Удачная стратегия похода Ермака в Сибирь

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Удачная стратегия похода Ермака в Сибирь

Даниленко А.И. 1
1МБОУ Тазовская средняя школа
Семенова О.С. 1Кунин С.А. 1
1МБОУ Тазовская средняя школа


Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Общие положения исторического момента.

Заняться историей похода Ермака в Сибирь нас с подвиг интерес к знанию нашей сибирской истории. Руслан Скрынников, автор книги «Ермак» отметил: ««Сибирское взятие» Ермака блеснуло подобно молнии в ночной тьме. Горстка ермаковых казаков нанесла сокрушительное поражение «царю» Кучуму, властителю Сибирского ханства и наследнику Золотой Орды.» [6]

Стоп! Как горстка (сотня) казаков могла нанести сокрушительное поражение хану Кучуму, у которого войско было, по меньшей мере, 10 тысяч? Как это могло случиться? Почему никто не обращает внимания на исторические несоответствия? Верят легендам, байкам, даже анекдотам, которые ходили во все времена.

По этому поводу Скрынников сам же и свидетельствует, что историей Ермака начали интересоваться только спустя 40 лет. [6]

Архиепископ Тобольский Киприан велел разыскать ветеранов, где только можно, и расспросить их о «сибирском взятии». В конце концов, казаки явились на подворье к архиепископу и «принесоша к нему списки, како они прийдоша в Сибирь и где у них с погаными агаряны были бои и кого из них именем атаманов и казаков побиша». Так появились в Тобольске записи воспоминаний участников сибирского похода. Прошло сорок лет со времени похода Ермака, и нет ничего удивительного в том, что в казачьих сказах обнаружились все приметы фольклора. Сказы имели зачин, весьма характерный для былин и исторических песен. «Не от славных муж, не от царьского повеления воевод, — читаем в синодике, — …но от простых людей избра и вооружи… славою и ратоборьством и вольностию атамана Ермака Тимофеевича сына… со единомысленою и с предоброю дружиною храбрствовавшею». Ермак стал легендой, и в воспоминаниях о нем звучали эпические ноты. [6]

До нас дошло несколько версий похода Ермака в Сибирь: Тобольские и Кунгугские летописи и синоды, истории Ремизова и дьяка Есипова, ряда других «хронологий похода Ермака в Сибирь». Но вот, что важно! «Книжники пытались выяснить у казаков, в каком году те взяли Сибирь. Но тут они потерпели полную неудачу. В средние века 18-го простой люд никогда не заглядывал в календарь. Многие не знали даже года своего рождения: активная жизнедеятельность человека продолжалась до тех пор, пока его не покидали силы. Точный возраст сам по себе не имел никакого значения. Человек вел счет не по годам, а по запоминавшимся ему событиям. [6]

Для ермаковцев таким событием было прежде всего «сибирское взятие». На все расспросы Киприана они отвечали, что служат службу в Сибири сорок лет «с сибирского взятия». Поскольку Киприан прибыл в Тобольск в 7129 (1621) году (счет времени вели от Сотворения мира в Храме Господнем), летописец рассчитал, что «сибирское взятие» имело место сорока годами ранее, или в 7089 году. Указанный год начинался 1 сентября 1580 года и заканчивался 31 августа 1581 года.

На самом деле главное сражение войска Ермака с войском хана Кучума произошло либо в конце сентября 1582 года, либо в начале декабря 1582 года.

Поэтому, со всем этим историческим материалом надо еще разобраться и попытаться восстановить хотя-бы частичную картину этого славного события.

Личность Ермака впервые упоминается в 1572 году в битве при Молодях. К моменту похода в Сибирь Ермаку было примерно 40-45 лет.

Сочинители родословия Ермака допустили забавную ошибку. Они рассматривали имя «Ермак» как прозвище и приписали ему чуждое значение — «таган» или «жернов». Они не догадывались о том, что атаман носил православное имя Ермолай, от которого и произошло сокращение «Ермак». Недоразумение привело их к очевидной ошибке — замене подлинного имени вымышленным. Возможно, в строгановских вотчинах XVI или XVII века и жил разбойник Василий Алёнин, но к Ермолаю Тимофеевичу — историческому Ермаку — он не имел никакого отношения. Так, что одноименная книга «Ермак», написанная Евгением Федоровым (говорят, что по заказу И.В. Сталина) в 1950-1955 годах, возможно сплошная выдумка.

