Пожелтевшие строчки письма…

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Пожелтевшие строчки письма…

Жаловага А.И. 1
1МБОУ СОШ№1 им. И.Ф. Вараввы
Штомпель Г.Г. 1
1МБОУ СОШ№1 им. И.Ф. Вараввы
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Актуальность -данная работа позволяет мне понять, насколько трагична была судьба моих предков в первые дни Великой Отечественной войны и как героически они сражались. В качестве источников я использовала фронтовые письма наших земляков – староминчан.

Цель: показать мужество и героизм кубанских казаков в первые дни Великой Отечественной войны используя в виде источников фронтовые письма.

Задачи исследования: Изучить архивные и музейные материалы по исследуемой теме; проанализировать и обобщить полученные данные.

Объектом исследования мужество и героизм кубанских казаков в первые дни Великой Отечественной войны

Предметом исследования фронтовые письма староминчан.

Гипотеза: я надеюсь, что моя работа позволит мне подробнее изучить начало Великой Отечественной войны судьбу благодаря фронтовым.

В процессе исследования темы данной работы применялись общенаучные методы (системный метод, анализ, синтез, наблюдение) и частные методы научного познания (сравнительно-правовой, историко-правовой), способствующие реализации познавательного интереса и достижению поставленной цели.

Научная новизна настоящего исследования состоит в том, что: впервые исследовались эти страницы Великой Отечественной войны, по фронтовым письмам.

Настоящая работа может быть использована на классных часах и в работе краеведческого музея.

На кануне Великой Отечественной войны

22 июня. Обычный воскресный день. Более чем 200 миллионов граждан планируют, как провести свой выходной: сходить в гости, сводить детей в зоопарк, кто-то спешит на футбол, кто-то – на свидание. Скоро они станут героями и жертвами войны, убитыми и ранеными, солдатами и беженцами, блокадниками и узниками концлагерей, партизанами, военнопленными, сиротами, инвалидами. Победителями и ветеранами Великой Отечественной. Но никто из них пока не знает об этом.

В 1941 году Советский Союз довольно крепко стоял на ногах – индустриализация и коллективизация принесли свои плоды, промышленность развивалась – из десяти выпущенных в мире тракторов четыре были советского производства. Построены Днепрогэс и Магнитка, идет переоснащение армии – знаменитый танк Т-34, истребители Як-1, МИГ-3, штурмовик Ил-2, бомбардировщик Пе-2 уже поступили на вооружение Красной армии. Ситуация в мире неспокойная, но советские люди уверены, что «броня крепка и танки наши быстры». К тому же два года назад после трехчасовых переговоров в Москве нарком по иностранным делам СССР Молотов и министр иностранных дел Германии Риббентроп подписали пакт о ненападении сроком на 10 лет.

После аномально холодной зимы 1940–1941 гг. в Москву пришло довольно теплое лето. В Парке имени Горького работают аттракционы, на стадионе «Динамо» проходят футбольные матчи. Киностудия «Мосфильм» готовит главную премьеру лета 1941 года – здесь только что завершили монтаж лирической комедии «Сердца четырех», которая выйдет на экраны только в 1945 году. В главной роли любимица Иосифа Сталина и всех советских кинозрителей актриса Валентина Серова.

Игорь Николаев, лейтенант вспоминает: «Мы с Вовкой в этот день, 22 июня, собирали ландыши. Пришли с ландышами, а нам говорят: «Сейчас в 12 часов будем Молотов выступать». Вот Молотов выступил, мы закричали «Ура! Война»... Мозгов-то ведь нет. Понимаете, тут парадокс: время было военизированное, но что такое война, никто не знал.
Вот идет по Кропоткинской демонстрация, то ли первомайская, то ли ноябрьская. Идут работницы «Красной Розы», шелкоткацкого комбината. И звонко так поют: «Эй, комроты, даешь пулеметы, даешь батарею, чтобы было веселее». Это было не то чтобы модно, это как-то было повсеместно.
А в результате оказалось, что я-то как призывник выучил, как с винтовкой обращаться, в кружке, а верховное командование не выучило, как начинать войну».[8](см.приложение1рис.1-3)(см.приложение2рис.1-2)

Начало Великой Отечественной войны

Международная изоляция Советского Союза объективно подталкивала его к альянсу с Германией, оформившемуся в конце концов в виде Пакта о ненападении и так называемого секретного протокола, по которому СССР в случае нападения Германии на Польшу получал право, в нарушение норм международного права, выдвинуть свои передовые рубежи обороны на 200-250 километров на запад. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, и Советский Союз тут же передвинул свои границы, прихватив чужие территории, но разве это упрочило его положение, тем более что война из локальных сразу же переросла в мировою.

