Тайна Девичьей горы

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Тайна Девичьей горы

Мустафин Э.И. 1
1МБОУ Гимназия с. Кушнаренково
Мустафина Г.К. 1
1МБОУ Гимназия с. Кушнаренково
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Цели: охарактеризовать особенности кушнаренковской культуры.

Задачи: 1) сформировать представление о Кушнаренковском могильнике; 2) охарактеризовать степень изученности проблемы, оценить возможности археологии при исследовании данной культуры; 3) проанализировать источниковую базу, выделить традиции и новации кушнаренковской культуры.

Объект исследования: погребальный комплекс села Кушнаренково эпохи раннего средневековья (IV-VII вв.).

Предмет: Традиции и инновации в кушнаренковской культуре.

Введение.

Эпоха великого переселения народов — один из ярких периодов в истории Евразии, характеризующийся значительным изменением карты расселения древних этносов, что способствовало формированию нового этапа взаимодействия различных, в том числе и современных, народов. Эта эпоха сыграла огромную роль в истории народов Южного Урала, так как пришлые группы населения, принеся новые элементы материальной и духовной культуры, воздействовали не только на быт, культуру, военное дело аборигенов, но и их экономику, общественное устройство, идеологию. Благодаря открытиям многих исследователей история великого переселения народов в Южного Урала представляется сейчас не кратковременным эпизодом, а длительным процессом, состоявшим из нескольких этапов, волн миграций, происходящих из разных источников и осуществлённых, вероятно, разными этническими группами. [Голдина, 2010: 8].

Одним из оригинальных и значимых памятников этого рода в Южном Урале является Кушнаренковский могильник, расположенный в селе Кушнаренково Кушнаренского района Республики Башкортостан. Его территория входит в подзону широколиственно-хвойных лесов Европы, находясь примерно в 60 км к северо-востоку от г.Уфа. Памятник находится на невысоком плато, постепенно понижающемся к реке, в 3 км от кромки левого берега р. Белой.

Изучение материалов этого памятника представляется очень важным для характеристики особенностей этой культуры, ее взаимодействия и последствий для формирования более поздних этнических образований Южного Урала.

Легенда о Чертовом городище.

Люди всегда старались жить поближе к рекам. Это давало защиту, пропитание, река являлась единственной дорогой, которая связывала поселения. 1500 лет назад древние люди облюбовали левый берег Белой. Места здесь удивительно красивые. Небольшая возвышенность позволяла защитить поселение. Именно здесь на Девичье горе и решили обосноваться удивительное племя. Новое племя отличалось от живущих рядом племен. Все жители, от старых до малых, подолгу бродили по лесам и собирали травы, коренья. А вечерами по округе расплывались необычные запахи травяных настоев. Очень скоро весть о необычном поселке распространилось на всю округу. И прозвали этих жителей- ведьмами, обходили их стороной. Но как только кто-нибудь в округе заболевал, переступив страх, люди приходили в деревню за помощью. Так и жили. Эту легенду нам рассказали на уроке истории. Но доподлинно известно, что действительно 1500 лет назад в районе д.Яппарка находилось поселение людей. Люди занимались скотоводством, земледелием. Археологами были реконструированы по материальным останкам загоны для скота. Также многочисленные находки свидетельствует о том, что они умели добывать железо, обрабатывать его, изготавливать различные предметы быта, орудия труда. По сохранившимся материалам были реконструированы наземные дома. Люди занимались подсечно-огневым земледелием, рыболовством, их изделия из железа, а также керамические, отличаются высоким качеством, свидетельствуют о зарождении прикладного искусства.

Исследования Кушнаренковского могильника.

