Вечный образ Прометея в русской литературе.

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Вечный образ Прометея в русской литературе.

Дёмкина В.Б. 1
1МБОУ "СОШ №4"
Силаева Н.А. 1
1МБОУ "СОШ №4"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
 

ВВЕДЕНИЕ

Время подвиги эти не стёрло:

Стоит только поднять верхний пласт,

И дымящейся кровью из горла

Чувства вечные хлынут на нас.

Чистоту, простоту мы у предков берём,

Саги, сказки из прошлого тащим,

Потому что добро остаётся добром –

В прошлом, будущем и настоящем!

В.С. Высоцкий

Миф (в переводе с греческого языка означает «слово» или «имя») как удивительное явление возникло много веков назад до нашей эры. Через слово древние люди выражали своё осознание, осмысление мира. В мифах нашли отражение такие понятия, как любовь и верность, мужество, подвиги и предательство, жизнь, смерть, красота… Таким образом, нельзя не согласиться со словами А.Ф. Лосева, учёного, занимавшегося изучением античной культуры, который утверждал, что «миф есть сама жизнь», «…» есть само бытие, сама реальность, «…» миф есть чудо».

Одним из самых известных, сложных и многогранных древнегреческих мифов является миф о Прометее. Ему посвящены многочисленные исследования. О Прометее писали Геродот и Гесиод, Гегель и Фрейд, философы ХХ века. Прометей стал героем выдающихся произведений искусства разных эпох: живописи, скульптуры, музыки и литературы. Показательно и бесспорно, что некоторые «прометеевские свойства» обрели сегодня «вторую жизнь в той мятежной истории, в которой мы живём», и каждый художник, писатель, учёный открывал в бесстрашном Прометее нечто важное и актуальное для своего времени. Альберт Камю, философ, писатель, лауреат Нобелевской премии, писал: «…древние создали благородный и страдальческий образ Бунтаря и одарили нас величайшим мифом о мятежном разуме…»

В русском языке имя знаменитого титана встречается во фразеологии. Когда мы хотим описать бесконечные страдания, то говорим «муки Прометея», но произнося выражение «Прометеев огонь», мы характеризуем дух благородства, мужества и таланта.

Чтобы понять, почему Прометей - «величья образец», я поставила перед собой цель проследить эволюцию легендарного образа в произведениях русских авторов в разные исторические периоды, таким образом, предметом исследования моего проекта по теме

«Вечный образ Прометея в русской литературе» стал миф о Прометее и художественные тексты русских авторов, а объектом исследования - отражение и трансформация мифологического сюжета, повествующего историю героического бунтаря в произведениях русской классики, затронувшей «прометеевское начало».

Для того чтобы подтвердить гипотезу, что Прометей не просто герой, бросивший вызов Богам Олимпа, но это ещё и образ-символ, олицетворяющий свободу, знания, человеколюбие и бесстрашие, я определила круг задач:

найти информацию о мифах Древней Греции;

узнать, кто такой Прометей, какой поступок он совершил;

рассмотреть образ Прометея в различных литературных произведениях русской классики, сопоставить и сравнить различные точки зрения.

Методы сбора информации (теоретические: анализ и изучение справочной литературы по теме проекта; работа с различной информацией) и (практические: исследование, анкетирование) помогли убедиться в актуальностиданной темы, которая заключается в том, что миф о Прометее оказался наиболее устойчивым в истории искусств и никакие социальные потрясения не смогли стереть его из памяти человеческой. Прометей стал не только олицетворением художника, получающего у неба огонь творческого вдохновения, но и олицетворением милосердия, сострадания, человеколюбия, а гуманистические идеи всегда волновала общество. Анкетирование учащихся выявило пробелы в понимании образа Прометея. В опросе приняли участие школьники 8-х, 10-х и 11-х классов (всего 75 человек), которые отвечали на следующие вопросы:

Знаете ли вы мифологического героя Прометея?

Что символизирует образ Прометея?

Что олицетворяет образ Прометея в произведениях русских авторов?

Д анные представлены на диаграммах.

