Политические репрессии и трудовая мобилизация (на примере моей семьи)

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Политические репрессии и трудовая мобилизация (на примере моей семьи)

Терзиков Т.Р. 1
1Школа 85
Старкова В.И. 1
1МАОУ "СОШ № 85"
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

В 2019 году наш класс ездил на экскурсию в г. Томск. Там мы посетили, в том числе мемориальный музей истории политических репрессий «Следственная тюрьма НКВД». Его посещение произвело на меня неизгладимое впечатление и захотелось больше узнать об этом мрачном периоде в истории нашей страны. А когда я выяснил, что среди моих предков по маминой линии были репрессированные, эта тема стала для меня еще более интересной. История оживает, когда какие-то общие исторические события касаются лично тебя или твоих предков.

Данная тема вызывает интерес еще по ряду причин. Во-первых, сталинские репрессии прямо или косвенно коснулись большого количества людей нашей страны. Во-вторых, для извлечения уроков на будущее надо проводить работу над исправлением совершенных ошибок.

Целью нашего исследования является рассмотрение репрессий и государственной системы принуждения как способа воздействия государства на своих граждан (на примере моей семьи), в условиях сталинского режима. В число задач исследования входили: определить понятие и виды репрессий, узнать правовое основание репрессий, найти источники информации о репрессированных, в т.ч. о членах моей семьи; выяснить цели и результаты принуждения; узнать о причинах переселения молодежи в Кемеровскую область, опросить родственников об истории переселения моего прадеда в Кемеровскую область.

Объектом исследования являются политические репрессии и трудовая мобилизация на примере моей семьи.

Предмет исследования – изучение способов и методов воздействия государства на своих граждан в сталинский период.

При написании настоящей работы использованы методы анализа и синтеза, систематизации и обобщения информации, а также беседу как способ изучения истории своей семьи.

ГЛАВА 1. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ

1.1. Понятие и виды политических репрессий

Репрессия (лат. repressio) — подавление, карательная мера, исходящая от государственных органов [6, С. 677].

Политические репре́ссии — наказание, карательная мера, применяемая государственными органами с целью защиты и сохранения существующего строя. Любые политические репрессии являются проявлением политического насилия [7].

В годы советской власти именно репрессии стали одним из основных способов взаимодействия государства и его граждан. Основные репрессии связывают с годами правления И.В. Сталина.

В соответствии с Законом РФ от 18.10.1991 г. № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее – Закон о реабилитации) датой начала советских репрессий является день Октябрьской революции – 25 октября (7 ноября) 1917 года [1, преамбула]. В 1920-1950 годы жертвами политических репрессий стали миллионы граждан.

Согласно статье 1 «Закона о реабилитации» к политическим репрессиям относят такие меры принуждения со стороны государства, как лишение жизни или свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам [1].

По оценкам Международного историко-просветительского общества Мемориал всего репрессиям подверглись около 11 млн. человек [10].

Всех репрессированных исследователи предлагают делить на 3 основные группы:

I. Первая массовая категория – люди, арестованные по политическим обвинениям органами государственной безопасности (ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ–КГБ) и приговоренные судебными или квазисудебными (ОСО, «тройки», «двойки» и т.п.) инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке.

По различным предварительным оценкам, за период с 1921 по 1985 г. в эту категорию попадает от 5 до 5,5 миллиона человек

II. Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам – крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании «уничтожения кулачества как класса».

Всего за 1930–1933 гг., по разным оценкам, вынужденно покинули родные деревни от 3 до 4,5 миллиона человек. Меньшая часть из них были арестованы и приговорены к расстрелу или к заключению в лагерь. 1,8 миллиона стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Европейского Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей.

III. Третья массовая категория жертв политических репрессий – народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными были административные депортации во время войны в 1941–1945 гг. Одних выселяли превентивно, как потенциальных пособников врага (корейцы, немцы, греки, венгры, итальянцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, калмыки, народы Кавказа). Общее число высланных и мобилизованных в «трудовую армию» составило до 2,5 миллиона человек [10].

