Историко-этнографические изучения долган (сер. XIX- нач. XXI в.)

XI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Историко-этнографические изучения долган (сер. XIX- нач. XXI в.)

Рудых Н.А. 1
1МБОУ "Юрюнг-Хаинская СОШ"
Спиридонова Н.Н. 1
1МБОУ "Юрюнг-Хаинская СОШ"


Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Актуальность темы. В век информационных технологий долганы продолжают оставаться одним из загадочных северных народов. Сведений о них крайне мало, причем эти данные 40-50-летней давности, которые можно найти в Интернете, – явная калька старых этнографических трудов советского периода. Все это связано с отсутствием новых научных исследований, слабоизученностью вопроса в целом.

Изученность проблемы. Долганами интересовались с середины XIX в., начиная с экспедиций А.Ф. Миддендорфа (1842-1845) и М.А. Кастрена (1845-1849). Сведения о долганах также можно найти в работах многих дореволюционных авторов, изучавших Туруханский край: П.И. Третьякова, К.Н. Кострова, А. Мордвинова, К.М. Рычкова и др. Однако подлинное изучение долган как самобытного народа началось лишь в советское время. Оно связано с именами известных ученых-сибиреведов Б.О. Долгих и А.А. Попова. В изучении языка долган огромный вклад внесла ученый-лингвист Е.И. Убрятова. В советский период северных якутов, ближайших родственников долган, изучали Г.В. Ксенофонтов и И.С. Гурвич. В настоящее время особый интерес по изучению долган вызывает монография А.И. Саввинова «Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства». Проблема долган стала темой пристального внимания зарубежных ученых, которые активно и целенаправленно проводят полевые исследования, издают результаты своих наблюдений. Так, серьезный подход к изучению языка и культуры долган в современных условиях наблюдается в исследованиях польского тюрколога Марека Стаховского (Краков, 1992, 1998), канадского антрополога Дэвида Андерсона (Новосибирск, 1998), американского этнолога Джона Зайкера (Лонг Гроув, 2002) и др. Но все же, вопрос происхождения долган остается нерешенным.

Отсюда определяется проблема исследовательской работы – когда и как на самом деле появились долганы и какие труды дают более достоверную картину их истории и культуры? Решение данной проблемы включает в себя тема исследовательской работы: «Историко-этнографическое изучение долган (середина XIX-начало XXI в.)».

Объект исследования – история и этнография долган.

Предметисследования – труды историко-этнографического изучения долган в середине XIX-начале XXI в.

Цель – исследование историко-этнографического изучения долган в середине XIX-начале XXI в.

Цель, объект и предмет определили задачи:

Датьисторико-этнографическую характеристику долган по первым упоминаниям в трудах ученых-путешественников и дореволюционных авторов.

Изучить труды профессионального историко-этнографического изучения долган как объекта этнографии народов Севера.

Сделать обобщающий вывод по историко-этнографическому изучению долган.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования изученных материалов в деятельности учреждений системы образования района и региона с целью повышения эффективности функционирования образовательной деятельности, а также в культурной сфере с целью сохранения самобытности народа.

Структурно работа отражает логику и последовательность исследования, состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.

Глава 1. Изучение долган в середине XIX-XX в.

1.1. Первые научные этнографические экспедиции

Таймыр – древний форпост великих географических открытий, через полуостров пролегали маршруты многих северных экспедиций. История помнит имена бесстрашных путешественников и первооткрывателей арктических земель: братьев Лаптевых, Прончищева, Санникова, Вилькицкого, Миддендорфа, Толля, Нансена, Толмачева и др.

Известный русский исследователь и путешественник А.Ф. Миддендорф, автор многотомного труда «Путешествие на Север и Восток Сибири» (1860-1878), посетивший Таймыр во время своей Сибирской экспедиции (1842-1845) и встретившийся там с ранее неизвестным для него, писал: «Долганы, как я заметил... весьма интересный смешанный народ, у которого во всем явно высказывается преобладание якутского элемента»1. Характеризуя их, он пишет: «Это был живой, подвижный, ловкий, услужливый народ, с большим достоинством»2.