На вопросы «Знаете ли вы мифологического героя Прометея?» и «Что символизирует его образ?» из 22-х человек, опрошенных в 8«А» классе, утвердительный ответ с объяснением составил 77 %; в 8«Б» классе (17 учащихся) - 64 %; в 10«А» классе (19 человек) - 78 % класса; в 11«А» классе (17 человек) - 70 % класса.

Вопрос «Что олицетворяет образ Прометея в произведениях русских авторов?» вызвал наибольшее затруднение. Как мы видим из диаграммы в 8 «А» и 8 «Б» классах только по одному человеку предположили, что Прометей может олицетворять образ исследователя в поэзии М.В. Ломоносова, что составило 5% верно ответивших в каждом классе; в 10 «А» классе такое же предположение выдвинули только два человека, что составило 10%; в 11 «А» класс один учащийся предположил, что образ Прометея олицетворяет героического борца в творчестве М. Горького, что составило 6%.

По результатам опроса выяснилось, что школьники слабо ориентируются в творчестве русских писателей, в произведениях которых используется мифологический «вечный» образ, однако единодушны были в одном: Прометей первым пришел на помощь людям, не надеялся на вознаграждение и относился к людям не как к рабам, дал человеку возможность поверить в собственные силы, подарил ему огонь и искру надежды на лучшую жизнь.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

1.1.Прометей, титан, осмелившийся состязаться с Зевсом

Титан! На наш земной удел,

На нашу скорбную юдоль,

На человеческую боль

Ты без презрения глядел …

Дж. Байрон

Древние люди боялись сил природы, поэтому всегда мечтали иметь героя, способного защитить их. Воплощением этих мечтаний стал миф о Прометее. Что Прометей сделал такого, что к его образу обращаются писатели, художники, музыканты, его вспоминают с экранов ТВ: в мультфильмах и кинофильмах?

Известно, что Прометей, титан, сын титана Япета (Иапета) и океаниды Климены, осмелился состязаться с Зевсом. После победы богов над титанами Прометей добровольно вступил в союз с богами-олимпийцами, но при этом сохранил свою независимость, смелость суждений. Миф о Прометее лёг в основу трилогии Эсхила: «Прометей, похищающий огонь», «Прометей прикованный», «Прометей освобождённый» (до наших дней дошли только вторая часть и несколько фрагментов третьей). Прометей бросил вызов Зевсу, дав людям огонь и научив их ремёслам и искусствам. Этот титан мудр и благороден, он является носителем древней правды, знает будущее, в том числе и тайну возможного падения самого Зевса.

Когда-то давно люди не знали огня, не знали ремесел, жили в пещерах и ели сырое мясо. Прометей с жалостью взирал на людей, страдающих от холода, болезней и невежества. И решил облегчить им жизнь.

Как вестник мира Прометей поднимался на Олимп с жезлом в руке. Но однажды он пришел с похожим на жезл полым тростником и незаметно положил в него тлеющий уголек из очага богов. Он передал огонь людям и научил использовать его.

В ярость пришел Зевс. Понял он, кто даровал людям огонь и знание против его воли. И велел он Гефесту, богу кузнечного дела, приковать Прометея к скале. Очень не хотел Гефест выполнять свое поручение, но не посмел противиться. С тяжкими вздохами Гефест приковал цепями к скале своего друга и, закрыв глаза, по приказу Зевса, вбил железный кол в грудь Прометея. Затем громовержец посылает своего орла, который должен был каждый день прилетать и выклёвывать печень Прометея.

Веками длились страдания героя. Но столь же долгой была людская благодарность. Гончары и люди других огненных профессий почитали его как бога. Поэты всех времен и поколений прославляли в своих творениях Прометея как борца с несправедливостью и освободителя человечества. Прометеями стали называть людей, которые жертвовали жизнями ради других, оставались верными своему слову.

Символично и то, что имя Прометей означает «мыслящий прежде», «предвидящий» и связано с производным от индоевр. корня  mē-dh-, men-dh-, «размышлять», «познавать».

