Дорога длинною в жизнь или дорога в никуда

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Дорога длинною в жизнь или дорога в никуда

Марченко С.С. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 65 города Тюмени
Щелчкова Л.А. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 65 города Тюмени
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Однажды я услышала такое слово, депортация. Меня оно заинтересовало. За объяснением я обратилась к своей бабушке. «Депортация, - сказала она – это принудительное переселение народа с обжитых мест в более суровые, иногда даже не пригодные для жизни.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. забрала миллионы жизней, искалечила многие судьбы, разрушила целые города, стёрла с лица земли многие населенные пункты… Пострадала тогда каждая семья в нашей стране.

К пострадавшим в годы войны относятся и жертвы политических репрессий, спецпереселенцы, незаконно осужденные правительством и изгнанные из родных мест. В основном это были люди немецкой национальности, депортированные из районов Поволжья, города Ленинграда, Москвы и финны из Ленинградской области. Их вывозили целыми семьями в отдалённые места страны. Условия, в которые были выброшены депортированные, не были пригодны для жизни. Непосильный труд, суровые условия жизни, голод, болезни выкашивали целые семьи.

Каково же было моё удивление, когда я узнала о том, что все мои прабабушки тоже были подвергнуты репрессиям. В то время, пока их мужья самоотверженно сражались на фронтах Великой Отечественной, их жёны и дети были депортированы в суровый Сибирский край, как враги народа.

И мне захотелось узнать об этом как можно больше. Тем более что две мои прабабушки ещё живы, им по 93 года. И они – живые свидетели тех страшных событий (в моих рассказах будут звучать «устами» моих прабабушек).

Я горжусь своими прабабушками, обладавшими сильным духом, скромными, терпеливыми, не потерявшими веру в людей, не ожесточившимися перед лицом жестокости и несправедливости. Они до сих пор оправдывают депортацию, никого не обвиняют, повторяют: «Время было такое, некогда было разбираться: где друг, а где враг…»

Актуальность: Я считаю, что тема является актуальной, так как направлена на воспитание гуманного, более внимательного отношения к людям, пострадавшим от репрессий, уважительного отношения к историческому прошлому нашей Родины.

Новизна: Работа может служить основой для дальнейшего изучения данного вопроса, также может применяться в качестве материала для проведения классных часов, уроков мужества в школе, внешкольных мероприятий, посвящённых дню памяти жертв политических репрессий.

Задачи:

Рассмотреть причины депортации и условия переселения поволжских немцев и финнов

Узнать каким образом поволжским немцам и финнам удалось выжить в условиях депортации.

Выяснить, какими были условия проживания на территории нашей области

Изучить документы семейного архива.

Провести анкетирование среди учащихся 9 Л класса нашей школы и узнать, что они знают о репрессиях.

Гипотеза: Предположим, что русские немцы и финны оказались в нашей области не случайно, они сумели отстоять свое право на жизнь, сохранить свою самобытность и культуру, внесли достойный вклад в победу над фашистской Германией.

Объект исследования: судьба поволжских немцев и финнов-ингерманландцев, переселённых в Сибирский край.

Предмет исследования: прабабушки: Аккерман - Алексеева, Карху - Алексеева, Аверина – Карху, Кейб - Алексеева

Методы исследования:

- изучение и обобщение данных семейного архива

- запросы в Государственный архив Тюменской области и ХМАО Югра

- запрос в Центральный Государственный исторический архив Санкт-Петербурга

- интервьюирование с очевидцами (прабабушками)

- сотрудничество с методистом по музейно-образовательной деятельности Малиновским Павлом Константиновичем музей «Городская Дума»

- изучение истории России во время Великой Отечественной Войны

- просмотр документальных и художественных фильмов по теме

- посещение Памятного знака «Жертвам сталинских репрессий 1943-1957 гг.», Мемориального знака в память о жертвах политических репрессий, Памятный знак «Жертвам массовых репрессий 1937-1938 гг.»

- использование интернет ресурсов в изучении данной темы

- посещение музея «Городской Думы»

Теоретическая часть

Великая Отечественная война 1941-1945гг. забрала миллионы жизней, искалечила многие судьбы. Война коснулась всех: в первую очередь военных, яростно защищавших свою Родину, их родных и близких и многих других людей. К пострадавшим в годы Великой Отечественной войны относятся и жертвы политических репрессий, спецпереселенцы, незаконно осужденные правительством и изгнанные из родных мест. В основном это были люди немецкой национальности, депортированные из районов Поволжья и финны из Ленинградской области. Их вывозили целыми семьями в отдалённые места на работы в трудармию в качестве дешёвой рабочей силы. Депортация российских немцев и финнов вошла в историю, как нечто жестокое, страшное. Это событие сыграло определённую роль в каждой семье. Выселение, поселение, «обживание» территории – вот три основных этапа депортации. Ведь в Поволжье и Ленинграде были прекрасные условия для проживания, а теперь они оказались в Сибирском крае, крае лютых морозов. Они не имели собственного жилья, жили в заброшенных помещениях. Условия, в которые были выброшены депортированные, не были пригодны для жизни. Но, несмотря на это, они всё же выжили, благодаря стремлению жить и трудиться даже в таких нечеловеческих условиях.

