Шумят дубравы вековые на страже тульских рубежей...

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Шумят дубравы вековые на страже тульских рубежей...

Титова А.С. 1
1МБОУ «Пришненская средняя школа № 27» Щекинского района Тульской области
Ихер Т.П. 1
1МБОУ «Пришненская средняя школа № 27» Щекинского района Тульской области
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Тульские засеки… Так называется лесной массив, в виде узкой полосы протянувшийся с запада на восток почти через всю Тульскую область. На карте России засеки выглядят крохотным зеленым островком, однако это неповторимый памятник природы. Летопись его уводит нас вдаль веков, в историю Древней Руси.

Начало её было положено вскоре после ликвидации татаро-монгольского ига, то есть в конце XV века. Стремясь надежно защитить свои южные рубежи от вражеских набегов со стороны Дикого поля, занимавшего в те далекие времена практически всю центральную и юго-восточную части современной территории Тульской области, Московская Русь искала и нашла поддержку и помощь в самой русской природе. «Неперелазной стеной», мощной естественной линией обороны Русского государства служила многоводная и широкая Ока. С ранней весны до поздней осени на ее берегах русские полки бдительно несли сторожевую службу. Но «для надежного береженья Москвы» одной этой линии было недостаточно. Враг, сосредоточив все свои силы в одном месте, порою прорывался и через Оку. И тогда беда: не миновать всему Подмосковью, а то и самой Москве страшного разорения. Нужно было думать о создании еще одного оборонительного рубежа, выдвинутого к самой границе Дикого поля.

Начиная со второй половины XVI века, такой передовой линией обороны являлась Большая Засечная черта, от Мещеры до Брянщины проходившая непрерывной лентой протяженностью около пятисот километров. При ее создании умело использовались все естественные преграды: реки, болота, кручи оврагов, суходолы и, конечно же, дремучие в те времена леса.

Леса для конницы уже сами по себе – труднопреодолимое препятствие. Чтобы сделать их еще более непроходимыми, устраивались сплошные лесные завалы. Деревья валились верхушками «к полю», то есть в сторону ожидаемого нападения. Чтобы завал было сложнее разобрать, стволы деревьев лишь «засекались», чтобы, упав, они держались за пни. От этого хитроумного способа валки деревьев и произошло название «засечный лес», или просто «засека».

Первое упоминание о засеках в Тульском крае мы встречаем в грамоте, данной Веневскому монастырю в 1560 году. Засеки делились на отдельные участки, имевшие свои названия: Оленьковская, Картасеневская, Карницкая, Щегловская, Малиновая, Заупская, Сенецкая, Полшевская, Федяшевская, Лихвинская. В городках, расположенных вдоль засек, стояли вооруженные отряды, а главный штаб находился в Туле. Стоило на горизонте показаться вражеским всадникам, мчавшимся на быстроногих степных конях, чтобы захватить русских врасплох, как на вершине мощного дуба вспыхивал костер, поднимая к облакам черные клубы дыма. Увидев дымовое облако, зажигало свой костер следующее охранение, затем третье, четвертое…

Засечная черта всегда поражала иноземцев своими поистине грандиозными масштабами. В середине XVII века в Россию приезжал Антиохийский патриарх Макарий. В составе посольства был племянник патриарха, архидиакон Павел Алеппский, оставивший интереснейшее описание своей поездки в Московию. Путь их следования лежал через Тульские засеки, которые оказались такими дремучими, что «земля не видала солнца». Лесная дорога была настолько узка, что карета патриарха еле проезжала между деревьями. Путь то и дело преграждали упавшие деревья, преодолевая которые путешественники испытывали неописуемые муки. Из пятнадцати гонцов, поочередно посланных патриархом в Москву, ни один до места не доехал. По словам Павла Алеппского, татары не напрасно прозвали эти леса «русскими крепостями…»

В конце XVII века окрепло Московское государство, возникла Белгородская охранная черта. Передовая оборонительная линия далеко продвинулась на юг, а кочевники стали нестрашны. Последний раз леса засекались в начале XVIII века, во время войны со шведами. Тульские засеки оказались в глубоком тылу, потеряли свое стратегическое значение, но не канули в безвестность. Специальным указом Петра I, засечные леса были приписаны Тульскому оружейному заводу, рубка в них проводилась лишь для нужд завода: на ложа для ружей. Тем же указом царь повелел вырубленные делянки возмещать молодыми посадками, в засеках вводился заповедный режим. Впервые в те давние времена в них назначались лесничие, учреждалась лесная стража. И опять-таки впервые в России в пределах Тульских засек начали проводиться лесоводственные мероприятия.