Ермак получил весьма красноречивое прозвище — Токмак. В России были разные говоры, оттого слово «токмачить» имело неодинаковый смысл. Одни под словом «токмачить» подразумевали «толочь», а словом «токмач» обозначали увесистый пест либо «бабу» для трамбовки земли. Другие говорили «токмачить», подразумевая «бить», «колотить», «толкать». В их понимании «токмак» означало деревянную колотушку. В имени Токмак угадывался намек на несокрушимую физическую силу, которую умели ценить в народе.

Необходимо сказать о происхождении казачества и об общей обстановке на южных «украинах» тогдашнего времени. На первых порах среди казаков преобладали татары, выходцы из разных орд. В 1538 году московские власти во время переговоров с Ногайской ордой отметили, что «на поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы, крымцы и иные баловни казаки, а и наших украин казаки, с ними смешавшись, ходят».

Число выходцев с русских «украин» умножалось из года в год. В 1546 году путивльский воевода писал Ивану IV в Москву: «Ныне, государь, казаков на поле много: и черкасцев, и кыян, и твоих государевых, вышли, государь, на поле изо всех украин».

Беглый люд поначалу жил в станицах и «зимовьях». Со временем в местах наибольшего скопления колонистов появились укрепленные «засеки» и «городки».

В 1580 году наступил критический момент в Ливонской войне. Шведы взломали русскую оборону на северо-западе, захватив Нарву, Ям и Копорье. Поляки штурмовали Псков. Москва готова была любой ценой предотвратить расширение военного конфликта на южной границе. В большой дипломатической игре казаки оказались разменной монетой, мимоходом принесенной в жертву. Казаки громили ногайцев с ведома властей. Но теперь в Москве постарались об этом забыть. Волжских атаманов объявили «ворами», поставленными вне закона.

Действия волжских казаков против ногайцев возглавили атаманы Иван Кольцо, Никита Пан и Савва Болдыря, будущие сподвижники Ермака в сибирском походе.

Итак, летом 1581 года Ермак воевал под стенами Могилева (по другим сведениям в Псковской крепости), а Иван Кольцо летом и осенью того же года громил ногайцев в Поволжье. Посольский приказ зафиксировал этот факт с протокольной точностью. 28 августа 1581 года в Москву «прибежали» татары из свиты ногайских послов, ехавших к царю, и сообщили, что «на Волге казаки Иван Кольцо, да Богдан Барбоша, да Микита Пан, да Савва Болдыря с товарищи» погромили ногайское посольство на перевозах под Сосновым островом. Государев гонец В. Пелепелицын, сопровождавший ногайское посольство, прибыл в Москву 1 сентября и подтвердил сведения о волжском разгроме.

Факты, извлеченные из достоверных архивных документов, начисто разрушают две легенды, связанные с жизнью Ермака и его главных сподвижников. Ни Ермак, ни его казаки не были повинны в разграблении государевой казны и других преступлениях, которые им позже стали приписывать. Ермак накануне сибирского похода не разбойничал, а оборонял рубежи государства от вторгшихся в страну неприятелей. Что касается его будущего помощника Ивана Кольцо, то его нападения были инспирированы самими властями.

После окончания Ливонской войны Ермак лечится в Пскове, а затем прибывает в Запорожскую Сечь. Здесь собирается казачий круг, где впервые Ермак предлагает поход за Урал в сибирские земли. Жёсткая власть Ивана Грозного вынуждала казаков искать вольные земли.

Казачий круг на Яике.

На русско-польской границе с января 1582 года наступило перемирие. Ермак и его станичники выбыли с государевой службы и должны были сами позаботиться о «зипунах» и пропитании. С Волги казаки ушли на Яик и там собрали войсковой круг. Лето стояло жаркое, и люди довольствовались тем, что наспех соорудили себе навесы и шалаши. Лагерь рос со дня на день. Подходили небольшие ватаги, а иногда и целые станицы. Ночью округа озарялась светом множества костров. Ногайцы не тревожили Ермака. По всей степи пронесся слух: «Казаки затевают большое дело!» И кочевники спешили уйти со своими кибитками и табунами подальше от Яика.

