Воспитание детей в казачьих семьях. Начало ХХ века

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Воспитание детей в казачьих семьях. Начало ХХ века

Штомпель А.Е. 1
1МБОУ СОШ№1 им. И.Ф. Вараввы
Штомпель Г.Г. 1
1МБОУ СОШ№1 им. И.Ф. Вараввы
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

 

 

«А пошлет Бог кому детей, сыновей и дочерей,

то заботиться отцу и матери о чадах своих;

обеспечивать их и воспитывать в доброй науке:

учить страху божию и вежливости, и всякому порядку…»

Домострой

Введение.

Часто когда я шалила, бабушки или дедушка говорили: «Вот в наше время! Мы не были такими балованными. Мы слушались старших! Мы помогали родителям!... » . Мне стало интересно, а чем же их детство, моих прадедов, и прапрадедов отличается от моего. Чем воспитание ребёнка начала XXI века отличается от воспитания ребёнка начала XX века. Я попыталась найти ответы в книгах, в воспоминаниях бабушек, дедушек и узнала очень много интересного. Что-то для меня дико и непонятно, а некоторые вещи, я считаю, стоило бы привить и современным детям, а то мы стали забывать об уважении к окружающим, в независимости от того родственник он нам или нет, и о любви к своей малой Родине.

Актуальность - работа над данной темой позволила мне осознать свою причастность к малой Родине – Кубани, её культуре, обычаям, традициям и задуматься о том, что же нам мешает относиться к своему культурному наследию, корням бережно и трепетно.

Цель – рассмотреть как воспитывали детей в казачьих семьях в начале ХХ века и выявить и сохранить те методы воспитания детей, которые приемлемы и для нашего времени.

Предмет исследования – воспитание детей в казачьих семьях в начале XX века.

Гипотеза – я надеюсь, что моя работа поможет мне лучше узнать, как воспитывали детей в казачьих семьях в начале XX века, выявить и сохранить те методы воспитания детей, которые приемлемы и для нашего времени.

Основные задачи исследования:

Собрать теоретический материал и воспоминания старшего поколения о воспитании детей в казачьих семьях начала XX века.

Провести анализ материалов и обобщить полученные данные.

Методология исследования:

Опиралась в своей работе на личностно-ориентированный научный подход.

Использовала гуманистические принципы.

Методы исследования:

Эмпирические: изучение продуктов деятельности и проводила опросы.

2. Метод качественного (конкретных фактов) анализа.

Этапы исследования:

Изучение теоретического материала.

Работа с живыми носителями информации.

Обобщающий, связанный с оформлением самой работы.

Лялька.

«Ой, и люли, люли,

Та налетели гули,

Посидалы на воротях

У червоненьких чоботях,

Сталы думать и гадать,

Чем Асычку гудувать:

Чи кашечку з молочком,

Чи бублычек с сахарком…»

Колыбельная песня

Рождение ребёнка в казачьей семье было большим праздником. (см. приложение 1 рис.1) С первого взгляда казалось, что рождение мальчика в семье было предпочтительнее, ведь на мальчиков выделялся пай земли, но молодожены всегда молили Бога, чтобы первой в семье была девочка, доверяясь народной мудрости: «Сначала - нянька, а потом - лялька». Рождение девочки не праздновалось так широко как рождение мальчика. При известии о её рождении не грохотали выстрелы. Однако появление на свет девочки тоже было радостью – тихой, домашней, овеянной легендами и молитвами. Девочка приносила в дом постоянное душевное тепло, доброту и ласку. Поэтому от самого рождения её воспитывали иначе, чем мальчика, старались развить в ней женственность, трудолюбие, терпение и отзывчивость. И тоже волновались, и молились о её счастье. Все обычаи и обряды, которыми была окружена жизнь девочки – домашние, семейные. Девочке внушалось, что самое главное – спокойная душа и чистое сердце, а счастье – крепкая семья и честно заработанный достаток. «Женские» обычаи были шутливыми, «смывали с дочушки заботы» (см. приложение 2 рис.2) - тетки, мамки, няньки, крёстная – первый раз с песнями и добрыми пожеланиями мыли девочку. В это время отец – единственный мужчина, допускавшийся на этот праздник (ребёнка до 3-х месяцев вообще никому не показывали, боялись сглаза и даже крестить в церковь носили с закрытым кружевами лицом), ел «отцовскую кашу», специально приготовленную – пригорелую, насоленную, наперченную, политую горчицей, чтобы она была совершенно несъедобной. Он должен был съесть её, не поморщившись, «чтобы девочке меньше горького в жизни досталось». Все девчачьи праздники отмечались в узком детском кругу на женской половине дома. Праздники всегда сопровождались подарками, угощением, песнями, танцами. Праздновали «первый шаг», дарили ленточки «на бантик», гребешок на косыньку, платочек – «в церкву ходить».

