Антитеза в любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Антитеза в любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой

Нескоромная Д.В. 1Подлипская М.В. 1
1Ереминская средняя школа
Феськов В.В. 1
1Ереминская средняя школа
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Тема любви − одна из востребованных в современной литературе. Известные писатели открывают перед своим читателем переживания, самые сокровенные мысли и чувства. Неисчерпаемость этой темы очевидна.

Только тот имеет право на исповедь души и сердца и может рассчитывать на сопереживания читателя, кому есть что сказать. Такое право, безусловно, имеют первоклассные гении русской и белорусской литературы Рима Казакова и Евгения Янищиц, которые своим поэтическим словом трогают сердца своих читателей, возвышают переживания и очищают души. Поэтические шедевры о любви знаменитых поэтесс переведены на многие языки мира, получили свою вторую жизнь в музыке и стали достоянием мировой культуры.

Для реализации темы неразделённой, нереализованной любви Римма Казакова и Евгения Янищиц обращаются к своему читателю со своими исповедями-скорбями, стихами - драмами. Общим в биографии Риммы Казаковой и Евгении Янищиц является то, что свои детские годы они провели в Беларуси. Около девяти лет детства Риммы Казаковой прошли в Полоцке, где она увлеклась красотой Беларуси и её мелодическим языком. Это позволило ей в дальнейшем перевести в Москве на русский язык книгу стихов Евгении Янищиц «Спроси у чебреца». Как поэт-профессионал, мастер-переводчик, Римма Казакова смогла донести до русского читателя всю гамму чувств женщины: любовь и гнев, радость и печаль, отчаяние и тревогу. Безответная любовь становится важным центром, объединяющим духовный мир поэзии Евгении Янищиц и Риммы Казаковой. Главное достоинство их поэзии заключается в «драматизме, который является первым признаком настоящей литературы».[26, с.7]

.Мастерство Риммы Казаковой и Евгении Янищиц заключается в том, что они чувствуют и проявляют контекстуальные возможности слова, направляют их в определённом стилевом направлении.

Поэтому любовная лирика Риммы Казаковой и Евгении Янищиц воспринимается читателем как измученная песня души, пережитая ими глубоко и драматично.

Неслучайно любовную лирику Евгении Янищиц и Риммы Казаковой можно назвать своеобразным любовным дневником, малоформатной сюжетной повестью.

Для многих читателей Евгения Янищиц и Римма Казакова остались пронзительными лирическими поэтессами, которым дано право словом покорять сердца читателей , возвышать их переживания и очищать души.

В поэтическом наследии Евгении Янищиц и Риммы Казаковой антитеза и контрасты играют важную текстообразующую роль.

В любовной лирике основой антитезы являются антонимы, которые не просто вводятся Римой Казаковой и Евгенией Янищиц в поэтический контекст, но и трансформируются, переосмысляются, получают новое измерение, энергию выражения.

Таким образом, актуальность и новизна представленной научно-исследовательской работы очевидна. Выявление системных (лексических и грамматических) связей в рамках сравнительного аспекта языковых и изобразительных средств остаётся важной задачей лингвистического исследования.

В современном языкознании и литературоведении отсутствуют комплексные работы, посвящённые сравнительному анализу творчества русских и белорусских поэтов на основе изучения образно-изобразительных средств в любовной лирике.

Основным способом мышления и восприятия действительности Евгении Янищиц и Риммы Казаковой в любовной лирике выступает контраст ─ композиционно-стилистический принцип построения текста и смысловая доминанта. Основой для создания контраста являются антонимы, которые приобретают необходимую выразительность.

Объект исследования: средства художественной образности, основанные на контрасте.

Предмет исследования: разновидности и функции антонимов в любовной лирике Риммы Казаковой и Евгении Янищиц.

Целью исследовательской работы является сравнительнаяхарактеристика любовной лирики Евгении Янищиц и Риммы Казаковой на основе анализа средств художественной образности.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) систематизировать и классифицировать средства выразительности, основанные на контрасте;

2) выявить структурно-семантические особенности антонимов и определить их роль в оригинальности художественного стиля, поэтического мышления потесс;

3) определить функциональный потенциал поэтической антитезы в создании контраста и выразительности;

Практическая значимость: результаты исследования могут быть использованы при анализе лирических произведений на уроках белорусской и русской литературы, при написании курсовых и дипломных работ в высших учебных заведениях.

Методы исследования: сравнительно-сопоставительный анализ, метод прблемного синтеза, систематизация и обобщение полученных результатов.

Гипотеза: можно предположить, что сравнительный анализ средств художественной образности, основанных на контрасте, в поэзии Евгении Янищиц и Риммы Казаковой поможет читателю оценить самобытность, оригинальность художественного стиля, поэтического мышления потесс, понять и осознать всю гамму чувств и душевную драму одиноких женщин.

Обзор литературы.

Разработкой вопроса средств выразительности, основанных на контрасте, занимались многие лингвисты. Эта тема рассмотрена в работах В.М. Лазовского [14], М.А. Лазарука [15], А.Е. Ленсу [15], Б.А. Ларина [16], М.Н. Кожиной [13], Л.В. Новикова [19], В.В. Виноградова [5], М.Р. Львова [18]. Известный русский лингвист Л.А. Новиков в своём фундаментальном исследовании «Антонимия в русском языке» сосредоточил внимание на структурных типах антонимов, показал закономерности и употребление их в художественном тексте [19, с.38]. По мнению большинства лингвистов, антонимы являются основой антитезы как фигуры речи.

Анализ научной литературы по теме исследования показал, что отсутствуют монографии, посвящённые изучению творчества одной из самых популярных русских поэтесс Риммы Казаковой. Первым исследователем, обратившим внимание на самобытный художественный стиль Риммы Казаковой, был именно немецкий лингвист Вольфганг Казак. В фундаментальном исследовании «Лексикон русской литературы ХХ века» он подчёркивал, что «любовная лирика Риммы Казаковой богата образами, отличается нежной проникновенностью и основательностью в подборе слов » [7, с.198].

Антонимия лежит в основе антитезы, «акцент делается на некоем сопоставлении понятий, эффекте резкого контраста» [4, с.12 ]

По мнению известного белорусского лингвиста В.М. Лазовского, «антонимы представляют собой простые словосочетания, каждое из которых состоит всего из двух единиц. Противоположные по значению, такие единицы составляют антонимическую пару. Явление парного сопоставления значений слов называется лексической антонимией. [15, с.3].

Поэтому учёт состава антонимов и особенностей их употребления важен при изучении контрастной системы. В.В. Виноградов в своём исследовании «Проблемы русской стилистики» акцентирует внимание на лингвистических и речевых антонимах [5].

Лингвистическими называются такие антонимы, которые вошли в языковую систему. Их можно найти в специальных словарях. Речевые антонимы ─ это слова, противопоставленные по значению только автором конкретного высказывания, а в лингвистике им дано второе название ─ контекстуальные антонимы. Они вступают в антонимические отношения только в определённом контексте. Антонимы этого вида могут иметь разные грамматические формы, принадлежать к одной части речи, но различаться стилистически. Словари не отражают эти стилистические различия.

Прагнаўшы смутны цень з ілбоў,//

Мы вытчам свет з любві і гневу,//Каб заставалася любоў [30, с.284].

Прогнав смутную тень со лбов, //

Мы будем ткать мир из любви и гнева,//Чтобы оставалась любовь [30, с. 284].

Контекстуальные антонимы занимают значительное место в любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой. Как справедливо отмечает известный русский лингвист М.Р. Львов [19, с.75], «такие контрасты используются в языке для создания яркого художественного образа, поэтому их называют индивидуальными стилистическими антонимами»:

Чувство любви это чувство потери//краткого мига -целого мира [8,с.276].

Известный русский лингвист Л. А. Новиков считает, что «контекстуальными антонимами следует считать такие слова, которые по своим изначальным функциям в языке принадлежат к разным тематическим группам и входят в общую тематическую группу» [19, с.38].