Мораль мифа о Прометее заключается в истинной любви к человеку. В трагедии Эсхила Прометей произносит слова: «Уверен будь, что я б не променял // Моих скорбей на рабское служенье». Это лишний раз доказывает, что Прометей, хотя он и бессмертен, совершает героический поступок, потому что решиться на вечные муки страшнее смерти.

1.2. Вечный образ Прометея

Святым огнём пылающее сердце…

Гёте

Образ Прометея вышел за рамки мифа и «стал образом – типом, носителем общечеловеческого идеала, нормой героического поведения». Этим и объясняется, что Прометей относится к категории «вечных» образов мировой литературы. В каждом из вечных образов, в том числе и в образе Прометея, кроются великие страсти. Каждый писатель вкладывает в трактовку того или иного вечного образа свой смысл, который обусловлен их многокрасочностью. Например, Каин толковался и как завистник-братоубийца, и как смелый богоборец; Фауст - как маг и чудодей, как учёный, одержимый страстью к познанию и как искатель смысла человеческой жизни; Дон Кихот - как благородная, но лишённая жизненной почвы мечта; Гамлет – как образ раздираемого противоречиями человека; Ромео и Джульетта – как символы истинной любви, способной на самопожертвование. Так и в Прометее обобщены черты человека, готового отдать жизнь за человеческое счастье.

В русской литературе ХVIII-ого, XIX-ого и XX-ого веков мы можем наблюдать разные трактовки вечного образа Прометея. В научной поэзии М.В. Ломоносова («О пользе стекла») и А.Л. Чижевского («Человеку») Прометей олицетворял передовую науку; в лирике В.К. Кюхельбекера («Они моих страданий не поймут…») герой ассоциируется с духовной свободой; у Я.П. Полонского («Прометей») титан представлен защитником людей; героизм, революционную борьбу против рабства образ Прометея раскрывает в произведениях В.Я. Брюсова («К олимпийцам») и М. Горького («Легенда о Данко» из рассказа «Старуха Изергиль»).

1.3. Сравнительный анализ произведений русских авторов, раскрывающих вечный образ Прометея

Подвиг Прометея вдохновил многих писателей и поэтов. Ему посвящены трагедии, стихи, оды, рассказы. Каждый автор по-своему рассматривает этот образ, поступок и его последствия. Определенный отпечаток вносит историческая эпоха, во времена которой творил автор.

Традиция научной поэзии была начата ещё в Древнем Риме. Тит Лукреций Кар, поэт и философ, в I веке до н.э. написал поэму «О природе вещей», полностью сохранившийся, систематически изложенный философский трактат. Тогда наука не мыслилась без поэтического мироощущения. В ХVIII веке, в эпоху Просвещения, в России эту традицию перенял М.В. Ломоносов, учёный, поэт, художник, исследователь. В своих одах-«размышлениях» он выдвигает не только научные гипотезы, но и доказательства. Не стало исключением его стихотворение «О пользе стекла» (1752 г.), где лирический герой-учёный беседует с камергером и меценатом И.Шуваловым о разносторонней пользе стекла, которое пишет с прописной буквы, считая его живым существом (следует отметить, что через полгода после создания этого стихотворения хлопотами Ломоносова был открыт стекольный завод).

Обращаясь к мифотворчеству, М.В. Ломоносов описывает предысторию рождения стекла. Огонь и вода одушевлены и представлены титанами («Не дар ли мы в Стекле божественный имеем…»). Учёный упоминает о Прометее, который «похитил с солнца огнь и смертным отдал в руки». Титана Ломоносов называет «предерзким», так как герой сравнивается с учёным, дерзнувшим открыть истину людям, и гнев «Зевеса» навлёкший на себя. Громовержец, сравнивается с лицемерами-завистниками, которые «боясь падения неправой оной веры, вели всегдашнюю брань с наукой лицемеры…».