Новорождённого мальчика ждала совсем другая судьба, он должен вырасти воином, защитником, и поэтому с годовалого возраста его готовили к сложностям воинской службы. Мальчика стригли в первый раз, когда ему исполняется год, у казаков он сохранился до наших дней. Годовалого казачонка на женской половине дома усаживали на кошму, и крёстная срезала его первые прядки волос, которые потом на протяжении всей жизни сохранялись за именной иконой. Подстриженного мальчонку женщины передавали мужчинам, и те несли его к церкви. Там его ждал неосёдланный конь. Казачонка сажали верхом на коня на расстеленный шелковый платок (в который потом заворачивались первые волосы) и гадали, как он будет себя вести, по малейшим приметам стараясь угадать судьбу будущего воина. Схватится за гриву – будет жив. Заплачет, повалится с коня – быть убитому. Коня обводили вокруг церкви. Потом отец брал его на руки, а крёстный надевал на них обоих портупею так, чтобы издали казалось: идёт по улице казак при шашке. Крёстная снимала с отца и сына шашку со словами: «Возьми, крёстный, шашку, нашему казаку ещё расти нужно. Сохраняй её до срока» [6]. Крёстный принимал оружие, хранил его и вручал крестнику в семнадцать лет, после того как малолетку приписывали к полку. Он же, крёстный, обучал крестника всем церковным обычаям, но в большей степени всем видам воинского искусства. Обучение начиналось после праздника первых штанов. (см. приложение 1 рис.2) Штаны, как правило, дарил старший в роду. Наступал этот праздник в зависимости от общего развития мальчика, но, как правило, лет с 3-5 казачонка уже приучали к верховой езде. Сажая на коня, отец приговаривал: «Раб Божий (имя) растёт казаком, хорошо держится в седле, избегнет пули и болезней» [8]. Так же учили с 3-х лет рукопашному бою, передавая особые, в каждом роду хранившиеся приёмы. (см. приложение 1 рис.3)

Разговаривая со своей бабушкой, Штомпель Любовь Васильевной, я выяснила ещё некоторые моменты, которые касаются воспитания детей и обычаев, связанных с ними. В частности бабушка рассказывала, что, когда взрослые шли в гости детей, кроме грудных младенцев, они с собой не брали, ребёнка несла всегда только женщина. Для мужчины было позором нянчить или, тем более, нести ребёнка. Зимой женщина одевала большую тёплую шаль, похожую на современный плед, и в эту шаль женщина закутывалась вместе с ребёнком, подтыкая концы шали под него. Так ей было легче нести ребёнка, а ребёнку теплее. В зимнее время для годовалых, и чуть постарше, детей большую деревянную, родительскую кровать превращали в манеж. Перину с подушками сворачивали в рулон и ложили в одной стороне кровати, а остальную часть кровати застилали рядном, где они и играли. Зимой детей купали редко в лохани, по большим праздникам. Дети играли чаще всего самодельными игрушками, покупные были редкостью. По станицам ездили на телегах старьевщики и меняли старые вещи на игрушки (свистульки, сделанные из глины и расписанные), длинные дудочки. А вот кукол делали сами из соломы или же из материи (игрушка набивалась опилками, а лицо раскрашивалось). Если дедушка в семье был умельцем, он делал деревянную лошадь, которую прикреплял к дугообразной доске, чтоб она качалась и эта игрушка служила всем внукам, пока не ломалась. [3]

Если сравнивать раннее детство ребёнка в начале XX века и детство современного ребёнка, то мы видим, что каждый малыш в то время получал любовь и заботу от всех членов своей семьи, но с него рано и много спрашивали взрослые, при этом материальное положение семьи или устои данной семьи не позволяли баловать ребёнка сверх меры.

2.Нянька и полказака.