С учетом колоссального количества жертв репрессий, наверное, сложно найти хотя бы одну семью, которую бы эта «чума XX века» обошла стороной. Вот и в нашей семье мои предки по маминой линии (семья Бикметовы) попали под административные репрессии.

1.2. Административные репрессии в ходе коллективизации и борьбы с кулаками (на примере семьи Бикметовых)

В самом начале исследования мы знали только информацию, что отец и дед моего прадеда были репрессированы как кулаки. Мама узнала это от своего деда, который обмолвился однажды в разговоре, что у них было крепкое хозяйство, но с приходом советской власти и коллективизации семья лишилась всего. Но об этом не стоит распространяться.

Благодаря проекту Открытый список [11] и Книге памяти жертв политических репрессий [10] удалось узнать чуть больше информации.

Дед моего прадеда Бикметов Мухамет Хайретдинович 1866 г.р. был арестован 10 ноября 1930 года (в возрасте 64 лет).

Неграмотный, беспартийный, колхозник, татарин.

Осужден на 5 лет ссылки по ст. 58-10, 58-11 УКРФСФР [8], (Приложение 2).

Спустя 5 месяцев 11 апреля 1931 года по такому же обвинению был арестован отец моего прадеда Бикметов Бикмухамет Мухаметович (1889 г.р.), осужден на 5 лет лишения свободы.

Моему прадеду было 4 года, когда его отца арестовали и увели в неизвестном направлении. Отец потом вернулся, но дети никогда не слышали от него никаких подробностей про эти годы жизни. Известно только, что и дед, и отец моего прадеда были отправлены на лесозаготовки. Бикмухамет потом вернулся, но здоровье его было подорвано, и спустя несколько лет он умер во время охоты от сердечного приступа.

Мой прапрапрадед (Бикметов Мухамет Хайретдинович) и прапрадед (Бикметов Бикмухамет Мухаметович) были осуждены за контрреволюционные преступления - пропаганда или агитация против Советской власти и организационные деятельность (Глава 1 УК РСФСР [3]).

ст. 58.10 УК РСФСР: Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст. ст. 58.2 - 58.9 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания, влекут за собою лишение свободы со строгой изоляцией на срок не ниже шести месяцев.

Те же действия, при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58.2 настоящего Кодекса.

ст. 58.11 УК РСФСР: Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы [3].

Какую агитацию и организационную деятельность против Советской власти могли вести неграмотные колхозники? За что на самом деле были осуждены миллионы «кулаков». Чтобы ответить на этот вопрос достаточно посмотреть на годы репрессий и сопоставить с событиями, происходившими в сельском хозяйстве, а также заглянуть еще чуть дальше вглубь истории.

Мои предки (до моего прадеда) жили в селе Бузовьязы, Кармаскалинского района республики Башкортостан (Приложение 1).

Согласно открытым источникам это поселение было основано 3 служилыми мишарями в 1757 г., в том числе моим далеким предком Бакиром Бикметовым [9]. И с тех пор из поколения в поколение Бикметовы жили в этом селе, работали, растили детей…

Когда-то это было крупное, зажиточное село, в котором к 1865 г. проживало 1632 человека. Жители занимались земледелием, скотоводством, лесными промыслами, торговлей. Было 2 мечети, 2 училища, почтовая станция, 5 водяных мельниц, 6 торговых лавок. В 1906 зафиксированы рус.‑баш. школа, почтовое отделение, 10 бакалейных лавок, хлебозапасный магазин [9].