Таким образом, «функциональное использование и выразительные возможности антонимов разнообразны: они используются как яркое изобразительное средство для противопоставления явлений и создания контраста» [6, с.28].

В художественной литературе и поэзии сравнение антонимов строится на «сопоставлении или противопоставлении противоположных мыслей, концепций, образов для усиления впечатления» [36, с.8].

Среди всего многообразия литературных приёмов антитеза выступает в качестве «сложнейшей лексической фигуры» [2, с.48].

Антонимия как основа антитезы в любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой

Среди путей, основанных на контрасте, в поэзии Евгении Янищиц и Риммы Казаковой чаще используется антитеза.

Антитеза (греч. antithesis «противопоставление») - «сравнение противопо

ложных предметов с целью создания контраста и выражения» [4, с.59]. Некоторые учёные включают её в состав художественно-изобразительных средств. Антитеза усиливает характеристику объекта или явления через контрастное описание его свойств и качеств. Антитеза эффективное средство создания идей, придающая ясность мысли:

О, людзі! - Вечныя пытанні, // Вытокі мудрасці і зла. // Нясу ў сваё святое ранне // Любоў і гнеў на паўкрыла [37, с.71].

О, люди!- Вечные вопросы,//истоки мудрости и зла. // Несу в своё священное утро // Любовь и гнев на полкрыла [37, с. 71].

И даже с той,кого полюбишь,//Познав любви восторг и скорбь.//Моей любовью мудр ты будешь, //Моей любовью будешь добр [9, с.173].

Антитеза  стилистический приём, основанный на резком контрасте образов и понятий. Антитеза, в отличие от контраста, всегда проявляется открыто, чаще всего через антонимы. В произведениях Риммы Казаковой и Евгении Янищиц антитеза становится принципом их поэтики и мышления.

Важную выразительную роль играет поэтическая антитеза. Контраст, основанный на использовании противоположных по значению лексических единиц, обеспечивает структурно-смысловое единство поэтического текста. Чаще всего поэтическая антитеза основана на контрастном отображении героев произведений, их эмоционально-психологическом состоянии:

Разглядаючы шчасця сляды,

На кручастым стаіць павароце,//Зразумелы для кожнай бяды [30, с.173].

Рассматривая счастья следы,

На крутом стоит повороте,//

Понятная для каждой беды [30, С. 173].

Как это мудро, что отдаляешь // Счастье свершенья -горе прощанья [8, с.276].

Антитеза пронизывает все элементы структуры поэтического текста, выполняя текстообразующую роль:

Я думала: найду, верну//То, что мне юность дать забыла,

А лишь в напрасную войну// Ввергала всё, что миром было [11, с.84].

У добры шлях! У добры час! // Трывога адкалосіцца. Смяешся ты - і я - ў адказ,// Хоць смех на слёзы просіцца [30,с.24]

В добрый путь! В добрый час !-//Тревога отколосится .Смеёшься ты—и я-- в ответ,// Хотя смех на слёзы просится [30, с. 24]

В любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой используется антитеза, являющаяся по структуре простой, основанной на противопоставлении одной антонимической пары.

І калі ты мяне толькі паклікаеш,//Памру за цябе без енку//. Нашу я любоў да цябе вялікую // Усэрцы сваім маленькім [36, с.23].

И когда ты меня только позовёшь,// Умру за тебя без стона //. Ношу я любовь к тебе огромную // В сердце своём маленьком [36, с. 23].

Я за тою чертою, //Где отныне, куда ни пойдёшь, // Всё разбито на правду и ложь[10, с.33].

Однако поэтессы часто используют развёрнутую антитезу, которая включает несколько пар слов с противоположным значением:

За што, скажытвой вобраз мілы// Насіла ў сэрцы, як магла?

I разлюбіць - не разлюбіла.// I зберагчы - не зберагла. [30, с. 19]

За что, скажи твой образ милый / / носила в сердце, как могла?

И разлюбить - не разлюбила .// И сберечь - не сберегла. [30, с. 19]

Время - радость,время ― бремя. //Время - друг и время - деспот

И когда ты рядом, время ―// Нескончаемое детство [8, с.195].

Таким образом, антитеза ― риторическое противопоставление - выступает в художественной речи как стилистическая фигура контраста, резко противопоставляющая психологическое состояние героев.

3 Существительные-антонимы в любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой

Литературно-художественный стиль Риммы Казаковой и Евгении Янищиц определяется своеобразием мышления и авторской организацией языка, главное место в котором занимают существительные-антонимы. Они являются определяющим средством образного отражения и познания мира, главным образом, путём обогащения поэтического текста новыми смысловыми оттенками. Благодаря существительным-антонимам язык любовной лирики Риммы Казаковой и Евгении Янищиц становится эмоционально окрашенным и насыщенным.

В любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой чаще всего используются следующие антонимы: тело-душа, жизнь-смерть, встреча-разлука, правда-ложь, любовь-ненависть, счастье-горе, смех-слёзы:

Я знаю: свет багаты на любоў, //Бо толькі ў разлюбленых - нянавісць [36, с.323].

Я знаю: мир богат любовью, / / Ибо только у разлюбленных - ненависть

Могла ль быть тягостной работа, //Когда,собой не дорожа, за потрясающее что-то // Сражались тело и душа? [8, с.30]

Использование этих существительных-антонимов помогает поэтессам не просто передать динамику психологического состояния персонажей, смену их противоположных эмоций, контрастное мировоззрение и глубину их собственных переживаний: Перестрадаешь - поймешь://хоть велика будет плата, //что неприемлема ложь, // как бы ни ранила правда [12, с.54].

Прыручаюцца салаўі, // і змяняюцца краявіды. // Пачынаецца ўсё з любві - нават ненавісць і агіда [30, с.18].

Приручаются соловьи, / / и меняются пейзажи. // Начинается всё с любви-даже ненависть и отвращение [30, с. 18].

Удалённое расположение компонентов антонимной пары стирает качество контраста, делает его более резким. Поэтессы передают динамику психологического состояния персонажей, смену противоположных эмоций, контрастное мировоззрение. Существительные-антонимы лето - зима очень часто встречаются в любовной лирике. Символическая семантика этих образов связана с определённой природой внутреннего переживания. Например, в поэзии Евгении Янищиц и Риммы Казаковой резко контрастируют не только зима и лето, но и весна, и зима . С каждой порой года связано соответствующее настроение:

Ды зноў - зіма, вясна… // Праз сум і праз бяду// Да нас прыходзіць радасць// [36, с.119].

И вновь -зима, весна... // Через грусть и через беду// К нам приходит радость// [36, с. 119].

В поэзии Риммы Казаковой и Евгении Янищиц зима - символ разлуки и отчуждения, лето - символ понимания правды жизни и поиска гармонии с любимым человеком:

Лето благостнойболи, //постиженья печального света…//

Никогда уже больше//не будет такого же лета... [8, с.345]

Яшчэ далёка да вясны.// Зіма прадзе кудзелю. // Але ў згодзе нашы сны. Хаця - і безнадзейна! // [36, с.152].

Ещё далеко до весны.// Зима прядёт пряжу // Но в согласии наши сны. Хоть - и безнадёжно! // [36, с. 152].

Лингвистические и контекстуальные существительные-антонимы в лирике Риммы Казаковой и Евгении Янищиц придают переживаниям лирической героини яркую контрастную окраску. Безответная любовь в лирике Риммы Казаковой предстаёт в виде «знаков начала засухи душ» [11, с.372]: «лета боли ипониманья»,«огня мучений и торжеств», «жеста любви и самоотреченья» [11, с.345], « счастья свершенья»-- «горя - прощанья» :

Как меня ты скупо одаряешь,// Как не скупишься на обещанья!Как это мудро, что отдаляешь// Счастьесвершенья - горе прощанья [8, с.276].

