Стратегический объект М.

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Стратегический объект М.

Коробкин И.А. 1
1Муниципальное бюджетное образовательное учреждение МБОУ СОШ № 2, го.Серпухов, Московская область
Выскребцова Т.Е. 1
1Муниципальное бюджетное образовательное учреждение МБОУ СОШ № 2, го.Серпухов, Московская область
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

На миг, всего на миг представьте,

Вы все, не испытавшие войны,
Какой чудовищной ценою ваше счастье
Творил народ, спасая жизнь страны!
Сыны Победы, помните! Россия — 
Мать и сестра народов всей Земли.
И без её былинной грозной силы
С колен подняться б люди не смогли.
Горшков В. А.

Актуальность данного проекта заключается в том, что годы войны все дальше уходят от нас, и меняется угол зрения на нее. Свойство наших дней – на фоне пересмотра Европой итогов Второй мировой войны открытие правды о вещах, казалось бы, давно известных. Сказанное всецело и полностью относится к истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Актуальность заключается еще и в стремлении сохранить память об участниках Великой Отечественной войны, погибших и оставшихся в живых, в необходимости формирования в детях патриотизма и чувства любви к Родине, чувства гордости за свою малую Родину, за своих земляков.

Новизна исследовательской работы обусловлена тем, что данный материал позволяет расширить знания об истории родного города, о роли окского моста в годы ВОВ, будет использован на уроках истории, Уроках Мужества и на классных часах. Особо важно именно личное соприкосновение подрастающего поколения с исторической и современной информацией о людях, которые своими боевыми подвигами прославляли имя родной страны, родного города, затронутая тема позволит задуматься о мерах своей сопричастности в необходимости уберечь и сохранить мир.

Цель работы – изучение истории обороны моста через Оку в годы Великой Отечественной войны в Серпухове на основе архивных материалов и дополнительных источников

Задачи исследовательской работы:

-расширить знания о Великой Отечественной войне на основе изученной литературы;

-изучить вклад воинов противовоздушной обороны, 49-армии, моих земляков, в защиту моста через Оку;

-привлечь внимание моих сверстников к изучению истории Родины;

- оформить материал в виде презентации для дальнейшего использования на уроках истории, Уроках мужества, классных часах, композициях, посвященных Великой Отечественной войне.

Методы исследования: теоретические и практические: изучение информационных источников, фотодокументов, работа с газетными статьями, научно-исторической литературой, системой Интернет, сбор информации, анализ, систематизация, обобщение.

Основная часть.

ОНИ ЗАЩИЩАЛИ МОСТ

Утром 22 июня 1941 года по радио объявили, что началась война. Все мужчины Занарского района собрались возле клуба имени Кагановича (ныне ДК «Исток»). В самом начале войны в городе было спокойно, а уже в августе серпуховичи наблюдали, как фашистские самолеты летели на Москву. В сосновом бору поставили зенитки, которые вели огонь по немецкой авиации. Серпухов стали бомбить, и главной целью врага был мост через Оку.

В результате немецкого наступления с юга создалось положение, когда немцы могли выйти к серпуховскому железнодорожному мосту и захватить его. Мост был заминирован и подготовлен к взрыву. Немцы приступили к обстрелу моста дальнобойной артиллерией, и, хотя лед вокруг был испещрен воронками, ни один снаряд, к счастью, не попал в полотно или опору. Остался неповрежденным и находившийся рядом ветхий автомобильный мост, по которому продолжались перевозки подкреплений и снаряжения. Эти события описаны в мемуарах Заместителя командующего 49 армии по тылу Н.А.Антипенко

Оборона Серпухова в октябре-декабре 1941 является одной из важных страниц Великой Отечественной войны. Упорные затяжные бои велись на западных подступах к городу, в междуречье Протвы и Нары, где сосредоточились основные силы оборонявшей Серпухов советской 49 армии.

178 ИАП

К востоку от Серпухова, в окрестностях деревень Лукьяново, Липицы, Лужки, Пущино располагался тыловой район. Несмотря на его второстепенную роль в обороне Серпухова, в ноябре 1941 года здесь развернулись события критические для судьбы 49 армии и всей советской обороны на южном фланге Западного фронта.

Основным военным объектом стал железнодорожный мост через Оку, по которому снабжалась окруженная немцами Тула.

Одним и узлов противовоздушной обороны стал аэродром Липицы, на котором базировался 178 истребительный авиационный полк. Располагался аэродром у деревни Липицы на пойме Оки. Аэродром действовал задолго до войны, но ангаров на нем не было, а взлетная полоса была грунтовая, на заливном лугу, который тогда еще не распахивался. Истребители И-16, а всего их было 33, появились здесь в июне 1941 года. 

В задачу летчиков входило прикрытие Серпухова, железнодорожных мостов, железнодорожной станции и многих других военных объектов.

Но, все же, основной заботой 178 полка стало прикрытие серпуховского железнодорожного моста через Оку и стоявшего рядом ветхого автомобильного моста (нынешнего автомобильного моста и шоссе у Липиц тогда еще не существовало). По мосту шло снабжение Тульского гарнизона и войск 50 армии. Кроме истребителей его защищали 19 зенитных орудий (часть из них пулеметы (5). Соседние аэродромы с истребительной авиацией – Калуга и Подольск, располагались далеко, и летчики 178 ИАП были единственной силой, способной противостоять немецкой авиации над Окой. До сентября летчики воевали на истребителях И-16, а потом пересели на Лагг-3, который, по отзывам летчиков, был немногим лучше своего предшественника, а в чем-то и уступал ему.