Кушнаренковский могильник был открыт в 1955 году. Его изучение проводилось в течение 50-х годов XX века археологами-исследователями А.П.Шокуровым и М.С.Акимовой и М.Ф.Генингом. В 1957 (при земляных работах) были разрушены 15 древних погребений. В ходе раскопок были найдены и изучены более 40 погребений на территории 654 кв.м.. В отличие от известных погребений на территории Республики Башкортостан захоронения были бескурганными. Но редкое расположение могил позволяет предположить, что курганы были невысокие. Все захоронения были прямоугольной формы. Особенностью могил были ниши и узкие ступени вдоль длинных стен могил. В некоторых могилах ученые обнаружили неполную кремацию. В нишах учеными были найдены глиняные кувшины, бусы и ожерелья, череп и кости лошади. Много материальных исторических источников были раскопаны в этих могилах. Это поясные наборы, состоящие из серебряных или бронз. пряжек, накладок и наконечников ремней т.н. "геральдического типа", застежки-фибулы, браслеты, медная гривна, серьги в виде разомкнутых колечек, подвески разнообразных форм, в виде фигурки лошади, ожерелья из стеклянных, каменных и янтарных бусин различной формы и расцветки.1

Но самыми интересными для ученых стали керамические сосуды, точнее их сохранившиеся части. Было определено, что изготавливали их без использования гончарного круга. Керамика была изготовлена из песка и шамота. Но еще большее удивление ждет любого историка, при внимательном рассмотрении сколов сосудов. Снаружи и внутри все кушнаренковские сосуды бурого, коричневого цвета. Но на сколах видно, что под краской материал черного цвета. Значит, наши предки умели особым способом обрабатывать сосуды, чтобы сделать их крепкими, прочными. Сосуды были украшены небольшими насечками, зигзагами. Все найденные предметы датируются VI-VII вв. Исследования велись не только в районе могильника, но и рядом находящихся территориях. Именно благодаря этим исследованиям был обнаружено место древнего поселения на Девичье горе. Визуальный анализ места показал, что поселение было защищено насыпью, рвом.

Особенности кушнаренковской культуры.

Новая культура, выделенная В. Ф. Генингом в 1959 г, дала название подобным предметам материальной культуры. Позднее понимание кушнаренковской культуры уточнялось, хотя доныне её характер остаётся предметом дискуссии. Так керамика кушнаренковской культуры, выделенная Н. А. Мажитовым, сначала рассматривалась как вариант турбаслинской.2 Истоки кушнаренковской культуры большинство исследователей связывают с Западной Сибирью, где известна близкая керамика 2-й половины 1-го тысячелетия. Судя по всему, эта керамика и посуда кушнаренковской культуры имели общие прототипы, появившиеся в результате взаимодействия саргатской культуры и продвинувшегося с севера таёжного населения. По Н. П. Матвеевой, кушнаренковская культура сформировалась в Тоболо-Иртышской лесостепи и в 3-й трети или конце 6 века в связи с экспансией Тюркского каганата её носители переселились на запад.3 Соотношение кушнаренковской культуры с родственной караякуповской культурой остаётся предметом дискуссии. Часть ученых рассматривают их две одновременные или последовательные волны из Зауралья; часть ученых- как этапы единой культуры. Большинство исследователей связывают кушнаренковскую культуру, как и караякуповскую культуру, с уграми, в том числе некоторые - с древними венграми, впоследствии ушедшими на Дунай. Мажитов считает, что караякуповской культуре, ранним этапом которой была кушнаренковская культура, принадлежала решающая роль в формировании древних башкир. Генинг относил носителей кушнаренковской культуры к кругу самодийских народов. Е. А. Халикова, А. Х. Халиков, В.А.Иванов считали их мадьярами.