«Поле памяти» Евгении Янищиц представлено в виде следующих контекстуальных существительных-антонимов: « поры любви и гнева», «любви и жалости» [30, с.207], «источника мудрости и зла»[30, с.9].

З высокай годнасці душы, //З адчайнага напеву, //Ты скажаш мне, як трэба жыць, // Пара любові і гневу! [30, с.207].

С высокого достоинства души, //Из отчаянного напева, // Ты скажешь мне, как надо жить, // Пора любви и гнева! [30, С. 207].

Таким образом, существительные-антонимы в лирике Риммы Казаковой помогают поэтессам точно и всесторонне охарактеризовать трагедию безответной любви и на этом фоне надежду на спасение светлого чувства:

Будет по-детски забыт // В радости вкус этой боли.

Болью взаимнейшей доли. // Пусть твоё сердце болит [11, с.408].

4 Глаголы-антонимы

Глаголы-антонимы служат средством передачи максимального выражения душевных страданий и переживаний лирической героини. Проницательное, открытое, искреннее признание лирической героини трогает сердце, усиливает переживания, очищает души:

Так жыву, бы з вечара да ранку, // Дзе гнязда і птушка не саўе.

Дык чаму ж струною - ашуканкай//Не канае сэрца, а пяе ? [36, с.305].

Так живу, словно с вечера до утра, / / Где гнезда и птица не совьёт.

Так почему же струною-обманщицей / / Не угасает сердце, а поёт?[36, с. 305].

И поэтому ведущую роль в любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой играет интонация лирического высказывания, диалогическая форма, предполагающая обращение к адресату, неизвестному читателю:

Калі смяюся я і плачу // вячэрняй ціхаю парой, - Скажы, скажы мне: што я значу // У душы разгубленай тваёй? [36, с.117].

Когда смеюсь я и плачу / / вечерней тихою порой, - Скажи, скажи мне: что я значу / / в душе растерянной твоей? [36, с.117].

Лето благостной боли, //постиженья печального света … // лето, где безрассудно и построили, и поломали. // Лето с тягостной суммойпоумненияипониманья [8, с.345].

Над цёмначчу раскрыленых дзвярэй, у цішыні сталічнага квартала - //А мы маглі б сустрэцца і раней… // Ты не аклікнуў, Я - не пагукала [30, с.177].

Над темнотой раскрыленных дверей, в тишине столичного квартала - //А мы могли бы встретиться и раньше... // Ты не окликнул, Я - не позвала [30, с. 177].

Таким образом, главным лейтмотивом в творчестве Евгении Янищиц и Риммы Казаковой станет тема безответной любви, которая еще не умерла и волнует душу до последних дней жизни. И хотя поэтессы напоминали беззащитных и раненых птиц, до последнего дыхания верили в спасение самого светлого чувства:

Памалюся за тваю ўдачу, //за тваю дарогу - каляю/ / І сама ў цішыні гарачай //Так заплачу,нібы запяю [36, с.319].

Колькі ж вякоў табе, памяць?//Odi //Et //Amo (лац.) - ненавiджу i люблю..

Помолюсь я за твою удачу,/ / за твою дорогу - колею // И сама в тишине горячей / / Так заплачу, словно запою [36, с. 319].

Сколько же веков тебе, память? // Odi //Et / / Amo (лат.)- ненавижу и люблю.

В любовной лирике прослеживается бескомпромиссность жизненной позиции поэтесс, нерушимость их взглядов по отношению к избранным духовно-нравственным приоритетам. До последнего вздоха они будут хранить верность навсегда любимым людям: Евгения Янищиц - Сергею Панизнику, Римма Казакова - Егору Радову:

Я ўжо адчайна праганяю стому, // З дажджу сляпога вобраз твой ляплю. Табе, мой боль, табе - і больш нікому!- //Я перад смерцю вымаўлю : люблю. [30, с.188].

Я уже отчаянно прогоняю утомление, / / Из дождя слепого образ твой леплю .

Тебе, моя боль, тебе-и больше никому!- //Я перед смертью произнесу: люблю. [30].

Таким образом, лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой характерны глубокие переживания, связанные с любовной разлукой. Они воспринимаются поэтессами как акт любовного служения. Разлука в понимании поэтесс является вечной спутницей любви:

Так адплывае ўдалеч неба.// Бывай, адзіная з уцех!

Смяюся, калі плакаць трэба.//Журба - калі на вуснах смех[30, с.90].

Так отплывает вдаль небо.// Прощай, единственная из утех!

Смеюсь, когда плакать надо.// Печаль -если на губах смех [30, с. 90].

Вседневная казньназывалась любовью, //о милости слёзно моля.

Так что сохранить? Что отторгнуть, оставить?// Как тайну вернуть и сберечь? Как всё, что растаяло, может оттаять? [12, с.46]

Поэтому в поэзии Евгении Янищиц и Риммы Казаковой преобладают антонимы: найти - потерять,. построить - сломать, вспомнить - забыть, плакать - смеяться, разбогатеть - беднеть, помнить - забывать, любить - ненавидеть.

Если лирика любви Евгении Янищиц - это поэзия, направленная на создание человеческого достоинства, внутренней гармонии и страсти, то лирика Риммы Казаковой - это полное раскрепощение страстей, полная преданность и самоотдача.

Антонимы помогают читателю иметь собственную, субъективную точку зрения, понять суть противоречий в характере лирической героини. Пластичность изображения душевных страданий и переживаний лирической героини может расцениваться как определяющий принцип поэтики и стиля Риммы Казаковой и Евгении Янищиц.

Опять учись терять,искать,сражаться. // И в зеркале надежды отражаться //Отвагою каракулей: - Живи! [9, с.31].

Поэтессы стремятся вспомнить и ощутить великую радость и жгучую боль, неудовлетворённое счастье и душевные страдания:

Колькі ж вякоў табе, памяць?//OdiEtAmo (лац.) -ненавiджу i люблю.

Яшчэ ў нас не было//Ні стрэчы, ні расстання[37, с.70].

Сколько же веков тебе, память? // Odi Et Amo (лат.:)- ненавижу и люблю.

Ещё у нас не было // Ни встречи, ни расставания [37, с. 70].

Таким образом, из противоположностей рождается гармония человеческого существования, которая проявляется в преодолении и примирении споров души и сердца.

5 Прилагательные-антонимы

Стилистическая функция антонимов состоит в том, что они являются лексическим средством выражения антитезы. Римма Казакова и Евгения Янищиц видят жизнь своей лирической героини в контрастах, и это свидетельствует не о противоречии, а о целостности их восприятия действительности. Прилагательные-антонимы помогают определить противоречивую сущность драмы одинокого человека:

І калі ты мяне паклікаеш, // Памру за цябе без енку.

Нашу я любоў да цябе вялікую//У сэрцы маім маленькім[37,с. 65]. 

И когда ты меня позовёшь, // Умру за тебя без стона.

Ношу я любовь к тебе большую // В сердце моём маленьком [37, с. 65].

Я богата - и бедна,//я отпета - и отмыта.

Я спокойна. Я одна//у разбитого корыта [11,c.34].

В любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой явный мажор уступил место иной тональности, мотиву горечи, боли, разочарования, безответной любви, драматично осложнённой различными жизненными препятствиями:

Как ты ― так я. Твоё тебе верну.//Вздохну, шагну, живой из пекла выйду.

Я слабая, я руку протяну.//Я сильная, я дам себя в обиду.

И прочь уйду. Но не с пустой душой,//Не в затаённой горестной гордыне,

Чувство любви - это чувство потери//Краткого мига - целого мира [12, с.74].

Римма Казакова и Евгения Янищиц как настоящие профессионалы подбирают такие прилагательные-антонимы, которые помогают проницательному читателю ощутить раздвоенность души лирической героини:

Ды - адрываецца лісток//Асенняга бяссоння.//Па леву ручаньку - масток,//Па правую - бяздонне [36, с.92].