Высокий торжественный стиль оды Ломоносов создаёт с обильным использованием старославянизмов, слов с неполногласием, усечённых форм прилагательных. А.Л. Чижевский так же, как и М.В. Ломоносов в стихотворении «Человеку» (1917 г.) пытался донести посредством поэзии научные истины до простого читателя. Мы видим в этом стихотворении перекличку между научным и поэтическим творчеством Чижевского. Его лирический герой, «подобно Прометею», похищает огонь – «иной огонь», символ познания – с неба и заставляет человека вдыхать «сверкающий и огнемётный», «наполненный живым Перуном» воздух. И лишь этот воздух оживляет дотоле мёртвое создание природы: «Сквозь лёгкие, через дыхание// Провёл его я в кровь,// А кровь огонь небес // По органам и тканям // Разнесла, и человек // Преображенный ожил! // Один лишь раз в тысячелетье, // А то и реже // Равновеликое благодеянье// У природы // Дано нам вырвать». Метафора напоенного Прометеевым огнём и возрождающегося человека к жизни воздуха отсылает к вполне конкретным трудам учёного по аэроионификации. Именно Прометеев огонь животворит человека, именно разум возвышает его над природой.

Как и М.В. Ломоносов, А.Л. Чижевский в стихотворении «Человеку» использует глаголы, которые изображают кипучую, ищущую энергию ученого, сравнимую с энергией титана Прометея: «похитил», «взял», «ввёл», «насытил», «вдыхать заставил», «провёл»; у Ломоносова: «казал», «похитил», «отдал». Эти глаголы совершенного вида указывают на бесповоротную завершённость действия. Существительное «огонь» (у Ломоносова «огнь») повторяется четыре раза и в стихотворениях, кроме того поэты-учёные заменяют его контекстными синонимами: «пожар» и «пламень». Разнообразные тропы: пышные эпитеты («сверкающий и огнемётный воздух», «преображенный человек», «равновеликое благодеянье» - «дар божественный», «огнь возжженный» «пламень солнечный), метафоры: («жилище духа», «огонь небес» - «пламень солнечный»), сравнения: («подобно Прометею»), олицетворения: («кровь огонь небес по органам и тканям разнесла» - «плоть на муку вырастает», «тяжка цепь звучит», «кровь шумит»), риторические вопросы и восклицания, инверсии также подтверждают идейный замысел стихотворений, раскрывающих тему разума как основного отличительного признака человека, определяющего его призвание.

Золотой век русской литературы не мог обойти вечный образ Прометея. В стихотворении Якова Полонского «Прометей» герой показан помощником и защитником людей. Именно он дал «тёмным людям» знания, свет, «любовь и свободу». Прометей бесстрашен перед гневом Зевса. Он не верит в забвение, а верит в то, что его добрые дела будут помнить вечно: «Что сделает гром // С бессмертием духа, // С небесным огнем? // Ведь то, что я создал // Любовью моей, // Сильнее железных // Когтей и цепей!!».Мужество, непокорность и победа Прометея вдохновляют людей, поэтому финал здесь звучит как огненный гимн борьбы, которая и является синонимом человеческой жизни. Полонский играет с формами существительного «огонь», сочетая его с яркими эпитетами («святого огня», «с небесным огнём»), использует контекстные синонимы (огонь – свет:

«божественный свет», «свет мой»), последнее словосочетание олицетворяет «пламенное слово» как поэта, так и его героя Прометея.

В стихотворении В.К. Кюхельбекера, лицейского друга А.С. Пушкина, «Они моих страданий не поймут» (1839 г.) рисуется тяжелейшая обстановка жизни в ссылке, где лирический герой окружен мелкими людьми с их ничтожными интересами и готов даже умереть, чтобы избавиться от окружающего его ужаса. Но среди этих страданий он все же не забывает великого имени Прометея и пишет: «Не говорите мне "Ты Промефей!"// Тот был к скале заоблачной прикован, // Его терзал не глупый воробей, // А мощный коршун…». Таким образом, даже страдания Прометея Кюхельбекер трактует как весьма завидный удел в сравнении с ничтожеством, мелкой и полной бессмысленности окружающей поэта жизни. Лирический герой Кюхельбекера противопоставляет свой слабый дух героическому духу Прометея (здесь «Промефей») через антитезу («божественный пламень», чудесный свет» знаний, борьбы, жизни противостоит «унылому голосу боли», «мелким мукам» и «заботам грязным»).