9 сентября был совершён первый налет гитлеровцев на Серпухов – сброшены фугасные бомбы. Потом подобных налётов было много. Впоследствии ветераны – фронтовики в обращении к однополчанам 178-го ИАП писали: «Москва и мост через Оку, соединяющий столицу Родины с южным бастионом – героической Тулы, были для нас дороже жизни. И многие отдали её. Но свой воинский, гражданский и партийный долг выполнили».

Вот что вспоминает о том времени воевавший в 178-м истребительном полку пилот ЛаГГ-3 (впоследствии генерал-майор авиации) Николай Денисович Дудник: «…мы прикрывали железнодорожный мост через Оку, на который немцы постоянно бросали свою бомбардировочную авиацию. Нам сказали, что если при тебе его повредят – расстрел. Погибло там много зимой. Максимов со своим самолетом прямо под лед ушел… Но отстояли мост».

244 ОЗАД ПВО

В этих условиях командование принимает решение об усилении ПВО Москвы и Подмосковья. Отсюда вставала задача дополнить противовоздушную оборону средствами, способными во взаимодействии с истребителями не допустить уничтожение объектов с воздуха. Такими средствами являлись зенитная артиллерия и зенитные пулеметы. Зенитная артиллерия и пулеметы, имея худшую маневренность по сравнению с истребителями, обладали более мощным огнем и могли вести бой с самолетами противника, прорвавшимися к объекту и находившимися над ним. Если говорить о первых месяцах войны, когда противник имел господство в воздухе, когда наши истребители по своим тактико-техническим данным уступали вражеским, когда, к тому же, и по количеству их было недостаточно, то зенитная артиллерия и зенитные пулеметы превращались в основное средство противовоздушной обороны.

В конце июля – начале августа 1941 года принимается решение о формировании в ряде городов Подмосковья отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов (ОЗАД), в частности, в Серпухове – 244 ОЗАД ПВО. Таким образом, вместе со 178-м истребительным авиаполком небо Серпухова защищал 244 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион ПВО, сформированный в августе 1941 года. В середине августа 1941 года в Серпухов прибыл для формирования дивизиона назначенный его командиром капитан Савин Г.М., а уже 18 августа в его распоряжение прибыли выпускники Чкаловского (ныне г. Оренбург) зенитно-артиллерийского училища – 11 человек, назначенные командирами взводов и батарей. Они-то и составили костяк командного состава дивизиона. Штаб дивизиона и командный пункт были размещены на площади им. В.И.Ленина (тогда – пл. Ш. Интернационала). Уже 21 августа из военкоматов Тульской области прибыли призванные военнослужащие рядового и сержантского состава запаса и в тот же день были распределены по подразделениям.

В дивизионе были сформированы две батареи среднего калибра четырехорудийного состава (85 мм зенитные пушки) и батарея малокалиберных полуавтоматических пушек 37 мм калибра, зенитно-пулеметная роты из 6 зенитно-пулеметных отечественных установок и подразделения обслуживания. Буквально на другой день была получена боевая техника и подразделения приступили к ее освоению. К моменту формирования 244 ОЗАД все зенитные средства, имевшиеся в р-не города Серпухова, были подчинены дивизиону. Таким образом, к 9 сентября 1941 года, к началу налетов вражеской авиации на Серпухов, в его районе, кроме 178 ИАП, имелась по существу зенитно-артиллерийская группа, состоящая из четырех среднекалиберных батарей, двух малокалиберных батарей, зенитно-пулеметной роты и отдельного зенитного-пулеметного взводаВ конце сентября – начале октября 1941 года за счет штатов другой части в Серпухове была сформирована еще одна батарея, вооруженная зенитными пушками образца 1915-1928 гг. без приборов управления зенитно-артиллерийским огнем (ПУАЗО) и предназначавшаяся для целей противотанковой обороны. Эта батарея во время массовых налетов авиации противника на Серпухов вела огонь по самолетам противника прямой наводкой. Естественно, ее огонь был малоэффективным, тем не менее, он оказывал определенное воздействие на летчиков противника, заставлял их держаться на большой высоте. Перед личным составом дивизиона стояла нелегкая задача – оборудовать огневые позиции, подготовиться к отражению авиации противника, надежно прикрыть город и мост через Оку от разрушения, а главное (именно в тот период времени) – освоить боевую технику. Чтобы лучше представить себе сложность именно последней задачи (по своей значимости – она не последняя), необходимо напомнить, что личный состав ранее не имел дела со сложной техникой, в свое время проходил службу в стрелковых частях. Командиры батарей и взводов, вчерашние курсанты, в зенитном училище обучались всего три месяца, до этого не имели дела со сложной зенитной техников. Большинство из них обучались в 1-м Московском Краснознаменном артиллерийском училище им. Л.Б.Красина, участвовали в последнем предвоенном параде на Красной площади столицы – 1 Мая 1941 года, а уже 5-го мая они начали обучаться в Чкаловском училище, осваивать по существу новую технику и новые правила стрельбы. Училище, бесспорно, за три месяца напряженной, насыщенной до максимума учебы, дало основные знания и навыки, но для руководства подразделениями этого было недостаточно.