Сельское хозяйство и продажа зерна на экспорт были единственным источником поступления золота в молодое советское государство, которое направлялось на закупку промышленного оборудования для ускоренной индустриализации. В ходе новой экономической политики крестьяне получили землю, были освобождены от выкупа земли и арендных платежей. Но это не привело к росту сельского хозяйства, экспорт зерна сократился в 4 раза. В то же время советское руководство знало, что до 70% экспорта продукции давали крупные хозяйства, основанные на наемном труде, а не частные хозяйства. Кризис хлебозаготовок 1927-1929 г. повлекли бунты и мятежи крестьян, на фоне которых было принято решение о полной коллективизации [4, С. 9, 11].

Дед моего прадеда имел крепкое хозяйство, большое количество земли, скота, по словам прадеда, до раскулачивания у них в табуне были сотни лошадей и большое поголовье коров. Реализация директивы от 10декабря 1929 г. об обобществлении лошадей и крупного рогатого скота на 100%, свиней на 80%, овец на 60% привела к сопротивлению. Крестьянство предпочитало резать скот, но не отдавать в колхоз. Скот прятали, уводили на дальние выпасы. Многие середняки перед вступлением в колхозы распродавали скот и инвентарь, не желая передавать свое имущество в общее пользование с теми, кто ничего не мел. Кулаки освобождаясь от скота стремились превратиться в «середняков», чтобы избежать притеснений со стороны государства [4, С. 35].

Коллективизация деревни обернулась новым крепостным правом со стороны государства. Около миллиона партийный уполномоченных загоняли крестьян в колхозы, действуя не убеждением, но страхом. 30 января 1930 г. было принято Постановление ЦК ВКП (б) «О мерах по ликвидации кулачества как класса в районах сплошной коллективизации». Инвентарь и имущество кулаков направлялись в неделимые фонды колхозов в качестве взносов за бедняков и батраков. Конфискованные жилые постройки передавались на общественные нужды сельсоветов и колхозов.

Кулачество делилось на три категории: контрреволюционный кулацкий актив, наиболее крупные кулаки и прочие. Первых ждал немедленный арест и отправка в места заключения, при вооруженном сопротивлении – расстрел. Остальных выселяли в отдаленные места и за пределы колхозных земель. Списки кулацких семей составляли местные власти, а судьбу каждой семьи решала «тройка» в составе первого секретаря райкома партии, председателя райисполкома и начальника районного управления ОГПУ [4, С. 39].

Очевидно, что мои предки, имевшие крепкое хозяйство, попали в категорию кулацкого актива, за что и были осуждены по ст. 58.10 УК РФСФСР [3]. Мой прапрадед был реабилитирован 16 июля 1989 г., т.е. государство признало, что несправедливо и без оснований осудило его [1].

ГЛАВА 2. ТРУДОВАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ КАК ПУТЕВКА В СИБИРЬ

2.1. Понятие и периоды трудовой мобилизации

Трудовая мобилизация - принудительное привле­чение населения к труду в интересах государства, организованное по образцу военной службы.

Можно выделить отдельные периоды наиболее активного использования трудовой мобилизации в советское время [5].

1 период - 1919-1922 годы (период завершения гражданской войны)

В январе 1920 г. в связи с закрытием Восточного фронта и необходимостью вос­становления народного хозяйства Третью Армию преобразовали в Первую трудовую армию. В ее состав призывалось местное население Урала, Приуралья и Сибири.

Окончательно система трудовой мобилизации утвердилась после принятия 29 января 1920 Декрета Совета народных комиссаров РСФСР «О порядке всеобщей трудовой повинности» [2]. Декрет предусматривал привлечение трудящегося населения к единовременному или периодическому выполнению различных видов трудовой повинности: топливной, сельскохозяйственной, строительной, дорожной, продовольственной, снеговой, гужевой, для борьбы с последствиями общественных бедствий и т.п., независимо от постоянной работы по роду занятий. В основных отраслях экономики работники приравни­вались к военнослужащим (мобилизовывались) и при­влекались к ответственности за невыполнение норм вы­работки.