Да-отрывается листок // Осенней бессонницы.// По леву рученьку-мостик, // по правую – бездна [36, с. 92].

И безмерны надежда и вера! // А сама я мала, а любовь велика, и она - эта верная мера [9, с.54].

Адкажы, да чаго б гэта, дружа, // Кружыць, сну разарваўшы кілім,

Чорны воран над белаю ружай ­-// Як над выстылым сэрцам маім? [36, с.80].

Ответь, к чему бы это, дружище, // кружит, сна разорвав коврик,

Чёрный ворон над белою розой - // как над остывшим сердцем моим? [36, с. 80].

Прилагательные-антонимы помогают поэтам точно и всесторонне охарактеризовать отчаянный крик одинокой души и веры в необычайные возможности человека:

Как важнейшее средство отбора и организации языкового материала прилагательные-антонимы выполняют функцию оценки душевного дискомфорта лирической героини:

Я ― женщина, сильна я поневоле, //Но, знаешь, даже если жизнь - борьба...

Я ―женщина, я слабая до боли, //Я - женщина, и, значит, я ―судьба! [11, с.76].

Будзе светла мне і горка // За лагчынай, за гарой//Паміж ранішняю зоркай // І вячэрняю зарой [ 36,с.51].

Будет светло мне и горько / / За ложбиной, за горой //Между утренней звездой / / и вечернею зарёй [ 36,с. 51].

Прилагательные-антонимы передают эмоционально противоречивое состояние лирической героини:

В этот день всё чёрное стало белым,// Всё шероховатое-гладким,покатым, //А  всё, что было убогим, бедным,// стало блестящим,пышным, богатым[10, с.172].

Парваліся, рассыпаліся струны?//Як Паганіні - на адной сыграй! -

Кажу сабе, такой старой і юнай... //А дзіўны гном рыхтуе ў пекле рай [36,с.98].

Порвались, рассыпались струны? // Как Паганини - на одной сыграй! -

Скажу себе, такой старой и юной... // А странный гном готовит в аду рай [36, с. 98].

6 Наречия-антонимы.

Наречия-антонимы по-новому характеризуют характер поступков лирической героини, доведённой до отчаяния: явный мажор перерастает в мотив горечи, боли, разочарования, безответной любви, отягощённой различными жизненными препятствиями. В любовной лирике Евгении Янищиц и Риммы Казаковой преобладают контекстуальные наречия-антонимы:

Наверное, надо любить тоньше, //Наверное, можно любить больше
А я люблю - как живу - не ровно: //то слишком мало, то слишком огромно, чуть слышным шёпотом-громко, //навечно, накрепко-или ломко. Люблю беззаветно, упорно, верно, //и незаметно, и откровенно
Люблю и беспомощно и - уверенно. //Так, как загаданно. //Так,   как повелено. Люблю - как воюю и как играю! [8, с. 268].

Любві штоночна і штодзённа.//Цягнуся тонкімі рукамі //

Зляпіць нядаўна вобраз твой. // Ды сувязь сёння паміж намі,

Як паміж летам і зімой [36,с.84].

Любви еженощно и ежедневно.// Стараюсь тонкими руками//

Слепить недавно образ твой. // Да связь сегодня между нами,

Как между летом и зимой [36, с. 84].

Контекстуальные наречия-антонимы, используемые Риммой Казаковой и Евгенией Янищиц, помогают читателю представить контрастное видение мира лирической героини в развитии, противоречиях, взаимодействиях, противоположных началах:

Люби меня! Застенчиво, боязно люби,// словно мы повенчаны Богом и людьми…//Люби меня уверенно, чини разбой -// схвачена, уведена, украдена тобой! //Люби меня по-отчески, воспитывай, лепи, - // как в хорошем очерке, правильно люби… // Люби совсем неправильно, непедагогично, нецеленаправленно, нелогично… [8, с.64].

Святлом і скрухай лёс мой апавіты. // Хмурынка горкай песні на ілбе.

Лягчэй пушынкі і мацней малітвы// Была мая пяшчота да цябе. [36, c.312].

Светом и скорбью судьба моя обвита. // Хмуринка горькой песни на лбу.

Легче пушинки и сильнее молитвы / / была моя нежность к тебе. [36, c.312].

Наречия-антонимы придают выражению контрастно-выразительную окраску психологического и эмоционального состояния лирической героини:

Спрабую ўласны боль забіць//Спакойнымі вачыма.//Прасцей жыву, чым можна жыць.//Складаней, чым магчыма [36, с.321].

Пытаюсь собственную боль убить // Спокойными глазами.//Проще живу, чем можно жить. // Сложнее, чем возможно.

Мы все разделены неравномерно, // и мы должны оставаться людьми и рано или поздно // решить уравнение любви [8, с.98].

Руки в пространство протянуты слепо.//(Как мы от этой муки проспимся?) //Холодно справа, холодно слева. Пусто [8, с.98].

Наречия-нтонимы способствуют раскрытию эмоциональных переживаний, которыми наполнен сложный, противоречивый, драматический мир женщин:

І ўжо няма дарог назад,//Бо ўсе вядуць мяне наперад [37, с.85].

И уже нет дорог назад, // так как все ведут меня вперёд [37, с. 85].

Заключение

Атонимы наиболее универсальные средства контраста. Самым распространённым стилистическим средством, основанном на антонимах, считается антитеза. Антонимы играют яркую и образную роль в любовной лирике как часть антитезы. Самой многочисленной группой в любовной лирике Евгении Янищиц (66%) и Риммы Казаковой (58%) являются существительные-антонимы, семантика которых напрямую связана с драмой любви.

Существительные-антонимы передают не только динамику лирической героини, смену противоположных эмоций, контрастное мировоззрение персонажей, но и глубину их переживаний и противополо жностей в восприятии эмоциональной драмы.

Очень часто (40 единиц, около 17%) Римма Казакова использует наречия-антонимы, что говорит о необычном потенциале создания контраста и экспрессии. Следует отметить, что в лирике Евгении Янищиц наречия-антонимы представлены очень редко (23 единицы, 10%), а в стихах Риммы Казаковой - это достаточно распространённый тип антонимов (около 40 единиц, 17%), что свидетельствует о более эмоциональном напряжении и драматизме её лирической героини.

Глаголы-антонимы в лирике любви Евгении Янищиц (около 12%) и Риммы Казаковой (около 10%) помогают понять сущность противоречий в характере лирической героини. Если любовная поэзия любви Евгении Янищиц - это поэзия, направленная на создание человеческого достоинства, внутренней гармонии и страсти, то лирика Риммы Казаковой ― это полное раскрепощение страстей и эмоций.

Как важнейшее средство отбора и организации языкового материала прилагательные-антонимы служат для выражения авторской оценки душевного дискомфорта лирической героини. В любовной лирике Евгении 

Янищиц представлено более 20 единиц прилагательных-антонимов (12%), 35 единиц прилагательных-антонимов (15%) представила Римма Казакова.

Противопоставление антонимов является ярким источником речевой экспрессии, а использование антитезы делает язык более эмоциональным и выразительным.

Список источников и литературы

1. Бугаёў, Д. Арганічнасць таленту: Літаратурна-крытычныя артыкулы. / Д. Бугаёў. –Мінск: Мастацкая літаратура, 1989. – 351 с.

2. Бабайцева, В. В. Русский язык: Теория. Учебник. – М.: Просвещение, 1994. 72 с.

3. Власенков, Русский язык: грамматика. Текст. Стили речи. – М.: Просвещение, 2001- 198 с.

4. Введенская, Л.А. Проблемы лексической антонимии и принципы составления словаря антонимов: автореф. дис. д-ра филол. наук. Ростов н/Д, 1973. 36 с.

5. Виноградов, В.В. Проблемы русской стилистики. - М.: Высшая школа, 1981. -―320 с.

6.Греков. В.Ф. Пособие для занятий по русскому языку. М.: Просвещение 1994. ― 198 с.

