Нюрнбергский процесс в школьном курсе истории

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Нюрнбергский процесс в школьном курсе истории

Шаматова А.А. 1
1Караидельская Средняя Общеобразовательная школа №1
Шаматова Г.Х. 1
1Караидельская Средняя Общеобразовательная школа №1
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

 

Значимым событием в Мировой истории ХХ века стал Нюрнбергский процесс 1945 – 1946 гг. – международный суд над главными немецкими военными преступниками.

Актуальность темы исследования обусловлена рядом причин.

Во-первых, обращение к теме осуждения фашизма накануне 75-летней годовщины Победы советского народа над гитлеровской Германией представляется уместной в контексте исследования исторической памяти народа. Крайне важно помнить об уроках истории, в частности уроке исторического возмездия, за совершенные руководителями Германии против человечества и мира преступления.

Во-вторых, возрождение неонацизма, неофашизма, антисемитизма в отдельных государствах Европы, бандеровцев на Украине стало настоящей угрозой XXI века, превращаясь в одну из глобальных проблем современности.

В-третьих, современная молодежь не всегда имеет объективное представление о тех непростых процессах, которые происходили в годы Второй мировой войны. Они не знакомы с фигурантами Нюрнбергского процесса. Тем самым актуализируется исследование проблемы формирование гражданской позиции подрастающего поколения. Наконец, вызывает интерес тот факт, что Нюрнбергский процесс изучается на стыке истории, права, политологии, социологии, журналистики. До настоящего времени практически нет работ, авторы которых изучали бы коллективные представления о Нюрнбергском процессе и отразили их на страницах школьных российских учебников.

Международный суд над главными военными фашистскими преступниками был и остается историческим достижением ведущих держав антигитлеровской коалиции, одним из важнейших политико-правовых итогов разгрома нацистской Германии.

Во-первых, он был максимально демократичным и полностью открытым, основывался на фактах, которые были не просто многочисленными, но и достоверно известными.

Во-вторых, судопроизводство опиралось на уже имевшиеся тогда международно-правовые акты и проводилось весьма тщательно. Вдобавок сам судебный процесс широко освещался в средствах массовой информации, транслировался всеми доступными на ту пору способами.

Наконец, как материалы, так и опыт проведения этого трибунала стали новым словом в практике создания международного права и оказали прямое и решающее влияние на становление его современной системы, ныне действующей под эгидой Организации Объединенных Наций.

Первоначально выступавшие на правах победителей за наказание проигравших немецких военачальников без суда и следствия(политическими средствами) западные союзники в итоге согласились с предложением СССР судить нацистских преступников в юридической плоскости. При этом, предполагалось преступников меньшего масштаба (рядовых) направить для принятия в отношении них надлежащих мер в страны, в которых они совершили свои преступления.

Непосредственным препятствием к признанию трибунала международным сообществом стал своеобразный замкнутый круг - глав государств судить нельзя, поскольку у них был иммунитет, правительство и высшее военное командование, действовавшие от имени государства, считались неподсудными, исходя из принципа суверенитета последнего, а все прочие преступники соблюдали приказы своего начальства.

Как известно, трибунал стал прообразом для целого ряда судебных учреждений, полномочных осуществлять уголовные преследования за совершение международных преступлений. Трибуналы по бывшей Югославии и по Руанде, а также первый постоянно действующий орган такого рода – Международный уголовный суд, в значительно степени опираются на опыт Нюрнбергского процесса. Однако надо признать, что практическая реализация принципов Нюрнберга в современном мире не всегда идет гладко. Много вопросов, в частности, вызывает деятельность международного трибунала по бывшей Югославии. Международному уголовному суду еще только предстоит завоевать доверие мирового сообщества, доказав способность беспристрастно решать поставленные перед ним задами.

Между тем, рецепт достижения справедливого международного правосудия прост. Опыт Нюрнберга показывает, что оно должно быть результатом коллективных усилий, основываться на неукоснительном соблюдении норм международного права, быть беспристрастным и пользоваться авторитетом у мирового сообщества. Попытки же отдельных государств или блоков брать на себя роль мирового судьи не могут иметь полноценных правовых последствий. В новейшей истории такие случаи уже имели место и ничего, кроме бед народам и нестабильности для мира, не принесли.

Нюрнбергский трибунал сделал то, чего не удалось добиться народам после Первой мировой войны. Хотя в Версальском договоре 1918 года, юридически оформившем ее окончание, содержалось обязательство привлечения к уголовной ответственности кайзера Германии Вильгельма II и его приспешников.

Сейчас даже трудно поверить, но сама идея судить фашистских преступников международным судом была изначально чужда лидерам западных демократий, которые склонялись к внесудебной расправе. В 1942 году и позднее премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль неоднократно заявлял о необходимости казни без суда всей нацистской верхушки.

Президент США Франклин Рузвельт незадолго до начала Ялтинской конференции сказал: «Мы должны быть по-настоящему жесткими с Германией, и я имею в виду весь германский народ. Немцев нужно либо кастрировать, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они забыли и думать о возможности появления среди них людей, которые хотели бы вернуть старые времена и снова продолжить то, что они вытворяли в прошлом».

Более, так сказать, «гуманную» позицию в конце войны занял министр финансов США Моргентау. Он просто предлагал уничтожить всю германскую экономику, а на территории Германии сделать одно большое картофельное поле. Вот такое будущее было уготовано не только Германии, но и всему немецкому народу, если бы не твердая позиция Советского Союза, который, заметим, как наиболее пострадавшее в этой войне государство, имел больше оснований рассуждать таким образом.

В связи с этим в очередной раз приходится с горьким сожалением констатировать, что у некоторых руководителей Запада очень короткая историческая память.

Советский Союз с 1942 года последовательно проводил линию на предание нацистских преступников суду. Например, когда Черчилль пытался навязать Сталину свое мнение, советский лидер ему твердо возразил: «Чтобы ни произошло, но это должно быть соответствующее судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам».

В итоге, как мы знаем, победила именно точка зрения советского руководства, основанная не на произволе победителей над побежденными, а на высоких принципах справедливости и права.

Советский Союз был не только инициатором Нюрнбергского процесса, но и фактически его основной «движущей силой».

Важно отметить, что при подготовке Нюрнбергского процесса в очень короткий срок (практически за месяц) удалось согласовать нормы уголовно-правовых институтов основных правовых систем, которые представляли 4 ведущие страны антигитлеровской коалиции. Это англосаксонская (Великобритания и США), континентальная (Франция) и советская системы права. В результате Устав Трибунала являл собой некий юридический сплав как материальных, так и процессуальных положений разных правовых систем.

Таким образом, было наглядно продемонстрировано, что государства даже с самыми различными идеологиями и государственно-правовым устройством могут объединяться на основе наиболее фундаментальных, общечеловеческих принципов права для защиты основополагающих интересов мирового сообщества.

Советскому Союзу нужен был не просто формальный, показной трибунал, который придал бы видимость законности расправе победителей над побежденными, а по-настоящему легитимный суд, решения которого опирались бы на международное право и сохранили бы на века незыблемый юридический и моральный авторитет.

В самом начале была полная незаинтересованность, и немецкое население отвергало «юстицию победителей», то есть юстицию тех людей, которые победили немцев.

Это противоречило тому закону, тому уставу, который был принят в Лондоне. Я считаю (это мое личное мнение), что это возражения, насколько существенны они бы ни были, должны были отходить на второй план, учитывая, что Европа лежала в руинах, которые оставили после себя нацисты. Поэтому эти мелочные противоречия должны были уйти на второй план. Но таким было мнение немцев в течение многих десятилетий. Только в середине 1980-х годов, то есть 40 лет спустя, оценка Нюрнберга в Германии стала положительной. Каковы же были причины этого?

Причины заключались в том, что прошло очень много времени для меня и для последующего поколения, которое родилось и выросло после войны. Уже было проще заниматься критически историей своего собственного народа, и люди становились непредвзятыми по отношению к тому, что произошло.

Трибуналы в Гааге привлекли интерес мира к этой теме, и снова привели к заинтересованности в Нюрнбергских процессах. И город Нюрнберг, который до этого был скромным городом, который был очень сдержан в оценке своей истории, вновь оказался в центре того, что происходило.

Неважно, в каких мантиях были судьи, и клялись ли свидетели на Библии. Союзникам удалось главное: соединив нормы и институты разных правовых систем выйти на общий юридический документ, вынести обвинительный приговор нацистским главарям, руководствуясь исключительно демократическими принципами.

Целью исследования является изучение исторических и юридических особенностей Нюрнбергского процесса и анализ изложения данной проблемы на страницах российских учебников.

Цель данного исследования предполагает решение следующих задач:

Изучение предпосылок, подготовки, хода и последствий процесса.

Рассмотрение правовой базы международного военного трибунала.

Анализ уроков и значения Нюрнбергского процесса для мирового сообщества.

Исследование судьбы таинственных фигурантов Нюрнбергского процесса.

Анализ отражения Нюрнбергского процесса в школьных учебниках истории.

Объектом исследования выступают исторические и юридические особенности Нюрнбергского процесса и его отражение на страницах учебников истории.