Ермак сосредоточил в своих руках огромную власть. Но в течение всей экспедиции самые ответственные решения Ермак и выборные атаманы неизменно принимали «с совета» и «по приговору» всего «товарства». Замечательно, что в своих воспоминаниях - «сказах» ветераны похода неизменно говорили о «Ермаке с дружиной» и ни разу не сложили ему отдельной похвалы. Для казаков Ермак был лишь одним из равных.

Воеводские отписки того времени не оставляют сомнения в том, что накануне сибирской экспедиции среди «воровских» казаков произошел раскол. Вместе с Иваном Кольцо в нападении на царского посла участвовали Богдан Барбоша, Савва Болдыря и Никита Пан. На казачьем круге атаман Богдан Барбоша возглавил тех «воровских» казаков, которые отказались присоединиться к Ермаку и Ивану Кольцо. Они оставались на Яике и спустя четыре года выстроили себе там укрепленный острог. Встревоженные воеводы приказали им идти на государеву службу.

После того как Барбоша и его сторонники покинули круг, большинство перешло к Ермаку и его станицам. Они выдвинули из своей среды атаманов Матвея Мещеряка, Якова Михайлова, есаула Богдана Брязгу, Черкаса Александрова. От «воровских» казаков были избраны Иван Кольцо («сверстник» Ермака, иначе говоря, второй руководитель экспедиции), Никита Пан, Савва Болдыря.

Прозвища казаков указывали на их самое разное происхождение. Черкас и Пан были выходцами из украинских и польских земель, Шуянин — из Шуи, Темниковец — из Темникова, Мещеряк — с Мещеры. Как правило эти прозвища постепенно переходили в казачьи фамилии.

Речь Ермака соответствовала подлинным обстоятельствам. Ивану Кольцо и его людям в самом деле грозила виселица. В исторических песнях Ермак предлагал далее идти в поход, чтобы заслужить царское прощение.

Атаманы выходили на середину круга, и каждый старался склонить казаков на свою сторону. «Товарищество» бурно выражало согласие или несогласие с теми, кто держал речь.

Наконец на круг был приглашен посланец богатых пермских солепромышленников Строгановых. От имени своих хозяев он обещал казакам хлебное жалованье, свинец и порох в случае, если они отправятся в Пермский край на службу к Строгановым.

Ермак держал речь последним, и его слова положили конец колебаниям. Атаман умел безошибочно уловить общее настроение и повести за собой буйное «товарищество».

Если Ермак первенствовал на казачьем круге, то не из-за «породы» и не из-за атаманского чина, признанного царем. Он завоевал себе авторитет своей храбростью, многолетней службой и непоколебимой верностью товариществу вольных казаков.

Анализ результатов казачьего круга, который вероятно произошел либо осенью 1580, либо ранней весной 1581 года, позволяет нам предположить, что в сложившихся условиях было принято следующее решение:

- Ермак с сотней «не воровских» казаков выступает на охрану владений Строгановых в Пермском крае и в зиму 1581-1582 года готовит переход через Уральские горы;

- все остальные опальные «воровские» казаки и их атаманы ранней весной 1582 года переходят из Яика в Тобол и спускаются вниз до Иртыша.

Цель и задачи исторического исследования.

Основная цель работы – доказать, что Ермак сотоварищи разработали удачную стратегию похода в Сибирь. Большая часть опальных казаков должна была перейти весной 1582 года из Яика в Тобол (160 км) и спуститься в Сибирь. Отобранная сотня «не воровских» казаков приступает во главе с Ермаком к охране Пермского края владений и Строгоновых.

Задачи исследования:

Изучить и реконструировать по историческим записям транспортные средства и возможность передвижения на них крупного войска по рекам.

2. Подробно исследовать действия Ермака во владениях Строгановых, подготовку и ход генерального сражения с войсками хана Кучума.

3. Подвести итоги исследовательской работы.

Подготовка походу за Урал во владениях Строгановых.

Нанимая казаков, пермские господа не скупились на обещания. Когда же отряд Ермака прибыл в Приуралье, солепромышленники проявили обычную для них скупость.