Немецкое военное командование еще в 1940 году разработало план молниеносного разгрома СССР, назвав его «планом Барбаросса». К лету 1941 года на границе с нашей страной немцы сконцентрировали 190 дивизий общей численностью около 5,5 млн. солдат и офицеров, до 50 тысяч орудий и минометов, 4300 танков и почти 5 тысяч самолетов. Все знали, что война с Германией неизбежна, но никто не хотел в это верить. [6]

22 июня 1941 года гитлеровская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Внезапность удара поставила наши войска в тяжелейшее положение. Только в первый день войны было уничтожено около 1200 советских самолетов. В своем месте мы подробно расскажем о воздушной войне между Германией и СССР, а сейчас подчеркнем, что, несмотря на предпринятые немецким военным командованием меры, блицкриг Германии не удался. Уже самые первые пограничные сражения показали ошибочность расчета немецких стратегов на скорую и легкую победу.

Ожесточенные бои развернулись на реках Брут и Прут, под Ровно и Перемышлем. Занятый немцами Перемышль был тут же отбит и шесть суток удерживался 99-й стрелковой дивизией и 9-м погранотрядом, в котором служил наш земляк Алексей Петрович Никалюта. Тогда же развернулось крупное танковое сражение в районе Луцк-Броды-Ровно, в котором участвовал Семен Петрович Белый из поселка Рассвет.

Сорок суток оборонялся героический гарнизон Брестской крепости. В музее имеется диорама «Брестская крепость» и картина «Перед последним боем» работы молодого местного художника Анатолия Чепурного. Уж не нашего ли земляка — участника обороны Брестской крепости Василия Кузьмича Зайцева — изобразил художник среди груды развалин с наганом в руках, изнеможенного, но отнюдь не покоренного, в момент максимального напряжения всех его душевных и физических сил?

Большие потери, которые мы несли на всех фронтах от Белого до Черного морей, требовали постоянного восполнения живой силы. Уже в первые три дня войны на фронт ушло более семисот староминчан, а всего за годы войны было призвано почти 14 тысяч земляков. Не вернулось с войны более 6 тысяч человек. Это каждый пятый из проживавших тогда в районе.

Староминчанин Петр Дмитриевич Назаренко (см. приложение 3 рис.1) был призван в армию еще до войны. Имел солидную военную подготовку, которую проводили с допризывниками инструкторы Осовиахима, имел все полагающиеся по этому случаю оборонные значки: Ворошиловский стрелок, ПВХО и ГСО. Войну встретил в местечке Жолудок Гродненской области, куда в мае 1941 года был передислоцирован, поближе к западной границе, 165-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, где он служил радиотелеграфистом. Первое боевое крещение получил под городом Лида, где его дивизион лоб в лоб столкнулся с немецкими танковыми и механизированными частями. Вскоре дивизион вышел из состава 143-й стрелковой дивизии, и его передали войскам ПВО Западного фронта. Впрочем, задачи зенитчиков от этого не переменились.

И было сражение под Могилевом, где нашим войскам почти на три недели удалось задержать продвижение немцев на Смоленск. И было сражение под Смоленском, где враг был остановлен уже на целых три месяца, что полностью сорвало планы гитлеровского командования на блицкриг — планы «молниеносной войны». Еще гремели бои под Смоленском, а дивизион, в котором служил Назаренко, был снят с рубежа и направлен под Вязьму для воздушного прикрытия от немецких стервятников, рвущихся к столице. Некоторое время Москва оставалась полностью недосягаемой для немецких бомбардировщиков. Во многом — благодаря войскам ПВО. [1]

Бои под Гродно

Моей бабушке Петренко Марии Максимовне было всего шесть месяцев когда ее папу призвали на фронт. Мой прадед Ручко Максим Филиппович, 1911 года рождения, уроженец деревни Вяльки Унечского района Брянской области ушел на фронт 22 июня 1941 года. И первое его сражение было под городом Гродно в Белоруссии. Прадед был тяжело контужен в этом сражении.[4]

Внезапное нападение Германии на СССР ранним утром 22 июня застало советские войска Западного фронта врасплох. Немецкая 9-я армия (командующий — генерал-полковник А. Штраус), наступавшая в районе Гродно двумя армейскими корпусами (20-м и 8-м; пять пехотных дивизий), сумела отразить первый советский контрудар силами 11-го мехкорпуса (29-я и 33-я танковые дивизии) 3-й армии и в первый же день войны захватила Гродно.