К этому времени Серпухов становится важным стратегическим пунктом на подступах к Москве. Дело в том, что противник, подойдя к Туле, почти отрезал ее от страны. Осталась единственная Московская железная дорога и Симферопольское шоссе, которые связывали Тулу и южную группировку войск с Москвой, со страной. Захват противником Серпухова «отрезал бы» южную группировку войск, оборонявших Тулу и, кроме того, открывал ближайший путь на Москву и путь в обход Москвы. К этому времени и Окский мост приобрел большое значение. Поэтому усилились попытки противника разрушить мост бомбардировкой с воздуха. Под Серпуховом завязались кровопролитные бои, в ходе которых доблестные войска 49 армии преградили врагу путь. Это стратегическое положение Серпухова понимал и противник. Поэтому в октябре месяце он усилил воздействие авиации на город.

Если город Серпухов являлся важным стратегическим пунктом, то Окский мост в системе Противовоздушной обороны являлся наиболее уязвимыми. Его разрушение или повреждение значительно осложнило бы использование железной и шоссейной дорог для снабжения войск. Наиболее массированными налетами на Серпухов и мост были налеты 29 октября, 5, 6, 12 и 13 ноября, 23 декабря 1941 года, в каждом из которых участвовало 20-30 самолетов. Тогда же было повреждено здание, в котором размещались штаб и командный пункт дивизиона. По архивным данным за этот период на Серпухов было совершено 150 налетов, в которых участвовало 215 самолетов противника. На город сброшено свыше 4000 фугасных и зажигательных бомб, разрушено и повреждено 597 зданий, убито 202 и ранено 317 человек. Имел потери и дивизион. Но и фашисты не досчитались своих 14 самолетов, сбитых зенитно-артиллерийским огнем, и 10 самолетов, сбитых летчиками 178 ИАП. Части ПВО, оборонявшие Серпухов в условиях господства авиации противника в воздухе, успешно отражали налеты, обеспечили сохранность объектов, не допустили разрушения важных мостов через Оку, не допустили дезорганизации транспорта. Зенитная артиллерия вынуждала самолеты противника держаться над объектами на большой высоте, воздействовала на психику фашистских летчиков, тем самым мешала вести прицельное бомбометание, снижала эффективность бомбардировок. Количественно учесть эти результаты невозможно, но они гораздо важнее, чем сбитые самолеты противника. Благодаря самоотверженным действиям летчиков, зенитчиков, бойцов ПВО, город Серпухов в чрезвычайных обстоятельствах продолжал жить и сражаться во имя окончательной Победы. Для успешного ведения боевых действий средств ПВО и, главным образом, истребительной авиации, для оповещения населения и средств МПВО о налетах авиации противника еще в предвоенное время была создана система ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи), состоящая из системы наземных наблюдательных постов. В Серпухове в 1941 году размещался Ротный пост ВНОС 1 роты 12 полка ВНОС (командир роты – воентехник 2 ранга Грызлов П.И.). Наблюдательные посты роты размещались в населенных пунктах Серпуховского и соседних районов. Это они вели непрерывное наблюдение за воздухом и при приближении авиации противника к городу по их данным подавался сигнал: «Воздушная тревога».

Успехи в выполнении боевой задачи 244 ОЗАД и подчиненных ему батарей в 1941 году неоднократно отмечались командованием. 30 октября 1941 года командующий зоной ПВО генерал-лейтенант Громадин М.С., посетив лично дивизион, объявил благодарность всему личному составу за успешное выполнение боевой задачи по противовоздушной обороне города Серпухова. Успехи в выполнении боевых заданий дивизиона отмечены и в приказе войскам ПВО страны, подписанном заместителем Наркома обороны 2 января 1942 года. В 244 дивизионе служили тогда многие серпуховичи: Д.Щербаков, Б.Спиридонов, Л.Кудрявцев, И.Полторацкий, Б.Болдаков.

Серпуховский истребительный батальон

Ещё 7 июля 1941 года в составе 200 человек был сформирован Серпуховский истребительный батальон. Зачисленные в него бойцы без отрыва от производства обучались стрельбе, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью. 25 августа батальон преобразовался в боевую единицу в составе трех рот с общим числом бойцов 415 человек. Личный состав практически освоил программу боевой подготовки. В батальон входили взвод саперов, взвод связистов, санитарные звенья, снайперы, группы истребителей танков.

С 16 октября 1941 года Серпуховской истребительный батальон взял под охрану все важнейшие предприятия города, водопровод, почту, телеграф и мост через Оку. В помощь батальону были организованы группы быстрого реагирования численностью 84 человека.

ВОЕННЫЕ ГОДЫ В СЕРПУХОВЕ И РАЙОНЕ. ВОСПОМИНАНИЯ.

Н.А. Антипенко. Тыл в Московской битве (Выдержка из мемуаров Заместителя командующего 49-й Армией по тылу).

«Вспоминаю, как много хлопот доставил нам железнодорожный мост через Оку у Серпухова. В тревожные октябрьские дни, когда положение на фронте казалось малоустойчивым, командарм И. Г. Захаркин объявил мне, что я лично отвечаю за своевременность и полноту подрыва окского моста. При этом он напомнил мне, что неудовлетворительный подрыв окского железнодорожного моста у Алексина дал возможность противнику сравнительно быстро восстановить этот мост и открыть по нему движение.

Мост через Оку у Серпухова известен всем, кто хоть раз проезжал от Москвы на юг. Если находившийся рядом автомобильный мост отличался ветхостью и невероятно скрипел, когда по нему проезжали, то прочный и изящный железнодорожный мост составлял гордость нашей технической мысли. И вдруг такой красавец окажется изуродованным и повергнутым на дно реки!

