры в поэтическом творчестве Сергея Есенина была проработана теория по данному вопросу. Понятие «языковая игра» широко рассматривается в труде Земской Е.А., Китайгородской М.В., Розановой Н.Н. Языковая игра// Русская разговорная речь.

Е.А. Земская рассматривает словообразовательную игру как создание

новообразований, то есть окказиональных или потенциальных слов. Результатом творческого словообразования являются окказионализмы, которые создаются в речи в какой-то определенной ситуации (одноразовые) и не принадлежат языку.

Н.А. Янко – Триницкая пишет о строении окказиональных слов, по ее мнению, ими «пестрит не только устная, но и письменная речь» (как проза, так и поэзия).

Материалом исследования являются следующие источники: поэтические тексты Сергея Есенина о природе.

Проблема: недостаточность изучения особенностей словообразовательной игры в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина

Объектом исследования послужили языковые средства и приёмы выражения языковой игры в поэтических текстах Сергея Есенина.

Предметом исследования явились особенности использования различных языковых средств и приёмов словообразовательной  игры в поэтическом творчестве Сергея Есенина.

Методы исследования: в исследовательской работе были использованы такие лингвистические методы, как описательный метод, метод синтеза и анализа.

Теоретическая ценность работы заключается в том, что данное исследование углубляет изучение механизмов образования употребления словообразовательной игры в поэтическом творчестве Сергея Есенина.

Практическая значимость работы определяется тем, что материалы данного исследования могут быть использованы в изучении темы «Поэтическое творчество Сергея Есенина» в 6-7 классах и помочь обучающимся лучше знать и понимать словообразовательную игру в образах природы.

Ожидаемый результат: создание мини-словаря «Словообразовательная игра в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина»

Структура работы состоит из Введения, теоретической главы «Словообразовательная игра как языковой прием в литературе», практической главы «Словообразовательная игра в поэтическом творчестве Сергея Есенина», Заключения, Библиографического списка и Приложений.

ГЛАВА 1

Словообразовательная игра как языковой прием в литературе

§ 1. Специфика употребления словообразовательной игры в литературе

Необходимо заметить, что в описании языковой игры есть немало дискуссионного и неясного, «узких мест», остающихся загадкой.

Рассмотрим значение понятия «языковая игра».

Языковая игра – часто встречающееся явление в художественной литературе, она становится не просто способом творческого самовыражения, но и оригинальным отражением действительности.

Языковая игра – игра слов; активизирует внимание носителей языка к языковой форме, её структурным элементам, она связана с ситуацией неожиданности, которая обусловлена преднамеренным нарушением в художественном тексте каких-либо норм и стереотипов.

Игра слов – это речевой оборот, который в зависимости от восприятия может иметь ещё одно значение в дополнение к тому, которое вкладывал поэт.

Словообразовательную игру как языковой приём почти всегда связывают с творческими (креативными) возможностями самого автора, определяя его возможность свободно, нетрадиционно использовать языковые средства, тем самым демонстрируя свой индивидуальный путь личности.

В поэзии автору представляется замечательная возможность выразить свои мысли и чувства, раскрыть все грани человеческой души. Прибегая к приёму словообразовательной игры, поэт использует новообразование – так на свет рождаются слова-образы, слова-символы, слова-звуки (неологизмы).

Неологи́зм (др-греч. νέος — новый + λόγος — слово) — слово, значение слова или словосочетание, недавно появившееся в языке.

Таким образом, специфика употребления словообразовательной игры в литературе неоднозначна. Она зависит от творчества самого автора, от его индивидуальности.

§2. Отражение словообразовательной игры в поэтических образах

Главная отличительная черта словообразовательной игры состоит в том, что участники игровой ситуации оперируют как единицами морфемного уровня языка, так и словообразовательными единицами.

Н.А. Николина полагает, что «СИ связана с деавтоматизацией восприятия словообразовательной структуры производного слова и актуализацией словообразовательных средств, намеренное подчёркивание которых порождает различные эффекты в речи» [Николина 1999:337].

В литературном языке в художественном тексте используется языковая игра, заимствованная из разговорной речи, для того чтобы оживить речь, создать реалистичный эффект разговора или новый образ лирического героя.