2 период – конец 20-х – начало 30х годов, когда быстрый рост экономики вызвал острейший дефицит квалифицированных кадров, прежде все­го специалистов. В начале 1930-х гг. народному хозяйству Сиби­ри требовалось дополнительно до 5,5 тыс. инженеров и около 10 тыс. техников, которых добровольно-принудительно перемещали для обеспечения ими ведущих отраслей промышленности и «ударных» строек.

3 период – военные и первые послевоенные годы.

В 1941-45 гг. трудовая мобилизация происходила под лозунгом «Все для фронта, все для победы!». Президиум Верховного Совета СССР 26 июня 1941принял Указ «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время», согласно которому устанав­ливались обязательные сверхурочные работы, а очередные и дополнительные отпуска отменялись.

13 февраля 1942 был издан Указ Президиума Верхов­ного Совета «О мобилизации на период военного време­ни трудоспособного городского населения для работы на производстве и в строительстве». После этого на производство призывали так же, как в армию. Мобилизационный принцип действовал и при наборе учащихся в школы фабрично-за­водского обучения (ФЗО), ремесленного и железнодорожного училища. Трудовой мобилизации подлежали мужчины от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет. От трудовой мобилизации освобождались женщины, имеющие детей в возрасте до 8 лет, учащиеся средних и высших учебных за­ведений. Впоследствии для женщин призывной возраст был увеличен до 50 лет, а возраст детей, дающий право матери на отсрочку от трудовой мобилизации, снижен до 4 лет.

В 1942-43г.г. в рабочие колонны и отряды со строгой централизованной армейской структурой было моби­лизовано взрослое население немецкой, финской, румынской, венгерской и болгарской национальностей.

Всего в Сибири за период с 13 февраля 1942 по июль 1945 на постоянную работу в промышленность, строительство и на транс­порт было мобилизовано 264 тыс. человек, в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища - 333 тыс., на сельскохозяйственные и времен­ные работы - 506 тыс. человек.

Уклонение от трудовой мобилизации и побеги мобилизованных рас­ценивались как дезертирство и карались тюремным заключением сроком от 5 до 8 лет [5].

2.2. Трудовая мобилизация на шахты Кузбасса

(на примере семьи Бикметовых)

От мамы я знал, что первым сибиряком в нашей семье был мой прадед Бикметов Даут и меня заинтересовало, как и почему он здесь оказался.

Мой прадед Бикметов Даут Бикмухамметович родился 10 августа 1928 годи рос в селе Бузовьязы, Кармаскалинского района республики Башкортостан (Приложение 1). Он был пятым ребенком из 6 детей. Пережив коллективизацию и годы голода, когда отец и дед были в ссылке, семья выжила. Дети работали с малых лет, в том числе мой дед и его брат – погодка. Они участвовали в сенокосах, собирали грибы, ягоды, орехи, занимались пчеловодством, пасли колхозный скот.

С началом Великой Отечественной войны два старших брата ушли на войну, старшие сестры работали в колхозе. Война резко подорвала и без того непостоянное школьное обучение, дети 10-14 лет наравне со взрослыми, работали на полях, сенокосах, пастбищах.

Казалось бы, с окончанием Великой отечественной войны можно было считать, что все сложности позади. Но страна была в разрухе, требовалось срочное восстановление промышленности и наращивание темпов ее работы, на шахтах и заводах Сибири и Дальнего Востока не хватало рабочих рук и в стране. Фактически продолжала действовать трудовая мобилизация. Здоровых молодых мужчин не хватало для выполнения тяжелого физического труда, принудительный труд стал основой всех масштабных строек Сибири первого послевоенного десятилетия.