7.Казак, Вольфганг. Лексикон русской литературы ХХ века. М.: Культура , 1996.­― 492с.

8.Казакова, Р. Избранные стихотворения. /Р.Казакова,М.:Художественная литература ,1979.– 430с.

9.Казакова, Р.Страна любовь:Избранные стихотворения. /Р.Казакова.-

М.:Молодая гвардия,1980.207с.

10. Казакова, Р.Избранные произведения в двух томах: Стихотворения/Т.1-- п-М.: Художественная литература,1985. – 447с.

11. Казакова, Р.Избранные произведения в двух томах: Стихотворения/том второй, М.: Художественная литература,1985. – 446с.

12. Казакова, Р.Стихи и песни /Р.Казакова.М.:Феникс,2000. – 267с.

13. Кожина, М.Н. Стилистика текста в аспекте коммуникативной теории языка // Стилистика текста в коммуникативном аспекте: Сб. ст. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1997. – 213c.

14. Колесников, Н.П. Словарь антонимов русского языка ­­ М.: Просвещение, 1992. 320с.

15.Лазоўскі,М.М.Слоўнік антонімаў беларускай мовы. Канкрэтныя выпадкі ўжывання.-Мінск : Універсітэцкае”,1994.‑‑293с.

16 . Лазарук, М.А. Уводзіны ў літаратуразнаўства / А.М. Лазарук, А.Я. Ленсу. Мінск: Вышэйшая школа, – 1982. – 256 с.

17 . Ларин, Б. А. Эстетика слова и языка писателя. / Б. А. Ларин. Л.: Изд во худ. лит, 1974.– 288 с.

18. Львов, М.Р. К вопросу о типах лексических антонимов // Русский язык в школе. 1970, №3. С71-76.

19. Львов, М.Р. Словарь антонимов русского языка //под ред. Л.А. Новикова. М. : Русский. язык, 1996. – 384с.

20. Матвеев, Б.И. Антонимы и их стилистические функции // Русский язык в школе.-2003. №11.

21. Новиков, Л.А. Антонимия в русском языке. М .: Просвещение 1973. ― 198с.

22. Новиков, Л.А. Логическая противоположность и лексическая антонимия // Русский язык в школе. 1966, №4. с. 79-87

23 . Новый словарь иностранных слов. – Мн.: Современный литератор,2005—216 с.

24 . Одинцов, В. В. Стилистика текста / В. В. Одинцов. – М.:1980. 262 с.

25 . Подобед, А. С. Практическая риторика: Учебное пособие / А.С. Подобед Минск: Академия управления при Президенте Республики Беларусь, 2001. 360с.

26.Семашкевіч, Р.Выпрабаванне любоўю //ЛіМ.1978.—6 кастр.-С.7. Рэц. на кн.: Янішчыц Я.Ясельда:Лірыка.Мінск: Маст. літ.,1978.126с.

27 Станкевіч, А.А. Рыторыка / А. А. Станкевіч. – Мінск: РІВШ, 2010. – 316 с.

28. Янішчыц, Я. У шуме жытняга святла: Вершы, паэмы. / Яўгенія Янішчыц. – Мінск: Мастацкая літаратура, 1988. 414 с.

29. Янішчыц, Я. Пара любові і жалю: Кніга лірыкі / Я. Янішчыц. – Мінск: Мастацкая літаратура, 1983. 223 с.

30. Янішчыц, Я. Пачынаецца ўсё з любві… Вершы, паэмы / Я. Янішчыц. Мінск: Мастацкая літаратура, 2008. 339 с.

31. Янішчыц, Я. Снежныя грамніцы: Лірыка / Я. Янішчыц. – Мінск: Беларусь, 1970. – 83с.

32. Янішчыц, Я. Ясельда: Лірыка / Я. Янішчыц. Мінск: Мастацкая літаратура , 1978. – 126 с.

33. Янішчыц, Я. Выбранае / Я. Янішчыц. – Мінск: Мастацкая літаратура, 1998. 271 с.

34. Янішчыц, Я. На беразе пляча: Лiрыка. / Яўгенія Янішчыц. – Мінск: Мастацкая літаратура, 1980. – 96 с.

35. Янішчыц, Я. Каліна зімы: Кніга лірыкі / Я. Янішчыц. – Мінск: Мастацкая літаратура, 1987. – 206 с.

36.Янішчыц,Я.творы.жыццяпіс,каментарыі.У2т.Т.1/уклад:С.У,Калядка,Т.П.Аўсяннікава ;рэд. томаЛ.Г. Кісялёва.--Мінск:Беларуская навука,2016. ― 599с.

37.Янішчыц,Я.творы,жыццяпіс,каментарыі,У2т.Т.2/Уклад:С.У,Калядка,Т.П.Аўсяннікава;рэд. тома Л.Г .Кісялёва. ―Мінск:Беларуская навука,2017.—600с.

Приложение 1

Приложение 2

Глаголы - антонимы в любовной лирике Евгении Янищиц

Так адплывае ўдалеч неба. // Бывай, адзіная з уцех!

Смяюся, калі плакаць трэба. // Журба-калі на вуснах смех.

За што, скажы, твой вобраз мілы // Насіла ў сэрцы,як магла?

І разлюбіць не разлюбіла, //І зберагчы не зберагла [36,с.71].

Боль перасіліў немату, // і яркіх фарбаў мне не шкода,

Бо і сама я, як прырода, тоападаю, то цвіту.

Калі смяюся я і плачу // вячэрняй ціхаю парой,

Скажы,скажы мне: што я значу

У душы разгубленай тваёй? [36,с.117]

Не дакажу, не раскажу, // Не пазаву, не адгукнуся…

Я па- асенняму тужу // І па - вясенняму смяюся [36,с.122].

Шыпы знянацку пальцы апякуць…

А ў вышыні пяюць і плачуць птушкі.

У адначасе плачуць і пяюць [36,с127].

Жыццё маё, як дзікая шыпшына,

Хоць колецца, а ўсё-такі цвіце [36,с.138].

Люблю... // Хоць асудзіце строга,

Хачу толькі так я любіць, // Калі і не ўспомніць нічога.

I нельга нічога забыць. // Ой круты расстання беражок.

Колькі раз я памірала, застаецца толькі жыць [36,с98].

Зіма зажурыць-равяселіць лета [ 36,с.223].

Мелодыя душы, святла замова

Кладзецца ў сноп пражытага жыцця.

Калі і ёсць яшчэ жывое слова,

Яшчэ смяецца й плача, як дзіця [36,с.289].

Нават тады,калі лісты згараць.

Адкуль ты ўзяў, што я цяпер сумую.

Мне ў самы раз над песняй шчыраваць [36,с.304].

Памалюся за тваю ўдачу, за тваю дарогу каляю

І сама ў цішыні гарачай // Так заплачу,нібы запяю [36,с.319].

Колькі ж вякоў табе,памяць? // Odi // Et //Amo(лац.)-ненавіджу і люблю.

Чакаю скрозь! Чакаю-назаўжды//Таг, каго пазбыла. І кахаю! [37,c.70].

Недалюбіла? Не, не палюбіла

Пазёрства, двухсэнсоўнасць, каламуць.[37,с.77].

Ну што ж, калі ўжо выпаў лёс, // Быць мужнай-Муза загадае!

Няхай прачулена да слёз!// Смяецца слова і рыдае [ 37,c.89].

Стукне ў шыбіну мячык дзіцячы, // Вецер схопіць гардзіны кілім.

У гэтым доме смяюцца і плачуць,// Але рэдка спяваюць у ім [ 37,c.98].

За высокай кручаю-гарою — // Крылы недасяжныя твае.
Дык чаму ж нацятаю струною // Не рыдае сэрца, а пяе?
Дык чаму ж струною-ашуканкай // Не канае сэрца, а пяе? [37,с.101

Приложение 3

Глаголы - антонимы в любовной лирике Риммы Казаковой

Все помнит душа, а любовь позабыла. //

Так что сохранить? Что отторгнуть, оставить?