Финский ученый-лингвист и этнограф М.А. Кастрен, исследовавший многие арктические народы, в 1860 г. выпустил свой многолетний труд «Путешествие в Сибирь в 1845-1849 гг.», в котором он дает следующие интересные сведения о долганах: «Русские называют этим именем три небольших якутских племени: 1) племя dolgan, живущее по Хатанге, 2) племя adjan, признающее и русское название – жиганы, и 3) племя dongot, живущее так же, как и второе, в расстоянии трех дней пути от Дудинки, близ Норильских озер. Хотя эти племена и говорят чисто якутским языком, ученые и неученые, русские и самоеды смешивают их с тунгусами. Сами же они ведут себя от трех братьев: Galkinga, Sakatin и Bijka, перекочевавших сюда из якутской страны, и притом в столь еще недавнем времени…»3.

Наиболее ранние сведения о кочевых обитателях края содержатся в труде генерал-губернатора Енисейского округа 20-х гг. XIX в. А.П. Степанова «Енисейская губерния» (1997). Автор книги «Туруханский край, его природа и жители» (1869) П.И. Третьяков, работавший в свое время заседателем края, о долганах пишет следующее: «Причину исчезновения у долган родного языка должно отнести к тесным сношениям их с якутами, от которых они брали себе жен; за всем тем долгане в чертах лица удерживают более тунгусский, нежели якутский тип. Когда всматриваешься в умное, несколько серьезное, но в то же время добродушное лицо долгана, и в гладкий возвышенный его лоб, невольно жалеешь, что эта богатая натура гибнет бесследно под толстою корою невежества»4.

Однако самые ранние упоминания о долганах, точнее, о долганских родах встречаются в русских письменных источниках Сибири начала XVII в. Так, например, в книге ясачного сбора Енисейского острога 1634/35 г. читаем: «Да с низу Лены реки взято государеву ясаку в долганских тунгусов со князца Дыгинчи…»5. Интересные сведения о местах обитания долган этого времени находим у Фишера: «А по Лене реке на устье Вилюя Долганы и Якуты, а князь де у них Дыгинча, у людей де у него человек с семьсот же»6.

К концу XIX в. сведения о долганах были хотя и достаточно достоверными, но еще не полными, об этом можно судить по данным энциклопедии Брокгауза и Ефрона, солидного для того времени научного издания, где читаем: «Долганы – исчезающее инородческое племя в Туруханском крае, Енисейской губ. По языку сродни с якутами, а по образу жизни – с тунгусами. Долганы состояли из 3 родов, кочуют по рр. Дудиной, Дорильской и около Норильских озер. Всех долган в 60-х гг. XIX в. насчитывалось ок. 700 чел.»7.

Много различных данных о жизни и быте в инородных управах Туруханского края встречаются во II половине XIX в., в отдельных работах и путевых записях енисейских авторов: Н.А. Кострова «Очерки Туруханского края: (Из записок Сибирского отдела ИРГО)» (1878), А. Мордвинова «Записки о Туруханском крае» (1860а), «Инородцы, обитающие в Туруханском крае» (1860б), М.Ф. Кривошапкина «Об остяках, тунгусах и прочих инородцах Енисейского округа» (1863), «Енисейский округ и его жизнь» (1865), П.И. Третьякова «Туруханский край, его природа и жители» (1869), Н.В. Латкина «Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее» (1892), М. Суслова «Озеро Ессей» (1884), А.Я. Тугаринова «Туземцы Приенисейского Севера» (1927) и др. В официальных документах как самостоятельный народ долганы впервые стали фигурировать с конца XIX в. В материалах переписи 1897 г. были приведены наиболее полные данные об их родах.

Из работ II половины XIX в. очень интересна статья К.Н. Кострова «Несколько слов о туруханских якутах» (1854), которая была опубликована в «Журнале министерства внутренних дел». В ней автор пишет о якутах Туруханского края: «Как много было писано у нас о Якутах Якутской области, так мало известно о двух родах их, обитающих на отдаленном севере Енисейской губернии, в Туруханском крае»8. Там же говорится, что «Якуты, живущие на Туруханском крае, разделяются на два рода, – Шарохинский и Нижне-Затундринский. Якуты Нижне-Затундринские живут от Туруханска верстах в 1500 и 1800, за так называемою Низовою Тундрою, по рекам Хете, Боганиде, Хатанге до Анабара, составляющего границу между Якутской областью и Енисейской губернией. Из Нижне-Затундринских Якутов едва ли есть один, у которого бы было менее 50 или 60 оленей. Кроме того, обилие диких оленей, водящихся по их тундрам, и богатые рыбою озера дают им все средства к безбедному существованию. Все Якуты Туруханского края давно уже христиане, и посещающие их священники не могут не хвалиться их усердием к вере. Только очень немногие из Якутов, живущих ближе к реке Анабару, в соседстве своих родичей Якутской области, придерживаются еще иногда шаманства. Туруханские Якуты, по гражданскому своему состоянию, отнесены к разряду оседлых инородцев. Они управляются собственными Старшинами или тоёнами и ясак платят по числу работников, находящихся в каждом роде. Обыкновенно этот ясак состоит из горностаев и песцов»9.