Предметом исследования являются материалы Нюрнбергского процесса.

Хронологические рамки исследования рамки охватывают период с ноября 1945 г. по октябрь 1946 г. Они охватывают время суда над международными преступниками.

Методологические основы исследования

В исследовательской работе используются структурный, структурно-функциональный, концептуальный и поведенческие методологические подходы, используемые при изучении международных конфликтов и их последствий. Автор руководствовался такими основными принципами (методами) исторической науки, как проблемно-хронологический, ретроспективный, объективности, историзма для целенаправленного отбора фактов, анализа событий и их последствий. Кроме того, использовались смежные методы исследования: классификация, статистический метод, контент-анализ.

Степень изученности проблемы

Исследовательская проблема, связанная с историей Нюрнбергского процесса, предполагает обращение к нескольким направлениям. В данном мы выделили отечественную (советскую и современную) и зарубежную (западную) историографии.

Научная новизна заключается в систематизации данных, существующих по данной проблематике. На основе имеющихся документов и литературы в работе проводится комплексный анализ Нюрнбергского процесса и его последствий.

Практическая значимость исследовательской работы заключается в возможности использования, полученных результатов в преподавательской работе общеобразовательной школы, в виде внеклассного мероприятия на уроках истории или в классных часах.

Структура исследовательской работы состоит из введения, трех глав, заключение, списка использованной источников и литературы, приложений.

Глава I. ИСТОРИЯ И ОРГНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЕССА.

ПРЕДПОСЫЛКИ И РАЗНОГЛАСИЯ ПО ВОПРОСУ НЕОБХОДИМОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СУДА.

По окончанию первой мировой войны союзники по Антанте не были удовлетворены результатами попыток осуждения лиц, которые отвечали за её развязывание. До этого попытка проведения международного процесса над Вильгельмом II была неудачной.

Н.Н. Полянский считал, что Антанта только создавала впечатление иметь такой суд, но избегала его проведения, так как боялась показать в этом свою роль в войне 1914 - 1918 годов1.

Страны – победители не стали предавать обвиняемых суду их собственным правительствам, в мае 1945 г. было принято решение о проведении международного уголовного процесса над военными преступниками. Подобного судебного прецедента ранее не было в истории человечества, он стал беспрецедентным событием, в рамках которого был создан орган международной юстиции - Международный военный трибунал2.

Главный советский обвинитель Р.А. Руденко подчёркивал важность и значимость этого события, говоря о том, что это первый случай суда над преступниками, которые завладели целым государством и сделали его орудием ужасных преступлений3.

До того, как был разработан план процесса, союзники пришли к компромиссу по многим вопросам, существовавшим в коалиции, поскольку не все страны антигитлеровской коалиции первоначально поддерживали идею суда над высшими лицами Третьего Рейха, поскольку данный вопрос можно было решить во внесудебном порядке.

Попытки избегнуть суда были самыми разными: от ханжества до христианского милосердия и казни преступников моментально, без судебных процедур. Историческая значимость этого процесса породила множество дискуссий4, поскольку не было уверенности именно в судебной процедуре при наказании виновных. Так, например, высшие лица США и Франции говорили о том, что наказать военных преступником без суда и следствия будет лучшим решением5, избежав спора между обвинением и защитой и бесполезной траты времени.

Госдеп США занял негативную позицию по вопросам наказания преступников в рамках правового поля. Так, например, меморандум комитета от 5.08.1944 г. гласил, что «победителям не будет гарантии необходимой юридической основы для наказания военных преступников6.

Одновременно при встрече Рузвельта с Черчиллем был разработан важный документ - меморандум Д. Саймона от 4.09. 1944 г., составленный и одобренный Военным кабинетом.

Британия считала, что проведение международного суда будет медленным, а его законность может быть оспорена, что даст нацистам возможность заняться пропагандой. Если виновность главных нацистских преступников признана априори, то их судьбу нужно решать политическими средствами, но не судом7.

Противники наказания нацистов в коалиции выдвигали и иные аргументы, например:

1. Те события, которые происходят в международной политике – это не предмет юридического решения, а раз война является средством политики, то субъекты не могут привлекаться её развязывание к уголовной ответственности.

2. Невозможно привлечь к уголовной ответственности за развязывание, поскольку согласно принципам «nullumcrimensinelege» и «expostfacto» в 1939 г. развязывание агрессивной войны не было международным преступлением.

3. Неизменность принципа иммунитета глав государств, в соответствии с которым глава государства мог быть осуждён только национальным судом.

4. В условиях войны преступное действие подчиненных (верхушки Рейха), совершённое по приказу начальника (Гитлера), не может рассматриваться как преступление.

Поэтому получался замкнутый круг – нельзя было судить глав государств, так как они имели иммунитет, правительство, в сою очередь, и военачальники, действовавшие от имени и во благо государства также были неподсудны, а остальные действовали согласно приказам и тоже не могли отвечать за свои действия по закону8.

Следует сказать, что за проведение судебного процесса последовательно был только СССР, судя по официальным архивным документам. Он неуклонно добивался суда над гитлеровскими главарями и строго соблюдения всех военных соглашений и деклараций, согласно требованиям программы ООН о суровом и справедливом наказании совершивших преступления против мира и человечества.

14 октября 1942 г. Советское правительство заявило, преступное гитлеровское правительство понесут наказание за злодеяния против советских людей и свободолюбивых народов. Оно требовало безотлагательного предания суду и наказания всех главарей фашистской Германии, оказавшихся в руках властей государств, боровшихся против нее. Задача справедливого наказания верхушки фашистской Германии стала основной задачей внешней политики страны на тот период9.

Главным аргументом, который противопоставляла советская сторона этим настроениям западных политиков и общества, была необходимость именно правового разрешения сложившейся коллизии.

19 октября 1942 г. Советским правительством было выпущено заявление», где говорилось о необходимости создания Международного военного трибунала для расследования военных преступлений. Но если позиция Советского Союза с самого начала состояла в необходимости такого суда, то для США и Англии она была сначала достаточно чужда, опираясь на настроения народа в этих странах.

Первоначально выступавшие на правах победителей за наказание проигравших немецких военачальников без суда и следствия(политическими средствами) западные союзники в итоге согласились с предложением СССР судить нацистских преступников в юридической плоскости.

Нюрнбергский трибунал сделал то, чего не удалось добиться народам после Первой мировой войны. Хотя в Версальском договоре 1918 года, юридически оформившем ее окончание, содержалось обязательство привлечения к уголовной ответственности кайзера Германии Вильгельма II и его приспешников.

Президент США Франклин Рузвельт незадолго до начала Ялтинской конференции сказал: «Мы должны быть по-настоящему жесткими с Германией, и я имею в виду весь германский народ. Немцев нужно либо кастрировать, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они забыли и думать о возможности появления среди них людей, которые хотели бы вернуть старые времена и снова продолжить то, что они вытворяли в прошлом».

Более, так сказать, «гуманную» позицию в конце войны занял министр финансов США Моргентау. Он просто предлагал уничтожить всю германскую экономику, а на территории Германии сделать одно большое картофельное поле. Вот такое будущее было уготовано не только Германии, но и всему немецкому народу, если бы не твердая позиция Советского Союза, который, заметим, как наиболее пострадавшее в этой войне государство, имел больше оснований рассуждать таким образом.

В связи с этим в очередной раз приходится с горьким сожалением констатировать, что у некоторых руководителей Запада очень короткая историческая память.

Советский Союз с 1942 года последовательно проводил линию на предание нацистских преступников суду. Например, когда Черчилль пытался навязать Сталину свое мнение, советский лидер ему твердо возразил: «Чтобы ни произошло, но это должно быть соответствующее судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам».

В итоге, как мы знаем, победила именно точка зрения советского руководства, основанная не на произволе победителей над побежденными, а на высоких принципах справедливости и права.

Советский Союз был не только инициатором Нюрнбергского процесса, но и фактически его основной «движущей силой».

Таким образом, было наглядно продемонстрировано, что государства даже с самыми различными идеологиями и государственно-правовым устройством могут объединяться на основе наиболее фундаментальных, общечеловеческих принципов права для защиты основополагающих интересов мирового сообщества.

Советскому Союзу нужен был не просто формальный, показной трибунал, который придал бы видимость законности расправе победителей над побежденными, а по-настоящему легитимный суд, решения которого опирались бы на международное право и сохранили бы на века незыблемый юридический и моральный авторитет.

Это противоречило тому закону, тому уставу, который был принят в Лондоне. Я считаю (это мое личное мнение), что это возражения, насколько существенны они бы ни были, должны были отходить на второй план, учитывая, что Европа лежала в руинах, которые оставили после себя нацисты. Поэтому эти мелочные противоречия должны были уйти на второй план. Но таким было мнение немцев в течение многих десятилетий. Только в середине 80-х годов, то есть 40 лет спустя, оценка Нюрнберга в Германии стала положительной. Каковы же были причины этого?

Причины заключались в том, что прошло очень много времени для меня и для последующего поколения, которое родилось и выросло после войны. Уже было проще заниматься критически историей своего собственного народа, и люди становились непредвзятыми по отношению к тому, что произошло.