Это задание было возложено на меня, вероятно, потому, что штаб тыла располагался в Серпухове, неподалеку от этого моста, я же являлся начальником гарнизона города Серпухова. Предполагалось, что управление тыла армии будет отходить вместе с войсками и начальнику тыла виднее, в какой момент подать команду на взрыв моста. Речь шла об объекте стратегического значения: поспешишь со взрывом — огромный ущерб своим же войскам, своей стране; опоздаешь — противник будет торжествовать и тут же использует уцелевший мост. Ответственность в том и в другом случае огромная.

Несколько раз вместе с майором Прохоренко из отдела военных сообщений армии мы выезжали на мост, проверяли надежность приготовлений к взрыву. Наподобие гирлянд к каждой балке были подвешены десятки шашек, во всех опорах сделаны метровые ниши, и в них заложено по тонне взрывчатки. Вся сложная схема была соединена проводами, и стоило лишь повернуть ручку прибора, чтобы мост превратился в бесформенную груду металла. В километре от моста, в специальном укрытии, находился сержант с «машинкой». От движения руки этого сержанта и зависела судьба любимого нами сооружения. Навещая этого сержанта, я видел по его лицу, что он глубоко понимает трагизм возложенной на него задачи.

Противник в течение нескольких недель вел методический огонь по серпуховскому железнодорожному мосту из своих дальнобойных орудий; лед был испещрен множеством лунок от снарядов, пролетавших сквозь просветы мостовых ферм, однако не было ни одного попадания ни в балку, ни в опору.

Наши войска, отстоявшие подмосковные рубежи, не допустили врага к Серпухову. Проезжая по этому мосту в послевоенные годы, я всякий раз живо вспоминаю те трудные времена...»

Из воспоминаний Авроры Михайловны Осиповой

«Наша семья в 1941 г. жила в г.Серпухове в районе занарской фабрики, директором которой был отец. Вокруг фабрики стояли бараки, в них жили рабочие, и дом для инженерных работников. Возле дома рос сад, а мои родители разводили там цветы и посадили три липы. Наши окна выходили на мост через Оку.