Как тайну вернуть и сберечь? [12,с.193].

Кем найдено, кто потерял. // Не продаю: даю, дарю,

Добро не радует,не лечит [9,c.79] .

Мы у тишины в гостях. // Дверь так скоро отопрётся

И поймём: уйти пустяк, // А войти не так-то просто [8,c.357].

Люблю как воюю и как играю.

Люблю как будто вот-вот потеряю

Да если уж нельзя ни взять, ни дать,

Пусть доброта всему мерилом будет[9,с.201].

По счастливой воле случая, // то робея, то грубя,

всем, что есть на свете лучшего, // я поверила в тебя.

не и пляшется, и плачется, // и бесстрашны смех и грусть,

Словно я в ребячьем платьице //к взрослому, тебе тянусь [11,c.114].

Враг мой, пора бы понять. // Бросишь оружие? Выпалишь? [12,с48]

Ну так взгляда не надо победного // твоего над сожженным дотла.

То, что, бедный, беднее ты бедного, — // ты не понял. А я поняла [12,с.41].

И не ломая, а строя, // в тесном и честном кругу //

выдержишь ли то, что все я//выдержать в жизни смогу? [12,с.78]

Быть звездой! –//и улыбаться, плача.Быть звездой –// и человеком быть!

Но кем-то кончен путь, а кем-то начат [8,c.305].

Опять учись терять,искать,сражаться [8,с.31].

Лето, где безрассудно и построили, и поломали [8,с.345].

Приложение 4

Существительные - антонимы в любовной лирике Риммы Казаковой

Ясное «здравствуй» звучит как «прощай». // Я говорю тебе: «Милый-немилый, // милым не ставший, какая печаль...»

Милый-немилый, итог так ли важен? // Жизнь продолжается, грусть затая. Милый-немилый, ничто нас не вяжет, только проклятая память моя.[12,с.48].

Как это мудро, что отдаляешь

Счастье свершенья горе прощанья[8,с.276].

Не готовое решение, не остывлитьё,

А свержение, свершение, завершение моё [8,с.97].

Становлюсь я спокойней // Я сделала выбор:

Стал рассветом рассвет, // А закат стал закатом.

Наши души ничто не расщепит,как атом.

Я за тою чертой, // Где отныне, куда ни пойдёшь,

Всё разбито на правду и ложь [12,с.33].

На рассвете,на закате, // В громе дня, в ночной тиши

Будешь ты пылать на карте //Многоопытной души [12,с.79].

Тяжчедать счастью // Скользить в никуда.

Мой призрачный, мой уходящий, // Победа моя и беда [12,с.71].

И всё на свете просто, // И неувязок нет:

Сама я знак вопроса, // Сама себе ответ[ 8,c.349].

Как всегда у всех вначале, // Жизнь понятней, чем плакат,

Нету опыта печали // Опыт радостью богат[8,c.353].

Будет дальняя дорога, // то в рассвет, а то в закат.
Будет давняя тревога —//и по картам, и без карт [12,с.116].

Юность, парусник счастливый, // не простившись до конца,
то в приливы, то в отливы // тянет зрелые сердца [12,c.133].

Мы проживаем жизнь в эфир,//Но миг ― всё та же вечность [8,c.358].

 

Я ошибаюсь по -девичьи// Наивно, горько и свет

И от несчастий, как от счастья, // Как хорошо и тяжело [8,c.57].

Пускай мне ночь пожестче стелет, // А утро будит петухами [8,c.59].

Когда первый снег нагрянет, // Грязь покроет, слякоть сгложет,

Это будет-как на грани // Между правдою и ложью [12,c.16].

Упадёт на мир усталый // Снегом на голову, платой

По заслугам, чтобы стала // Ложью ложь, а правда правдой[8,c.67].

Лето благостной болипостиженья // печального света [11,с.94].
Полюбили меня // и дожди, и бродячие ветры. 

Полюбили меня — // так, что бедное стало богатым,— 

и пустили меня // по равнинам своим непокатым [11,c.98].

Пройди сквозь эту накипь, // Поройся в сложном и пустом..

А восклицательные знаки // Расставишь как-нибудь потом [8,c.43].

Промыты и согреты. // Душисты и чисты

Вопросы и ответы — // Деревья и кусты [9,c.86 ].

И всё на свете просто, // И неувязок нет:

Сама я- знак вопроса. // Сама себе ответ [9,c.86].

Вот так мы ходим.метим, // Мудрим,считаем .ждём.

Что спросим ,что ответим // Под солнцем и дождём? [9,c.86]

Приходят всё-таки комедии! // Они приходят к нам, как медики.

Да, смех—великое лекарство! // А плач — великое дикарство [9,c.90].

Я снова в том таинственном краю,

Маскировала юность так успешно [9,c.94].

Пытали вас забвенья и чины. // Тоски и славы золотые жилы,

Но и добро и зло обречены

С достоинством сносить, пока вы живы [9,c.103].

Зелёные в зиму и и в лето, // Зелёные через года.

Я буду всегда молода! // Я с вами поверила в это [9,c.110].

И даже с той, кого полюбишь, // Познав любви восторг и скорбь.

Моей любовью мудр ты будешь,

Моей любовью будешь добр [9,c.173].

Понимала: и следа //Не оставят беды.

Поражения всегда //Лучшие победы [9,с.175].

В этот день всё чёрное стало белым,

Всё шероховатое гладким, покатым,

А всё,что было убогим, бедным,

стало блестящим, пышным, богатым [8,с.95].

Я не женщина, а рука твоя, // Это прошлое, это будущее,

В любви тебе нужна не королева,

А прямота бесхитростной ладьи.

Да, я не королева. А ладья [8,c.114].

О, бездарный разлад // между делом и словом!

Ты, разлад, как разврат. // С кем повелся тот сломан [12,с .97].

Мне и пляшется, и плачется, // и бесстрашны смех и грусть,

словно я в ребячьем платьицек взрослому, //  тебе,  тянусь [8,с.192].

На баррикадах любви // проигрыш был или выигрыш?

Враг мой, пора бы понять. // Или воскреснешь опять? [8,c.398]

Коль от лжи, как от правды, оттаю, // ложь ли то, что рождает не ложь?

Но бывает: рождение губит, // а погибель способна рождать.[8,с.261].

Я чётко поняла теперь, // Учась у света и у тени:

Приобретение потерь // Важней иных приобретений [8,с.367].

Как пройдено много, как видено много, // и я понимаю теперь,

Куда ты вела, молодая тревога, //Дорога надежд и потерь [8,с.391].

Было в вопросе больше ответа, // чем все, что знаю пока.

Сузились, словно от яркого света, // два моих темных зрачка.

В море горя и любви, // больше не в долгу,

я сжигала корабли — // и ещё сожгу [11,с.197].

Перестрадаешь – поймешь: // хоть велика будет плата.

Приложение 5

Существительные – антонимы в любовной лирике Евгении Янищиц

Прыручаюцца салаўі , // І змяняюцца краявіды

Пачынаецца ўсё з любві// Нават ненавісць і агіда [36, с.,80].

О,людзі!-Вечныя пытанн ,// Вытокі мудрасці і зла.

Нясу ў сваё святое ранне // Любоў і гнеў на паўкрыла[36, с.71].

Адчуваю калючую адзі ноту // І давер дзіцячы,і сталую цноту,

Навальніцу ўдач,крыгалом бяды

І я гадам неразгаданым, // Нібы сябрам ,махну рукой…Ах, што там, што за туманам― //Дарога.Бездараж?Спакой? [36,с.94]

Адносіць годы прэч, // Заценена адценнямі //Расстанняў і сустрэч [36,с.98].

Хай пралятае ноч,хай пралятае//Я знаю сувязь болю і святла [36,с,99].