Максим Строганов соглашался выдать казакам некоторое количество хлеба, но не иначе как взаймы под проценты, «прося у них кабалы». «Егда возвратитеся, на ком те припасы по цене взяти, и кто отдаст, точно или с лихвой?» — спрашивал купец у ермаковцев. Возмущенные казаки приступили к Максиму «гызом» и едва не убили его. Иван Кольцо пригрозил Максиму, что расстреляет его. Испугавшись угроз, Максим открыл амбары и отпустил запас на казачьи струги «по запросу».

Приведенный рассказ, записанный на страницы Кунгурской летописи С. У. Ремезовым, поражает своей живостью и реализмом. Кажется, что сцена как бы списана с натуры. Жадный купец и удалой казак действуют каждый сообразно своему характеру. Кольцо, не побоявшийся наложить руку на государева посла, не дал бы спуску Максиму Строганову.

Если сведения, положенные в основу Кунгурской летописи, были некогда записаны со слов очевидцев, то возникает вопрос: почему в летописи отсутствуют сведения о боевых стычках Ермака с царевичем Алеем, сыном хана Кучума, на границах строгановских владений?

Царь Иван IV был причастен к сибирской экспедиции еще меньше, чем Строгановы. Московские власти решительно воспротивились осуществлению планов Ермака, едва лишь узнали о них. Получив донос чердынского воеводы В. Пелепелицына, Иван IV в ноябре 1582 года выругал Строгановых за то, что они призвали в свою вотчину казаков «воров» — волжских атаманов, которые «преж того ссорили нас с Ногайской ордою, послов ногайских на Волге на перевозех побивали, и ордобазарцов грабили и побивали, и нашим людем (Пелепелицыну. — Р. С.) многие грабежи и убытки чинили». Жалоба Пелепелицына, повторенная в царской грамоте, имела в виду вполне определенных лиц. Не Ермак грабил Пелепелицына на волжских перевозах, а Иван Кольцо, Никита Пан и Савва Болдыря. Их-то Пелепелицын и назвал казаками-«ворами» в доносе царю. [6]

Опальная грамота 1582 года опровергает разом два мифа, связанных с сибирской экспедицией. Первый миф — о грабежах Ермака на Волге и захвате им царской казны. За подобные проступки казаков вешали. Однако царь Иван IV и не думал вешать «воров» из отряда Ермака. Напротив, местные власти получили приказ разместить казаков Ермака в государевых крепостях Чердыни и Соли Камской и использовать их для обороны края.

Второй миф родился в стенах Посольского приказа. Суть его заключалась в том, что покорение Сибири осуществили государевы служилые люди по прямому указу царя. На самом же деле царь Иван IV велел Строгановым под страхом «большой опалы» вернуть Ермака из похода в Сибирь и использовать его силы для «оберегания пермских мест». Россия не закончила войны со Швецией. На юге ее границы постоянно нарушали крымцы и ногайцы. В Нижнем Поволжье поднялись на восстание малые народы. В таком положении Иван Грозный не желал иметь лишнего противника в лице Сибирского ханства. Его указ, однако, прибыл в строгановские вотчины с большим запозданием и не мог оказать никакого влияния на судьбу сибирской экспедиции.

В то время как царь писал свою грамоту, Ермак уже нанес Кучуму сокрушительное поражение и занял его столицу.

Сохранилась царская грамота от 7 января 1584 года, из которой следует, что царь Иван IV узнал о «сибирском взятии» от гонцов Ермака не позднее лета — осени 1583 года и тогда же велел готовить «зимний поход» в Сибирь. Отсюда следует, что «сибирское взятие» совершилось в промежуток времени между 1 сентября 1582 года и весной 1583 года, когда Ермак послал гонцов в Москву с вестью о победе. Воспоминания тобольских ветеранов совпадают с документальными свидетельствами. Ветераны помнили, что вступили в Агалак в день святого Димитрия Солунского. Указанный праздник приходится на 26 октября. Конечно, воспоминания — не столь надежный источник, как подлинные грамоты. Казаки могли ошибиться на несколько дней или недель. Но они едва ли забыли о том, что одержали победу осенью. [6]

Итак, ермаковцы проделали путь с Чусовой на Иртыш не за два-три года, а за два-три месяца.