На исходе дня 22 июня Советское Главное командование издало Директиву № 3, в которой предписывалось нанести фронтовые контрудары, в частности, в полосе Западного фронта: силами не менее двух мехкорпусов и авиации во фланг и тыл сувалкинской группировки противника, уничтожить ее совместно с войсками Северо-Западного фронта и к исходу 24 июня овладеть районом Сувалки.

Контрудар под Гродно (24—25 июня 1941 года) — фронтовой контрудар в первые дни Великой Отечественной войны в ходе Белорусской стратегической оборонительной операции.

Советские атаки 24 и 25 июня южнее и юго-восточнее Гродно завершились тяжёлым тактическим поражением. Несмотря на использование большого числа танков, советским войскам не удалось разгромить расположенные на не слишком удачных позициях части германского XX армейского корпуса.

Отрицательный тактический результат советской стороны следует объяснять в первую очередь следующими причинами:

Проведение атак с марша.

Недостаточная артиллерийская поддержка.

Полное отсутствие воздушной поддержки.

На оперативном уровне, однако, советские атаки принесли успех. Германский XX армейский корпус оказался настолько серьезно скованным, что лишь 27 июня оказался в состоянии вновь перейти к наступлению. Таким образом, он потерял 3,5 дня. За это время был произведен отход с линии р. Бобр — если не считать сильные арьергарды у Осовца. [7]

Первые дни войны по фронтовым треугольникам.

А) Скороход И.Д. (см. приложение 3 рис.2-3)

В августе 2001 года в музее побывала Людмила Ильинична Позднова (в девичестве Скороход), выпускница Староминской средней школы № 1 начала 50-х годов, проживающая ныне в городе Воронеже, и, ознакомившись с записью в Книге Памяти о своем погибшем отце, рассказала об истинных обстоятельствах его гибели, сильно отличающихся от того, что сообщалось в Книге Памяти. Вскоре из Воронежа от нее пришло письмо, в котором она описала эти самые обстоятельства. К письму было приложено письмо с войны отца, Ильи Дмитриевича Скорохода, датированное первым днем войны – 22 июня 1941 года

Это было первое и последнее письмо отца с войны, писала Людмила Ильинична. В извещении, полученном в 1943 году по запросу дедушки, Скорохода Дмитрия Павловича, говорилось, что его сын, Скороход Илья Дмитриевич, находясь на фронте, пропал без вести в мае 1943 года. Так сообщает и краевая Книга Памяти (т.8, стр.338), что, однако, очень сомнительно, ибо еще в 1942 году к нам приезжал его сослуживец, который рассказывал, что отец погиб в Киевском котле. Он был сержантом, а не рядовым, как сообщается в Книге Памяти, командиром зенитного орудия, и ему не дали приказа отступать, когда уже все отступали. Будто бы этот человек отцу говорил: уходи, но он не мог без приказа вышестоящего командира оставить позицию. А потом по их позиции прошли немецкие танки, и орудийный расчет весь погиб, а орудие было вмято в землю.

Людмила Ильинична отмечала, что «папино письмо написано на хорошем украинском языке». Дело в том, уточняла она, что в 30-е годы украинский язык преподавали в школах, и в староминских, и в канеловских, и папа его хорошо знал. «Конечно, письмо его очень семейное, но в нем нашлось место и для патриотических строк. Впрочем, судите об этом сами».

Из письма к родным от Скорохода Ильи Дмитриевича, 1915 года рождения, уроженца станицы Канеловской, я приведу только то его место, где нашлось, как пишет Людмила Ильинична, несколько строк для патриотических чувств. Повторюсь: письмо написано в первые сутки великой кровопролитной войны, 22 июня 1941 года, а точнее – в самые первые ее часы. И будет таких суток в предстоящей войне одна тысяча четыреста сорок четыре. Или – почти 35 тысяч часов до победы.

«…можыть буты не далэкый той час, колы прйдыця выступаты быть лютого нашого ворога, котрый сьогоднi у ранцi посягнув на наши кордоны, обстрiляв из гармат, тай ще провидав Кыiв та iншi нашi мiсця на яропланах и убыв 200 чьоловiк. Як що прыйдыця мiряться сылою з нiмцем, то зумiю постояты за сэбэ йта за вас та показать на що згожи червоноармiйскы командiры – воiны. Не дарэмно ж нас учiлы, не дарэмно ж мы iлы радянськый хлшб. А колы можэ довыдеться там зостаться, то ны памьятайтэ лыхом, жывiть собi згоже покы будэ можна в купочцi та хочь з далэка поглядайтэ на моiх дiток».