.Якой зімы замовы, // Якой вясны прывет,

Якія гукі й словы // Так просяцца на свет? [ 36,с.106]

Сплываюць зімы, вёсны,

Ды зноў- зіма,вясна…// Праз сум і праз бяду

Да нас прыходзіць радасць// Няхай у сэрцы боль,

Пакуль пра шчасце трубяць [36,с.119].

Хай сніцца ноч яшчэ адна для нас . // Ноч доўгага і яснага світання [36,с.121]

Між намі шлях святла і ценяў. // Таму сягоння ,буйна так узросшы

Пасля засух і жудасных марозаў // Я разбіраю цесны свой трохкутнік,

Як агароджу нейкае магілы. [ 36,с.139].

А гэты луг расой світальнай // Здалёку будзе мне свяціць.

Каб між бяды і між расстанняў // Не абарваць вяртанняў ніць[ 36,с.140].

Яшчэ далёка да вясны. // Зіма прадзе кудзелю [36,с.152].

Як добра ёй журыцца беспрычынна! //Да твару ёй і лета,і зіма… [36,с.170]Ды ведаю, што позняю парою. Калі трывожыць сэрца зарапад,
Пушчанкай непрыручанай, лясною // Я пражыву між
радасцяў і страт.

Прашу цябе,зямля. не адымай // Святла на ноч. І праміні спаткнуцца

Аб камень невясёлай злыбяды. // Што ўперадзе, на крыжавой дарозе [36,с.176].

Ішлі-па кладцы той // Сустрэчы і расстанні.

Паміж скразныхі тлумных спраў // Між горадам і вёскай

Ірваліся істужкі рэк // Пад сховай апаўночы

Былі на міг, былі на век // Вачам адкрыты вочы [ 36,198].

А што ж было з маленькім сэрцам // І нёс куды вясновы шал?

Як выбар між жыццём і смерцю. // Яе нязгасны ідэал [36,с.202].

Збылося так,чым я жыла: // Цяпло зімы і сівер маю.

Мой боль-на вышыні святла. // Таму і ноччу мне світае [36,с.209].

Вось так і з табой адыходзім // У будзень турбот,дарагі.

святлюткае сонца на ўсходзе, // На захадзе- сонца тугі [36. c.212].

Напалову глухім аксамітам // Зарасла паміж намі сцяга.

І раздзелены бытам, нібыта, // Наша радасць і наша туга [36, с.217].

Прамаю не адказ, // А цішыню пытання [36, с.222].

Дабрадзеем-стол кухонны. // Ліхвяром- пісьмовы стол[36, с.223].

Я вас люблю” няма каму сказаць? // А мне ў любві да скону не змыліцца.

Я вас люблю,лясы і сенажаць, // Старая вёска,новая сталіца.

Мы ў сэрцы носім радасць і грахі.//І распраўляем пераможна крылы.

Я вас люблю,айчынныя шляхі, //Я помню вас, забытыя магілы [36,с.225]

Усяго ўдосталь.Усяго-удосталь: // Зямлі і солі.Хлеба і віна.

Ды знаю:ёсць сустрэча,нібы ростань. // Ёсць ціхі боль у сэрцыстарана [36,с.226].

Палесак-сын мне,бор вячысты-друг. // Зіма зажурыць-равяселіць лета.

Цябе люблю,патрыярхальны плуг, // Цябе-у страшным космасе,ракета [36, с,226].

I будзе першаю слязой // Нясмертна дол накрыты.
I я прыму цябе з азоў // Пара любові й крыўды.
 З высокай годнасці душы, // З адчайнага напеву,
Ты скажаш мне, як трэба жыць, // Пара любові й гневу
Жораў ты, а я ― сініца, // Нас абоіх бура б’е.

Разам нам не пасяліцца, // Пасялюся у табе ![с.296]

Ды ў кожнай смяшынцы і ў слёзцы любой // Перш- наперш, я толькі жанчына.[ 36, с.302]

Між грозных зім і лет не адвясную // Нават тады,калі лісты згараць

[ 36, с.310].

Святлом і скрухай лёс мой апавіты. // Хмурынка горкай песні на ілбе.[36,с.312]

Нясмелая,нагадваю лілею. // З бядой Да Вас звярнуцца не пасмею,

А з радасцю кароткаю -пашто? [ 36,с.320]

Жыву з нізінаў і вышынь, // Між сонца і між грому [36, с.32].

Няўмольны час жыцця і смерці, // Прашу: змяні на літасць гнеў,

[36, с.322].
Удыхні душы жывы глыток наноў, // Перш чым накрые незвароту навісь.

Я знаю:свет багаты на любоў, // Бо толькі ў разлюбленых - нянавісць[36,с.323].

Приложение 6

Антонимы -наречия в лирике любви Риммы Казаковой

 Имя твоё я слышу днём и ночью.//Имя твоё забыть меня не хочет!

Имя твоё //  горе и счастьемоё [8,с.24].

Не просто,а тяжко, // Тяжчедать счастью // Скользить в никуда [12,с.17].

Шли дожди, дожди, дожди // Мокрая махина,

Позади и впереди, // Безысходно, длинно [12,с.96].

Не сегодня и не завтра и не послезавтра…

Не прошенной уже. // Ни холодно, ни жаркохолодно,ни жарко// обветренной душе [8,c.302].

Люби меня! Застенчиво, боязно люби,||словно мы повенчаны богом и людьми… // Люби меня по-отчески, воспитывай, лепи,—

как в хорошем очерке, правильно люби…

Люби совсем неправильно, непедагогично, нецеленаправленно, нелогично… Люби дремуче, вечно, противоречиво [10,с.48].

Нынче тебя я прощаю, отступник,

Завтра окажешь и мне эту милость. // Завтра, быть может, опомнится, стукнет

Сердце, да поздно — не получилось [12,c.42].

Наверное, надо любить тоньше, // Наверное, можно любить больше.

А я люблю как живу не ровно: //то слишком мало, то слишком огромно,

  чуть слышным шёпотом или громко,  // навечно, накрепко или ломко. 

Люблю и беспомощно и уверенно [8,c.268].

Жить ясно и просто не просто // в прозрачном и зыбком тепле,

Не просто,а тяжкого тяжче // дать счастью скользить в никуда

Мой призрачный, мой уходящий, победа моя и беда.

И может быть, я не замечу,а может быть, не услежу,

Что так же не проще,не легче - и я ухожу, ухожу [10,с.428].

Холодно справа, холодно слева. Пусто [8,с.58].

Бывает так темно, как будто – навсегда, // и так светло,

что мир становится бесцветным [12,c.15].

Я ошибаюсь по-девичьи // Наивно, горько и светло,

И от несчастий, как от счастья, // Как хорошо и тяжело [8,c.57].

Радостно, странно, ужасно//верить, по бритве скользя!

Как я устала сражаться! //А не сражаться нельзя [12,c.110].
Есть один, кто мне – как воздух, // Тот, кто рано или поздно
Вдруг узнает обо мне. Т ам ночь длинней и солнце реже

Там и шторма и холода [9,c.10].

Ты, как мальчишка, прост и прям в любви-

Ни шагу вправо и нишагу влево.

А, как берёза, чёрно-бело. // Хотя и набело живу [8,c.158].

Печалит искренность ответа: // Пойдёшьнаправо - конь падёт,

Налево-сам загинешь где-то [8,с.374].

Нас все поделило неравно, // а надо остаться людьми, и поздно

уже или рано // решать уравненье любви [12,с.45].

Руки в пространство протянуты слепо.

Легко мы говорим, что горе не беда,

а горе есть беда на горе вправду бедным.

Грустно тебе или весело? [8,c.289]

Неужто впредь не пригодится // Счастливый опыт давних дней,

Где было так легко трудиться, // А жить значительно трудней [8,c.308]. Слишком рано или слишком поздно, // Не хочу ни мудрости обозной.

Приложение 7

Наречия - антонимы в любовной лирике Евгении Янишчиц

Ты адыходзіш святочна і проста. // Забываецца радасць і сон [36,c.64].

