Конкурсное эссе Женщины на службе Отечеству "Чтобы помнили! У войны не женское лицо"

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Конкурсное эссе Женщины на службе Отечеству "Чтобы помнили! У войны не женское лицо"

Муратов А.С. 1
1ФГКОУ "ОРЕНБУРГСКОЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЕ КАДЕТСКОЕ УЧИЛИЩЕ"
Хасенова Е.В. 1Кузяева О.В. 1
1ФГКОУ "ОПКУ"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Я родом не из детства — из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.
Я родом не из детства — из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.
Я родом не из детства — из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя — шершавые ладони.
Я родом не из детства — из войны.
Прости меня — в том нет моей вины...

Юлия Друнина

Май. Яркий солнечный день. Неширокая проезженная дорожка, по краям которой зеленеет только что проклюнувшаяся из-под земли травка. На душе как-то спокойно и хорошо. Поднимаю глаза – ярко-голубое небо без единого облачка, оно настоящее, весеннее! Идем не торопясь. «А моей прабабушке сегодня - 96!» – с гордостью сообщил мне мой друг Азамат. Мы, наконец, подошли к ухоженному домику с маленькими окнами на одной из улиц села Сагарчин, что расположено в восточной части Акбулакского района Оренбургской области. Помню, я очень удивился и искренне мысленно пожелал незнакомой мне еще старушке здоровья и долголетия. На воротах я заметил табличку с надписью: «Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны». Внутри у меня все сжалось, я сделал неуверенный, робкий шаг в сторону двери. Тогда я еще невольно подумал, что вот сейчас увижу убеленного сединой и глубокими морщинами лицо аксакала, но, войдя в дом с приветствием «ас - саляму алейкум», понял по наградам на пиджаке радостно встречавшей нас юбилярши - маленькой миловидной бабушки, еще довольно бодрой и очень приветливой, что она, Сара Мустафиевна Жумагулова, и есть ветеран Великой Отечественной войны… Среди ее многочисленных гостей, детей, внуков и правнуков, я не чувствовал себя чужим. Наоборот, мне казалось, что я дома, в котором давно не был, и все, что связано с судьбой его хозяйки, я должен знать и помнить…

За щедро накрытым дастарханом ели горячий бешбармак, сочный куирдак, чаем запивали сладкие баурсаки и вели разговоры, словно вышивали по белому войлоку цветными нитками простой орнамент непростой жизни этой замечательной женщины, которой суждено было родиться 20 мая 1923 года в Семипалатинске, рано осиротеть и провести свое детство в детдоме… А потом, окончив 9 классов, в 1941 г. поступить в техникум. Сара Мустафиевна вспомнила, как пришла на экзамен в тапочках, один из которых был порван, как чувствовала себя очень неловко, старалась спрятать ногу, чтобы никто не заметил ее обуви. О том, что шла война и преимущество были на стороне фашистской Германии, знала не только из газет и радио. Все меньше и скуднее были порции обеда в столовой…

Я слушал ее и с ужасом пытался представить, как 20 мая сорок второго года Сара, совсем еще девочка, получив повестку, идет в райком комсомола, оттуда - в военкомат. После медкомиссии, в 10 часов утра следующего дня прибывает снова в военкомат, уже с вещмешком, чтобы в этот же день в числе двухсот таких же девчонок, как и она, из Белоруссии, Украины и других республик бывшего Советского Союза отправиться на Дальний Восток. Как после семи суток пути их эшелон прибывает в Хабаровск, где Саре предстоит год учиться в военном училище на механика-моториста, потом служить в 781-м авиационном полку, во второй истребительной эскадрилье, и до конца войны готовить самолеты - истребители Як-9, Як-7 к вылетам. У меня защемило сердце, душа заныла неутихающей болью. Я говорил себе тогда: «Сколько же мужества надо было иметь девушке, чтоб брать на себя такую ответственность!» Мне, думаю, не робкого десятка парню, решившему стать офицером, глядя на пожелтевшую фотографию Сары тех военных лет, сложно было понять, как ей не страшно было охранять дальневосточные рубежи нашей Родины. Почти дословно запомнил, как об этом рассказала сама Сара Мустафиевна: «Однажды стою я на посту, вижу, идут двое, говорю: «Кто идет?» Они продолжают идти, не останавливаясь. После очередного предупреждения выстрелила три раза в воздух. Как оказалось, одним из проверяющих был начальник штаба полка. За отличное несение караульной службы мне объявили благодарность…»

От Сары Мустафиевны я узнал, что дисциплина в авиационном полку была строжайшей. Когда случались боевые тревоги, приходилось в считанные минуты встать в строй, в полном боевом снаряжении преодолевать десятки километров. Подумать только, ей тогда было всего двадцать лет! Впереди еще два года изнурительной и тяжелой службы - годы доблести и героизма, о чем скромно умолчала женщина, но красноречиво говорят ее награды: Орден Отечественной войны II степени, медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», медаль Жукова…

Кто-то спросил про Победу. Женщина оживилась, заблестели радостно глаза, заулыбалась, даже помолодела, словно вернулась в то время, когда спустя месяц после окончания войны демобилизовалась и возвращалась в эшелоне в родные места. «Во всех городах, которые мы проезжали,— говорила Сара Мустафиевна, — в Чите, Омске, Томске, Челябинске — нас встречали одинаково: с оркестром, с почестями, кормили и провожали со слезами на глазах»…

Улыбалась старенькая аже. Улыбались все мы этой маленькой женщине, преданно служившей своему Отечеству и в годы войны с гитлеровской Германией, и в трудное послевоенное время, когда поднимала целину, когда вместе с мужем растила и воспитывала шестерых детей. Смотрели на 95-летнюю Сару Мустафиевну Жумагулову с почтением и благодарностью, черпали, как из святого родника, энергию жизнелюбия и оптимизма, учились у нее мудрости и желали ей долгих-долгих лет жизни. А она? ...Обещала с нами встретить свой 100-летний юбилей…

Вечер. Улочка, чуть освещенная единственным фонарем. Дует освежающий майский ветерок, донося чуть уловимый сладковатый аромат только что распустившихся ирисов. Тишина, нарушаемая редким лаем сторожевых. Мысленно я еще там, с аже, представляя все то, что было услышано.

На другой день мы возвращались с Азаматом в Оренбург, но меня не покидало ощущение, что я обязательно еще приеду в Сагарчин и скажу Саре Мустафиевне: «Салеметсизбе, аже! Здравствуй, бабушка!» Пусть только Бог хранит ее для родных, для всех нас!

Фотографии из семейного архива

Фото 1. «Такой молодой девчонкой я уходила на войну»

Фото 2. «А на груди ее блистают множество орденов и медалей»

Фото 3. «Дети и внуки – цветы моей жизни»

Фото 4. «Парад Победы»

Фото 5. «Женское лицо войны»

Фото 6. «Любимые цветы Сары»

Просмотров работы: 12