Керамика Кушнаренковской культуры

Особый интерес ученых представляет кушнаренковская керамика. Ее изучение производилось по толщине стенок и венчика и по содержанию орнамента. Имеется ряд затруднений в изучении. Во- первых, из-за ограниченности публикаций со статистикой кушнаренковской посуды с другими.  Еще одно затруднение — плохая сохранность поселенческой керамики, не позволяющая учитывать важнейшие морфологические признаки  (форма дна и тулова, общая высота сосуда и др.), на основе которых чаще всего выстраивались классификации. В итоге измерение толщины стенок производилось по 2 точкам — венчик и шейка.  Таким образом, было выделено 3 группы: тонкостенные (от 2,8 мм до 4 мм — 27% из общей выборки),  средней толщины (от 4 до 5 мм — 35,7%), утолщенные (от 6 мм до 7 мм —  35,7%). Выделено 3 вида венчиков. Наиболее распространенный — округлый венчик (59% из общей выборки), вслед за ним — плоский (23%) и острый (14%).  По высоте шейки сосудов превалируют средние. Отмечается несколько тенденций в формировании кушнаренковской культуры:  1)  со временем уменьшается толщина стенок;  2)  уменьшается разнообразие в орнаментации (например, в VII веке исчезают сегменты и треугольники);  3)  постепенно прекращается традиция орнаментации дна посуды;  4)  высота шейки увеличивается, венчик расширяется4. Наиболее общими характерными чертами керамики Кушнаренковской культуры стали лепные тонкостенные сосуды с тщательно обработанной поверхностью, украшенных резным орнаментом в виде горизонтальных линий, мелкой косой сетки, двойного зигзага и поясками коротких наклонных оттисков частого зубчатого штампа. Практически все археологи, касающиеся проблемы происхождения кушнаренковской культуры (Г.И. Матвеева, В.А. Могильников, Е.П. Казаков, В.А. Иванов) поддерживают точку зрения В.Ф. Генинга, что, судя по лепным сосудам с низкими пропорциями, украшенными по венчику глубокими насечками, а по тулову – пояском круглых ямок, насечек в виде горизонтальной "елочки и выпуклинами ("жемчужинами"), прародиной ее носителей были лесостепные районы Зауралья и Западной Сибири. Как и для кушнаренковской, для западно-сибирской посуды присущи песчаная примесь в тесте, оттиски штампа в виде "гусеничек", ямочные оттиски.

Кушнаренковские погребения

Погребения кушнаренковской культуры - небольшие земляные курганы, содержащие 1-3 могилы. В насыпях курганов часто встречаются следы ритуального захоронения конских голов и ног (возможно - шкуры). Захоронения совершались в простых, узких, неглубоких ямах прямоугольной или овальной формы. Умерших клали на дно могилы вытянуто на спине, головой на север или северо-запад. Часто встречались искусственно деформированные черепа. В изголовье помещался глиняный сосуд и конина (заупокойная пища). В набор погребального инвентаря входили принадлежности конской сбруи (стремена и удила), детали поясной гарнитуры, геральдического типа, оружие (железные и костяные наконечники стрел, костяные обкладки лука, сабли). А также в могилах встречались бусы из стекла, янтаря, полудрагоценных камней, браслеты. Как и керамика, эти вещи не имеют прототипов в археологических культурах Урала и свидетельствуют о культурных связях носителей кушнаренковской культуры с кочевниками евразийских степей. Ряд ученых, нашедших связи между могильниками кушнаренковской культуры с угорскими захоронениями, выделяют такие общие черты как расположение могильников на возвышенности, недалеко от водоемов. Хотя оговаривают, что эти черты развиты неравномерно и имеют свои нюансы.5

Миграция носителей кушнаренковской культуры.

Ряд ученых считают, что формирование кушнаренковской культуры началось в южной лесостепи и северных степях Западной Сибири во второй половине IV- начала VIвв. Самым ранним памятником этой культуры считается материалы погребения курганного могильника Усть-Тара в Омском Прииртышье. Вероятнее, всего причиной побудившей часть кушнаренковских племен покинуть эти места стал натиск авар. На левобережье Белой и на реке Ик сложился самый крупный массив кушнаренковской культуры. В него входят семь десятков археологических памятников, состоящих из селищ, городищ, курганных и грунтовых могильников. О подвижном образе жизни носителей кушнаренковской культуры свидетельствуют кратковременные сезонные стоянки, расположенные преимущественно в долинах и на краю надпойменных террас рек Белой, Камы, Ика. Там же находятся наиболее обширные могильники (Манякский, Такталачук, Сынтыштамакский) и отдельные погребения. В таким выводам подталкивают ученых и тот факт, что предыдущая археологическая культура- бахмутинская перестает существовать именно в начале VI века. О достаточно сложных отношениях между представителями этих культур говорят находки, найденные в Бартымских поселениях. В ходе исследований было выявлено, что население этого селище было сожжено. При раскопках найдены 19 могил с 60 костяками мужчин, женщин и детей