В первом томе Сибирской советской энциклопедии, изданном в 1929 г., читаем: «Долгане – небольшая народность, являющаяся, по мнению этнологов и этнографов, объякученными тунгусами, но, благодаря своеобразному физическому типу и характеру, выделяемая в особую группу. Живут в Туруханском крае, кочуя смешанно с другими народностями (якутами, затундринскими тунгусами, крестьянами Затундринского общества и отчасти самоедами) в районе станков Мезенского, Лабаза и Арсентьевского (Долгано-Самоедский родовой совет) и в районе станков Часовня, Волосики, Рассохи, Мезенского и Дудинки, ср. течения р. Пясиной, по рр. Глубокой, Агапе и Самоедской речке (Долгано-Зареченский и Норильский Долгано-Тунгусский родовой совет). Говорят на турецком наречии, приближающемся к якутскому. Шаманисты, совместно с названными выше народностями долганы, занимаются звероловством (песец), охотой и рыболовством. По приполярной переписи 1926/27 долган насчитывалось 699 человек»10.

Известный авторитет в области этнографии северных народов В.Г. Богораз считал долган совместно с чуванцами и юкагирами самыми западными из протоазиатов (по-современному пелеоазиатов)11. У якутян к долганам интерес был всегда особый. Об этом можно судить со слов В.Н. Васильева, уроженца Якутии, участника Хатангской экспедиции РГО 1905 г., который в своем «Кратком очерке инородцев Севера Туруханского края» (1908а) писал: «Особенно автор интересовался происхождением долган, относительно которых в литературе не установилось еще определенного мнения. Как известно, одни считают их отраслью тунгусов, в соприкосновении и смешении с якутами совершенно утративших свой язык и свои национальные особенности, другие же производят их от якутов»12.

1.2. Научные исследования в советское время

Подлинное изучение долган как самобытного народа в историческом и этнографическом отношении началось лишь в советское время. И оно, прежде всего, связано с именами известных ученых-сибиреведов Б.О. Долгих и А.А. Попова. Выход в 1929 г. статьи участника первой советской Приполярной переписи 1926/27 г. Б.О. Долгих «Население полуострова Таймыр и прилегающих к нему районов» в журнале «Северная Азия» дал некоторую ясность в представлении о расселении и родоплеменном составе туземного населения, в том числе долган, сведения об их этнических названиях и самоназваниях13.

Этнографическое изучение долган, начиная с 1930-х гг., всецело было связано с научной деятельностью А.А. Попова, по сути открывшего научному миру долган как народ. Результатом стационарных полевых наблюдений ученого явились его ценные монографии и статьи, раскрывающие особенности фольклора, культуры и быта долган. Статьи, посвященные родовому строю, традиционным занятиям, жилищам и кочевому быту, ремеслам и верованиям в полной мере характеризуют яркие стороны материальной и духовной культуры долган. Серия его этнографических статей о долганской культуре по характеру изложения, глубине и всеохватывающему содержанию является своего рода энциклопедией кочевого быта долган, который А.А. Попов застал в начале 1930-х гг. еще в нетронутом виде. В те годы А.А. Попов подготовил и опубликовал ряд работ по этнографии долган, в том числе «Поездка к долганам» (1931), «Материалы по родовому строю долган» (1934б), «Оленеводство у долган» (1935), «Долганский фольклор» (1936), «Охота и рыболовство у долган» (1937б), «Техника долган» (1937а), «Семейная жизнь у долган» (1946). Как видим, А. А. Попов всесторонне исследовал культуру долган на основе личных полевых материалов.

Немаловажную роль в культурогенезе долган, а также в целом в формировании этноса играли северные якуты-оленеводы. Первый опыт специального изучения северных якутов и введения их в научную литературу как особой этнической группы с древним историческим прошлым и самобытной этнокультурной спецификой принадлежит Г.В. Ксенофонтову.