Жизнь казачат не была сплошным праздником. Девочки начинали работать с очень раннего возраста. Таскаясь «хвостиком» за матерью по дому, они участвовали во всех работах: стирали, мыли полы, ставили заплатки, пришивали пуговицы. С пяти лет учились вышивать, шить, вязать на спицах и крючком – это умела каждая казачка. Делалось это в игре: обшивали кукол, а учились на всю жизнь. Была и особенная работа – нянчить младших! Трёхлетнего брата могла нянчить пятилетняя сестра, а трёхлетняя – годовалого. Пятилеток-то уже в няньки «в люди» отдавали. Свою старшую сестру казачата в детстве редко называли по имени, заменяя её словом «няня», которое начинали выговаривать одновременно со словом «мама». Она была связывающим звеном между взрослыми и детьми. Малыши доверяли ей тайны, тянулись как к человеку, который их понимал; принимали её как старшую сверстницу, которая всегда стояла на их защите, присматривала за поведением братишек и сестрёнок, следила за их внешним видом, обучая азам аккуратности. (см. приложение 3 рис.1) Мой дедушка – Штомпель А.И. вспоминал, что его бабушка попала в семью Штомпель как нянька, её имя не сохранилось, известно лишь, что будучи 8-летней девочкой попала в семью нянькой, вынянчила всех детей, а за одного из них Романа вышла замуж – разница в возрасте с мужем 8 лет. [10] Трудовая жизнь начиналась рано. Пятилетний казачонок уезжал с отцом на охоту, на покос, на рыбную ловлю – и там помогал уже всерьёз. А вот отнести мужчинам еду в поле, постирать, заштопать обтрепавшуюся в работе одежду – девичья забота. К братьям девочки относились с огромным уважением. И не зря: случалось, что пятилетние братья уходили с отцами в военные походы. И возвращались домой через десяток лет закалёнными бойцами. Труд не исключал радости и веселья: девочки и пели, и плясали, а обучали их этому старшие женщины. Но росла девочка с главной мыслью, что она будущая хозяйка и мать, - этому было подчинено всё её воспитание.

Мальчика воспитывали гораздо строже, чем девочку, и жизнь его с очень раннего возраста была заполнена трудом и обучением. С пяти лет мальчишки работали с родителями в поле: погоняли волов на пахоте, пасти овец и другой скот. Но время для игры оставалось. И крёстный, и атаман, и старики следили, чтоб мальчонку «не заездили», чтобы играть позволяли. Но сами игры были такими, что в них казак обучался либо работе, либо воинскому искусству. Смекалку и ловкость развивали народные игры. Наверняка тебе приходилось играть в жмурки. Только называлась она по-разному: в станице Новоминской – «куци-баби», в Новотиторовской – «кузьмерки». («Казачата вяжут одному из играющих глаза и спрашивают: «Панас, ты где стоишь?» - «На базаре!» - «Что продаёшь?» - «Квас» - «Лови мышей, а не нас!» и врассыпную») [8. Стр. 63.] (см. приложение 2 рис.1) В семь лет мальчонку стригли ритуально во второй раз. Бритоголовым он шёл в первый раз с мужчинами в баню, а затем к первой исповеди. Дома после праздничного обеда, за которым он в последний раз ел детские сласти, под украдкой роняемые матерью, сёстрами и бабушкой слёзы он собирал постель и переходил из детской в комнату братьев. Старшие братья придирчиво осматривали его одежонку и немилостиво выбрасывали всё, что считали слишком тёплым или мягким. («Всё! – говорили они. – учись служить! Чай, теперь ты не дите, а полказака!») [6. Стр. 45]. С этой минуты мальчика могли наказать только мужчины (или если отец погиб или умер, только мать). Женщины не имели права вмешиваться в его воспитание. А когда старшие уезжали из дома, он оставался за хозяина. «Смотри, - говорил отец, - на тебе дом и женщины. Доглядай хозяйство». И если поначалу это могло восприниматься не совсем серьёзно, то в десять лет казачонок уже полностью понимал меру ответственности и действительно был опорой дома и семьи. С очень раннего возраста казачонок осознавал себя частью станичного общества. Предания донесли до нас известия о том, что на всех старинных казачьих войсковых кругах обязательно были смышлёные казачата. Они стояли друг от друга порознь, чтобы не разговаривали между собою, и после круга их расспрашивали: что они запомнили, о чём шла речь, кто и что говорил, кто кому возражал, какое было принято решение… Так народ сохранял свою историю. Мальчишки обязательно присутствовали при разведении межевых границ. Причем, после того как мальчонка с закрытыми глазами повторял все приметы и знаки границы, его могли неожиданно ударить рукой и нагайкой. Объяснение было примерно следующим: («Мол, прости, сынушка, это тебе не в укор и не в наказание… Рана заживчива, а память забывчива. И ты с годами всё позабудешь, а вот как тебя ударили ни за что ни про что, век помнить станешь, а с тем и все границы станичного юрта») [6. Стр. 45]. Но самой главной задачей казачонка всегда была учеба. Особым уважением пользовались школяры. Ими гордились в семьях, они вели себя на улице солидно и достойно. Но кроме этого каждый казачонок ежедневно учился работать, перенимая мастерство от старших. Семилетний мальчик вполне справлялся с лошадьми и волами, мог запрячь, и поставить в конюшню. Пахать на волах ему не хватало силёнок, но боронить, сгребать сено на лошадях было исключительно мальчишеским делом. С весны до осени казачат, как правило, жили в степи при отарах или на бахчах со стариками. И здесь учёба не прекращались ни на один день. Казачат учили ежедневно – стрелять, скакать на коне, рубить шашкой, бороться. Сыновьям казачьих офицеров времени на детские игры отпускалось меньше, чем сыновьям простых казаков. Как правило, спяти-семилетнего возраста отцы забирали их в сменные сотни, полки и увозили с собой на службу, часто на войну.