Е.А. Земская рассматривает словообразовательную игру в широком и узком смыслах. В широком смысле под игрой слов она понимает:

Создание новообразований, т.е. окказиональных или потенциальных слов.

Результатом творческого словообразования являются окказионализмы, которые создаются в речи в какой-то определенной ситуации (одноразовые) и не принадлежат языку. «Окказионализмы показывают, на что способен язык при порождении новых слов, каковы его творческие потенции, глубинные силы» [Земская 1992:180]. Они производятся намеренно с нарушением законов словообразования, с «установкой на творчество» [Земская 1979:184]. По мнению Е. Земской, окказиональное словообразование – явление любого живого языка, поскольку оно связано с появлением новых вещей или явлений [Земская 1979:187]. Окказионализмы, по мнению автора, могут в дальнейшем получить распространение и статус – неологизмов. Н.А. Янко – Триницкая пишет: «…строение окказиональных слов имеет право на внимание, поскольку они все же слова и поскольку ими пестрит не только устная, но и письменная речь» [Янко – Триницкая, 1975: 253].

2. Концентрацию на небольшом пространстве текста одноструктурных или однокоренных слов, например: «Мы уходим у нас экскурсия на торшер. Пока вы торшеритесь, мы покурим, этот торшер такой торшеристый… ну вот и торшерники!»

Подобный приём можно наблюдать и в поэтическом творчестве. Например, стихотворение «О пане Злодеевском» В. Ивановой:

Жил один Злодей известный –

Пан Злодислав Злодиевский.

И супруга – Злодеюга,

И дочурка – Злодеюрка,

И сыночек – Злодеёчек,

И собачка – Злодеячка.

А Котёнок? И котёнок,

По прозванью Злодеёнок.

Есть ещё и канарейка,

Презабавная злодейка!

Уменьшительно-ласкательные суффиксы: -к-, -юг-, -юрк-, -ячк-, -ёнок-, ёчек придают выделенным словам ещё большую негативную степень, так как само отрицание уже заключено в однокоренных словах в морфеме -зл- (связь со злом).

3. Актуализацию контраста между морфемами или моделью и её наполнением, например: «Всякий символ — о символе».

4. Изолированное употребление аффикса, например: Лучше недо-, чем перекраситься. Рассмотрим на примере стихотворения Николая Губина «Вальс-фантазия Глинки»:

Так дивно недопеть,

Недотянуть смычка,

Иль недокрасить кистью,

засыпая,

Лишь гений смог уметь,

И вальсом в облака,

Волшебные мелодии

взлетают…

Незаконченность мелодии, как и фразы в стихотворении, говорит порой больше чем, тысячи слов, так как именно приём некоей «недосказанности» ярче выражает чувства и эмоции.

5. Псевдовосстановление производящей основы заключается в том, что восстанавливается предполагаемая или создается возможная базовая основа для данного слова, которое в современном русском языке является непроизводным. Например: Мы хотим теперь считать Зах плюс буква “О” плюс Дер – Получился Заходер [А. Иванов]. Автор расчленяет фамилию поэта на две составляющие, соединённые между собой соединительной гласной О.

В поэзии данное явление встречается редко. Например, у А. Радашкевича:

Здесь выходила та лис-

тва, тут колыхала то во-

да, что относила навсег-

да, чего не свидим ты да

я…

Так создаётся дополнительный акцент с ударением на тот слог, который выделяется переносом. Растягивается слово, усиливается тревога и грусть лирического героя. Все выделенные слова с переносом оканчиваются на «а».

А.Ю. Астафьев полагает, что языковая игра может состоять, в частности, в нарушении ограничений на образование притяжательных прилагательных [Астафьев 2007:6]. Например , у Маяковского В. В.

Глаза у него бонапартьи и цвета защитного френч… (содержат некую надменность во взгляде, как у Бонапарта)

Другое широко распространенное явление – нестандартное использование увеличительных и уменьшительных суффиксов. Очень любил этот прием М.Е.Салтыков-Щедрин для дискредитации своих героев. Например: «Но вот он делается чиновником... Не достойный ли, не презренный ли он сосуд... извините, сосудик!.. с каким трепетом берет он в руку бумажку, очинивает ножичком перышко, как работает его миниатюрное воображеньице, как трудится его крохотная мысль, придумывая каждое выраженьице замысловатого отношеньица». Вот еще несколько примеров из произведений Салтыкова-Щедрина: Проектцы; поэтцы и поэтики; шалуненок; шалунище; болтунище.