Продолжение изучения темы северных якутов получило в монографии И.С. Гурвича «Культура северных якутов-оленеводов: К вопросу о поздних этапах формирования якутского народа» (1977). Монография посвящена анализу культуры северных якутов-оленеводов – своеобразной группы якутского народа, сложившейся в XVII-XIX вв. на северо-западе Ленского края. Исследование особенностей традиционного хозяйства, быта, семейных отношений, обычаев, обрядов, фольклора, верований северных якутов позволило автору показать изменение облика культуры якутского этноса в условиях Крайнего Севера и осветить специфику взаимодействия эвенкийской и якутской культур.

В.М. Наделяеву принадлежит авторство первого долганского букваря. Е.И. Убрятова стала известным исследователем долганского языка, она – автор многих работ по долганскому языку.

Глава 2. Изучение долган на рубеже XX-XXI вв.

2.1. Современные научные исследования долган

На рубеже двух тысячелетий в человеческом сообществе появился новый взгляд на место и роль Арктики и Севера в мировых процессах. Сегодня рождается концепция развития арктических и субарктических территорий, диктуемая их уникальным природно-экологическим и стратегическим положением. Она предусматривает совершенно иное отношение к глубоко самобытной культуре северных народов.

Для сохранения северных народов Правительство Российской Федерации проводит целенаправленную государственную политику. Так, в соответствии с поручением Президента Российской Федерации разрабатываются Концепция проекта федерального закона «Об основах государственной политики Российской Федерации в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» и другие судьбоносные для Севера проекты14.

Под эгидой ЮНЕСКО реализуются программы в поддержку нематериального наследия, а именно проекты «Живые сокровища человечества» и «Шедевры устного и нематериального культурного наследия человечества»15.

Институт проблем малочисленных народов Севера СО РАН и Институт народов Севера Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена выдвигают новый инициативный проект «Памятники этнической культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока». Цель серии – издание памятников культурного наследия народов Севера. Проект открыт для всех заинтересованных государственных, научных и общественных структур.

В 2001 г. вышла монография якутского искусствоведа В.Х. Иванова «Этнокультурные взаимосвязи и взаимовлияния у народов Северо-Востока Сибири», в которой анализируются процессы этнокультурных взаимовлияний традиций и инноваций на основе традиционного декоративно-прикладного искусства коренных народов Северо-Востока Сибири: эвенков, эвенов, юкагиров, чукчей и коряков. Исследование по затрагиваемой проблеме и разрабатываемому материалу весьма ново.

Важной источниковой базой работы А.И. Саввинова «Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства» (2005) явились полевые материалы, собранные во время экспедиционных поездок, предпринятых в течение ряда лет в районы компактного проживания долган, начиная с 1988 г. Полевые работы проводились во всех долганских поселках Хатангского и Дудинского районов на основе комплексного метода собирательской и исследовательской работы и в соседнем с Хатангским районом Анабарском улусе Республики Саха, это поселки Юрюнг-Хая и Саскылах, где в настоящее время проживает небольшая группа долганского населения16. Анабарский улус до сих пор сохраняет статус национального района. Таким образом, последовательно решаются вопросы национального, экономического, культурного, социального возрождения и развития, извечно проживающего на этой суровой земле коренного малочисленного населения. Анабарский улус расположен на крайнем северо-западе Республики Саха (Якутия) между 71-й и 76-й градусами северной широты. Ныне улус занимает обширную территорию 55,6 тыс. км. и граничит с Булунским, Оленекским улусами и Хатангским районом Таймырского национального округа. В улусе по последним данным проживает около 3500 чел., в том числе долган – 1411.

В качестве сравнительного материала в работе А.И. Саввинова используются данные экспедиций автора, проведенных на территории проживания северо-западных групп якутов Оленекского, Жиганского и Булунского улусов Якутии. Также значительный материал был собран в поселках Ессей и Чиринда Илимпейского района Эвенкийского автономного округа, где компактно проживает небольшая группа так называемых ессейских якутов, с которыми долганы имеют самую непосредственную родственную близость.

Как показывают полевые наблюдения А.И. Саввинова и результаты экспедиционных исследований, в настоящее время сохранность традиционных видов долганского искусства имеет весьма сложный характер. Многие уникальные виды художественных ремесел (например, традиционные приемы обработки и выделки кожи и меха) сегодня практически забыты. И хотя в памяти старого поколения еще живы секреты многих традиционных долганских ремесел, наблюдается некоторый отход от традиций в крое и оформлении меховой одежды, не всегда соблюдаются традиционные декор и орнамент, однако в округе успешно развивается современное искусство резьбы из мамонтовой кости и сувенирное производство.