Утром 22 июня 1941 г. т. Молотов по радио объявил, что началась война. Все мужчины нашего занарского района собрались около клуба им. Кагановича, шумели, обсуждали. В самом начале войны в городе было спокойно, но к августу немцы на бомбардировщиках точно по графику утром и вечером летели на Москву. Их полет даже мы, дети, узнавали по гулу, отличавшемуся от гула наших самолетов. Со стороны Москвы нам были видны вспышки. Рядом с мостом, в поставили зенитки, которые вели огонь по немецкой авиации, раскаты были очень громкие. Те бомбы, что немцы не сбросили на Москву, сбрасывали на Серпухов, но главной целью был мост через Оку.» Мост через Оку (Александр Бармин) Кто победил фашистов?
    Мой дед, Александр  Макарович Смирнов,  1903 года рождения, беспартийный,  был инвалидом  Отечественной Войны. Тихий, безобидный пенсионер не пил и не ругался, любил возиться с внуками, иногда ходил за грибами и на рыбалку. Дед  часто разговаривал во сне, а иногда громко кричал и страшно матерился. Случалось, шуму было столько, что весь дом просыпался, приходили соседи с нижнего этажа. Бабушка говорила: «Макарычу  война приснилась». Если кто-нибудь спрашивал, где дед воевал, он отвечал, что не воевал, потому что был не годен к службе в армии.  Действительно, в его военном билете была запись: «Инвалид Войны, в боевых действиях не участвовал». О дореволюционной деревне, о том, как служил после революции в кремлевской гвардии, о том, как после войны они ехали поездом  на Дальний Восток,  дед  рассказывал  охотно.  О жизни в довоенном Серпухове и о  катанинной фабрике  дед, и бабушка вспоминали часто. «Катанинная фабрика» на самом деле была пороховым заводом. Там Макарыч  работал в цеху отбеливания целлюлозы. Однажды в цеху взорвался котел с хлором. Несколько человек погибло, дед стал инвалидом. Помимо болезни легких, у него перестали сгибаться два пальца на правой руке. Так что еще до войны он не мог быть годным к строевой службе. Про войну и бомбежки бабушка и мама еще  рассказывали, правда, всегда очень неохотно, а вот дед про войну не рассказывал никогда.   Если я к нему приставал, он говорил: «Читай «Василия Теркина», там все как было на самом деле». Я читал. Интересно, конечно, но там все стихами, не хватает чего-то.  В 1965 году вышел двухсерийный документальный фильм «Великая Отечественная».  Я затащил деда в кинотеатр. Когда показывали, как немца гнали от Москвы,  и наши саперы по грудь в воде среди льдин забивали сваи, дед  заплакал.  К моему удивлению, многие взрослые в зале делали то же самое. Я пытался успокоить деда: «Не плачь, деда, ведь мы победили». Когда дедушка успокоился, то сказал что-то малопонятное: «Войну вспомнил, это же про нас. Ока, Белев».  Потом дед Макарыч все-таки рассказал про войну. Это было на рыбалке, погода была славная, клев прекрасный и дед был особенно благодушным. Я спросил, почему  он не выбрасывает рыбью мелочь.  «Она все равно жить не будет, а я из-за нее может и жив остался. Других-то много умерло», - сказал дед. Вот,  что дед Макарыч, бабушка Алексеевна и мама рассказали про конец 1941, начало 1942 года:
   С середины сентября 1941 фабрика не работала. Все строили укрепления на подходах к Серпухову за речкой Нарой.  В октябре 1941 Серпухов готовились сдавать. Фабрику эвакуировали, начальство разъехалось. Советскую власть представлял один парторг. Он выдавал дрова и крупу.  Из подсобного хозяйства разбежались свиньи, жители их ловили или убивали на месте. Кто-то на глазах у Макарыча разрубил свинью пополам. Кто-то тащил детские кроватки из фабричного детсада. Какая-то тетка вывалилась  из окна с тюком на клумбу. Маме было тогда 12 лет,  и она почему-то прятала под печку маленький гипсовый бюст Ленина. Немецкие самолеты налетали несколько раз ночью, выла сирена, бомб не было, только осветительные ракеты на парашютах. Макарыч уже не возвращался вечером с укреплений. Начались бомбежки. Бабушка с дочкой прятались в щели, рядом с домом. Все гремело и тряслось, они боялись, что их похоронит  в этой щели, и  читали «Отче наш». Центр города и фабрику разбомбили. За обвалившимися стенами на верхних этажах видна была мебель, свисали кровати и тряпье. А церковь на горе осталась цела. Скорее всего,  немцы пользовались ей, как ориентиром, вот и не тронули. Все-таки враг Нару не перешел. Слышно было, как ревут моторы за рекой, потом было затишье, и как-то ночью раздались залпы. Долго гремело и светилось на западе. Говорили, что это бьют наши «Катюши». Люди радовались: «Получили, фашисты!» В декабре началось наше наступление. Об этом времени мама помнила, что весь город ел конину, очень вкусное мясо, если пожарить его в печи на противне. Макарыч вместе с другими инвалидами вошел в состав первой саперной армии. Их одели в ватники, обули в валенки и пошли они за наступающими войсками чистить дороги,  строить мосты  и укрепления. В конце января они были на реке Оке у городка Белев, где занимались техническим прикрытием белевского моста. Белев был наш, левый берег Оки выше моста – немецкий, правый – наш. Самолеты летают, мост бомбят, немец со своего берега бьет.  А у саперов из  оружия  лом да топор. Восстанавливают мост под вражеским огнем, а ответить нечем. Ответят наши боевые части, немец затихнет. Потом опять все повторяется. Кадровые офицеры у саперов были большой редкостью. Эти хоть как-то солдат берегли. Но в основном офицеры были из гражданских, прошедших краткосрочные курсы. Всякие бывшие парикмахеры, кассиры, прислуга. Эти ради того, чтобы не попасть на передовую, на все пойдут, всех своих солдат  положат. Еще бы, с передовой тогда редко кто возвращался, а тут такой шанс свою шкуру спасти. Вот и гнали саперов под немецкий огонь. Стоит боец в воде по грудь среди льдин, забивает сваю, а на берегу офицер с пистолетом. Выйди из воды, попробуй. Гонит такой офицер-парикмахер бойцов бревна на мост тащить и под огнем пилить. Какой-то боец плотник предложил: «Давайте бревна на берегу попилим, потом перенесем». Офицер его пистолетом по голове: «Умри предатель». Упал плотник. Начался налет, потом его не нашли. Кормили плохо: жижа в котле, а там плавают куски огурца соленого или капуста. Когда дадут сухарь, когда и нет. Люди понимали: война, надо терпеть. Каждый день из последних сил. Вот он, твой дом, у тебя за спиной. Дай слабину, и через день враг будет у тебя дома.  Стрелковые части уходили в Белев и не возвращались. Вот где было жутко. А на мосту – тыл. Пришла весна, лужи среди мокрого снега. А саперы в чем ушли в декабре, в том и ходили – в валенках по лужам. Первый грозный признак Макарыч пропустил, не заметил. Вечером солнце только село, и не видно  ничего  – куриная слепота. Еле добрался до избы и в сумерках больше не ходил. Кормили все хуже, люди умирали. Столько вокруг смертей, никто и  внимания не обращает. Может быть, их и не переодевали из зимнего, потому что судьба их была уже решена. С реки сошел лед.  Как-то во время затишья Макарыч прошел выше моста к островку и там,  в заломе среди трупов наших и немцев нашел несколько оглушенных бомбами рыбешек. Он их сварил в котелке. Потом он считал, что именно это помогло ему выжить.  В конце апреля Макарыч начал опухать. Ходить было все труднее. Когда взвод шел утром на работу, Макарыч упал на дороге. Офицер-парикмахер  пинал его,  размахивал пистолетом: «Вставай, предатель, застрелю». Макарыч не мог встать. Он умирал от водянки и сказал только: «Значит, умру на своей земле, и свои же меня убьют». Его бросили в луже на дороге и ушли. О чем думает человек, который сделал все, что должно,  а его бросили?  Никому он не нужен: ни командирам, ни товарищам, ни стране своей. Думал ли он о близких,  и о том, что с ними будет?  Что он чувствовал тогда, если и через двадцать лет дико кричал и бился во сне? Его подобрала стрелковая часть. Люди, шедшие на передовую, на смерть, отнесли Макарыча в лазарет.  Доктор посмотрел на градусник и сказал, что так не бывает. Макарыч выжил, попал в госпиталь. В госпитале разные были люди. Одни старались поправиться, другие  чего только  ни делали, чтобы не вернуться на передовую: и раны себе разрывали, и лекарства прятали и выбрасывали.   На передовой, конечно, страшнее, чем на Белевском мосту под обстрелом. Макарыч  не надеялся выжить, но за жизнь боролся, всю жизнь лечился. Больше всего он страдал от больного желудка. Летом 1942 года бабушка добралась до фронтового Белева и увезла Макарыча домой. Награды у деда были только за доблестный труд в Великой Отечественной Войне. Он не считал себя участником Войны, потому что видел настоящих участников,  и еще потому что был им должен. А свою награду он уже получил – жизнь.  Макарыч, хоть и был крещен, в церковь не ходил,  служителей культа не любил, пел про них частушки. Может быть, это от того, что учился он в церковно-приходской школе, и там   его часто ставили на горох. Но после войны он пошел в церковь, ту самую, которая уцелела после бомбежки, и поставил там свечку.
      Сейчас много обсуждают, какое имя у Победы. Тогда, в 1941-м сошлись чудовищные силы с обеих сторон, не рассмотреть отдельного человека.  Кто же победил фашистов?  Конечно, это не мой дед инвалид,  и  не трусливый зверь офицер-парикмахер. Это не безумный правитель-тиран, бросивший страну под ноги Гитлеру. Вряд ли это знаменитые   советские военачальники. Может быть, они были выдающиеся полководцы,  и дело свое знали. Но что полководец сделает без солдата? Да разве они солдат считали? Дивизией  больше, дивизией меньше.  В том страшном бедствии  все было против нас. Но было у нас  что-то такое,  чего не было у немцев. Я думаю, что  это те люди, которые  не прошли   мимо моего умирающего деда и спасли  его. Вот они  и победили  фашистов.