Таким образом, в международном праве того времени имелось достаточно оснований для преследования военных преступников. Проблему правовой ответственности за развязывание войны и преступления против личности в ходе боевых действий мировая юридическая практика пыталась решить как до Первой мировой войны, так и сразу после ее окончания.

Именно беспрецедентность нацистской идеологии и практики потребовала и беспрецедентных мер политико-правового реагирования, которые выразились в создании Нюрнбергского трибунала.

Правовая база международного военного трибунала.

Международный трибунал для суда над военными преступниками Германии был сформирован 8 августа 1945 года в Лондоне. Там были подписаны Соглашения между СССР, США, Великобританией и Францией. В основе соглашения были принципы ООН (организация объединенных наций) и стороны это неоднократно подчеркивали, в том числе и в самом Соглашении.

Документ от 8 августа 1945 года содержал в себе 7 статей:

1. Трибунал будет проходить в Германии.

2. Для трибунала отдельно создаются организация, юрисдикция и функции.

3. Каждая из стран обязуется представить на трибунале всех важных военных преступников, которые находятся у них в плену.

4. Подписываемые соглашения не отменяют Московскую Декларацию от 1943 года. Напомню, что по декларации 43-го года всех военных преступников надлежало вернуть в те населенные пункты, где они совершали свои зверства, и там их судить.

5. Любой участник ООН может присоединиться к обвинению.

6. Соглашение не отменяет других судов, которые уже созданы или будут созданы в будущем.

7. Соглашение вступает в силу с момента подписания и действует 1 год.10

Именно на этой основе был создан Нюрнбергский процесс.

Перед тем как начать Нюрнбергский процесс, было проведено 2 заседания в Берлине, на которых обсуждались организационные вопросы. Первое заседание прошло 9 октября в здании Контрольного Совета в Берлине. Вопросы здесь поднимались незначительные – форма одежды судей, организация перевода на 4 языка, формат защиты и так далее. Второе заседание прошло 18 октября в том же здании Контрольного Совета. Это заседание, в отличие от первого, было открытым.

Международный военный трибунал в Берлине был созван для принятия обвинительного заключения. Так объявил председатель собрания, генерал-майор юстиции И.Т. Никитченко. Обвинительное заключение было направлено против высшего командования Вермахта, а также против подконтрольных ему организаций:  правительство, руководство партии, охранные отряды партии СС, служба безопасности партии СД, гестапо (тайная полиция), штурмовые отряды партии СА, генеральный штаб и высшее командование германской армии.  Обвинение было предъявлено следующим лицам: Герингу, Гессу, Риббентропу, Лею, Кейтелю, Кальтенбруннеру, Функу, Шахту, Розенбергу, Франку, Фрику, Штрейхеру, Круппу, Болену, Гальбаху, Деницу, Редеру, Шираху, Заукелю, Йодлю, Борману, Папену, Зайс-Инкврту, Шпееру, Нейрату11.

Таким образом, был сделан важнейший шаг в реализации идеи международного уголовного правосудия. В международной практике был создан очень важный прецедент.

Сейчас даже трудно поверить, но сама идея судить фашистских преступников международным судом была изначально чужда лидерам западных демократий, которые склонялись к внесудебной расправе. В 1942 году и позднее премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль неоднократно заявлял о необходимости казни без суда всей нацистской верхушки.

Советский Союз с 1942 года последовательно проводил линию на предание нацистских преступников суду. Например, когда Черчилль пытался навязать Сталину свое мнение, советский лидер ему твердо возразил: «Чтобы ни произошло, но это должно быть соответствующее судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам».

В итоге, как мы знаем, победила именно точка зрения советского руководства, основанная не на произволе победителей над побежденными, а на высоких принципах справедливости и права.

Советский Союз был не только инициатором Нюрнбергского процесса, но и фактически его основной «движущей силой».

Во-первых, как я уже говорил, сама идея учреждения трибунала принадлежала СССР.

Во-вторых, советские дипломаты и юристы, в том числе прокуроры, внесли существенный вклад в работу по заключению союзниками в Лондоне 8 августа 1945 года Соглашения о судебном преследовании главных военных преступников.

В-третьих, советская делегация проделала огромную работу по подготовке к судебному процессу, его проведению, в том числе по выработке обвинительного акта, поддержанию обвинения и формулированию приговора.

Таким образом, было наглядно продемонстрировано, что государства даже с весьма идеологиями и государственно-правовым устройством могут объединяться на основе наиболее фундаментальных, общечеловеческих принципов права для защиты основополагающих интересов мирового сообщества.

Однако нет сомнения в том, что тревожный Нюрнбергский набат будет звучать как напоминание о неминуемой расплате за попрание права народов. Уроки Нюрнбергского процесса особенно актуальны в наши дни, когда активно предпринимаются попытки переписать историю Второй мировой войны, провести ревизию ее итогов, обелить, а то и героизировать нацистов и их пособников. В насаждаемых в ряде стран и международных организаций политизированных трактовках истории предвоенного и военного периода звучат утверждения о якобы равной ответственности Гитлера и Сталина, нацизма и коммунизма за развязывание Второй мировой войны, несмотря на факты и очевидную разницу между идеологией и практикой политики Третьего рейха и Советского Союза.

Цель таких нечистоплотных действий – использовать исторические спекуляции в геополитических играх, спровоцировать политические фобии, рассорить целые страны и народы.

С учетом попыток предать Нюрнбергский процесс забвению или умалить его значение перед человечеством стоит задача постоянно поддерживать огонь этой свечи разума и справедливости! И не только ради сохранения исторической памяти, а и для того, чтобы не допустить повторения страшного нацистского прошлого и связанных с ним трагедий.

Как отметил недавно Президент России В.В. Путин, «вакцина» от нацистского вируса, выработанная на Нюрнбергском трибунале, в некоторых странах Европы теряет силу.

Таким образом, в работу Международного военного трибунала, призванного выполнять судебные функции в отношении государственных и военных лидеров гитлеровской Германии изначально закладывались принципы Организации Объединенных Наций. Вопросы его организации, юрисдикции и компетенции содержались в приложенном к Соглашению между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции от 8 августа 1945 г. Уставе Международного военного трибунала.

Ход Нюрнбергского процесса и его историческое значение

Нюрнбергский процесс, который начался 20 ноября 1945 г. и завершился 1 октября 1946 г., был самый гласный в широком понимании этого слова. В нем состоялось 403 открытых судебных заседания, а в судебный зал было выдано 60 тысяч пропусков.

Разбирательство шло по принципу состязательности, поэтому у защиты и обвинения были равные возможности по предъявлению доказательств, заявлению ходатайств и заключительного слова.

Были заслушаны 33 свидетеля обвинения, 19 подсудимых, 61 свидетель защиты. Кроме того, 143 свидетеля защиты давали показания через письменные ответы на опросные листы. Также были изучены 1 809 письменных показаний других свидетелей12.

При открытии первого заседания МВТ, его председатель Д. Лоуренс сказал: «Этот процесс - единственным в истории мировой юриспруденции, который будет иметь величайшее значение для миллионов людей всего мира».

Адвокатами подсудимых была сделана попытка сразу же поставить под сомнения процедуру самого судебного процесса. Они говорили о том, что предъявленные обвинения не числились ранее в международных актах и вменяются в вину их подзащитным на базе послевоенных Соглашения и Устава, который разработали победители.

Все подсудимые говорили, что не признают вину, и только Гесс заявил, что виновен «перед Богом». С вступительными речами выступали обвинители от США, Великобритании, Франции и СССР13 (Роман Руденко)14, после речи которого СССР представил доказательства агрессии против Советского Союза15.

Среди представленных доказательств были подлинные документы, приговоры трибуналов, сообщения ЧГК, доклады комиссий разных стран, фотодокументы и другие доказательства по всем разделам обвинения.

Со всего мира в Нюрнберг шли письма с требованием наказать гитлеровских палачей16.

31.09 подсудимые выступали с заключительным словом, после чего чуд удалился для вынесения справедливого приговора.

СССР настаивал, что приговор нужно сделать более аргументированным, сжатым, но предлагал уделить большее внимание разделу о расистских теориях нацистов, идеях «Майн кампф», плане захвата Европы17.

Еще 22 июня 1941 года - в день нападения на Советский Союз, Советский Союз выдвинул идею об уголовной ответственности фашистов за развязывание войны. И в работе Международного трибунала принимал участие в качестве представителя от СССР. Трибунал состоял из четырех судей, из заместителей, назначенных правительствами СССР, Соединенных Штатов Америки, Англии и Франции.

Для поддержания государственного обвинения от всех государств назначался главный обвинитель и его помощник. От Советского Союза им был назначен Роман Руденко, а его заместитель - полковник Покровский.

Никитченко Иона Тимофеевич - это генерал-майор юстиции, участник Первой мировой и гражданских войн, председатель военного трибунала в годы Гражданской войны, а затем он был заместителем Председателя Верховного Суда СССР. С 1935 по 1938 год Никитченко был заместителем председателя Военной коллегии Верхового Суда Советского Союза.

Как уже здесь отмечалось, подсудимые имели защитников по своему выбору либо по назначению из немецких юристов. Процесс велся на русском, английском, французском, немецком языках.