В народном искусстве долган существует немало серьезных проблем, связанных с сохранением и развитием местных художественных традиций. Вызывает большую тревогу судьба многих древних уникальных занятий долган, что прежде всего связано с изменением традиционного образа жизни. Из современного быта долган исчезают многие предметы, имеющие художественную ценность17.

2.2. Научные проблемы изучения долган

Долганы относятся к коренным малочисленным народам Севера, и поэтому проблемы изучения долган нужно рассматривать вместе с проблемами эвенков, эвенов, юкагиров и т.д. В настоящее время научных проблем изучения малочисленных народов Севера становится все больше и больше.

Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, как и все народы Российской Федерации, вступили в XXI век в условиях перехода к новому общественному строю, основанном на рыночной экономике. Волюнтаристские преобразования подорвали материальную основу существования коренных этносов – традиционные отрасли хозяйства. В крайней изоляции оказалось коренное население, постоянно ведущее кочевой и полукочевой образ жизни (оленеводы, охотники и рыбаки) из-за ликвидации государственного медицинского, культурного, торгового, бытового и транспортного обслуживания на маршрутах пастьбы животных и промыслов. Нанесен тяжелейший удар аборигенам и в области духовного развития. В большинстве сельских населенных пунктов пустуют учреждения культуры, население не вписывает периодическую печать из-за перебоев почтовой связи, на местах не транслируются региональные и местные радио и телевещание. Из-за массового оттока учителей во многих школах не преподаются химия, физика, математика, иностранный язык, более половины учащихся из числа коренных малочисленных народов Севера не учатся родному языку.

В настоящее время Российская Федерация по уровню и качеству жизни занимает 71-е место в мире, по питанию – 67-е место, а, как видно, коренные малочисленные народы Севера отброшены еще дальше.

Среди народов России малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока выделяются в отдельную группу, так как их культура не имеет потенциальных возможностей для адаптации к современной цивилизации, и тем более – к рыночному хозяйству. Специальные исследования показывают, что психофизиологические особенности северных народов делают проблематичной полную адаптацию к жизни в условиях урбанистической культуры.

В РФ заложена законодательная основа развития и сохранения языков народов России. 25 октября 1991 г. принят Закон «О языках народов РСФСР», разрабатывается проект концепции сохранения и развития народов РФ. В настоящее время на федеральном уровне проблемами сохранения этнической культуры коренных малочисленных народов Севера занимаются Министерство культуры Российской Федерации, Минфедерации России, комитеты Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Их деятельность направлена на координацию работы, которая ведется непосредственно в регионах и на муниципальном уровне, т.е. в тех территориях, где проживают коренные малочисленные народы России.

В Республике Саха (Якутия) реализуется комплексная программа возрождения традиционной культуры народов Севера «Этнос», в Хабаровском крае – целевая программа «Сохранение и возрождение культуры народов Приамурья и крайнего Севера». В республиках Коми и Саха (Якутии) созданы республиканские творческие союзы, фонды поддержки народных мастеров, проводятся выставки «Мастер года».

Наиболее общим условием реализации любой программы национально-культурного, национально-государственного развития является вопрос исторической дееспособности этноса на самовыживание. Дошедшие до наших дней этносы Севера России в разной степени обладают такой способностью. В ней аккумулируется вся гамма проблем коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока: восстановление исконных укладов жизни, сохранение и развитие самобытной этнокультуры, преодоление различных форм дискриминации и т.п. Только целенаправленная государственная этнополитика способна снять напряжения этносоциальных столкновений. Отправной точкой разрешения проблемы и методологией его может быть только то место проживания народа, где начался конфликт, только потом принятие мер в коридорах власти или переговорный путь.

Заключение

В итоге исследования достигнута конечная цель работы – исследование историко-этнографического изучения долган в середине XIX-начале XXI в. В полной мере выполнены задачи: данаисторико-этнографическая характеристика долган по первым упоминаниям в трудах ученых-путешественников и дореволюционных авторов; изучены труды профессионального историко-этнографического изучения долган как объекта этнографии народов Севера; ознакомились с трудами современных исследователей долган; определены основные проблемы коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ; сделан обобщающий вывод по истории изучения долган.

Подлинное изучение долган как самобытного народа в историческом и этнографическом отношении началось лишь в советское время. И оно связано с именами известных ученых-сибиреведов Б.О. Долгих и А.А. Попова.