Также была выдвинута гипотеза о том, что в середине VIII в. была еще одна волна продвинувшегося на запад из Предуралья родственного кушнаренковцам населения, которое было названо кара-якуповским. Е. П. Казаков считает, что этой волны не было, а кушнаренковская культура развивалась последовательно, пройдя ряд этапов, заключительные из которых соотнесены с кара-якуповскими памятниками- в этом он продолжил идеи А. Х. Халикова и Е. А. Халиковой. Эту позицию подвергла критике Г. И. Матвеева, утверждая, что эти родственные группы населения вели разный образ жизни и имели разный уклад хозяйства.  Кара-якуповский (или чермасанский) и кушнаренковский культурные комплексы многие археологи считают родственными или вариантами одной культуры. Установление более поздней даты прихода куштерякских и кара-якуповских племен в Башкирию имеет значение и в плане внесения кое-каких корректив в «тюркское» определение их эт­нического облика, данное в свое время Н. А. Мажитовым. В. А. Могильников, имея в виду тюркизацию угорского населения на юге Западной Сибири в VI—VII вв., допускает возможность прихода в Башкирию неко­торых групп тюркизированных угров. В этом смысле (и только в этом смысле), замечает В. А. Могильников, «можно говорить о тюркском характере хотя бы части кушнаренковского населения, не забывая о его угорском (или угро-самодийскомсуб­страте». Таково, на наш взгляд, правильное толкование тех степных, кочевнических черт «кушнаренковских» памятников, которые дали повод Н. А. Мажитову считать их носителей «тюркоязычными племенами прабашкир-ского облика».

Итак, вторая группа памятников в западной Башкирии свя­зана с миграцией в середине и второй половине I тыс. н. э. угро-самодийских племен, незначительная часть которых испытала, возможно еще на юге Западной Сибири, влияние тюркских ко­чевников.

Заключение.

Таким образом, Кушнаренковский могильник представляет большую ценность, прежде всего тем, что это был достаточно единый, сравнительно кратковременный комплекс. На могильнике все предметы однообразны и относятся к первой половине V вв. н. э.- началу VI в. Он стал для современных исследователей древностей своеобразным хронологическим эталоном.

В последних своих статьях Мажитов Н. все-таки склоняется к выводу, об особенности кушнаренковской культуры. И даже предлагает восстановить сосуды кушнаренковского типа как сувенир и дарить его гостям Уфы и Башкортостана. Как это делают в Якутии, где кстати Мажитов Н. натолкнулся на сосуды аналогичные кушнаренковским. Данные факты могут позволить рассмотреть Кушнаренковскую культуру как самостоятельную, особую археологическую культуру страны. Работу над данной темой решила продолжить в дальнейшем.

Список литературы.

1.Зеленков А.С. Кушнаренковский тип керамики городища Уфа-II// Вестник ТюмГУ, 2015.

2.Генинг В.Ф. Южное Приуралье в III—VII вв. (проблемы этноса и его происхождения) // Проблемы археологии и древней истории угров. №, 1972.

3.Генинг В.Ф. Памятники у села Кушнаренково на р. Белой (VI-VII) // Исследования по археологии Южного Урала. Уфа, 1977.

4. Иванов В.А., Гарустович Г.Н., Пилипчук Я.В. Средневековые кочевники на границе Европы и Азии. Уфа, 2014.

5. Матвеева Г.И. О культурном и хронологическом соотношении памятников кушнаренковского и кара-якуповского типов // Средневековая археология Евразийских степей. 2007. Т.II.