Серебряный век русской словесности подарил миру яркие имена. Возможно, это объясняется сменой эпох, когда в условиях резких противоречий, упаднических настроений, пропитавших общество, хотелось высказываться, понимать и надеяться. Отсюда у писателей и поэтов поиск идеала в культурах прошлых веков. Одним из ориентиров снова становится вечный образ Прометея. Он нашёл своё развитие в лирике В.Я. Брюсова, поэта, переводчика, прозаика, критика, одного из родоначальников и теоретиков символизма в русской литературе. Античный герой Прометей появляется в «политическом» стихотворении Брюсова «К олимпийцам»(1905). Возможно, в стихотворении отразилось настроение Брюсова после подавления восстания 1905 г. в Москве, очевидцем которого он был. Неслучайны строки «На снегу нетленно-белом // Я простёрт. // Струится кровь…». Яркий цветовой контраст (белый-красный) отразил разгон мирной демонстрации, вошедшей в историю под названием «Кровавое воскресенье». Лирический герой Брюсова называет себя братом Прометея («…о брат мой, Прометей!»), таким образом, наделяя и своего лирического героя и Прометея внутренней свободой, которая делает победу «Олимпийца» (Зевса, власти) невозможной. Слово «огонь» ассоциируется с революцией («Но зажжён огонь мятежный // Навсегда в твоих рабах!»), а эпитет «мятежный» только усиливает ассоциацию. «…Hacкoлькo мнe пo дyшe peвoлюциoннoe дeйcтвиe…», - писал Брюсов. Это выcкaзывaние - цeнный aвтoкoммeнтapий к его лиpикe, в кoтopoй зазвyчaла тeмa нapoднoй бopьбы.

Тираноборческая тема затронула творчество другого русского писателя начала ХХ века Максима Горького, особенно она проявилась в его ранних романтических произведениях. Одно из них – «Старуха Изергиль», где главная героиня рассказывает легенду о Данко, герое, противопоставившего себя «весёлым, сильным и смелым людям». Он не стал мириться с бедами, не испугался трудностей и взял на себя ответственность спасти людей от гибели, ведь в его очах «светилось много силы и живого огня».

В легенде о Данко смешиваются элементы различных сюжетов: волшебных сказок, герои которых часто ищут дорогу в лесу, а также элементов мифа о Прометее. Данко подобен Прометею тем, что способен на чудесное деяние — разорвать свою плоть, вырвать сердце, чтобы осветить им путь, и продолжать двигаться. Роднит Прометея и Данко сознание своей исключительности: «Во мне есть мужество вести, вот почему я повел вас!..» Данко и Прометею близка одна и та же стихия: Они оба — благодетели людей. «Что сделаю я для людей?!» - сильнее грома крикнул Данко». Он похож на титана силой воли. В мифе о Прометее говорится: «Непреклонным остался гордый титан. Разве могло что-нибудь устрашить его сердце?». Образ Данко с высоко поднятым над головой сердцем-­солнцем олицетворяет символическое значение огня в руках Прометея. Они осветили тьму светом и поддержали людей. Этот жест рассматривают как символ самопожертвования.