18 сентября 1945 года обвинительное заключение было вручено Международному военному трибуналу и через его секретариат передано каждому из обвиняемых. Подсудимые располагали 27 адвокатами, которым помогали ассистенты и секретари.

Трибунал удовлетворил ходатайство о вызове 61 свидетеля защиты, а 143 лицам были направлены опросные листы.

По делу дали показания 101 свидетель защиты перед уполномоченным Высокого суда, 22 - перед самым трибуналом, а еще 196 тысяч письменных показаний было резюмировано. Тем самым я хочу подчеркнуть, что Нюрнбергский процесс был самым настоящим судом, где соблюдали и правила обвинения, и правила защиты. Все подсудимые имели полное право представить себя и свою роль в тех или иных деяниях, которые они совершали.

Поэтому в настоящее время, конечно, роль Нюрнбергского процесса очень высока. И мы всегда должны помнить о том, что любые, всякого рода обвинения, которые выдвигаются, должны строго рассматриваться в рамках международного права.

Огромная роль сейчас придается тем международным нормам, которые существуют, и которые поддерживаются Российской Федерацией18.

Хотя в Нюрнберге на скамье подсудимых сидели конкретные высокопоставленные нацистские преступники, очень важно подчеркнуть, что этот процесс был, прежде всего, судом над преступной нацистской идеологией, над идеями и практикой расизма и мирового господства, над агрессивной войной как орудием политики. Именно по этим причинам Суд народов в Нюрнберге стал самым главным судебным процессом в истории человечества.

Таким образом, был сделан важнейший шаг в реализации идеи международного уголовного правосудия. В международной практике был создан очень важный прецедент.

В итоге, как мы знаем, победила именно точка зрения советского руководства, основанная не на произволе победителей над побежденными, а на высоких принципах справедливости и права.

Американская сторона все же признавала общественную важность процесса. «Наказание военных преступников (говорилось Госдепартаментом) оправдывается, прежде всего, тем, что оно оказывает сдерживающее воздействие, служит повышению стандартов международного поведения, а также подразумевает осуждение жестокости и чрезмерной силы как инструмента в достижении национальных целей».

Другое расхождение между англичанами и американцами касалось советского участия в процессе подготовки Лондонского соглашения об учреждении Международного трибунала и его Устава. Англичане настаивали на том, чтобы представить Советскому Союзу готовый проект этих документов, согласованный в ходе сепаратных англо-американских переговоров в Лондоне. Американская сторона с этим предложением не согласилась и представитель Трумэна на переговорах - судья Розенман - докладывал Трумэну: «Считаю важным немедленно подключить к этим переговорам русских, не думаю, что их надо ставить перед свершившимся фактом в виде англо-американского соглашения».

И советская сторона была ознакомлена с этими предложениями союзников 3 мая в Сан-Франциско, а затем принимала активное участие в переговорах.

Надо сказать, что еще одним очень интересным элементом было то, что американская сторона решила на каком-то этапе предложить, чтобы главным обвинителем выступал судья Джексон. Не было обвинителей, которые выступали бы на одинаковых правах от каждой стороны.

Сам Джексон категорически эту идею отверг, сказав, что суд будет неубедительным, если Россия, которая больше всего пострадала от зверств фашизма, не будет выступать в качестве одного из главных обвинителей.

Представляется, что если говорить о значении Устава Нюрнбергского трибунала и его приговора, то нельзя не признать, какое огромное позитивное воздействие они оказали на последующее развитие всего международного права.

Кстати говоря, при подготовке Нюрнбергского процесса огромную роль сыграла работа нашего юриста Трайнина – «Уголовная ответственность гитлеровцев», которая была опубликована в 1944 году, и все стороны признавали, что если говорить об основах правовых Нюрнбергского процесса, то именно эта работа явилась краеугольным камнем19.

Таким образом, исключительно важно, что наказанию в Нюрнберге были подвергнуты главные организаторы Второй мировой войны, и что Международный трибунал квалифицировал преступными конкретные организации Германии, такие как СС, СД, Гестапо.

Это очень важно, помимо других, конечно, последствий Нюрнбергского процесса, в контексте современных официальных актов, которые сегодня возникают в странах Балтии, в Киеве, где героизируются те, кто сотрудничал с теми же СС, СД и Гестапо.

Шествие бендеровцев или латышских и эстонских солдат, печально знаменитый Ваффен-СС, это не только оскорбление ветеранов и советских воинов-победителей, это не только постыдное действо властей и в Киеве, и в Балтии, но и повод для правоохранительных органов России, США, Великобритании и других союзных государств возбудить следственные действия на предмет причастности этих марширующих эсэсовских приспешников к преступлениям, юридически обозначенным в Нюрнберге20.

Таким образом, на примере Нюрнбергского процесса была доказана важность проведения систематических исследований такого явления и перспективного направления современной историографии как историческая память конкретного народа в частности и человечества в целом.

Красивое и неопровержимое на первый взгляд обоснование Нюрнбергского процесса необходимостью обеспечения торжества справедливости в отношении лиц, непосредственно виновных в развязывании кровавой всемирной трагедии, нельзя признать исчерпывающим. Ведь если бы союзники искали справедливости, то в Нюрнберге судить должны были не только правящую верхушку Германии, но и Италии, Японии, генералов Румынии, Австрии, Венгрии, Бельгии, Болгарии, Чехии, Словакии, Дании и других стран, принимавших активное участие в войне на стороне фашистской Германии.

Как известно, страны-победители во Второй мировой войне, решили не передавать обвиняемых для суда их собственным правительствам, тем самым, «вынесли» позор проигравших на суд мировой общественности. В итоге, созданный и собранный по случаю орган международной юстиции - Международный военный трибунал - стал новой вехой и беспрецедентным событием в истории развития международного уголовного судопроизводства.

Но, как гласит известная поговорка, победителей не судят, хотя поведение союзников по антигитлеровской коалиции накануне войны и в ход ее далеко не всегда было безупречным - вспоминаются бомбардировки Дрездена и ядерные атаки Хиросимы и Нагасаки соответственно английской и американской авиацией, «уступка» англосаксонскими союзниками в пользу фашистской Германии Чехословакии, инициированные советским руководством пакт Молотова-Риббентропа и расстрел польских офицеров, и ряд других событий.

Очевидно, что послевоенный мир стоял на пороге нового передела, как это уже было в начале XX века перед Первой мировой войной. Поэтому, собравшись для уничтожения общего врага и готовые после победы разойтись по лагерям (капиталистическому и социалистическому) бывшие союзники, и согласовали проведение Нюрнбергского процесса, призванного официально закрепить итоги Второй Мировой войны.

Первоначально выступавшие на правах победителей за наказание проигравших немецких военачальников без суда и следствия(политическими средствами) западные союзники в итоге согласились с предложением СССР судить нацистских преступников в юридической плоскости.

При этом, предполагалось преступников меньшего масштаба (рядовых) направить для принятия в отношении них надлежащих мер в страны, в которых они совершили свои преступления.

Глава II. ТАИНСТВЕННЫЕ ФИГУРАНТЫ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА.

1.Мартин Борман и история его исчезновения.

Мартин Борман был ближайшим соратником Гитлера, одним из самых влиятельных деятелей Третьего Рейха. Считается, что он погиб и похоронен в Берлине в мае 1945 г.

Но к началу трибунала в Нюрнберге его гибель не была подтверждена, и в 1946 году его приговорили заочно к смертной казни. Некоторые историки до сих пор не принимают факт его смерти в 1945-м. По их мнению, когда Борман понял, что война проиграна, он стал планировать хитроумную операцию по перемещению финансовых и военных ценностей Рейха в безопасные места.

В мае 1945 года из горящего бункера Адольфа Гитлера советские танкисты вывели человека, голову и плечи которого скрывал мешок. Его посадили в танк и повезли в направлении аэропорта, чтобы он смог навсегда покинуть Германию. По утверждению одних исследователей, этим человеком был не кто иной, как нацист № 2 Мартин Борман. По другой, не менее фантастической версии, Бормана похитили сотрудники британской Mи-6.

Кто же такой Мартин Борман - военный преступник или советский "крот", а, возможно, британский шпион? Исчезновение Бормана из Берлина в последние дни Второй мировой войны стало одной из самых интригующих тайн истории.

Поздно вечером 1 мая Борман бежал из бункера Гитлера (после самоубийства последнего) и попытался скрыться. Вместе с беглецом был личный врач главы Третьего Рейха и еще несколько высших офицерских чинов СС. После продолжительного пешего пути нацистская группа добралась до реки Шпрее и попыталась перейти мост. Это получилось не сразу. По пятам за ней следовали советские войска.

На другом берегу Борман и другие эсесовцы наткнулись на советских солдат. По официальной версии все преступники были застрелены на месте сразу же. Тела почти всех были позже обнаружены на том участке. Отсутствовало только тело Бормана. Это ставило под сомнение сам факт его смерти.