6.Мажитов Н.А. Заблуждение или фальсификация // Проблемы востоковедения. №2 (52). — Уфа, 2011.

7.Мажитов Н.А. Тайны Древнего Урала,.-Уфа, 1973.

8.Археология Южного Урала – Стерлитамак, 1992.

Приложение

Шокуров Анисим Павлович

Шокуров Анисим Павлович (15.4. 1912, д.Нижне-Ново-Костеево Белебеевского у. Уфим. губ., ныне д.Ниж. Новокостеево Бакалинского р-на РБ, — 26.7.1990, г.Октябрьский), археолог. Засл. учитель школы БАССР (1971), отл. нар. просвещения РСФСР (1961). Учился в УрГУ (г.Свердловск, 1953—57). С 1932 работал в Бугабашевской школе колх. молодёжи Бакалинского р-на, с 1937 — в Баш. худ. музее (см. Художественный музей им. М.В.Нестерова), одновр. в Баш, пед. уч-ще (см. Педагогический колледж.№ 1); в 1939—56 (с перерывом) — в Кушнаренковском тат. пед. уч-ще (см. Кушнаренковский педагогический колледж), в 1941—57 (с перерывом) — в Кушнаренковской ср. школе, в 1944—45 инструктор в Бакалинской школе механизации; в 1957—72 в ср. школах № 10 и № 15 (Октябрьский), одновр. с 1958 науч. сотр. основанного Ш. в 1957 Октябрьского историко-краеведч. музея. С 1955 рук. разведочного отряда Баш. археол. экспедиции Ин-та археологии АН СССР (см. Экспедиции археологические). Открыл более 900 археол. памятников, в т.ч. Биктимировский археологический комплекс, Бишунгаровские курганы, Какрыкульское городище, Камышинские городища, Кушулевский могильник, Муллино, Новокабановское городище, Старомуштинское городище, Старонагаевские стоянки. Имя Ш. присвоено Октябрьскому музею, в Октябрьском его именем названа улица.

 

Генинг Владимр Федорович

Родился в Алтайском крае. В годы Великой Отечественной войны как этнический немец находился в трудармии.

После войны поступил и окончил историко-филологический факультет Пермского университета. Методику и технику археологических раскопок он изучал под руководством известного археолога О. Н. Бадера. По окончании вуза работал в школе, а затем — в Удмуртском республиканском музее.

В 1960—1974 годах преподавал на историческом факультете Уральского государственного университета в Свердловске[1]. Здесь в 1961 году по инициативе В. Ф. Генинга была создана Уральская археологическая экспедиция (УАЭ), которой был накоплен, систематизирован и частично введён в оборот громадный материал, характеризующий хозяйственную деятельность, быт, культуру коренного населения края в эпоху бронзы и железа.

Под руководством В. Ф. Генинга с 1961 года на историческом факультете УрГУ стала осуществляться специализация по археологии, а в 1968 году была открыта хоздоговорная научно-исследовательская археологическая лаборатория.

В. Ф. Генинг организовал выпуск серии «Вопросы археологии Урала» (Свердловск / Екатеринбург, Ижевск, Сургут: 1961-)[2].

Особенностью научного творчества основателя свердловской школы археологов было то, что исследователь не ограничивался описанием археологических находок, а стремился использовать их как источник для воссоздания характера общественных отношений в глубокой древности. Он проявлял особый интерес к вопросам методологии и теории, полагая, что без этого археологическая наука не может быть достаточно эффективной.

Позже переехал в Киев, где работал в Институте археологии АН УССР. В 1974 году защитил докторскую диссертацию «Этническая история Южного Прикамья в I тысячелетии н. э.

1Генинг В.Ф., 1977г.

2Мажитов Н.А., 1973.

3 Матвеева Г.И., 1975 с.19., Генинг В.Ф., 1972, с.270

4 Матвеева Г.И., 2007, с.75-107

5 Иванов В.А., 2009, с.82

Просмотров работы: 30