Обратным адресом значилось: «Остров Днiпра, ум.Черкассы, п/я 6819». Ну, как тут не вспомнить слова известной народной песни военной поры, которую пела тогда вся страна: «Двадцать второго июня, Ровно в четыре часа, Киев бомбили, Нам объявили, Что началася война» [1]

Б) Зеленский В.Я.

Лет пять тому назад в гости в Староминскую приезжала бывший врач гинеколог Староминской ЦРБ Раиса Ивановна Матушкина. Побывала в районном музее и, не найдя в Книге Памяти сведений о своем погибшем муже, пообещала прислать из Ростова, где она сейчас проживает, «похоронку». Слово свое сдержала. Помимо «похоронки», в конверте ее письма лежала телеграмма на имя интерн врача Матушкиной, полученная ею в городе Казани, где в июне 1941 года она проходила специализацию.

Текст телеграммы гласил: «Срочно выезжай призван армию Владимир». Дата получения телеграммы – 23 июня 1941 года – была указана на телеграфном штемпеле Казани, на бланке имелась отметка о проверке ее экспедитором телеграфа. Судя по всему, телеграмма была отправлена из Староминской накануне, то есть 22 июня 1941 года, а значит, повестку о призыве на фронт Владимир Яковлевич получил в первый день войны. [2]

В) Симоненко И.А. (см. приложение 4 рис.1)

И еще об одном погибшем отце – отце Симоненко Ивана Иосифовича. По нему никаких разночтений с Книгой Памяти нет: Симоненко Иосиф Адрианович, рядовой, погиб 20 августа 1941 года, похоронен в деревне Холодняки в Белоруссии.

У меня на руках – анкета вступающего кандидатом в члены ВКП(б) Симоненко Иосифа Андриановича, 1907 года рождения, уроженца станицы Староминской, русского, собственноручно заполненная им 23 июня 1941 года. Представьте себе: человек только что вернулся с призывного пункта военкомата, где выстоял длиннющую очередь, чтобы выхлопотать документы для отправки на фронт, и тут же берется за чернила, чтобы заполнить анкету кандидата в члены партии, ибо воевать с фашистами хочет непременно коммунистом. Он уже служил в РККА с 1928 года по 1937 год, но снова хочет продолжить службу, ибо не представляет себе всенародной миссии по отпору захватчикам без личного своего участия.

О себе он сообщает, что до революции, в возрасте до 13 лет, трудился по найму у кулаков Мошко и Пилюка. После установления Советской власти воспитывался в детском доме, батрачил у кулака Бута. Окончил в 1925 году начальную сельскую школу, затем 3-х месячные курсы каменщиков. Работал колхозником в колхозе «Ленинский шлях», заведующим столовой в Новоясенской МТС, кладовщиком в Староминском коммунжилтресте. Повышает ли свой общеобразовательный и профессиональный уровень? – Да. – Каким образом? – Самостоятельно изучает Краткий курс истории ВКП(б).

Что бы мы сегодня не говорили, а сознательно отдать свою жизнь за свободу и независимость своей Родины человек мог, только борясь за правое дело, во имя высоких идеалов. Пусть они и не выдержали проверки временем, оказались в своей основе ложными.[3]

Г) Стетюха Н.К. (см. приложение 4 рис.2)

Сохранилось, правда, совсем уж ранее его письмо к жене, датированное 27 июня 1941 года. Николай Корнеевич пишет из города Лиски Воронежской области. Война сюда еще не докатилась, и сдается солдату, не скоро докатится, а может, и вообще не докатится, Чувствует он себя вполне мирным жителем, тоскует по жене и деткам, корит себя за то, что оставил на жену трех малолеток, умоляет не обижаться на него за это. Советует не перетруждать себя заботами, работать, насколько позволяет здоровье, «хозяйнувать как сама знаешь». И вдруг неожиданный крик души: «Буду счастлив вернуться».

Вернуться живым ему не пришлось: он погиб 2 февраля 1944 года у села Тыновка Жажковского района Черкасской области. Здесь же его и похоронили – в братской могиле в селе Тыновка. Над могилой установили памятник погибшим воинам.[1]

5.Воспоминания учительницы Лидии Карловны Ронис

Староминском историко-краеведческом музее хранится дневник учительницы Лидии Карловны Ронис. Несколько страниц дневника посвящены первому дню войны – 22 июня 1941 года. Вот что она писала:

Война!

22 июня ровно в 4 часа

Киев бомбили, нам объявили.

Что началась война.

Дверь распахнулась и в нашу квартирку вбежали, именно вбежали, а не вошли, Андрей Георгиевич и Тамара.

Мы всегда были несказанно рады им, а тут нас напугали их встревоженные бледные лица и Тамарины заплаканные глаза. Андрей Георгиевич крикнул:

-Алексей, война! На нас напали фашисты.