Поскольку останков нацистского преступника не нашли, суд над ним в Нюрнберге состоялся заочно и обвинение было вынесено так же. На процессе Борман был приговорен к высшей мере наказания. Петля ждала «тень фюрера» в любой момент, как только тот появится на горизонте. По закону даже нацистские преступники имеют право на адвоката. Был он и у Мартина Бормана (Фридрих Бергольд). Защита говорила, что Борман мертв и вообще не такой уж громадной властью обладал он при жизни21.

Но вина обвиняемого была полностью доказана, а вот когда приговор будет приведен в исполнение, оставалось загадкой для всех. Жена Бормана сразу же после победы СССР была арестована. Затем находилась все время под наблюдением на случай, если главарь СС захочет с ней связаться. Останки Многие годы осужденного нациста искало ЦРУ. За любую помощь в его поимке была назначена награда – 100 тысяч дойчмарок. На Мартина Бормана собрано огромное досье, в котором есть протокол допроса одного из бывших сотрудников СС. Так вот - он дал показания, что Борман был советским шпионом и скрылся после войны в СССР. В 1972 году в ходе раскопок близ моста, по которому в 1945 года пытался уйти от преследования Борман, были найдены останки мужских тел со следами яда. Записи, по памяти воспроизведённые личным дантистом Гитлера доктором Блашке в 1957 году, помогли опознать одни из останков как принадлежавшие Борману.

В начале 1973 года для подтверждения этому была осуществлена реконструкция лица Бормана, вскоре после чего правительство ФРГ объявило рейхсляйтера умершим. Из-за возможной надобности в дальнейших судебно-медицинских экспертизах в будущем родственникам покойного не разрешили кремировать труп. Принадлежность обнаруженных останков Борману была окончательно доказана в 1998 году после проведённой по заказу немецкого правительства экспертизы ДНК, затем они были сожжены и развеяны над Балтийским морем 16 августа 1999 года. Так что могила на Введенском кладбище так и останется в памяти как городская легенда. Ну а заявление сотрудника СС о том, что Борман советский разведчик, можно списать на попытку «подыграть» американцам22.

Версий и мифов конечно было много.

Но более вероятной является версия на основе ряда исследований Ладислава Фараго и Пола Мэннинга. Первый представил результаты своих предварительных изысканий редакции иллюстрированной газеты «Дейли экспресс» и получил финансирование для продолжения исследований в Южной Америке. Второму также удалось разыскать подручных Бормана, не только знавших его в годы третьего рейха, но и работавших с ним после войны.

План Бормана - Мюллера был выполнен точно: на Лертерском вокзале произошла смена Бормана на двойника, сам Борман покинул Геманию, пересек границу с Данией и несколько дней скрывался в эсэсовском госпитале, через Берхтесгаден и через горы ушел в Италию.

2. Загадки Рудольфа Гесса

Рудольф Гесс (нем. RudolfHeß; 26 апреля 1894, Александрия, Вице-королевство Египет, Османская империя - 17 августа 1987, Западный Берлин) - немецкий государственный и политический деятель, член НСДАП (номер партийного билета: 16), заместитель Гитлера по партии (1933-1941), рейхсминистр без портфеля (1933-1941).

Рудольф Вальтер Рихард Гесс – заместитель фюрера по партии, рейхсминистр без портфеля, член Рейхстага, Тайного совета, Совета министров, генерал войск СС и СА. Гесс входил в круг ближайших соратников Гитлера, вместе с ним отбывал наказание в Ландсбергской тюрьме, помогал писать «Майн кампф», был назначен его преемником. В начале войны Гесс попал в британский плен и пробыл там вплоть до Нюрнбергского процесса, на котором предстал как один из 24 главных военных преступников Третьего рейха.

Рудольф Гесс с 1933 года принадлежал к верхушке нацистской партии, нес ответственность по всем партийным вопросам и мог принимать решения от имени Гитлера. Будучи имперским министром без портфеля, Гесс имел полномочия санкционировать все законопроекты, прежде чем они становились законами.

В числе прочих имперских министров Гесс подписал указ о включении четырех западных провинций Польши в состав Германии. Он публично восхвалял «великодушное предложение Гитлера Польше», обвиняя последнюю в агитации за войну. Гесс участвовал в агрессии против Австрии и Чехословакии, в 1938 году подписал закон о воссоединении Австрии с Германской империей, а спустя месяц – декрет о введении системы управления Судетской областью (территория Чехии). При этом руководство новыми регионами он брал на себя.

Поездка политика в Великобританию 10 мая 1941 года вошла в историю как «Миссия Гесса». Он в одиночку полетел на переговоры о заключении мира, утверждая, что Гитлер был готов принять некоторые мирные предложения. Примечательно, что этот полет произошел всего через десять дней после того, как фюрер назначил точную дату нападения на Советский Союз. В Англии Гесс пытался оправдать агрессию Германии в отношении Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Дании, Бельгии и Нидерландов, но был арестован и схвачен в плен. Только в октябре 1945 года Гесса перевезли из Великобритании в Германию, чтобы предать суду на Нюрнбергском процессе.

Обвинительное заключение от СССР представлял Роман Андреевич Руденко, от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии – Хартли Шоукросс, от США – Роберт Хьюаут Джексон, а от Французской Республики – Франсуа де Ментон. Гесса защищал сначала доктор Гунтер фон Роршейдт, а затем доктор Альфред Зайдль23.

Утром 18 июля 1947 года Рудольфа Гесса доставили в тюрьму Шпандау в Берлине – там согласно директиве Союзнического Контрольного совета должны были содержаться семь преступников, приговорённых Международным военным трибуналом в Нюрнберге к разным тюремным срокам. Гесса, как и других, разместили в одиночной 6-метровой камере во внутреннем тюремном блоке, чтобы невозможно было перестукиваться. После освобождения в 1966 году последних преступников, Шираха и Шпеера, Гесс остался в Шпандау один. Его семья, адвокат и почитатели пытались добиться освобождения, но Советский Союз этого не допустил. 17 августа 1987 года 93-летний Рудольф Гесс покончил с собой, повесившись на кабеле24.

Однако существуют и другие версии кончины Рудольфа Гесса. Так, например, Гесс был убит британскими спецслужбами. При этом Гесс к тому моменту уже 41 год провел в заключении.

Исследователи из Военного медицинского центра им. Уолтера Рида и Университета Зальцбурга провели анализ ДНК из единственного сохранившегося образца крови загадочного «Заключенного №7». Этот человек 40 лет провел в тюрьме Шпандау в условиях строжайшей секретности, и личность его достоверно неизвестна до сих пор. Сегодня, спустя 70 лет, в истории поставлена точка – с вероятностью в 99,99 % ДНК образца является ДНК нациста Рудольфа Гесса.

Глава III. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ.

Отражение Нюрнбергского процесса в школьных учебниках истории.

О Нюрнбергском процессе знают не везде и есть опасение, что скоро о нём совсем забудут. Об этом говорит изучение современных школьных учебников не только в нашей стране в разное время, но и исторических учебников и пособий разных стран.

Нет ничего удивительного, что в школьных учебниках бывшего фашистского блока - Германия, Австрия, Болгария, отчасти Италия намеренно стараются не вспоминать это событие.

Но остается непонятным, почему многие современные российские учебники истории о Нюрнбергском процессе не упоминают, несмотря на то, что целые главы в них посвящены ошибкам и преступлениям руководителей советского времени.

Такое изложение материала может привести к тому, что со временем российские школьники будут считать, что война- это инициатива Советского Союза.

Представляется, что не упоминать о Нюрнберге - большой недочёт в системе образования.

При написании исследования автором было изучено большое количество учебников по истории нескольких стран за различные периоды.

В США, где используются электронные учебники, трудно говорить о конкретных примерах, но в рекомендациях для учителей школ и колледжей тема Нюрнберга присутствует в большом объёме, с отсылкой на научные исторические публикации25.

Французские школы данную тему изучают по усмотрению педагога. Для этого в пособии для учителей приведены пять «документальных материалов», по которым рекомендуется информировать учеников о Нюрнбергском трибунале. В пособии указаны сроки его проведения, фамилии преступников, показана всем известное фото их на скамье подсудимых, дана краткая оценка процесса с точки зрения французских историков, приведены краткие биографические данные участников26.

В школах Германии и Австрии тему Второй мировой войны заканчивают перечнем «актов сопротивления» нацистам в оккупированных странах, приводя неполный список конференций, проходящих во время войны, в т.ч. Ялтинскую27.

В Италии в школьном учебнике современной истории для старших классов есть только упоминание о Нюрнберге, как суде над нацистскими преступниками. Оно находится в главе о Катыни и советско-польских отношениях до и после войны.

Возможно, что отсутствие информации о процессе связано с тем, что сами итальянцы боялись оказаться на скамье подсудимых, о чем говорит поспешная расправа над Муссолини и шестью фашистскими главарями.

Историки из Прибалтики также уделяют мало внимания Нюрнбергскому процессу, но их издания говорят о том, что они просто хотят переписать историю.

Например, вот цитата из литовского учебника истории для 10-го Laikas 10: «Но истина торжествует не всегда. К сожалению, виновник войны - коммунистический Советский Союз так и не был осуждён, став из обвиняемого судьей. Целые поколения советских людей верили в мифы, что СССР стал жертвой агрессии Гитлера. Но обнародованные факты показали, что это И. Сталин хотел напасть на Германию, но не успел»28.