Возникает вопрос: могли ли казаки физически преодолеть расстояние с Чусовой до Иртыша за столь малый срок?

Студенты Пермского университета провели эксперимент. Они повторили на лодках путь Ермака, и на это у них ушло четыре месяца. Их пример, увы, подтвердил, сколь ограниченны возможности проведения эксперимента в истории. Оценивая их опыт, надо учесть, что за прошедшие четыреста лет уральские и сибирские реки сильно обмелели. Лодки студентов — не быстроходные казачьи струги, да и студенты — не казаки.

Переход через Урал дружины Ермака.

С Чусовой Ермак повернул на Серебрянку. Свое название эта река получила за чистую, прозрачную воду, отливавшую серебром. Берега Серебрянки порой сужались до 10–12 метров, течение оставалось столь же стремительным, как и на Чусовой. Чтобы дать отдых людям, Ермак сделал остановку на длинном, в полверсты, лесистом острове. В память об этом местные жители впоследствии назвали остров Ермаковым.

Тагильские перевалы находились в том районе Уральского хребта, который подвергся сильному разрушению. К северу от перевалов располагалась гора Благодатная. Сопки в районе Благодатной не превышали 700 метров над уровнем моря. Сама гора Благодатная поднималась ввысь почти на 400 метров.

Чтобы добраться до перевала, ермаковцы рубили просеку в чащах и буреломе. У них не было возможности выровнять каменистый путь и волочить суда по земле, используя катки. Пришлось тащить грузы и суда на руках. В Москве Черкас Александров рассказывал, что казачий отряд «с Серебряной реки шел до реки до Борончука волоком, и суда казаки на себе волочили». В «сказах» из Кунгурской летописи также сообщалось, что казаки оставили на Серебрянке тяжелые суда, а легкие «таскали на Тагил реку через волоки». [6]

Фото 3. Предполагаемое место переволоки из Серебрянки в Тагил.

Переход основного казачьего воска из Яика (Урала) на Тобол.

Фото 4. Вероятное место перехода основного казачьего войска из Яика (Урала) на Тобол.

По нашей версии, большинство казачьих станиц и «всяк к ним примкнувши» двинулись весной 1582 года из Яика (примерно Орск) на реку Тобол. До Тобола здесь 160 км. По весеннему половодью, имея достаточное количество быстровозводимых речных транспортных средств. Попробуем разобраться на чём двигалось всё это войско по реке Тобол.

Мы считаем основным транспортным средством в тот момент, была плетеная лодка, обтянутая воловьей шкурой. Казаки того времени о ней хорошо знали. Она очень быстро собиралась, была вместительной, проходила в любом мелководье. Это плавсредство хорошо было представлено в одной из передач «Искатели» на канале НТВ. По одной из версий на этих плетеных лодках казаки сумели незаметно подойти по разлившейся реке Ахтубе и разгромить столицу Золотой Орды - Сарай (ныне поселок Царев Средне-Ахтубинского района Волгоградской области)

Реконструкция водных транспортных средств.

Фото 5,6,7,8. Реконструкция плетенной быстровозводимой лодки

С большим трудом нам удалось реконструировать макет плетеной лодки, которую почему-то называют «чайкой», хотя это название совсем другого судна. И вот тому подтверждение. Ниже приведен чертеж. [7]

Рис.1 Чертёж конструкции чайки, составил Гийом ле Вассер Де Боплан, 1660 год. [7]

Известные всем струги или запорожские «чайки» для постройки требовали качественного леса. Их возможно начали строить только в районе нынешнего Кургана, где растет хороший лес. Конструкцию струга мы тоже попытались возродить на макете. Потому как это не только просто быстроходное транспортное средство (вниз по реке шло быстрее лошади), но и боевой корабль и надежная крепость одновременно.

Фото 9,10 . Реконструкция макета струга

Но не надо забывать, что за Ермаком в Сибирь по Тоболу отравилось большое количество казаков. И при этом сплаве-походе, наверняка использовали обычные плоты. Соорудить обыкновенный плот из любого дерева можно было везде где оно появлялось. Перед сборкой стволы деревьев кололи на пополам на пластины и сшивали их веревками или гвоздями.