Мой прадед (Бикметов Д. Б.) оказался в числе тех 16-17-летних подростков, которых забирали из деревень и направляли на обучение в школы фабрично-заводского обучения. По воспоминаниям прадеда в первые послевоенные годы тысячи деревенских татарских подростков были отправлены эшелонами на Кузбасс в школы ФЗО (фабрично-заводского обучения), чтобы пополнить нехватку рабочих рук на шахтах. Естественно, подростки и юноши, прежде не выезжавшие за пределы своих деревень, не хотели ехать в неизвестность, убегали и прятались. Их ловили и, насильно оторвав от родителей, сажали в вагоны, некоторых судили за «злостное уклонение».

Прадед (Бикметов Д. Б.) рассказывал маме, что самое страшное было неизвестность, они долго (около двух недель) ехали в грузовых вагонах, не зная, куда и зачем их везут (многие думали, что едут на Дальний Восток, воевать с японцами). Только на месте они узнали, что приехали в Сибирь, в Прокопьевск. Им выдали телогрейки, шапки, обувь, поселили в бараки и отправили учиться азам горного дела. Многие ребята не знали разговорного русского языка, и тем более не умели писать и читать по - русски. Прадед немного знал русский, он учился в школе, поэтому смог быстрее освоить то, чему их учили. По воспоминаниям прадеда обучение было кратким и очень интенсивным, нужны были рабочие руки для освоения построенных шахт.

Школа фабрично-заводского обучения (школа ФЗО) — низший (основной) тип профессионально-технической школы в СССР. Школы ФЗО существовали с 1940 по 1963 год, действовали на базе промышленных предприятий и строек в системе Государственных трудовых резервов СССР. Готовили рабочих массовых профессий для строительства, угольной, горной, металлургической и других отраслей промышленности. Срок обучения 6 месяцев.

В школу принималась сельская и городская молодёжь 16−18 лет с любой общеобразовательной подготовкой. Учащиеся находились на полном государственном обеспечении. В 1940-1953 годах молодёжь на обучение в школы ФЗО направлялась в порядке призыва (мобилизации). За нарушения дисциплины и за самовольный уход из училища предусматривалось наказание в виде заключения в трудовые колонии сроком до одного года [5].

На новом месте все оказалось не так плохо. Несмотря на тяжелые условия труда и неустроенность быта, выживать в городе было легче, чем на селе. Рабочих обеспечивали пайками, жильем в бараках. После окончания школы ФЗО прадед попал на самую большую шахту г. Прокопьевска «Коксовую», которая до 1961 г. называлась шахта имени Сталина, и отработал на ней больше 35 лет. Он начинал слесарем, потом стал горным мастером.

Прадед (Бикметов Д. Б.) прижился в Сибири, спустя несколько лет работы он съездил в отпуск к родным, в соседнем селе выбрал себе в жены сироту, которая согласилась поехать вместе с ним в Сибирь, и вернулся вместе с ней назад в Прокопьевск. Семейным предоставлялись отдельные комнаты в коммунальных квартирах, а со временем они смогли построить себе дом, вырастили троих детей. Прадед полюбил Сибирь и гордился своей профессией шахтера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящая работа показала, что история – это не только информация в учебнике, она складывается из событий и судеб каждой семьи.

Забвение своих предков, нежелание узнать о них, прочувствовать их судьбу может иметь грустные последствия не только для каждой конкретной семьи. А история страны складывается из маленьких историй семей.

Мы изучаем историю, чтобы не повторять её ошибок. Но мы обязаны знать и разбирать беспристрастно свое прошлое. Человек споткнувшись, всегда оглядывается, чтобы узнать причину своего падения и избежать её повтора. «Чтоб начать жизнь в настоящем, надо искупить наше прошлое», - говорил писатель Антон Чехов. А искупить можно достоверностью и памятью.

Мы определили, что репрессии в сталинский период состоят в том, что государство признаёт часть населения своей страны как прямых врагов или как ненужных, «лишних» людей. Причины могли быть разными – не то происхождение, политические взгляды, национальность, уровень жизни или образования. Но итог был один: таких людей или уничтожали физически, без суда и следствия, или отправляли на принудительные работы, переселяли в другие районы. В период правления И.В. Сталина отсутствовали такие понятия как личность и права человека.