Уроженка деревни Щеболово- Сидорова Пелагея Николаевна

Война началась для нас неожиданно. Муж ушёл на фронт добровольцем, а со мной осталось трое детей. Старший сын- 16 лет и три дочери - старшей было 13 лет, средней 8 лет, а самой младшей 2 года. Немцы постоянно бомбили железнодорожный мост через Оку. Вот как они начинают бомбить, соберу я всех своих в одну кучу, обниму, сядем под кровать и ждём. Лишь только по гулу различали наши самолёты от немецких.

Долго после войны, уже в 70-х годах, копая огород находили осколки от бомб. Были они все ржавые и искорёженные.

Уроженец села Подмоклово- Юмаков Николай Иванович

Когда началась война мне было 14 лет и я остался в семье за старшего. Две старшие сестры ушли на фронт, а мама, я, и младшая сесрёнка Сима остались. Недалеко через Оку «очковские горы», с которых немцы обстреливали Серпухов. Мама часто болела, и мне приходилось работать. Возил в основном дрова на предприятия, которые ещё работали в Серпухове. Дорога проходила по единственному мосту через Оку. Вокруг моста солдат много и зениток было. Постоянно проверяли пропуск и телегу. Мне четырнадцатилетному пацану было очень страшно. Бомбили часто и обстреливали с самолетов. А когда по мосту едешь и думаешь, чтобы не налетели фашисты. Там ведь деваться некуда, если только в Оку. Зимой было проще, можно было и по льду.

Из книги «Рубеж боевой славы» Н. Бакатуры

30 октября 1941 года командующий войсками Западного фронта Г.К. Жуков в приказе о приведении обороны в повышенную боевую готовность обратил особое внимание на создание противотанкового района Таширово, Петровское, Наро-Фоминск, Каменка, Кресты, Стремилово, Лопасня, Серпухов, Дракино.

Враг продолжал рваться к Серпухову. 30 октября газета «Коммунист», обращаясь к жителям города, писала в передовой: «Серпуховичи должны помнить, что за нами Москва – сердце нашей Родины, а битва за Москву уже началась. Эта битва жестокая, она положит начало краху гитлеровским озверелым полчищам».

В течение месяца, днем и ночью, в любую погоду серпуховичи возводили оборонительный рубеж: выкопали 6 километров противотанковых рвов, установили 2 километра надолбов, построили 130 баррикад, выроли 2150 щелей для укрытия, оборудовали 73 бомбоубежища, устроили 73 километра лесных завалов, изготовили 1240 металлических ежей.

Огромных усилий потребовало обеспечение бесперебойной работы железнодорожного узла. Здесь формировались сотни военных эшелонов, поездов с военными и народнохозяйственными грузами. Работники железной дороги переводились на казарменное положение. Они оборудовали специальный восстановительный поезд, который часто под бомбёжками, ремонтировал и восстанавливал железнодорожные пути. Совместно с воинскими подразделениями сорвали попытки гитлеровцев взорвать мост через Оку и перерезать важнейшую железнодорожную магистраль. Сотни серпуховичей участвовали на расчистке от снега железнодорожных путей.

 

 

ВЫМЫСЕЛ ИЛИ ПРАВДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ. КТО ГОТОВИЛ ТЕРАКТ НА СЕРПУХОВСКОМ МОСТУ?

Любопытные факты мы узнаем из воспоминаний Нины Федотовны Афанасьевой.

3 ноября 1942 года Государственный комитет обороны издал приказ о формировании женской добровольческой стрелковой бригады. Приказ был издан под грифом «совершенно секретно» и подписан Сталиным. После этого началась массовая женская мобилизация. По аналогии с первым в истории женским батальоном смерти, созданным в Первую мировую Марией Бочкаревой, в 1942- 1943 годах стали формировать женскую стрелковую бригаду в Серпухове. Любопытные факты мы узнаем из воспоминаний Нины Федотовны Афанасьевой:

«И вот привезли нас в Серпухов. Сначала прошли карантин. Ну, думаю, куда меня теперь направят? Оказалось, что это женский запасной стрелковый полк. Распределили меня во 2-ю пулемётную роту пулемётного батальона. Жили мы в кирпичном здании бывшего училища на третьем этаже. Нары двуярусные, и ни света, ни воды, ни тепла, – ничего нет. Вот так мы стали в этом доме жить. Трудно было неописуемо!»