В Эстонии учебники также игнорируют Нюрнбергский трибунал. Представляется, что объяснения тут не нужны. Для эстонских ультра-патриотов это весьма непростая тема, поскольку эстонский легион СС воевал стороне Гитлера, а местная элита уважает бывших эсэсовцев.

В Латвии такая же ситуация, так как здесь также были латышские легионы СС.

В учебниках истории Испании для старших классов средних школ также указаны сроки проведения процесса, фамилии преступников, показана всем известное фото их на скамье подсудимых, дана краткая оценка процесса с точки зрения французских историков, приведены краткие биографические данные участников29.

Министерство образования РФ рекомендовало базовый учебник для 11-го класса«История России XX - начала XXI века» авторства А.А. Левандовского под редакцией С.П. Карпова30. Но и в этом учебнике нет раскрытия темы и упоминанию значении МВТ над нацистами, несмотря на то, что ВОВ представлена в нем достаточно полно. То же самое можно увидеть в академическом школьном учебнике В.А. Шестакова31.

Учебник «История России» для 11-го класса (А.Ф. Киселёв и В.П. Попов) о данном событии содержит только одну фразу: «По данным, приведённым на Нюрнбергском процессе над нацистскими преступниками, гитлеровцы уничтожили на территории Советского Союза 9 987 000 человек»32.

Учебник истории для 11-го класса средней школы «Наша новая история» (изд-во «Русское слово», 2009 г.)33уделяет Второй мировой войне большое внимание. Однако Нюрнбергскому процессу посвящено всего две строчки. Так, в разделе о результатах Потсдамской конференции сообщается, что её участники приняли решение о проведении «суда над нацистской партией и аффилированными с ней организациями, а также над высокопоставленными деятелями Германии как лицами, виновными в совершении военных преступлений».

В другом учебнике для средней школы издательства «Лабиринт», в разделе «Побеждённые страны», в главе «Германия» сообщается о том, что «в Нюрнберге состоялся судебный процесс над 24 нацистскими руководителями, 12 из которых были приговорены к смертной казни»34.

В учебнике истории для 8-го класса (2007 г., издательство «Просвещение») в разделе «Последствия Второй мировой войны» Нюрнбергскому процессу посвящён один абзац. В нём говорится, что международный военный суд в Нюрнберге был образован в августе 1945 года. Нюрнбергский процесс проходил с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года и завершился вынесением приговоров немецким военным преступникам35.

Под холокостом понимается убийство 6 млн. евреев, из которых 4 млн. убито в тайных пунктах, которые никто не видел, в период с апреля 1942 по октябрь 1944 года.

В СССР эта тема никогда не обсуждалась и в учебниках истории об этом даже не писали, чтобы не смущать учащихся. В исторической науке СССР холокоста нет и не было никогда.

Подробности Нюрнбергского процесса долго умалчивали, они не изучались в школах и вузах. А сегодня мы можем их изучать, осмысливать, сопереживать.

Упоминания о Нюрнбергском процессе были исключены из новых учебников для 10 классов, по которым российские школьники начали учиться в 2015 году – в год семидесятилетия начала международного трибунала для нацистских преступников.

С 1 сентября 2015 года преподавание в российских школах ведется на основе единой концепции изучения истории России. Минобрнауки утвердило в этом году только три учебника трех издательств, соответствующие новой системе: «Просвещение», «Дрофа» и «Русское слово».

В учебнике издательства «Дрофа» «История России. Начало XX – начало XXI века» коллектива авторов под руководством Олега Волобуева, в описании конца второй мировой войны и последовавших событиях (глава III, параграф 22) отсутствуют какие-либо упоминания о Нюрнбергском процессе и осужденных нацистских преступниках. Говорится о взятии Берлина и капитуляции Германии, Крымской и Ялтинской конференциях, вступлении СССР в войну с Японией и создании Организации объединенных наций. Нюрнбергский процесс не упоминается в учебнике36.

Такое характерное умолчание вряд ли могло быть случайным: учебники этого года являются, по сути, политическим проектом: этапом реализации концепции единого учебника истории. Единый учебный курс истории России Минобрнауки, Минкультуры продвигают все последние годы – после пожелания президента Владимира Путина о создании такого проекта.

Идея единого учебника была высказана Путиным 19 февраля 2013 года на заседании Совета по межнациональным отношениям. Новая система разрабатывалась Российским историческим обществом (РИО) во главе с председателем Госдумы С. Е. Нарышкиным. К августу 2014 года Минобрнауки отказалось от идеи ввести один ученик по предмету. Вместо этого был разработан Единый историко-культурный стандарт. Все новые учебники должны создаваться в соответствии с его нормами – впрочем, авторы разрешенных к использованию в школах пособий входили в состав разработчиков этого стандарта. 

15 апреля 2015 года учебные пособия были представлены для утверждения в Минобр, и 15 мая министерство утвердило три линейки школьных учебников по истории от трех издательств. Представитель издательства «Просвещение», один из авторов новых учебников Александр Данилов так обозначил журналистам ТАСС ключевое отличие новых пособий: «Новые учебники отличаются от прежних главным образом тем, что в их основе лежит единая для всех методологическая концепция и единый содержательный стандарт, разработанные Российским историческим обществом. Это попытка достичь на их основе общенационального консенсуса по нашей истории. На мой взгляд, это получилось»37.

Один из авторов учебников от издательства «Дрофа» (в ее продукции не нашлось места материалам о Нюрнбергском процессе) Игорь Андреев заметил: «Учебник истории и формирование массового исторического сознания – вещи взаимосвязанные... Здесь больше возможностей для откровенных и глубинных разговоров о нашем великом и драматическом прошлом... Но часть материалов пришлось основательно перетасовывать и расширять».

Новый историко-культурный стандарт единообразного преподавания предмета в школах включает «перечень обязательных для изучения тем, понятий и терминов, событий и персоналий, основные подходы к преподаванию отечественной истории в современной школе, принципиальные оценки ключевых событий прошлого, а также перечень «трудных вопросов истории», вызывающих острые дискуссии в обществе» – говорится в пояснениях Минобра о сути новых учебников. В перечне дискуссионных событий и явлений, по которым был выработан идеологически верный подход значатся оценка внешней политики СССР накануне и в ходе второй мировой войны; оценка СССР в условиях «холодной войны». 

То есть Нюрнбергский процесс, который является одним из ключевых послевоенных событий и в целом одним из знаковых явлений XX века, не мог быть ненамеренно «забыт» авторами учебника. Тем более, что возглавляющий авторский коллектив данного пособия «Дрофы» доктор исторических наук, профессор Московского государственного областного университета О. Волобуев входил в состав тех, кто составлял единый историко-культурный стандарт для авторов учебников (данные с официального сайта Минобрнауки).

О причинах этого умолчания можно лишь догадываться. Вероятно, исключение упоминаний о процессе является политически мотивированным: новый стандарт преподавания истории России в школах составлялся в 2013-2014 годах, а учебник писался в 2014 году – на фоне украинского кризиса.

Политический кризис на Украине, гражданская война в этой стране и роль России вызвали массу спекуляций на тему как событий Второй мировой войны, так и Нюрнбергского процесса и того, что условно можно считать современной его версией – Гаагского трибунала. Из-за того, что идеологическая часть отношений России и Украины во многом строится на вольных интерпретациях событий семидесятилетней давности, представители обеих стран на всех уровнях (от бытового до уровня кабинетов министров) широко использовали спекулятивные отсылки как к Нюрнбергу, так и к Гааге. Больше того, западные страны инициировали создание трибунала по украинским событиям, в котором роль обвиняемого отводилась России (ветировано РФ и КНР). Вероятно, что в этих условиях создатели идеологически верного концепта изучения истории XX века посчитали Нюрнбергский процесс слишком неоднозначным явлением для изучения его в базовой школьной программе38.

Если это предположение верно, то составители историко-культурного стандарта и учебника истории для 10 классов своим стремлением обойти сложные вопросы новейшей истории неожиданно оказались единомышленниками западных и украинских политиков.

За запрет героизации нацизма проголосовали 126 стран, 53 страны, включая многих членов ЕС, воздержались, 4 государства голосовали против. Совпадение похода западных политиков и идеологически ангажированных историков тем комичнее, что составители учебника с характерными умолчаниями и историко-культурного стандарта образования являются одними из тех, кому поручена реализация давней правительственной концепции «борьбы с фальсификацией истории».

Таким образом, 1 сентября 2015 года Минобрнауки утвердило и включило в федеральный перечень учебников только три пособия трех издательств: «Просвещение», «Дрофа» и «Русское слово».

В учебнике издательства «Дрофа» «История России. Начало XX – начало XXI века» коллектива авторов под руководством Олега Волобуева, в описании конца второй мировой войны и последовавших событиях (глава III, параграф 22) отсутствуют какие-либо упоминания о Нюрнбергском процессе и осужденных нацистских преступниках. Говорится о взятии Берлина и капитуляции Германии, Крымской и Ялтинской конференциях, вступлении СССР в войну с Японией и создании Организации объединенных наций. Нюрнбергский процесс не упоминается в учебнике.