Фото 11. Реконструкция макета плота.

Сражение при Кашлыке в устье Туры. Разгром улуса Карачи. [5]

Вероятно, соединившись с первыми прибывшими отрядами из Яика. Ермак вступил в бой на Кашлыке (в устье Туры при впадении её в Тобол, на карте обозначено как Тархан-Кала) и захватил там не малые запасы продовольствия из юрт главного сановника Кучума Карачи. Старым казакам запомнился очень вкусный мед из хранилищ Карачи. По некоторым данным это произошло летом 22.07.1582 года.

Разгром казаками улуса Карачи вызвал ярость и страх в ханском дворце. Осознав грозившую опасность, Кучум разослал гонцов во все стороны. Днем и ночью они скакали от кочевья к кочевью, от улуса к улусу и везде разносили весть о войне [6].

Решающее сражение при Агалаке (Искере) на Чувашеском мысу. [5]

Чтобы не пустить Ермака к Агалаку (Искеру), ордынцы сделали засеку у подножия горы на Чувашевом мысу. За толстыми стволами поваленных деревьев они надеялись уберечься от казачьих пуль, а затем перебить ермаковцев в рукопашной схватке [6].

Практически все лето 1582 года казаки чего-то ждут. По одним данным решающее сражение при Абалаке прошло 22 сентября 1582 года, по другим 28 октября 1582 года, по третьим только 5 декабря того же года. Этот факт подтверждает наше предположение, о том что, Ермак дожидался всех казаков, которые могли еще спуститься по Тоболу. Он понимал, в решающем бою важен каждый человек при численном превосходстве войска хана Кучума.

А чего выжидал Кучум? Почему не вступал в бой, имея явное превосходстве в силе? По мнению многих исследователей, он просто ждал ухода ермаковой рати. Наступала зима.

Дьяк Савва Есипов [6] подчеркивал, что под Абалаком произошла не мелкая стычка, а «брань велия на мног час». Строгановский летописец также описывал столкновение как крупную битву, прекратившуюся с наступлением ночной тьмы.

Важные сведения о битве на Абалаке можно почерпнуть из документов Посольского приказа. Под ударами казаков, значилось в наказе 1585 года, «сибирский царь Кучум убежал в поле», после чего Маметкул-царевич, собравшись с людьми, приходил в Сибирь «на государевы люди, и государевы люди тех всех татар, которые были с Маметкулом — больше десяти тысяч, — побили…»[6].

Освоение Сибири, начало которому было положено экспедицией Ермака в Зауралье, явилось крупнейшей вехой в русской средневековой истории. Казаки Ермака сделали первый шаг, открыв пришедшим на смену им землепроходцам путь в глубины неведомого и огромного азиатского материка. Вслед за великими географическими открытиями на западе настало время русских географических открытий на востоке. Через полвека после гибели Ермака русские вышли на берега Тихого океана.

Итоги исследовательской работы.

В заключении исследовательской работы необходимо отметить, что нам удалось найти подтверждение того, что войско Ермака на решающую битву было собрано из двух составляющих. Но основополагающим моментом присоединения Сибири стала не поле брани, а экономический фактор. Когда у Ермака спросили какой ясак они будут платить Белому царю? Он им ответил, с каждого по 1 шкурки меха в год, но вы сами будете их возить в Москву. Вскоре царский двор завалили мехами. Жители Крайнего Севера умудрялись привозить живых осетров. Низкое налогообложение стало причиной того, чтобы сибирские татары и ногайцы, самоеды и вогуличи, да и другие народы добровольно вошли с состав российского государства.

Литература и источники.

http://fb.ru/article/214938/ermak-biografiya-kazachii-ataman-istoricheskii-zavoevatel-sibiri

https://wiki2.org/ru/Ермак_Тимофеевич

http://rushist.com/ Ермак Тимофеевич. История России.

http://dentv.ru/ русские писатели Василий Дворцов и Игорь Шумейко об истории освоения Сибири и Дальнего Востока.

https://www.youtube.com/watch?v=VLtCMPmZrUI Ермак покоритель Сибири.

Скрынников Руслан. Ермак - royallib.com.doc

Чайка (лодка) Материал из Википедии — свободной энциклопедии.

Просмотров работы: 33