Но миновали многие десятилетия. Часть засек была продана на публичных торгах частным предпринимателям. Возросли в них рубки, гулял по ним топор купца и мещанина. С XIX века, когда запасы дубовой древесины заметно истощились, появилась потребность в восстановлении засечных дубрав: началось лесоустройство. Дуб в засечных лесах, отличавшийся высоким качеством, пользовался большим спросом на внутреннем и внешнем рынках. Этим определялось внимание к засекам. Их поделили на участки, каждому назначался свой срок рубок и посадок.

Известные русские лесоводы создали в засеках образцы хозяйства дубовых лесов, разработали оригинальные методы рубок и выращивания дуба, промышленного сохранения дубрав, повышения их продуктивности. Лесное хозяйство Тульских засек было передовым по тому времени хозяйством в российских лесах. Во второй половине XIX века этот лесной массив стал школой отечественного лесоводства. В центре засек, близ уездного городка Крапивны, открыли первую в России лесную школу, впоследствии преобразованную в лесной техникум.

После Великого Октября Тульские засеки были взяты под особую охрану. Но грянула гражданская война. Страна испытывала трудности с топливом. Засечные леса своими дровами заменяли уголь для заводов, городов: это оказалось неоценимой помощью молодому советскому государству. Засеки, конечно же, существенно поредели. В годы первых пятилеток с восстановлением народного хозяйства страны внимание к засекам не ограничилось их охраной. В 1935 году постановлением ВЦИК был организован заповедник «Тульские засеки» в ареале Крапивенского лесничества на площади около семи тысяч гектаров. В Великую Отечественную войну засечные леса несли боевую службу, давая укрытие партизанским отрядам. В 1944 году, когда на фронтах шли тяжелые бои, постановлением правительства РСФСР подчеркивалось значение заповедника «Тульские засеки» как научно-исследовательского учреждения. В 1948 году, когда еще восстанавливалось разрушенное войной народное хозяйство страны, постановлением ЦК партии и советского правительства Тульские засеки были отнесены к категории особо ценных лесных массивов, где предусматривалось сохранение их целостности.

Важно, что в целях рационального ведения лесного хозяйств, сохранения лесных массивов, Советом Министров РСФСР леса Крапивенского лесхоза-техникума отнесены к особо ценному лесному массиву «Тульские засеки» со строгим режимом природопользования, где допускались лишь рубки ухода за лесом и санитарные рубки. В Тульских засеках долгие годы специалистами Воронежского лесотехнического института и Ленинградской лесотехнической академии им. С.М. Кирова проводились научные исследования и серийная экспериментальная работа. Под руководством ученых Приокско-террасного государственного биосферного заповедника велся учет численности редких животных Приокского края.

Особенности географического положения Тульских засек определяются размещением их на южной оконечности Северо-Скандинавского ледника, в переходной полосе от северной лесостепи к зоне смешанных лесов. Сложившиеся здесь почвы позволили хорошо ужиться широколиственным лесам, подобных которым нет нигде в мире. В растительном покрове тут встречаются представители северной, среднероссийской и западноевропейской флоры. Почти две трети лесов – дубравы искусственных насаждений. Среди других древесных пород - липы и березы, клены и осины, вязы и ольха, сосна и ель, ясень и лиственница. В подлеске распространены лещина обыкновенная (орешник), бересклет бородавчатый, жимолость обыкновенная, боярышник кроваво-красный, роза собачья, крушина ломкая, калина красная. Среди густого подлеска иногда встречаются огромные пни – немые свидетели старых непроходимых засечных лесов. Богата и весьма своеобразна фауна засек. Тут обитают дикие животные тайги и степи, отмечено обилие птичьего населения.

Велико водоохранное, климатическое и почвозащитное значение засек. Проходя в основном по водоразделам реки Оки и ее притока Упы, засеки сдерживают и предотвращают эрозионные процессы, оказывают умеряющее действие на приземные слои воздуха летом и зимой. В результате образуется микроклимат, благоприятно влияющий на окружающую среду. Леса засек служат также ветрозащитной преградой, регулируют количество осадков, режим рек и почвенного покрова.

Давайте же заглянем в знаменитые Тульские засеки! Думается, кому доводилось бывать в этом лесном массиве, знает волнующую силу его неизъяснимой прелести. По-моему, засеки красивы в любое время года. И весной, когда на деревьях и кустах набухают почки, развертываются нежные ярко-зеленые листочки, сквозь лесную подстилку пробивается к солнцу молодая изумрудная травка, появляются скромные первоцветы, звенят птичьи трели, когда засеки наполняются таинственными шорохами, невидимыми движениями просыпающейся жизни. И летом, когда кроны одеваются в роскошный зеленый наряд, а в теплом сумраке их зарослей воздух настоян на неповторимых ароматах листьев, трав и цветов, когда на солнечных полянах копят сладость красные брызги душистой земляники, а среди травы прячутся коричневые, красные, оранжевые шляпки грибов. И осенью в буйстве золотисто-багряных красок, когда малахитовую зелень листвы вытесняют желтые, оранжевые, красные цвета. И зимой, когда притихшие и заснеженные, засечные леса сверкают в белом наряде, ветви деревьев и кустов опускаются под тяжестью снега, морозный воздух звонок и прозрачен в холодных лучах низкого январского солнца, когда можно читать своеобразные загадочные белые «письмена» на снегу, составленные лесными зверями и птицами.