М.Р. Напцок считает, что словообразовательная игра возможна на фонетическом уровне. Например, используются такие фонетические средства как повторение одного звука, добавление или вставка несуществующих букв в слово, символьная запись буквосочетаний [Напцок 2003:208].

Подводя итог, под словообразовательной игрой будем понимать один из приёмов языковой игры, основанный на игре, реализующейся в деривационных процессах, при которой участники этой игры в равной степени оперируют словообразовательными единицами и единицами морфемного уровня языка, с целью порождения различных эффектов в речи, а также в целях экспрессии и индивидуализации авторского стиля.

ВЫВОДЫ ПО 1 ГЛАВЕ

Изучив словообразовательную игру как языковой прием в литературе, можно выделить следующие теоретические аспекты:

Языковая игра – игра слов, связанная с ситуацией неожиданности, которая обусловлена преднамеренным нарушением в художественном тексте каких-либо норм и стереотипов.

Прибегая к приёму словообразовательной игры, поэт использует новообразование, что способствует созданию новых образов и символов.

Словообразовательная игра – один из приёмов языковой игры, реализующейся в деривационных процессах, при которой участники этой игры в равной степени оперируют словообразовательными единицами и единицами морфемного уровня языка, с целью порождения различных эффектов в речи, а также в целях экспрессии и индивидуализации авторского стиля.

ГЛАВА 2

СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ИГРА

В ПОЭТИЧЕСКОМ ТВОРЧЕСТВЕ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА.

§1. Особенности поэтического творчества Сергея Есенина

в образах природы

Творчество Сергея Есенина неповторимо яркое и глубокое, ныне прочно вошло в нашу литературу и пользуется огромным успехом у многочисленного читателя. Стихи поэта полны сердечной теплоты и искренности, страстной любви к беспредельным просторам родных полей, «неисчерпаемую печаль», которым, умел он так эмоционально и так звонко передать.

Сергей Есенин, будучи человеком, рожденным в деревне, с большой нежностью и трепетом относился к родной природе. В его стихотворениях она не просто фон для основного действия. Природа выступает как самостоятельный лирический герой.

Природа у Есенина может отражать внутреннее состояние самого поэта. В стихотворении «Клен ты мой опавший...» поэт напрямую связывает себя с окружающим миром. Он обращается к клену, словно к давнему товарищу, рассказывает о своей жизни, делится проблемами. Есенин и сам себя сравнивает с кленом, но с молодым деревом, которое в самом расцвете жизненных сил.

В стихотворении «Черемуха душистая...» черемуха предстает в образе молодой девушки, которая к весне принарядилась и завила кудри. Здесь снова нет явного лирического героя. Читателю предлагается вместе с поэтом наблюдать за тем, как мир природы живет своей жизнью, которая так похожа на нашу. Вот стоит молодая девушка, ее кудри золотятся и переливаются на солнце, а рядом звенит ручей, который словно юноша играет и резвится под теплыми лучами, стряхивая с себя зимнее оцепенение. Еще сильнее мотив олицетворения проявляется в стихотворении «Нивы сжаты, рощи голы...». В нем проселочная дорога спит и мечтает о зиме, а месяц сравнивается с рыжим жеребенком, который запрягается в сани.

Русская природа — источник неисчерпаемого вдохновения для Есенина. В стихотворении «Русь» он описывает бескрайние поля и леса, голубой купол неба над ними, деревянные хатки. Не обошлось здесь и без мистических мотивов. Ведь крестьянская природа для поэта наполнена мифами, легендами, преданиями. Это стихотворение написано в 1914 году, после начала Первой мировой войны. Есенин был далек от политики, но он смог показать, как природа реагирует на все происходящее. Словно предчувствуя беду сгущаются тучи, гремит гром, вокруг разносится карканье ворон. Это еще раз подтверждает, что крестьяне для Есенина живут в неразрывной связи с природой. Она реагирует на всеобщую беду и скорбит со всей Россией.