Будзе лета з навальніцай // І вясёлка над ракой,

Толькі мне не паўтарыцца // Ані летам, ні зімой [ 36,c.72].

Любві штоночна і штодзённа. // Цягнуся тонкімі рукамі

І пахне горка і салодка. // І я да рання не засну.

А потым буйная паводка // Мне ў вочы выплесне вясну [36,c.84].

І новай думкаю і верай // Нямы прасветліцца пагляд.

І ўжо няма дарог назад, // Бо ўсе вядуць мяне наперад [36,c.85].

Абяцаю снежань па вясне. // Абяцаю верасень зімою.

Абяцаю:у самым лепшым сне

Мы яшчэ сустрэнемся з табою [36,c.170].

Пад сховай апаўночы // Былі на міг, былі на век

Вачам адкрыты вочы [36,c.198].

Вось так і з табой адыходзім // У будзень турбот,дарагі.

Скажы, што ты на мігрыгавары.

Святлом і скрухай лёс мой апавіты.

Хмурынка горкай песні на ілбе.

Лягчэй пушынкі і мацней малітвы

Была мая пяшчота да цябе [36,c.312].

Спрабую ўласны боль забіць // Спакойнымі вачыма.

Прасцей жыву,чым можна жыць.

Складаней,чым магчыма [36,c.321].

(А я да Вас ішла // Па міласці ,уверх.)

Душы маёй капрыз // Загояць маразы.

Па гордасці, уніз // Да ўсмешкі.да слязы! [37,c.37]

Вышай роднага парога, // Вышай коміна над хатай,

Вышай пёрыстых аблок! // Ніжай праўды і сумлення,

Ніжай ласкі і даверу, // Ніжай розуму свайго [37,c.80].

Птах апантана верыў і любіў

І над зямлёй кружыў, падобна птаху.

Запомніце яго-хто блізка быў.

Приложение 8

Антонимы-прилагательные любовной лирике Риммы Казаковой.

Стать вдруг собой, узнать себя // Чужими чуткими губами,

Чужими горькими глазами // Свои бесстрашно ослепя [9,c.64].

Я слабая, я руку протяну. // Я сильная, я дам себя в обиду.

 День ото дня ― и круче, и гуще, // Всем настоящим и  всем грядущим [8,c.268].

Мужчина,  прощай как младшим умный старший.  

Всем настоящим и всем грядущим

Чувство любви ― это чувство потери

Краткого мига ― целого мира [9,c.79].

Ясильная я слабая» // Я богата я бедна»

Пройди сквозь эту накипь, // Поройся в сложном и простом [9,с.43].

В этот день всё чёрное стало белым .

Всё шероховатое гладким, покатым [9,c.28].

Я буду помнить все свои печали,

Всё, что осталось у чужих дверей [9,c.197].

Поговорим на том прекрасном, // Который знаем ты и я,

На том очищенном -и грязном, // Как в непогоду колея [10,c.318].

Не надо? Но чегоне надо?Без тебя не могу, // без тебя пропадаю!

То я счастлив и пьян, // то печален и трезв [12,c.109].

Ты отрада моя, //горький жребий и крест.

Краткого мига ― целого мира

Вальс,Медленный как во сне.

Долгий, как поцелуй… [12,c.73].

Но где там, в пролетевшем навек

Мне тоже быть твоей милой немилой

Милый-немилый ты мой человек… [ 12,с. 64].

Сойди с холма и затеряйся разом

В траве,кольмал, и в чаще,коль велик[11,c.61].

А сама я мала. А любовь велика, // И она это точная мера[9,c.112].

Моя последняя любовь, заплаканная, нервная,

Моя последняя любовь ты первая [11,c.198].

Красноречивая, немая, земля была моя, моя! [8,с.293].

 

Как ты — так я. Твоё тебе верну. //Вздохну, шагну, живой из пекла выйду.
Я слабая, я руку протяну. //Я сильная, я дам себя в обиду. 

Я богата – и бедна, // я отпета – и отмыта.

Я спокойна. Я одна // у разбитого корыта [11,c.34].

Судьбы вращайся колесо!//Пусть даже - оборот до смерти.

Стать вдруг собой, узнать себя Чужими чуткими губами,

Чужими горькими глазамисвои бесстрашно ослепя [8,с.59].

Поговорим на том прекрасном, //Который знаем ты и я,

На том очищенном и грязном, // Как в непогоду колея [9,c.200].

Люблю я жизнь,за то, что ты мне дала и отняла [9,c.201].

Как меня скупо ты одаряешь, // Пусть чётче чёрного на белом

Проступит день, где мы без нас [11,c.13].

В этот день всё чёрное стало белым, //

Всё шероховатое — гладким,покатым, //

А всё,что было убогим,бедным, //

стало блестящим,пышным, богатым[10,с.172] .

Приложение 9

Прилагательные - антонимы в любовной лирике Евгении Янищиц

І калі ты мяне паклікаеш, // Памру за цябе без енку.

Нашу я любоў да цябе вялікую // У сэрцы маім маленькім [36,c.73].

Мы сустрэчы выдумалі самі. // Даспявае лета ў стагах.

І плыве над рыжымі лугамі // Белых чаек чорная туга [36,c.75].

Пакуль пра шчасце трубяць. // Адкрытая любоў

Закрытых слоў не любіць [36,c.119].

О, блізкія-далёкія мне людзі,//Чакаючы штодня пераўтварэнняў,

Вы прынялі мяне таму, як Дрэва

Ад Саду, што трымаў цяжар пладоў [36,c.139].

Запрашаю…А самой вось не сядзіцца,

З цёмным борам, з чыстым полем гавару.

П’ю халодную вад, нібы вадзіцу

На зажынках у спякотную пару [36,c.167].

Захінуся шалёнаю сцюжай, // Завяжу вузялочкам кутас.

Чорны воран над белаю ружай: // О, які фантастычны кантраст!

Адкажы, да чаго б гэта, дружа, // Кружыць, // сну разарваўшы кілім,

Чорны воран над белаю ружай — // Як над выстылым сэрцам маім [36,c.80].

Вясковы, сталічны, трагічны, На зломе вольнага крыла [36,c.182].

З якой вясны,з якое б та прычыны // Сярод каляных студзеньскіх снягоў

Чужога і далёкага мужчыну // Шкадую,як нязбытнага свайго [36,с.189].

Слёзанькі гаручыя // Бегчы, ліцца ручайку

І па праву ручаньку, // І па леву ручаньку! [36,c.222]

Што ж- глядзі! Я вось такая: // Незямная і зямная,

З дрогкай радасцю бяссонннай, // З непрагляднаю вярстой…

Я вас люблю,лясы і сенажаць, // Старая вёска,новая сталіца [36,с.229].

Счакаўшыся,калі міне, // Дажджынку п’ю гаркавую.

Іду па левай старане. //А ўсё гляджу на правую

Трава падскочыла,бы ў сне, // Абмытая залеваю.

Ідзеш па правай старане, // А ўсё глядзіш на правую [36,c.299].

Ды -адрываецца лісток //Асенняга бяссоння.

Па левуручаньку -масток, // Па правую- бяздонне.

Будзе светла мне і горка // За лагчынай,за гарой

Паміж ранішняю зоркай // І вячэрняю зарой [37,c.51].

Звіняць вясёлыя лісты // ад ветлы шум дажджоў.

О, гэта ранішняе: «Ты!» // Вячэрняе: «Няўжо?»

Які ж удакладніў мастак // Мой лёс на палатне:

О, гэта радаснае: «Так!» // Сумлівае: «О не!»

Парваліся, рассыпаліся струны? // Як Паганіні – на адной сыграй! –

Кажу сабе, такой старой і юнай...

А дзіўны гном рыхтуе ў пекле рай [37,c.108].

Нават тады, калі лісты згараць [36,с.310].

Просмотров работы: 34