Как видно из анализа учебной исторической литературы 5-11 классов разных периодов, тема исторической значимости Нюрнбергского процесса поднималась крайне мало. В учебниках истории не показана актуальность принятых на процессе решений в наше время, нет сравнения с совершением военных преступлений в современном мире, не рассмотрены проблемы и проблемы терроризма и экстремизма в сравнении с указанным событием.

Представляется, что данный пробел не позволяет высказать собственную гражданскую позицию каждого участника по данному вопросу, сформировать детей и подростков чувства гордости за свой народ, за свою страну, приобрести опыт гражданского мужества и патриотизма.

Также представляется, что введение в каждый школьный учебник истории нашей страны подробного анализа Нюрнбергского процесса будет способствовать созданию условий для формирования представления и понимания вечных человеческих ценностей, приобщению к великим историческим событиям мировой истории, позволит учащимся дать самостоятельную нравственную оценку событий

Кроме того, изучение данной темы позволит показать историческое значение Нюрнбергского процесса, впервые в мире осудившего преступления против человечества, решать исторические задачи, систематизировать, анализировать и обобщать информацию, а также способствовать воспитанию у учащихся чувства неприятия войны как средства решения международных конфликтов, понимания неизбежности расплаты за преступления против человечества.

В результате изучения данной и подобных тем, учащиеся сформируют умение соотносить поступки и события с принятыми этическими принципами, будут знать моральные нормы и уметь выделять нравственные аспекты поведения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

На примере Нюрнбергского процесса проведенным исследованием была доказана важность проведения систематических исследований такого явления и перспективного направления современной историографии как историческая память конкретного народа в частности и человечества в целом.

В данном комплексном и обобщающем исследовании были проанализированы представления и образы исторической памяти советского общества о Нюрнбергском процессе, позднее отраженные и закрепленные в материалах школьных российских учебников.

Кроме того, в исследовании были решены следующие задачи:

- Изучены предпосылки подготовки, хода и последствий процесса, а именно: Страны – победители не стали предавать обвиняемых суду их собственным правительствам, в мае 1945 г. было принято решение о проведении международного уголовного процесса над военными преступниками. Подобного судебного прецедента ранее не было в истории человечества, он стал беспрецедентным событием, в рамках которого был создан орган международной юстиции - Международный военный трибунал.

Правовая база международного военного трибунала была основана на Соглашениях между СССР, США, Великобританией и Францией, в основе которых лежали принципы ООН.

В международном праве того времени появились основания для преследования военных преступников, закрепленные в законодательстве по итогам Первой Мировой войны с целью наказания высших политических и военных руководителей Германии, которые развязали и принимали активное участие в этой войне. Однако, отсутствие конкретных наказаний для главных виновников Первой мировой войны послужило тому, что будущие руководители нацистского государства восприняли все это как своего рода индульгенцию на развязывание новой агрессии и совершение новых военных преступлений.

Говоря о судьбе Бормана и Гесса можно сказать, что в 1980-х годах на Западе все чаще стали раздаваться голоса, что этого немощного старика надо выпустить. Возможно, информация об этом приободрила Гесса. Но вскоре взял и покончил с собой, оказавшись на какое-то время без присмотра во время прогулки".

Стоит отметить, что официального расследования по этому случаю не проводилось (имеется в виду возбуждение уголовного дела). Садовый домик, в котором было обнаружено тело Гесса, сгорел на следующий день.

Более вероятной в отношении Бормана является версия на основе ряда исследований Ладислава Фараго и Пола Мэннинга. Первый представил результаты своих предварительных изысканий редакции иллюстрированной газеты «Дейли экспресс» и получил финансирование для продолжения исследований в Южной Америке. Второму также удалось разыскать подручных Бормана, не только знавших его в годы третьего рейха, но и работавших с ним после войны.

План Бормана - Мюллера был выполнен точно: на Лертерском вокзале произошла смена Бормана на двойника, сам Борман покинул Германию, пересек границу с Данией и несколько дней скрывался в эсэсовском госпитале, через Берхтесгаден и через горы ушел в Италию.

Как видно из анализа учебной исторической литературы 5-11 классов разных периодов, тема исторической значимости Нюрнбергского процесса поднималась крайне мало. В учебниках истории не показана актуальность принятых на процессе решений в наше время, нет сравнения с совершением военных преступлений в современном мире, не рассмотрены проблемы и проблемы терроризма и экстремизма в сравнении с указанным событием.

Представляется, что данный пробел не позволяет высказать собственную гражданскую позицию каждого участника по данному вопросу, сформировать детей и подростков чувства гордости за свой народ, за свою страну, приобрести опыт гражданского мужества и патриотизма.

Также представляется, что введение в каждый школьный учебник истории нашей страны подробного анализа Нюрнбергского процесса будет способствовать созданию условий для формирования представления и понимания вечных человеческих ценностей, приобщению к великим историческим событиям мировой истории, позволит учащимся дать самостоятельную нравственную оценку событий

Кроме того, изучение данной темы позволит показать историческое значение Нюрнбергского процесса, впервые в мире осудившего преступления против человечества, решать исторические задачи, систематизировать, анализировать и обобщать информацию, а также способствовать воспитанию у учащихся чувства неприятия войны как средства решения международных конфликтов, понимания неизбежности расплаты за преступления против человечества.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.

Источники

а) документальные

Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов в трех томах. Сост. Александров Г.Н., Полторак А.И., Рагинский М.Ю., под общей ред. Руденко Р.А. – М.: «Юридическая литература», 1966. 426 с.

Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 7 томах. М.: «Юридическая литература», 1957.243 с.

СССР и Нюрнбергский процесс. Неизвестные и малоизвестные страницы истории. Сборник документов. Научный редактор и составитель Н.С. Лебедева. М.: Международный фонд «Демократия», 2012.672 с.

б) Мемуарные

Рагинский М.Ю. Нюрнберг: перед судом истории / М.Ю.Рагинский. М.: Политиздат, 1986. 201 с.

Полторак А.И. Нюрнбергский эпилог. / А.И. Полторак. М.: Воениздат, 1965. 273 с.

Зонненфельдт Р. Очевидец Нюрнберга. /Р. 6. Зонненфельдт. М.: «Центрполиграф», 2013.193 с.

Литература

Сандреев А.Н. 20-я годовщина Нюрнбергского процесса/А.Н. Сандреев // Советское государство и право. 1966. № 10. С. 157

Сандреев А.Н. 25-летие Нюрнбергского процесса /А.Н. Сандреев // Социалистическая законность. – 1970. – № 11. – С. 39–41.

Абашидзе А. Х. Солнцев А. М. Нюрнбергский процесс и прогрессивное развитие международного права / А.Х. Абашидзе и др.// Международное право. 2006. – № 3. С. 72–87.

Аванесян В. В. Нюрнбергский трибунал и геноцид /В.В. Аванесян // Общество и право. 2011. № 3 (35). С. 17–21.

Аксман А. Жизнь немецких политиков. М., Наука, 1984. 352 с.

Алханов А.Д. Роль СССР в Нюрнбергском процессе и последующем развитии международного права. /А.Д. Алханов // Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 1. С.38-41

Андриянова Н. С. Нюрнбергский процесс — суд истории / Н.С.Андриянова // Молодой ученый. 2018. №27. С. 98-101.

Антонов-Романовский Г.В. Нюрнберг в свете обеспечения жизнеспособности человечества. М., Аспект Пресс, 2012. 136 с.

Архипова Е.А. Участие переводчиков в Нюрнбергском процессе как гарантия справедливого правосудия над главными военными преступниками. /Е.А. Архипова // Космополис. 2015. № 4. С. 28-32

Асланов Т.И. оглы. Нюрнбергский процесс и его значение в истории/ Т.И. Асланов // Общественные науки и современность. 2018. № 1. С.93

Безыменский Л. А. Человек за спиной Гитлера. Мартин Борман и его дневник. М.: Вече,1999. 201 с.

Борисов А.В. Нюрнбергский процесс и проблемы идеологической политики в послевоенном СССР/ А.В. Борисов // Международные процессы. 2018. № 8. С. 75-82.

Ведерникова О.Н. Значение Нюрнбергского трибунала для противодействия международным преступлениям и развития международного права. М, Право, 2000. 294 с.

Гладких В. И. Нюрнбергский процесс как фактор неотвратимости наказания нацистских преступников/В.И. Гладких// Российский следователь», 2015, № 10. С.84-89

Глотова С.В. Агрессия как международное преступление: от Нюрнбергского трибунала к Международному уголовному суду. / С.В. Глотова // Международное право. 2015. № 3. С. 25-29

Головина А.А. Нюрнбергский процесс и доктрина государственного суверенитета. /А.А. Головина // Общество и право. 2015. № 2. С. 34 - 39

Грицаев С.А. Органы международной уголовной юстиции в механизме правосудия переходного периода/С.А. Грицаев // Международные процессы. 2018. № 8. С. 75-79.