Очень часто у Есенина можно проследить сопоставление смены времен года с этапами человеческой жизни. Молодость для него — это весна, зеленая, яркая, свежая, непоседливая. А осень поэт сравнивает со старостью. Опадающие деревья устали, поля, с которых убрали весь урожай, тоже хотят поскорее отдохнуть под снежным одеялом. А зима — это смерть, вечный ледяной покой, холодная безжизненная равнина. Зима наступает неумолимо, но в то же время ее все ждут, потому что без смерти невозможно новое рождение весной.

В нашу литературу Сергей Есенин вошёл как выдающийся лирик. Именно в лирике выражено всё, что составляет душу есенинского творчества. В ней полнокровная, искрящаяся радость юноши, заново открывающего удивительный мир, тонко чувствующего полноту земной прелести, и глубокая трагедия человека, слишком долго остававшегося в "узком промежутке" старых чувств и воззрений. И, если в лучших стихотворениях Сергея Есенина - "половодье" самых сокровенных, самых интимных человеческих чувств, они до краёв наполнены свежестью картин родной природы, то в других его произведениях - отчаяние, тлен, безысходная грусть.

Сергей Есенин прежде всего - певец Руси, и в его стихах, по-русски искренних и откровенных, мы ощущаем биение беспокойного нежного сердца. В них "русский дух", в них "Русью пахнет". Они впитали в себя великие традиции национальной поэзии, традиции Пушкина, Некрасова, Блока.

Неологизмы – окказиональные образования (один из приёмов игры со словом) в поэтическом творчестве Сергея Есенина выражают разные чувства: печаль и тоску, радость и любовь.

Стихи Сергея Есенина отличаются большим числом неологизмов, причем неологизмов гармоничных, органично вплетенных в речь. В некоторых случаях Сергей Есенин настолько тонко чувствовал язык, что создавал слова, которых прямо-таки недоставало в речи («цветь», «близь», «синь», «розовость» ).

Таким образом, используя словообразовательную игру в своём творчестве, Сергей Есенин добивается более яркого выражения чувств лирического героя

§ 2. Употребление словообразовательной игры в поэтическом творчестве Сергея Есенина как приёма для создания образов природы

Необычно использование словообразовательной игры в поэзии Сергея Есенина. Автор создаёт неологизмы, чтобы подчеркнуть всю прелесть русской природы. Рассмотрим пример создания окказионализмов как приём словообразовательной игры в известном стихотворении «Отговорила роща золотая…».

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую
цветь.
В саду горит костёр рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Цветь – окказионализм, образован от глагола цвести. «Души сиреневую цветь» - метафора. Душа поэта перекликается с яркой осенью и поэтому краски души новые - сиреневые, понятные только автору. Всё внутри «цвело и пахло». Но лепестки сирени облетели, желания не сбылись. Сиреневая цветь души – утраченная радость, которая больше несозвучна золотым краскам осени, позволяет по-новому посмотреть на жизнь, но она не радует и согреть теплом никого не может – нет смысла от «костра рябины красной»…

Рассмотрим второй прием окказионального образования на примере поэтического текста «Собаке Качалова»:

Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой
приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Приятца - это дружеское чувство. Собака испытывает к хозяину самую тёплую любовь, и неслучайно это слово употреблено вместе с прилагательным дочерчивая, то есть собака, как человек, является преданным другом и испытывает чувство благодарности за заботу. Поэт использовал эпитет в данном стихотворении: доверчивую приятцу, то есть чувство может иметь и каждый человек. Всем нужна поддержка, любовь и понимание. Приятца – неологизм, новое существительное, образованоот устаревшего глагола приять. Приять у Сергея Есенина – принять, выразить положительные чувства и эмоции.

В 1915 году стихотворение «Лисица» Сергей Есенин посвятил А. М. Ремизову. На подаренном сборнике стихов «Радуница» поэт написал: «Алексею Михайловичу Ремизову. Божьему человеку, <…> от российского парня Сергея Есенина. Петроград. 1916. 30 января».