Сложно представить современного ребёнка, который умеет столько всего делать в таком возрасте, я согласна, что именно труд помогает нам стать по-настоящему ответственными, умелыми, но всё-таки хочется побыть и ребёнком, а они очень рано взрослели.

3.Хвалёнка и казак.

Когда девочка становится девушкой, то об этом, как правило, по секрету бабушка сообщала деду – самому старшему в семье. Дед покупал серебряное колечко и дарил его внучке, а то и правнучке, сопровождая свой подарок наставлениями, что внучка уже не «дите», а «барышня» и вести себя должна иначе: «на неё женихи смотрят». Колечко на левой руке означало, что перед нами «хвалёнка» - пускай ещё «не на выданье», но о ней уже можно думать как о невесте. (см. приложение 3 рис.2) С момента получения серебряного колечка девушка начинала готовить себе приданое. В каждом доме, где были девчата на выданье, имелся сундук. В кубанских станицах, когда отец семейства собирался на ярмарку в Екатеринодар или Ростов-на-Дону. Среди девичьих просьб была и такая:

- Папенька, прошу вас, купите мне сундук для приданого.

- Да уж пора, доченька!

Когда сундуки доставлялись владельцам, девушки оклеивали их изнутри вощёной парфюмерной бумагой, отчего всякий раз, когда изделие открывали, из него по комнате неторопливо расплывался запах сирени или душистой белой акации. Подобный сундук могли изготовить и на месте, по заказу; могли передавать из поколения в поколение, от матери к дочери. Если тот был «счастливым» и приносил удачу в замужестве, его ревниво оберегали. Когда мать передавала его дочери, сундук никогда не был пустым; на дне его «забывались» свадебные рушники и покрывала. Девочка-подросток, едва научившись вязать крючком, уже начинала готовить для себя приданое: кружева для платья, кофты, кружевные скатерти для стола. Подрастая, она начинала заниматься отбеливанием холстов изготовленных из конопли или льна и сотканных на домашнем ткацком станке. («Какой бы ни была будущая свекровь – доброй или «с характером», при сватании, как бы между прочим, она лукаво спрашивала: «А сколько наша невестка холстов наткала?») [7. Стр. 42]. Гостей подводили тогда к невестиному сундуку, молча открывали и с достоинством показывали его содержимое. В отдельных случаях сундуки были и показателями грамотности невест. На внутренней стороне этого бережно хранимого подарка и сегодня, через сто лет, с чувством восхищения можно прочесть строки, написанные карандашом рукою прабабушки: 2 шали, 4 биржевых (т.е. купленных в магазине) пододеяльника, 11 подшальников, 14 рушников, 3 холста, 2 одеяла больших, 2 одеяла маленьких (для детей).