Гришко А.Я. Реализация принципов Нюрнбергского процесса в международном и национальном пенитенциарном законодательстве / А.Я. Гришко // Международное обозрение. 2015. № 2. С.54 -58

Дерешко Б.Ю. Международно-правовые последствия Нюрнбергского процесса: история и современность/Б.Ю.Дерешко// Международное право. 2016. № 2. С. 81 - 84

Жуйкова Д.А. Значение Нюрнбергского процесса в формировании принципов международного права. М., Звезда, 2014. 204 с.

Камышанов В.И. Современные проблемы международных отношений и вызовы принципу приоритета международного права/В.И. Камышанов // Космополис. 2015. № 7. С. 79-81

Катайцев Н.А Нюрнбергский процесс в законодательстве СССР/Н.А. Катайцев// Вопросы истории.2006. № 5. С. 71-74

Кириллова Н.П. Судебный процесс в отношении нацистских юристов: обвинение и защита. /Н.П. Кириллова // Адвокат, 2018. № 3. С. 46-49

Ларина Ф.Ш. Роль СССР в проведении Нюрнбергского процесса. /Ф.Ш. Ларина // Международное обозрение. 2013. № 3. С. 93-95

Лебедева Н.С. Подготовка Нюрнбергского процесса. / Н.С. Лебедева. М., 1975. 183 с.

Лебедева Н.С. Преступление против человечества. М., 1994. 234 с.

Леви А.А. К переизданию книги профессора Н.Н. Полянского «Правда и ложь в уголовной защите» /А.А. Леви// Вестник криминалистики. 2005, Вып. 2 (14). 314 с.

Лукан М. Фарсалия, или поэма о гражданской войне. М., «Ладомир», 1993. 384 с.

Макговерн Дж. Мартин Борман. Неизвестный рейхслейтер. 1936-1945. М.: Центрполиграф, 2010.289с.

Меркурьев В.В., Соколов Д.А. Проблемы международного уголовного правосудия в отношении террористов. /В.В. Меркурьев// Новая и новейшая история. 2017. № 4. С. 47-51

Мирзоев Г.Б. О роли Нюрнбергского процесса в развитии правовых норм, регламентирующих обеспечение права на защиту. /Г.Б. Мирзоев // Общественные науки и современность. 2015. № 2. С.46-49

Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. М.: МГИМО, 2004.109 с.

Панюжева М.М. Франко-американские отношения в сфере безопасности и особенности их реализации на евроатлантическом и ближневосточном направлениях (2001-2013гг.) 2015. 216 с.

Паращевина Е.А. Значение и полномочия Прокуратуры СССР на Нюрнбергском трибунале./Е.А. Паращевина // Российская история. 2013. № 4. С.136-139

Поздняков В.П. Нюрнбергские принципы: философия международного права. /В.П. Поздняков// Исторический вестник. 2018. № 2. С. 17-21

Полянский Н.Н. Роль Антанты в мировой политике. М, Наука, 2014. 201 с.

Рагинский М. Ю. Нюрнберг: Перед судом истории. М.: Политиздат, 1986. 198 с.

Рагинский М.Ю., Розенблит С.Я. Международный процесс главных японских военных преступников. М., 1950. 231 с.

Смыкалин А.С. Выступление свидетеля фельдмаршала Фридриха фон Паулюса на Нюрнбергском процессе /А.С. Смыкалин// Исторический архив. 2017. № 3. С. 53-59

СССР и Нюрнбергский процесс / сост. Н. Лебедева. - М.: Международный фонд «Демократия», 2012. 384 с.

Сухарев А.Я. Нюрнбергский процесс и развитие международного права. М.: Мысль, 2011. 483 с.

Трубин Н.С. Уроки Нюрнбергского процесса. /Н.С. Трубин // Космополис. 2016. № 2. С. 67-71

Фонташов А.С. Влияние Нюрнбергского процесса на развитие международного уголовного права. / А.С. Фонташев// Исторический вестник 2015. № 4. 201 с.

Шарапова И.В. Деятельность органов военной прокуратуры по уголовному преследованию нацистских преступников. /И.В. Шарапова// Международные процессы. 2013. № 2. С. 109-112.

Шобухин В.Ю. Историческое значение Нюрнбергского процесса и деятельность прокуратуры по правовому просвещению населения в современной России /В.Ю. Шовобухин// Общественные науки и современность. 2017. № 4. С.42-45

Яртых И.С. Нюрнбергский процесс: защитительные речи адвокатов. М.: Юрлитинформ, 2008. 243 с.

1 Полянский Н.Н. Роль Антанты в мировой политике. М.: Наука, 2014. С.36

2 20-я годовщина Нюрнбергского процесса // Советское государство и право. 1966. № 10.С.157.

3Звягинцев А. Нюрнбергский набат. Репортаж из прошлого, обращение к будущему. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010.С.375.

4Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов в трех томах. Сост. Александров Г.Н., Полторак А.И., Рагинский М.Ю./Под общей ред. Руденко Р.А. М.: «Юридическая литература», 1966. С.36.

5 25-летие Нюрнбергского процесса // Социалистическая законность. 1970. № 11. С.39.

6Леви А.А. К переизданию книги профессора Н.Н. Полянского «Правда и ложь в уголовной защите» // Вестник криминалистики. 2005. Вып. 2 (14). С.114.

7 65-летие Нюрнбергского процесса и оценки его итогов в странах СНГ. Материалы заседания Экспертного совета Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств, 23 ноября 2010 года. М.: Издание Совета Федерации, 2011. С.53.

8 Абашидзе А. Х., Солнцев А. М. Нюрнбергский процесс и прогрессивное развитие международного права // Международное право. 2006. № 3. С.72.

9 Головина А.А. Нюрнбергский процесс и доктрина государственного суверенитета//Общество и право. 2015. № 2. С.34.

10Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной Войны. Документы и материалы. М.: Наука, 1973. С.360.

11 Ведерникова О.Н. Значение Нюрнбергского трибунала для противодействия международным преступлениям и развития международного права. М.: Право, 2000. С.48.

12 Андриянова Н. С. Нюрнбергский процесс: суд истории // Молодой ученый. 2018. №27. С.98.

13 Глотова С.В. Агрессия как международное преступление: от Нюрнбергского трибунала к Международному уголовному суду. // Международное право. 2015. № 3. С.25.

14 Гладких В. И., Прошин В. А. Нюрнбергский процесс как фактор неотвратимости наказания нацистских преступников // Российский следователь». 2015. № 10/СПС «КонсультантПлюс».

15Рагинский М. Ю. Нюрнберг: Перед судом истории. М.: Политиздат, 1986. С.52.

16 Грицаев С.А. Органы международной уголовной юстиции в механизме правосудия переходного периода// Международные процессы. 2018. № 8. С.75.

17Дерешко Б.Ю. Международно правовые последствия Нюрнбергского процесса: история и современность// Международное право. 2016. № 2. С.81.

18Камышанов В.И. Современные проблемы международных отношений и вызовы принципу приоритета международного права// Космополис. 2015. № 7. С.79.

19 Мирзоев Г.Б. О роли Нюрнбергского процесса в развитии правовых норм, регламентирующих обеспечение права на защиту. // Общественные науки и современность. 2015. № 2. С.46.

20 Поздняков В.П. Нюрнбергские принципы: философия международного права//Исторический вестник. 2018. № 2. С.17.

21СССР и Нюрнбергский процесс / сост. Н. Лебедева. М.: Международный фонд «Демократия», 2012. С.120.

22Макговерн Дж. Мартин Борман. Неизвестный рейхслейтер. 1936 1945. М.: Центрполиграф, 2010. С.89.

23 Антонов Романовский Г.В. Нюрнберг в свете обеспечения жизнеспособности человечества. М., Аспект Пресс, 2012. С.153.

24Лебедева Н.С. Подготовка Нюрнбергского процесса. М., 1975. С.231.

25Ланева И.В. Методика преподавания истории. М, Норма, 2018. С.67.

26Карастылева Н.А. История истории. М. Юность, 2016. С.51.

27Ладыгина Н.А. Вопросы преподавания истории в средней школе. М, Юность, 2018. С.67.

28 Солнцев А. М. Нюрнбергский процесс и прогрессивное развитие международного права // Международное право InternationalLaw. 2006. № 3. С.75.

29 Андреев А.Г. Нюрнбергский процесс и историческая память // Историческое обозрение 2016. № 2. С.36.

30Левандовский А.А. ЩетиновЮ.А. и др. История России XX начала XXI века. М. Просвещение, 2014. С.67.

31 Шестакова В.А. История России. Лабиринт, 2010. С.48.

32 Киселев А.Ф. История России. М.: Дрофа, 2015. С.95.

33Страченко Л.А. Наша новая история. Русское слово, 2009. С.109.

34 Круглов Г.А. История России. Лабиринт, 2007. С.78.

35Шульпин С.Н. История России. 8 класс. Просвещение. 2007. С.243.

36Волобуев О.Г. «История России. Начало XX начало XXI века. М.: Дрофа , 2015. С.68.

37 Чаренцев М.А. Спорные вопросы преподавания истории. // Историческое обозрение, 2018. С.68.

38Звягинцев, А. Главный процесс человечества. Репортаж из прошлого. Обращение к будущему. М.: Олма Медиа Групп, 2012. С.1200.

Просмотров работы: 51