Произвол государства против своего народа не должен забываться или замалчиваться. В России действует закон «О реабилитации жертв политических репрессий», ведется работа общественных организаций по составлению списков жертв репрессий. Мой прапрадед был реабилитирован, т.е. государство признало, что несправедливо и без оснований осудило его в ходе кампании по раскулачиванию и коллективизации.

Трудовая мобилизация тоже является формой принуждения, принудительного труда, организованного по образцу военной службы. Такая мобилизация позволяла решать в разные годы задачи переброски рабочих и квалифицированных специалистов в те регионы и отрасли, где был самый острый дефицит кадров. В военные и первые послевоенные годы она позволила быстро преодолеть разруху и выйти на темпы промышленного производства довоенных лет. Несмотря на тяжелые условия труда, принудительный характер работы, многие работники остались в местах переселений и после отмены мобилизации. Так Кузбасс стал местом постоянного проживания для нашей семьи в результате трудовой мобилизации прадеда на горные работы в г. Прокопьевск.

Больше всего удивляет, что люди не держали в душе обиды на власть за мобилизации, переселения, репрессии… Любимая песня моего прадеда (Бикметова Д. Б.) до конца жизни оставалась: «Широка страна моя родная», где были строки «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!»

Данная работа подвигает как меня, так и других больше узнать о судьбах своих близких. Материалы работы можно использовать для создания семейного архива, а также использовать на уроках истории, тематических вечерах и классных часах.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Закон РФ от 18.10.1991 № 1761-1 (ред. от 09.03.2016) «О реабилитации жертв политических репрессий» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 44, ст. 1428.

Декрет СНК РСФСР от 29.01.1920 «О порядке всеобщей трудовой повинности» (утратил силу)//СУ РСФСР. 1920. № 8, ст. 49

Постановление ВЦИК от 22.11.1926 (ред. от 16.01.1928) «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р. редакции 1926 года» (вместе с «Уголовным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») (утратил силу) // СУ РСФСР. 1926, № 80, ст. 600.

Ванюков, Д.А., Суслов, И.В. Годы репрессий. – М., 2007. – 240 с.

Исупов, В.А., С.А. Красильников, В.А. Прошин, В.М. Рынков Мобилизации трудовые (статья) / в кн.  Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.] - Новосибирск, 2009.

Ожегов, С.И., Шведова, И.Ю. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, И.Ю. Шведова.- М., 2010.- 736 с.

Степанов, М.Г. Сталинская репрессивная политика в СССР (1928-1953 гг.): взгляд советской историографии // Проблема сталинских политических репрессий. 2009, с.131

Книга памяти жертв политических репрессий республики Башкортостан /Уфа.- «Китат», 1997.- с.609 (383)

Асфандияров, А.З. Статья о селе Бузовьязы в интернет проекте Башкирская энциклопедия [Электронный ресурс]. Режим доступа: // www.башкирская энциклопедия. РФ /component/content/article/ 2-statya /8038-buzovyazy-selo-v-karmaskalinskom-r-ne.html

Книге памяти жертв политических репрессий [Электронный ресурс].

Режим доступа: // http://base.memo.ru

Проект открытая книга [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http://ru.openlist.wiki

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Село Бузовьязы

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Книга памяти жертв политических репрессий

республики Башкортостан

 

БИКМЕТОВ Мухамет Хайретдинович! 1866 г. р., место рождения: с. Бузовьязы, Кармаскалинский р-н БАССР, татарин, б/п, неграмотный, колхозник, арестован 10.11.30 г., сослан по ст. 58-10, 58-11 на 5 лет, реабилитирован… с. 383

Прадед Бикметов Дауд Бикмухаметович с сыном (моим дедом)

Просмотров работы: 72