Основной заботой молодых казаков была подготовка к воинской службе. Помимо основной работы по хозяйству казак должен был на летних сборах показать свою удаль и успехи перед службой: рубка лозы одним и двумя клинками на скаку; индивидуальная и групповая джигитовка; приём, когда по команде казака конь должен быстро лечь на землю, чтобы хозяин из-за него произвёл выстрел. Так же хочется отметить, что всё в жизни казака связано с неизменным спутником казачьей жизни – конём. От того на сколько казак справно исполнял службу зависело и то, когда и на ком он мог жениться. Нужно было быть первым во всём, но в жизни случается всякое. И бывало, что подростки оставались сиротами. Над сиротами, если у них не было родственников, назначался опекун. Опекун был ответственный за содержание врученной ему сироты, как своего дитя до 18-ти летнего возраста, обязательно посылал его в школу, где он учился не менее 3 лет. Достигшие возраста 18 лет девочки выдавались замуж, а мальчики, получив надел земли, женились и становились хозяевами. Перед этим на собраниях при правлении атаман объявлял, что такой-то мальчик или девочка должны жить самостоятельно, чем можем им в этом помочь? Сироте общее собрание постановляло: построить дом, сарай и забор кругом его наделенного плана, так как у казаков в станицах каждый план был обнесен забором, что и делалось в течение лета, а осенью у этого сироты почти вся станица гуляло на свадьбе. В день свадьбы каждый приносил свой подарок в результате двор был полон: лошади, барашки, куры, коровы, гуси, утки и сельскохозяйственный инвентарь, и с этого дня бывший сирота становился хозяином. А после революции он же был раскулачен и выслан в Сибирь. [9] (см. приложение 4 рис.1-2)

Я обратила внимание на то, что в подростковом и юношеском возрасте молодые казачки и казаки большое внимание обращали на моральные нормы, воинскую доблесть и домовитость, что хотелось бы вернуть и в наше время.

Старость почитать – мудрость уважать.

Уважительное отношение к старшим было принято в семье. Казаки издавна считали, что старик в доме – лицо почитаемое, воля его – закон для всех. Слово отца в доме было главным, без него не начинали даже есть. Семья рассаживалась за обеденным столом в определённом порядке: «Впереди сидит отец с матерью, подле него старший сын, затем второй, третий и так далее. Подле матери сидит старшая невестка, подле неё вторая … Всё тихо и безмолвно. Дети отвечают лишь на вопросы отца и матери. После обеда молятся Богу, благодарят отца и мать за хлеб-соль и расходятся по работам». Выйти из-за стола младшие могли только после того как встали взрослые. Такое уважение к старшим было золотым стержнем, который крепил и держал всю семью изнутри. И это при, том, что в некоторых домах постоянно находилось от 25 до 30 человек. К родителям дети почтительно относились на «вы». Авторитет отца и матери считался непререкаемым. Они были постоянным примером для детей. Им подражали, их возвышали, старались быть похожими на них. («Памятуя пословицу «Женился на скорую руку да на долгую муку», старшие долгое время держали брачную инициативу в своих руках») [7. Стр. 30]. Впрочем, уже во второй половине XIX века, по наблюдению Ф.А. Щербины, у казаков «почти исчезло принудительное заключение браков; вообще в семейном быту заметно стало развиваться личное начало, ярче стало обнаруживаться уважение к личности». Казаки редко хвалили своих детей, считая, что человека хвалит его работа. Допустим, отец рассматривает подшитый сыном хомут, ему нравится, как это сделано, но в присутствии сына он скажет всего два слова: «Хороша работа!» - а сын счастлив: отец заметил его старание и умение. Большим грехом считалось обмануть родителей. Когда старшие находились в комнате и о чём-то беседовали, дети не имели права заходить и мешать их разговору. Если всё же кто-то из детишек отваживался пойти к ним, то он должен был, постучавшись, открыть дверь, спросить разрешения войти и остановиться у порога, ожидая, когда родители его спросят: «По какому делу ты пришёл?» Заметьте – делу! Когда приходят гости, считалось неприличным присутствие при этой встрече детей. Единственным исключением был приход родственников. В присутствии старших никто не ругался чёрными словами. Если казачонок где-нибудь на улице напроказничает, заберётся в чужой сад за яблоками – самым угрожающим для него было предупреждение: «Ну, подожди, я твоему деду всё расскажу!». Наказать ребёнка мог любой член семьи, и даже старый посторонний человек. Вот как рассказала мне моя бабушка пример из жизни моего прапрадедушки. («Идёт мой прапрадедушка (ему было 8-10 лет), а навстречу ему чужой старик. И он не захотел с ним здороваться, отвернулся и быстро обошёл. Дедушка обиделся и говорит: «А ну, Петька, вернись! И подойди ко мне!» Петьке деваться некуда, он подходит. И что же? Дед выдрал его за уши, и сказал: «Придёшь домой, скажешь, что я тебя выдрал за уши!» Петька приходит домой и говорит отцу, что его соседский дедушка выдрал за уши. Отец спросил: «За что?». Петька сказал: «Да я прошёл и не поздоровался с дедом Иваном». Отец снял уздечку и выдрал его».) [1. Стр. 4]

Мне нравится, что тогда очень уважали стариков, родителей, но я бы не хотела, чтобы меня воспитывали при помощи уздечки.