В это время была создана еще одна добровольческая женская бригада, квартировавшая в подмосковной деревне Очаково, ее возглавила молоденькая девушка Вера Крылова. Ее история интересна тем, что она стала знаменита после того, как вывела из окружения под Смоленском целый батальон русских солдат, не потеряв ни единого человека. Узнав о ее героическом поступке, девушку пригласил к себе в кабинет сам Сталин. По свидетельствам очевидцев тех лет, именно по инициативе Веры и был организован тогда женский батальон, командовать которым вождь поручил Крыловой.

Об особой женской бригаде мало кто знал тогда, и мало кто знает сейчас. Но пройдет время, и батальон будет расформирован, а Веру Крылову расстреляют. Для непосвященных в причины это был дикий случай, так как до этого Вера даже была удостоена наград, и получала ордена по приказу Сталина. Вот что вспоминала об этом Нина Федотовна Афанасьева:

«…23 августа давали салют – освободили Харьков. В это время Вера Крылова организовала женскую добровольческую бригаду, которая квартировала в Очаково. Командир бригады был Александров, она была его заместителем по строевой. Очень красивая девушка! С длинными волосами, косами. В эту бригаду я и попала.

И вот мы уже погрузились в эшелон: осталось только лошадей погрузить. Мы сидели, ждали, и вдруг приказ: «Немедленно освободить все эти вагоны!» Ну, конечно, мы все растерялись: «В чём дело?» Оказывается, в Туле поймали связную вот этой Верочки нашей с немцами. Она всё это рассказала: куда она едет, зачем едет и почему едет. Оказывается, эта Верочка – враг, немецкая шпионка. У Серпухова был чуть ли не единственный мост через Оку. И вот наш эшелон должны были взорвать на этом Серпуховском мосту. Это знаете, сколько было бы жертв?!»

Судя по воспоминаниям Нины Федотовны и сведениям из других источников, Вера Крылова оказалась агентом Абвера. Итогом той операции мог стать теракт по уничтожению важного стратегического объекта – моста через Оку и гибель целого эшелона русских солдат.

ВЫВОД

Таким образом, проведенные нами поиск и исследование позволяют сделать следующий вывод: воины противовоздушной обороны внесли огромный вклад в общее дело Победы над фашизмом. Войска противовоздушной обороны страны принимали активное участие и сыграли большую роль во всех важнейших событиях первого периода Великой Отечественной войны. Наибольший интерес с точки зрения опыта их оперативно-стратегического применения в это время представляют боевые действия войск ПВО страны в начальный период войны, в битве под Москвой. Лётчиками 178 ИАП полка было выполнено 1695 боевых вылетов, проведено 59 воздушных боёв, сбито 22 самолёта противника, уничтожено 19 зенитных орудий. Командир полка подполковник Раков Роман Иванович лично 65 раз вылетал на боевые задания. После войны его именем названа одна из улиц Серпухова. Я горжусь тем, что в гигантской схватке с фашизмом особую роль сыграл мой родной город, мои соотечественники и мои земляки!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 В дни величайших испытаний, выпавших на серпуховичей – мирных жителей и воинов, как и весь советский народ, воины и все жители верили в победу над фашизмом, отдавали все для победы.

Воины войск Противовоздушной обороны сегодня вооружены современным оружием, несравненным с тем, которым приходилось отражать варварские налеты фашистской авиации в 1941 году их отцам и дедам. Воины ПВО находятся в постоянной боевой готовности, и мы верим, что в случае необходимости, они с честью выполнят свой воинский долг.

Великая Отечественная война прошедшего столетия стала самым тяжелым испытанием в истории нашей страны. 1418 дней и ночей длилась Великая Отечественная война. И каждые сутки она уносила, в среднем, 14104 жизни советских людей. Каждый час погибало 588 человек, каждую минуту - 10, каждые 6 секунд - один человек. Я хочу, чтобы каждый подросток и взрослый, задумался, пропустил через свое сознание и помнил, какой ценной завоевана свобода и независимость нашей страны. Мы, молодое поколение, обязаны уважать и чтить память наших земляков – героев Великой Отечественной войны. Ведь именно им мы обязаны своей жизнью. В селе Липицы, на берегу реки Оки, установлен памятник героям – летчикам 178-го ИАП. В Дракино Серпуховского района также стоит памятник в память о защитниках неба, погибших в боях за Родину. Память о героях бессмертна. Их имена всегда будет помнит наш народ! Нынешнее поколение должно знать уроки войны и сохранить память о героях, быть достойными их подвигам. Они выстояли и победили! Значит мы - наследники этой Победы!

Список источников и используемой литературы.

Антипенко Н. А. На главном направлении (Воспоминания заместителякомандующего фронтом) —М.: Наука, 1967

Газета «Вести» №97, 2 сентября 2006г. Статья «И небо Родины закрыли вы собой»

Газета «Вести» №3, 23 января 2016г. Статья «В небе над Серпуховом».

Гарин Г.Ф., Савоскул С.С., Шилов В.В. «Серпухов». – М.: Моск. Рабочий, 1989.- 303с.:ил

Города Подмосковья: Кн.З – М.: Моск.рабочий, 1981, 736с.,:ил.