Тульские засеки пробуждали воображение и творческую мысль выдающихся художников Шишкина, Репина, Ге. В засеках охотился Тургенев, запечатлевший их в рассказе «Стучит». Вблизи засек родился и прожил многие годы Л.Н. Толстой. Его родовое имение в Ясной Поляне находилось в окружении лесов, и наш знаменитый на весь мир земляк прочно и навсегда соединил свою жизнь с лесом. Достаточно отметить факт, что, став хозяином Ясной Поляны и получив в наследство от предков 185 десятин леса, он оказался весьма опытным лесоводом. К концу жизни площадь приусадебных лесов, примыкающих к Малиновой засеке, Толстым была доведена до 440 десятин.

Государственный заповедник «Тульские засеки» просуществовал до 1951 года. После упразднения заповедника его территория перешла к Крапивенскому лесхозу. В настоящее время засеки образуют сплошную узкую полосу дубрав шириной в два-пять километров, площадь которой составляет более сорока пяти тысяч гектаров; это примерно восьмая часть всех лесов Тульской области, которая является малолесной. На сегодняшний день, по мнениям ряда лесоводов, ботаников и экологов, Тульские засечные леса находятся в наиболее благополучном экологическом и лесопатологическом состоянии по сравнению с засеками соседних регионов. В пределах Малиновой и Заупской засек в настоящее время расположено десять особо охраняемых природных территорий – памятников природы регионального значения, являющихся свидетельствами выдающихся достижений тульских лесоводов XIX столетия: «Культура лиственницы сибирской», «Еловая аллея А.И. Успенского», «Культура ели 1870 года», «Дендрарий Крапивенского лесхоза-техникума» и др.

К сожалению, слишком бездумно и безоглядно использует человек щедрые лесные дары, отлавливая в силки лесных птиц к празднику Благовещения Пресвятой Богородицы, уничтожая целые популяции медвежьего лука (черемши), адониса весеннего, ландыша майского, купальницы европейской, любки двулистной, вытаптывая лесную подстилку при сборе грибов, ягод, орехов, уничтожая травяной покров в кострищах и на палаточных стоянках «диких» туристов, захламляя бытовым мусором территории вокруг родников с холодной живительной водицей…

По свидетельствам тульских лесоводов, в начале XXI века отмечается угрожающая тенденция к уменьшению площади широколиственных лесов (или дубрав), как за счет хозяйственной деятельности, так и в результате увеличения площади очагов вредителей и болезней леса. Так, за последние двадцать лет площадь дубрав в Тульской области сократилась на 13 процентов. Болезни и стволовые вредители – наиболее распространенные причины ослабления и усыхания лесонасаждений. Образованию очагов вредителей и болезней, как правило, предшествует снижение устойчивости насаждений, вызванное разнообразными причинами, в том числе обусловленное нерациональным лесопользованием. Тульские засеки, многие столетия служившие нашему народу верой и правдой, должны охраняться государством! Для того чтобы дикая природа могла существовать и дальше, в этом уникальном лесном массиве необходимо восстановить заповедный режим. Без него наши любимые засечные леса могут умереть…

Известно, что создание особо охраняемых природных территорий (ООПТ) является традиционной и весьма эффективной формой природоохранной деятельности. В Тульской области, где ООПТ самого низкого статуса (памятники природы) в сумме оставляют всего около 1 % территории, весьма актуальна проблема создания национального парка «Тульские засеки», куда вошла бы и современная территория Крапивенского заказника. Особую ценность в заповеднике при его организации в 1935 году представляли «резервные» дубы возрастом 200-300 лет, оставленные в XVIII-XIX вв. для обсеменения вырубаемых лесных площадей и сохранения реликтовых видов флоры и фауны.

Создание ООПТ федерального значения позволит сохранить наиболее ценные лесные экосистемы, ныне составляющие Тульские засеки, созданные около 500 лет назад как оборонительные рубежи для защиты Московского государства. Таким образом, повысится статус Тульского региона в глазах научной общественности, а территория национального парка может использоваться для развития регулируемого экологического туризма, поскольку Тульские засеки – это история, природа, культура и наука нашего края.

Просмотров работы: 56