Заключение.

Работа над данной темой позволила мне осознать свою причастность к малой Родине – Кубани, её культуре, обычаям, традициям и задуматься о том, что же нам мешает относиться к своему культурному наследию, корням бережно и трепетно. Я постаралась рассмотреть как воспитывали детей в казачьих семьях в начале ХХ века, выявить и сохранить те методы воспитания детей, которые приемлемы и для нашего времени.

Если сравнивать раннее детство ребёнка в начале XX века и детство современного ребёнка, то мы видим, что каждый малыш в то время получал любовь и заботу от всех членов своей семьи, но с него рано и много спрашивали взрослые, при этом материальное положение семьи или устои данной семьи не позволяли баловать ребёнка сверх меры. Хочется отметить, что одним из основных методов воспитания является труд, что именно труд помогал детям начала XX века стать по-настоящему ответственными, умелым и при этом они очень рано взрослели. Следующим методом воспитания является обращение всего казачьего общества на моральное и нравственное поведение молодёжи, а так же более пристальное внимание к таким качествам, как воинская доблесть и домовитость. Станичное общество культивировало такие правила поведения, при которых уважали стариков, родителей. Именно эти качества я бы хотела привить современным детям и подросткам

Хочется отметить, что такую цель перед собой я поста­вила в первый раз, но до меня эту тему разрабатывали такие ученые-краеведы как:Б.А. Алмазов, Маслов А.В., Мирук М.В. и др.. Работа над данной темой помогла мне больше узнать о обычаях и традициях Кубани, о методах воспитания в казачьей среде в начале XX века. Опираясь в своей работе на принцип культуросообразности и на личностно-ориентированный подход и используя некоторые виды опросов, теоретический материал, воспоминания, мне удалось собрать необходимый материал, провести анализ и обобщить полученные’, данные. Моя работа несет в себе элементы научной новизны, поскольку я не дублировали уже проведенные исследова­ния. Она позволила мне лучше осознать те цели и задачи, которые необходимо поставить перед обществом для сохранения нашего кубанского культурного наследия. Данную работу возможно использовать на практике: в образова­тельных учреждениях (уроки кубановедения, классные часы), и иных учрежде­ниях (музеи, дома детского творчества и т. д.).

Очень многое зависит от того, какими мы вырастем, какими воспитает нас общество, но очень многое, я считаю, зависит от семьи. В каждой семье существуют определённые правила, по которым она живёт. Нас конечно не воспитывают в таких жёстких, спартанских условиях, но чувство любви к родине, уважение к старшим, моральные устои – именно семья должна прививать в первую очередь. Родители должны своим личным примером воспитывать детей, чтобы их слово не расходилось с делом и по отношению к детям родители чувствовали не только долг, но и любовь с заботой. Поэтому я считаю, что нам есть чему поучиться у наших предков, они умели воспитывать своих детей ответственными, почтительными, умеющими любить свою Родину.

Список использованной литературы

семейный архив семьи Гордиенко.

семейный архив семьи Штомпель.

воспоминания Штомпель Л.В.

воспоминания Яковенко О.П.

Домострой/Сост., вступ. Ст., пер. и коммент. В.В. Колесова; Подгот. Текстов В.В. Рождественской, В.В. Колесова и М.В. Пименовой – М.: Сов. Россия, 1990.

Казаки/Под ред. Б.А. Алмазова. – С-П «Золотой век» «Диамант», 1999.

Маслов А.В. Кубанская старина. Жизнь и быт казаков. – К: ОИПЦ «Перспективы образования», 2006.

Мирук М.В. Кубановедение: учебник для 3-4 кл. – К.: «Перспективы образования», 2007.

Иващенко Д.Н. История казачества – история семьи. Научно-исследовательская работа. Ст. Староминская, 2006.

Штомпель А.Е. История станицы – история семьи. Научно-исследовательская работа. Ст. Староминская, 2005.

Приложение.

Приложение 1

Рис.1-2 Колыска. Первые штаны.

Рис.3 Ставят руку…

Приложение 2

Рис.1 Дзига

Рис.2. Смывают с дочки заботы

Приложение 3

Рис.1 Нянька

Рис.2 Хваленка

Приложение 4

Рис.1-2 Из станичной жизни

Просмотров работы: 18