Нам нельзя забывать…

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Нам нельзя забывать…

Сингур И.С. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение «Пермская кадетская школа №1 «Пермский кадетский корпус имени генералиссимуса А.В. Суворова»
Швалова Н.В. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение «Пермская кадетская школа №1 «Пермский кадетский корпус имени генералиссимуса А.В. Суворова»
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

В годы Великой Отечественной Войны на защиту Родины встала вся наша великая страна. Ожесточённые бои за каждую пядь земли, огромные потери среди военных, всё это принято ассоциировать с самой войной. Но в этот тяжёлый период происходила и эвакуация крупных предприятий в глубокий тыл, где женщины трудились «до изнеможения», на пределе и за пределом человеческих сил, считая это не подвигом, а своей ежедневной войной.

В деревнях женщинам тоже было очень нелегко. Поскольку раньше с хозяйством им помогали справляться мужчины, а в годы войны все легло на хрупкие женские плечи.  Матери, жёны, сёстры, дочери самоотверженно трудились в колхозах, голодали, сжав зубы, несмотря на усталость, работали для Победы.

Одной из таких самоотверженных тружениц была моя прабабушка Шура. Рассказывая о ней, я хочу рассказать о судьбе русских женщин-крестьянок в то смутное и тяжелое время, рассказать обо всех женщинах моей семьи, о том, как они выживали в трудные военные и послевоенные годы, о том, как они трудились, радовались жизни, растили детей. О том, что на плечи этих женщин легла непосильная ноша войны и тяжелого труда. Но эта история также и о том, как они всё выдержали, выстрадали, вынесли и не сломались, а более того, с оптимизмом и терпением переносили тяготы и испытания, проявляя отвагу, трудолюбие, упорство. Эта история о них: скромных труженицах, матерях, женщинах, на которых держалась наша земля.

Шура родилась в семье Степана и Федосьи в деревне Семунино Соликамского уезда Пермской губернии. Степан пришёл с 1-ой мировой войны больным – «кила» была очень большая (грыжа). Для него брак с Федосьей - был вторым браком, в первом ещё были дети. Иван Сидоров, старший брат по отцу, с войны так и не вернулся (пропал без вести, семья не знает где он погиб).

Шура была старшей в семье, ещё было 2 сестры: Палаша, Нюра, и брат Алексей. Хоть Шура и стала нянькой для своих младших, но она отучилась 4 класса, в пятый её не пустили, так как надо было ходить за 8 км от деревни. И в 1934 году в 12 лет она пошла на работу в колхоз. Работала в поле, полола хлеб, на коровнике ухаживала за скотиной, чистила сараи. Она рассказывала, что мать как то послала её за чулками, а она на сдачу вместо хлеба, по простоте своей детской, купила конфет – подушечек, для себя, брата и сестёр. Подушечек она так и не попробовала – мать отходила её хворостиной и накормила младших. Тем ценнее для неё стал кусковой сахар в годы войны и хлеб. Приходилось взрослеть в 12 лет и не позволять себе детских прихотей. Так закончилось детство Шуры, наполненное с малых лет трудом и лишениями.

Когда началась война, Шуре только исполнилось 19 лет. Она уже работала в колхозе на лошади, отвозила на переправу молоко, ловко управлялась с тяжелеными бидонами. Было очень голодно – ели лебеду, варили суп из крапивы, зимой из замёрзших «глазков» - похлёбку. Зимы стояли страшные – два раза отмораживала ноги так, что онучи отдирали вместе с кожей. Потом, в старости, ноги у неё сильно мёрзли, всегда ходила по дому в валенках.

Вот лишь один из эпизодов. Февральским вечером, после дойки колхозных измученных, тощих коров, Шура, погрузив два десятилитровых бидона в телегу, повезла их в Оськино. Между деревнями расстояние было километра два, дорога лежала через поле. В феврале вьюга на Урале застаёт врасплох, так и произошло в этот уже тёмный вечер. Она поняла, что была пройдена половина пути и они одни с тощей клячей посреди колхозного поля. Возвращаться уже некуда – вьюга замела дорогу, да и впереди ничего не видно, снег слепил глаза. Лошадь отказывалась идти вперёд, а потом и вовсе легла под телегу. Шура, мысленно простившись с жизнью, легла рядом, чтобы хоть чуть-чуть укрыться от ледяного ветра и снега. К утру всё стихло. Ноги были деревянные, руки не слушались, Шура криком подняла лошадь и через час они уже были в деревне. Её сразу же посадили рядом с горячей печью, онучи удалось содрать только с кожей и потом ноги долго заживали. То молоко в двух бидонах успели забрать в отряд, который направлялся на фронт – это были семнадцатилетние подростки, взрослых мужчин в деревнях Оськино и Семунино уже не осталось.