С.Е. Михеенков «Серпухов последний рубеж. 49-армия в битве за Москву»- изд. Цетрполиграф, 2015 – 320 с.: ил

Сайт Серпухов исторический - http://serpuhov-history.narod.ru/om1.html

«Серпухов врагу не сдавать» Последний рубеж Московской битвы/ С.Е. Михеенков – М.: Вече, 2018 - 230с.:ил.- (Военно – историческая библиотека)

Серпуховский клуб краеведов. Краевед – сборник материалов №1, г.Серпухов, 1979, стр.18-31

Рубеж боевой славы: оборона города Серпухова в октябре-декабре 1941 года: Бокатура Н., Бахарев А., Крупнов Д.,Чуканов А. / Изд.: Серпухов: ИП Григоренко В.А., 2015, 473с.: ил.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

Они защищали мост

178 – ИАП (ФОТОГРАФИИ ИЗ АРХИВА ЦАМО Г. ПОДОЛЬСК)

1 2 3

4 5

Фото 1. Первый командир178 истребительно- авиационного полка Герой Великой Отечественной войны Роман Иванович. Раков.

Фото 2. Командир 178 истребительно- авиационного полка майор Смирнов Иван Васильевич.

Фото 3. Начальник штаба 178 истребительно- авиационного полка майор Астахов П. А. ( 1942 год )

Фото 4. Командир авмаэскадрилии 178 истребительно- авиационного полка майор Тикунов Иван Васильевич.

Фото 5. Герой Советского Союза летчик- истребитель капитан Григорьев Герасим Афанасьевич

Оборона Серпухова, Тарусы, Алексина и восточного берега Оки, ноябрь 1941 г. Здесь и далее схемы боевых действий приводятся по книге «Разгром немецких войск под Москвой» под ред. Б. М. Шапошникова (М., 1943).

Они защищали мост

244 ОЗАД ПВО

Командир роты – воентехник Командующий зоной ПВО генерал -

2 ранга Грызлов П.И лейтенант Громадин М.С.

.

Воспоминания

Сидорова П.Н. Юмаков Н.И. Бармин А.

Дудник Н.Д. Семья Авроры Михайловны

Осиповой. Фото 1939 г.

Из книги «Рубеж боевой славы: оборона города Серпухова в октябре-декабре 1941 года»

Серпуховский истребительный батальон

Ещё 7 июля 1941 года в составе 200 человек был сформирован Серпуховский истребительный батальон. Зачисленные в него бойцы без отрыва от производства обучались стрельбе, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью. 25 августа батальон преобразовался в боевую единицу в составе трех рот с общим числом бойцов 415 человек. Личный состав практически освоил программу боевой подготовки. В батальон входили взвод саперов, взвод связистов, санитарные звенья, снайперы, группы истребителей танков.

С 16 октября 1941 года Серпуховской истребительный батальон взял под охрану все важнейшие предприятия города, водопровод, почту, телеграф и мост через Оку. В помощь батальону были организованы группы быстрого реагирования численностью 84 человека. (Из книги С.Е. Михеенков «Серпухов врагу не сдавать…»)

Н.А. Антипенко. Тыл в Московской битве (Выдержка из мемуаров Заместителя командующего 49-й Армией по тылу)

«Вспоминаю, как много хлопот доставил нам железнодорожный мост через Оку у Серпухова. В тревожные октябрьские дни, когда положение на фронте казалось малоустойчивым, командарм И. Г. Захаркин объявил мне, что я лично отвечаю за своевременность и полноту подрыва окского моста. При этом он напомнил мне, что неудовлетворительный подрыв окского железнодорожного моста у Алексина дал возможность противнику сравнительно быстро восстановить этот мост и открыть по нему движение…»

Они защищали мост

Немцы были в 6-7 км от города Окский мост

49 армия под командованием Захарина И.Г

Зенитчики на боевом посту,

49 армия- 1941 год

Воспоминания Трусова Н.С.

Когда немцы начали наступать хотели разбомбить мост. Три бомбы попали между мостов. У нас был мост через Оку железнодорожный мост, автомобильный и пеший. Они все бомбы сбросили и улетели. Мы жили на Подольской. И там на углу у нас было бомбоубежище. Мы скрывались от налёта. Где сейчас район болото как раз стояли зенитки. Зенитки которые защищали нас. (Николаю Сергеевичу Трусова в сорок первом было всего десять лет).

Из мемуаров А. И. Литвинова - Генерал-майор,

ч лена Военного совета 49-й армии

 Серпухов был опоясан инженерными сооружениями, возведенными руками горожан, главным образом женщин Особенно по линии Лукьяново – Михайловка на правом берегу Оки. И на левом берегу Оки в районе Окского моста.
В конце января 1942 года командование армии послало письмо серпуховчанам, в котором благодарило их за помощь. В письме говорилось: «Бывали дни, когда враг, развивая бешеное наступление на Серпухов, подходил к нему на 8 — 10 километров. Под артиллерийским обстрелом город находился в течение 15 дней. Более месяца город подвергался ежедневным налетам вражеской авиации; в результате авиабомбежки город имел сотни убитых и раненых, было сожжено и разрушено много домов. Однако ни один руководитель своего поста не покинул. Поскольку невозможно было работать днем (вследствие авианалетов), предприятия перешли на ночную работу, а днем люди отсиживались в щелях. Производительность труда при этом не уменьшалась».

Линия заграждений и окопов для обороны Оки

Линия заграждений и окопов по берегу Оки в районе Лукьяново- Липицы и до Приокско-Террасного заповедника

Сохранившиеся окопы в районе Окского моста

Просмотров работы: 35