Алексей подбежал к репродуктору и включил его. Голос диктора четко и до жути звонко печатал в мозгу слова о коварном нарушении фашистской Германией договора о ненападении.

В комнате установилась мертвая тишина. Кажется люди и дышать перестали. Дети и те притихли, прижавшись к родителям и только диктор своим четким голосом доноси до сознания оторопевших людей страшную правду о том, что мира и мирной жизни больше нет.

Есть война, кровь, боль, смерть.

После сообщения о коварном нападении Германии на Советский Союз следовал приказ Комиссариата Обороны о мобилизации соответствующих возростов и явки призванных в свои военкоматы. Названы были и года рождения наших мужей. Тамара заплакала в голос, а я совсем отупела.

Андрей с Алексеем договорились завтра утром встретиться у нас и вместе идти в военкомат. Они мечтали уйти и быть на фронте вместе. С семьями они уже быть не могли, но и на фронт они вместе не попали. Их фронтовые пути – дороги не совпали, и воевали они в разных местах.

«Казак уходил на войноньку…»

Друг за другом уходили на фронт учителя нашей школы. Ушел директор школы Н.Г.Суровикин, простой и очень славный человек. Про таких говорят: «рубаха парень». За Николаем Георгиевичем ушел и завуч - Денис Емельянович Донец, очень умный и серьезный человек.

После них ушел любимец учащихся, преподаватель химии Захар Петрович Трубников. Его пошли провожать все старшеклассники, называющего своего кумира (тайком) Захарушкой.

- До свидания, дорогой Захар Петрович! Срывающимся от волнения голосом говорит отличник 9-го класса Коля Тисейко, - побейте фашистов т возвращайтесь домой. Помните, что мы вас очень, очень ждем!

Множество рук тянутся к Захару Петровичу, а он тайком смахивает слезу.

- До свидания, милые ребята! Я обязательно вернусь к вам и только с победой.

Ребята долго стоят и смотрят вслед ушедшему учителю. Наконец Ваня Костенко говорит: «Захар Петрович не подведет. Он такой…» - и каждый знает, какой он.

Много ребят провожают еще одного любимого учителя – Андрея Георгиевича.

- Так – то, ребята, - задумчиво говорит он,- много мы путешествовали с указкой по карте родной страны, а теперь пойду защищать родные места с оружием в руках и успокоюсь только тогда , когда ни одного фашистского гада не останется на нашей земле. [5] (см. приложение 5 рис.1)

Заключение.

Все дальше и дальше те страшные годы и мы только по таким честным и бесхитростным источникам, как фронтовые письма можем судить, какая же она была эта война и как защищали Родину наши предки.

Моя работа помогла мне лучше узнать эту страницу нашей истории, как малой Родины, так и России, что способствовало формированию понимания сложности исторического пути, пройденного нашим народом на примере некоторых представителей моих предков. Мы должны помнить все деяния своих предков, так как патриотом своей страны может быть тот человек, кто знает историю своей семьи и все деяния своих предков.

Данная тема разрабатывалась мною впервые, возникавшие в процессе сбора и обработки данных вопросы заинтересовали меня. Я хочу продолжать дальнейшие исследования в будущем. Данную работу можно использовать в практике общеобразовательных учреждений (на уроках истории, классных часах), а также для продолжения исследования.

Список использованной литературы

Источники.

1. Материалы муниципального бюджетного учреждения культуры «Староминский историко-краеведческий музей» муниципального образования Староминский район.

2. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК, г. Краснодар):

3. Материалы Староминского архива администрации муниципального образования Староминский район.

4. Материалы семейного архива Петренко

5. Воспоминания Л. К. Ронис

Исследования

6. Егоров Д. Июнь 41-го. Разгром Западного фронта. — М.: Яуза; Эксмо. 2008.

7. Исаев А. В. Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг. — М.: Яуза, Эксмо, 2010.

Электронные ресурсы:

8. Великая Отечественная война https://ru.wikipedia.org/

 

Приложение

Приложение 1

Рис.1-2 Воскресный день 22 июня 1941 года

Рис.3 Первые дни войны.

Приложение 2

Рис.1 Объявление войны

Рис.2 Первые раненые

Приложение 3

Рис.1 Петр Дмитриевич Назаренко

Рис.2-3 Письма Скороход И.Д.

Приложение 4

Рис.1. ПисьмоСимоненко И.А.

Рис.2 Письмо Стетюха Н.К.

 

Приложение 5

Рис.1. Дневник учительницы Лидии Карловны Ронис.

Просмотров работы: 12