Ей все бластился в колючем дыме выстрел,
Колыхалася в глазах лесная топь.
Из кустов косматый ветер
взбыстрил
И рассыпал звонистую дробь…

Сергей Есенин показывает тревожные сигналы природы, которые предупреждают лису, как человека, об опасности. Используется приём аллегории. Бластился выстрел - чудился, казался, мерещился.
Вместо наречия быстро (рассыпал) употреблен неологизм взбыстрил (ветер) – усилился, к которому добавлена приставка вз- указывает на дополнительное усиление действия . Это как подсказка, что опасность совсем близко.

Именно звонистую (дробь), а не звонкую - упало что-то очень резко и громко. Замена суффикса -к- на -ист- даёт слову новое значение, превращая его в неологизм: обладающий звоном в большом количестве. Создаётся приём словообразовательной игры в области одной морфемы.

Рассмотрим ещё несколько приёмов игры со словом.

Листья падают, листья падают

С отягченными веками
Я смотрю и смотрю на луну.
Вот опять петухи кукарекнули
В обосененную тишину.

Чтоб под этою белою лунностью,
Принимая счастливый удел,
Я над песней не таял, не млел.
И с чужою веселою юностью
О своей никогда не жалел.

Окказионализм лунность образован от существительного луна, в контексте оно обозначает «лунный свет». Именно суффикс -ость придаёт такой более нежный оттенок луны, не совсем белый, льётся приглушённый свет от ночного светила. (ср: со словом рад-ость).

Ещё более интересно употребление неологизма прилагательного обосененная (тишина) образовано от слова осень, у него два значения: первое прямое – осенняя, принадлежащая осени, второе – обнесенная тишиной. Поэт соединил два значения в одно: получилась обосенённая, то есть «обнесённая осенью» - пора грусти, осенняя тоска.

Поэт использует такие выразительные средства как эпитеты. Этими приёмами достигается отражение печального настроения автора, жалость об упущенной юности, недостатке любви и желания спокойствия на душе.

Грусть и тоска в стихотворении о родине "Низкий дом с голубыми ставнями…" отголосками отдаётся в неброской красоте любимого села Константиново:

Только видели березь да цветь,

Да ракитник кривой и безлистый,

Да разбойные слышали свисты,

От которых легко умереть.

Неологизм березь образован от существительного берёза. Это березняки, которые растут на бедных землях, березь – унылый вид.

Неологизм цветь образован от глагола цвести. Это неприхотливые, мелко цветущие растения. Автор использует такой приём словообразовательной игры, чтобы максимально приблизится к поэту, окунуться в эту атмосферу грусти и тоски по родному дому.

Таким образом, окказиональные новообразования в поэтическом творчестве Сергея Есенина можно рассматривать как частный приём использования словообразовательной игры для выражения мыслей, чувств, настроения автора.

ВЫВОДЫ ПО 2 ГЛАВЕ

Проведя исследование в области словообразовательной игры в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина, можно сделать следующий вывод: создавая неологизмы (окказиональные новообразования), поэт применяет словообразовательную игру в своём творчестве. Сергей Есенин добивается более яркого выражения как чувств лирического героя, так и более яркого выражения состояния природы.

Дополнительно с неологизмами текст стихотворения подкрепляется средствами образной выразительности: метафорами, эпитетами, сравнениями.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучив вопрос об особенностях употребления приёмов словообразовательной игры в образах природы в поэтическом творчестве Сергея Есенина, проанализировав и обобщив особенности употребления различных приёмов и средств окказионального образования (использование неологизмов) словообразовательной игры, можно сделать такой вывод:

Языковая игра – часто встречающееся явление в художественной литературе, она становится не просто способом творческого самовыражения, но и оригинальным отражением действительности.

Неологи́зм (др-греч. νέος — новый + λόγος — слово) — слово, значение слова или словосочетание, недавно появившееся в языке.