В 1943г. на Соликамском целлюлозном Бумкомбинате открылась линия по производству пороховой целлюлозы, которая была необходима для знаменитых ракетных установок «Катюша» и тогда же появился Тюлькинский сплавной рейд для нужд Бумкомбината. Шуру колхоз направил трудиться на сплав. Там она и проработала до конца войны, трудилась для Победы. Привыкла багром направлять огромные брёвна, отталкивать опасные топляки, которые норовили перевернуться и утянуть в воду.

Зато теперь были хлебные карточки. С ними и была связана история ее любви и брака. Прозаическая, на первый взгляд история. 3 ноября 1943 г. она сошлась с моим прадедушкой Слуцким Романом (Рувимом) Самойловичем (Соломоновичем), репрессированным за антисоветскую агитацию на 5 лет за то, что рассказал анекдот в г. Москва в 1937г. Было начало месяца, а у него уже карточки закончились, есть было совсем нечего, так они стали делить хлеб на двоих. Вот так, без цветов и ухаживаний, просто и мудро образовывались семьи. Да и время было суровое, не до ухаживаний.

Черный хлеб с травяным наполовину мякишем прабабушка запомнила на всю жизнь, он напоминал ей те трудные годы, поэтому в мирное время Шура хлеб чёрный не ела. «Я его в войну наелась!» - это её слова.

Молодая семья Романа и Александры после войны остались на постоянное местожительство в посёлке Тюлькино. Там Шура родила 4-х девчонок, так и прожила там, работая на сплаве.

Прабабушка про войну говорить не любила. Единственное, что напоминало – скрюченные от работы руки и больные ноги. Но она о трудностях тогда не думала, работала, не жалея себя – главное было победить!

А победа должна была быть ещё одна – над голодом в первые послевоенные годы. В 1947 году родилась вторая дочь, моя бабушка Лида. Старшей Гале было уже два года. Страна поднималась после страшной войны. Есть было нечего, одевать детей не во что, но жили дружно, работали и верили, что лучшие дни впереди.

Когда моей бабушке Лиде было чуть больше года, пришла ещё одна напасть: её стали «бить судороги». Как говорила прабабушка, деревенский врач поставил диагноз – эпилепсия. Шура, уже беременная третьей Аней, не знала куда бежать, как спасти свою кровиночку. Пошла к бабке, которая лечила младенцев. Та ей посоветовала поймать крота и накормить ту, у которой судороги (видимо так лечили от эпилепсии). И вот Шура поймала двух кротов, сварила и дала обеим девочкам. Сама ушла из дома, часа полтора вокруг ходила, обливаясь слезами. Когда пришла домой девчонки спали, а от кротов только косточки остались.

Действительно, судорог больше не было никогда! И ведь, скорее всего, просто от голода на бабушку Лиду свалилась эта напасть, дело не в лечении, а в мясе, которого не хватало истощённым младенцам…

Старших дочерей, Галю и Лиду Шура пережила. Галя в 1967 году решила поправить свою семейную жизнь и попугать мужа. 19 дней она умирала у матери на руках…

Лида, моя бабушка, у которой после смерти прадеда жила Шура, в 2007 году сгорела за полтора месяца от рака. Остались младшие Аня и Надя, обе связали свою жизнь с медициной. Сейчас сёстры общаются только по видеосвязи – Аня живёт в Чернигове в Украине, а Надя живёт в Перми.

Моя прабабушка Шура умерла в 2011 году. Ей было 88 лет. Жила одна, так как наотрез отказалась переезжать из квартиры, в которой жила с Лидой. Конечно, ей помогала моя мама, но до последнего своего дня Шура себя сама обслуживала: готовила, стирала, делала всё по дому в силу своих возможностей.

Я считаю, что это желание делать всё самой в прабабушке сформировалось в тяжелейшие годы войны. Сильный волевой стержень характера Шуры помог пережить голод, разруху, сложные послевоенные годы и стал правилом всей её жизни.

Моя прабабушка, часть военного поколения: сильного и самоотверженного. Это поколение мужчин, женщин, детей должно быть примером для всех, кто родился и будет рождён после. Их имена не должны быть забыты! Вечная память героям и труженикам тыла! Вечная память!

Просмотров работы: 78