Раскрывая образ Прометея, русские писатели были единодушны в выборе многих средств выразительности. В исследуемых текстах, кроме текста стихотворения Вильгельма Карловича Кюхельбекера, авторы отразили неукротимый дух и энергию титана, использовали глаголы совершенного и несовершенного вида («казал», «победил», «насытил»; «смотрел», «любил», «заставил»), при этом в стихах М.В. Ломоносова, А.Л. Чижевского, Я.П. Полонского повторяется глагол «похитил»; у Я.П. Полонского и М. Горького – «шёл». Авторы использовали однокоренные глаголы: «отдал», «создал»; «повёл», «ввёл», «провёл». Среди существительных повторяются слова «огонь», «пламень», «свет», кровь», «любовь», «дар». Яркие олицетворяющие эпитеты («божественный», «святой», «пламенный», «чудесный», «небесный», «мятежный», «огнемётный», «горящий», «живой») помогают создать образ Прометея как искателя истины, прорицателя, борца, вдохновителя и просветителя, они раскрашивают тексты оттенками красного, жёлтого, золотистого. Такая цветопись рисует не только «божественный огонь», но и великую «жажду познания, свободы, милосердия. Тираноборческая тема и мотив страдания передаётся с помощью метафор и олицетворений («тяжка цепь звучит» у Ломоносова, «цепи неволи» у Полонского, «миллионы веков … возносили в бездну стоны» у Брюсова, «холодным огнём молний» у Горького); сравнение у Чижевского помогает сравнить учёного с Прометеем, скрытое сравнение – у Брюсова, которого поэт называет братом. (см. Приложение 1.)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Образ Прометея претерпел ряд изменений в произведениях русских авторов, начиная с ХVIII-ого по XX-ый века. Прометей ассоциировался с передовой наукой, духовной свободой, революцией и борьбой с тиранией и, конечно, с героизмом, так как он создавался под влиянием противоречивых настроений в обществе.

Для доказательства выдвинутой гипотезы, что Прометей не просто герой-тираноборец, но это ещё и образ-символ, олицетворяющий свободу, знания, человеколюбие и бесстрашие, и достижения поставленной цели проследить эволюцию вечного символического образа Прометея у русских авторов разных исторических периодов я обратилась не только к теоретическим методам, но и к практическим.

Метод анкетирования, о котором я говорила выше, позволил определить актуальность данной темы. Целью этого метода было узнать, насколько грамотно и правильно учащиеся старших классов ориентируются в вопросах литературоведческого плана. Первичный опрос показал некомпетентность школьников в вопросе «Что олицетворяет образ Прометея в произведениях русских авторов?». Однако после апробации продукта (созданного мною видеоролика) повторный опрос показал, что учащиеся осмысленнее отвечали на поставленный вопрос. Данные можно проследить на диаграмме и в таблице, на которых виден результат опроса в процентном отношении, и он гораздо выше, чем предыдущий.

 

8 «А»

8 «Б»

10 «А»

11 «А»

М.В.Ломоносов

5% - 80%

5% - 74%

10% - 65%

88%

В.К.Кюхельбекер

70%

47%

35%

50%

Я.П.Полонский

70%

53%

52%

13%

В.Я.Брюсов

20%

53%

43%

100%

М.Горький

10%

58%

61%

6% - 100%

А.Л.Чижевский

75%

47%

36%

75%

Русские писатели и поэты по-разному интерпретировали образ легендарного Прометея, но были единодушны в подборе средств художественной выразительности (см. Приложение 1.), раскрывая его вечный образ как борца, мыслителя, художника, учёного, подчёркивая его исключительность.

ЛИТЕРАТУРА:

Ананьева Е., Боярский М. Энциклопедия для детей. Том 21. Общество. Ч. 2 Культуры мира, - «Аванта +», 2004 г.

Гуйс И.Н. статья «Старуха Изергиль» А.М. Горького: новый взгляд. Журнал «Литература» № 6, 2007 г. obrazovaka.rusochinenieo-danko/analiz-rasskaza

Данилова Г.И. «Мировая художественная культура», -М.: Дрофа, 2004г.

Звонова Е.Е. Чижевский-поэт. О «земных детях космоса» (философско-антропологические аспекты стихотворений учёного), - NOTA BENE (ООО «НБ-Медиа») www.nbpublish.com

Кун Н.А. «Мифы Древней Греции».

Л.И.Тимофеев и С.В.Тураев. Словарь литературоведческих терминов. - «Просвещение», Москва, 1974

Интернет-сайты (выдержки из статей)

Иcтoчник:https://www.textologia.ru/literature/literatura-rossii/bryusov-valerij-yakovlevich/obraschenie-vya-bryusova-k-politicheskoy-lirike/6535/?q=471&n=6535

Источник: https://www.literaturus.ru/2016/07/legenda-o-danko-staruha-izergil-tekst.html

Просмотров работы: 127