Использование окказионализмов в поэтическом творчестве Сергея Есенина как приёма игры со словом обогащает речь, вносит в неё новый, более глубокий смысл, заставляет читателя размышлять над значением каждого отдельно взятого неологизма. Процесс чтения перестаёт быть бездумным, из поверхностного он превращается в творческий.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Литература

1. Земская Е.А., Китайгородская М.В., Розанова Н.Н. Языковая игра// Русская разговорная речь, М., 1989

2. Николина Н. А. – Игровые тенденции в современном русском словотворчестве//Русский язык сегодня. Вып 2., - М, 2003

3. Сергей Есенин, - Стихотворения и поэмы, - М., «Художественная литература», 1982 г

Электронные ресурсы

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Неологизм

https://zen.yandex.ru/media/literatur/neologizmy-serg..

https://yandex.ru/q/question/leisure/chto_takoe_igra_..

https://sochinimka.ru/sochinenie/po-literature/esenin..

https://vestnik.unn.ru

ПРИЛОЖЕНИЕ

«Отговорила роща золотая…»

Отговорила роща золотая
Берёзовым, весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
Пройдёт, зайдёт и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветер в даль,
Я полон дум о юности весёлой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костёр рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не опадёт трава,
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,
Сгребёт их все в один ненужный ком…
Скажите так… что роща золотая
Отговорила милым языком.

Собаке Качалова

Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Хозяин твой и мил и знаменит,
И у него гостей бывает в доме много,
И каждый, улыбаясь, норовит
Тебя по шерсти бархатной потрогать.

Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Мой милый Джим, среди твоих гостей
Так много всяких и невсяких было.
Но та, что всех безмолвней и грустней,
Сюда случайно вдруг не заходила?

Она придет, даю тебе поруку.
И без меня, в ее уставясь взгляд,
Ты за меня лизни ей нежно руку
За все, в чем был и не был виноват.

Лисица

На раздробленной ноге приковыляла,
У норы свернулася в кольцо.
Тонкой прошвой кровь отмежевала
На снегу дремучее лицо.

Ей все бластился в колючем дыме выстрел,
Колыхалася в глазах лесная топь.
Из кустов косматый ветер взбыстрил
И рассыпал звонистую дробь.

Как желна, над нею мгла металась,
Мокрый вечер липок был и ал.
Голова тревожно подымалась,
И язык на ране застывал.

Желтый хвост упал в метель пожаром,
На губах — как прелая морковь…
Пахло инеем и глиняным угаром,
А в ощур сочилась тихо кровь.

Листья падают, листья падают

Листья падают, листья падают.
Стонет ветер,
Протяжен и глух.
Кто же сердце порадует?
Кто его успокоит, мой друг?

С отягченными веками
Я смотрю и смотрю на луну.
Вот опять петухи кукарекнули
В обосененную тишину.

Предрассветное. Синее. Раннее.
И летающих звезд благодать.
Загадать бы какое желание,
Да не знаю, чего пожелать.

Что желать под житейскою ношею,
Проклиная удел свой и дом?
Я хотел бы теперь хорошую
Видеть девушку под окном.

Чтоб с глазами она васильковыми
Только мне —
Не кому-нибудь —
И словами и чувствами новыми
Успокоила сердце и грудь.

Чтоб под этою белою лунностью,
Принимая счастливый удел,
Я над песней не таял, не млел
И с чужою веселою юностью
О своей никогда не жалел.

"Низкий дом с голубыми ставнями…"

Низкий дом с голубыми ставнями,

Не забыть мне тебя никогда,—

Слишком были такими недавними

Отзвучавшие в сумрак года.

 

До сегодня еще мне снится

Наше поле, луга и лес,

Принакрытые сереньким ситцем

Этих северных бедных небес.

 

Восхищаться уж я не умею

И пропасть не хотел бы в глуши,

Но, наверно, навеки имею

Нежность грустную русской души.

 

Полюбил я седых журавлей

С их курлыканьем в тощие дали,

Потому что в просторах полей

Они сытных хлебов не видали.

 

Только видели березь да цветь,

Да ракитник кривой и безлистый,

Да разбойные слышали свисты,

От которых легко умереть.

 

Как бы я и хотел не любить,

Все равно не могу научиться,

И под этим дешевеньким ситцем

Ты мила мне, родимая выть.

 

Потому так и днями недавними

Уж не юные веют года.

Низкий дом с голубыми ставнями,

Не забыть мне тебя никогда.

 

Просмотров работы: 22