Сегодня долганы, перешагнувшие в новое тысячелетие, переживают новый этап своей истории. Он характеризуется как время, во многом решающее для судьбы долганской культуры – уникального арктического этнического феномена. Перед этносом стоит непростая задача – выжить и сохранить для потомков созданную предками уникальную культуру.

Одним их важных моментов в исследовании темы стало то, что при анализе материалов выяснилась возможность развития данной темы в русле исторического источника в научных разработках по выяснению и уточнению этногенеза долган и других коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Список литературы

Артемьев Н.М. Долганский язык: Структурно-семантический сравнительный анализ: Дис. в виде научного доклада… д-ра филол. наук. – СПб., 2001. – 85 с.

Богораз В.Г. Распространение культуры на земле: Основы этнографии. – М.: Госиздат, 1928. – 314 с.

Васильев В.Н. Краткий очерк инородцев Севера Туруханского края // Ежегодник Русского антропологического общества при СПб. ун-те. – 1908а. – Т. 2. – С. 57 – 87.

Кастрен М.А. Собрание сочинений: В 2 т. – Тюмень, 1999. – Т. 2: Путешествие в Сибирь (1845 – 1849).

Костров К.Н. Несколько слов о туруханских якутах // Журнал министерства внутренних дел. – СПб., 1854. – Ч. 8. – С. 21 – 28.

Материалы по истории Якутии XVII века: В 3 т. – М.: Наука, 1970. – Т. 1 – 3. – 1268 с.

Миддендорф А.Ф. Путешествие на Север и Восток Сибири. – СПб., 1878. – Ч. 2, отд. 6. – 833 с.

Саввинов А.И. Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства. – Новосибирск: Наука, 2005. – 312 с.

Сибирская советская энциклопедия: В 4 т. – М., 1929 – 1936 (ССЭ).

Третьяков П.И. Туруханский край, его природа и жители // Зап. ИРГО по общей географии. – СПб., 1869. – Т. 2. – С. 215 – 530.

Фишер И.Е. Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием. – СПб., 1774. – 632 с.

Энциклопедический словарь / Под ред. Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – СПб., 1905. – Доп. том. 1а. – 956 с.

1 Миддендорф А. Ф. Путешествие на Север и Восток Сибири. – СПб., 1878. – Ч. 2, отд. 6. – С. 698.

2 Миддендорф А. Ф. Путешествие на Север и Восток Сибири. – СПб., 1878. – Ч. 2, отд. 6. – С. 698.

3 Кастрен М. А. Собрание сочинений: В 2 т. – Тюмень, 1999. – Т. 2: Путешествие в Сибирь (1845 – 1849). – С. 182.

4 Третьяков П. И. Туруханский край, его природа и жители // Зап. ИРГО по общей географии. – СПб., 1869. – Т. 2. – С. 193.

5 Материалы по истории Якутии XVII века: В 3 т. – М.: Наука, 1970. – Т. 1 – 3. – С. 18 – 19.

6 Фишер И. Е. Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием. – СПб., 1774. – С. 366.

7 Энциклопедический словарь / Под ред. Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. – СПб., 1905. – Доп. том. 1а. – С. 697.

8 Костров К. Н. Несколько слов о туруханских якутах // Журнал министерства внутренних дел.– СПб., 1854. – Ч. 8. – С. 21.

9 Там же, с. 27 – 28.

10 Сибирская советская энциклопедия: В 4 т. – М., 1929 – 1936. – Т. 1. – С. 835.

11 Богораз В. Г. Распространение культуры на земле: Основы этнографии. – М.: Госиздат, 1928. – С. 237.

12 Васильев В. Н. Краткий очерк инородцев Севера Туруханского края // Ежегодник Русского антропологического общества при СПб. ун-те. – 1908а. – Т. 2. – С. 59.

13 Саввинов А. И. Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства. – Новосибирск: Наука, 2005. – С. 16.

14 Саввинов А. И. Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства. – Новосибирск: Наука, 2005. – С. 5.

15 Саввинов А. И. Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства. – Новосибирск: Наука, 2005. – С. 5.

16 Саввинов А. И. Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства. – Новосибирск: Наука, 2005. – С. 25.

17 Саввинов А. И. Проблемы этнокультурной идентификации долган: На материалах традиционного искусства. – Новосибирск: Наука, 2005. – С. 30.

Просмотров работы: 17