В своей работе я хочу рассказать о судьбах своих прабабушек. О суровой правде тех лет, об их условиях жизни без преувеличений. Эти судьбы очень похожи друг на друга. Я горжусь этими прабабушками, сильными духом, целеустремлёнными, смелыми. Их жизнь изменилась навсегда, в один миг, и я надеюсь, что они ни в коем случае не жалеют, что у них появилась своя малая родина.

Когда я закончила исследовательскую работу «Война в судьбе моей семьи», в которой я рассказала об участии моих прадедов, участников войн сражавшихся за освобождение своего Отечества. Я задумалась о том, а кто же были их жены, какая доля выпала на их плечи!? Кто они эти мужественные женщины? Мне захотелось еще больше узнать о моих прабабушках. Время неумолимо идет вперед и уводит нас от ужасов войны и тем значимее для нас, молодого поколения 21 века живые воспоминания свидетелей той страшной войны.

Мне повезло, у нас живы еще две прабабушки, им сейчас 93 года (одна поволжская немка, вторая финнка), которые могут рассказать о том, что им пришлось пережить.

1.1 Алексеева (в девичестве Аккерман) Вильгельмина Оттовна

Своё знакомство я начала с Аккерман Вильгельмины Оттовны, (приложение 1) жены главного механика крейсера «Аврора» Алексеева Семёна Ипполитовича. (приложение 2)

Познакомились они в порту Германии, когда «Аврора» ходила в кругосветное плавание.

Это была любовь с первого взгляда. Договорились, что, когда корабль вернётся из плавания, Семён Ипполитович приедет за ней и увезёт её в Россию. Так и произошло. Жить стали Алексеевы в Кронштадте и в Петербурге. А так как глава семьи был всегда в море, появилась необходимость купить свой дом. В 1902 году на жалованье Семёна Ипполитовича был куплен большой добротный дом в селе Лебяжье.

Вильгельмина Оттовна была образованным человеком. Она в совершенстве владела пятью языками, играла почти на всех музыкальных инструментах и очень хорошо пела. В доме всегда было много книг, журналов, сувениров, привезённых из дальних походов Семёном Ипполитовичем. В семье подрастало 4-ро детей: три девочки и один мальчик, воспитанием и образованием которых занималась Вильгельмина Оттовна.

В 1924 году случилась беда, у них сгорел дом. И на протяжении остальных лет они очень нуждались, жили в деревянной перестроенной бане. Новый дом в ту пору построить было уже не под силу.

Хоть и жили бедно, в старенькой бане, спали на кроватях из досок, не переживали и не печалились. Вильгельмина выращивала малину, шпинат, салат, фасоль, картошку… – этим и питались. Она варила суп из кореньев, а аромат от подобранных ею в постную пищу приправ, бывало, разносился по всему Лебяжью [1]. Всех, кто заглядывал к ним в этот час, приглашали отобедать. И гости с удовольствием оставались. Людям у них нравилось. Каждый из Алексеевых мог спеть любимую песню. Всех привлекал этот дом. Дом странный, бедный, с голыми стенами, но полный, как и прежде, газет и журналов – их покупать и выписывать, здесь никогда не забывали. Это был крошечный деревянный

островок в море цветов и душистой сирени! А душой всего этого была Вильгельмина Оттовна, или Минушка, как ласково называл её Семён Ипполитович. Она многому научила своих детей, но и не забывала учиться сама, до конца своих дней она занималась самообразованием.

Ссылка 1: Поселок городского типа в Ломоносовском районе Ленинградской области, дата основания 1615 год.

В 1941 году, с началом войны, соседи не на шутку забеспокоились о них: «Эвакуируйтесь, - говорили они, - У вас четверо детей, внуки, и все коммунисты!»

Но Семён Ипполитович со своей Минушкой остались. Только, когда провожали сына и внуков на фронт, сказали: «Мы верим, что в этой войне русский народ победит!»

И они остались в непокорённой Лебяжьей республике, в сердце Ориенбаумского плацдарма [2] прожив здесь самую суровую пору своей жизни. И умерли почти в один день. От голода! Сначала умерла Вильгельмина, а через несколько дней – Семён Ипполитович. Её одну из моих прабабушек не коснулись репрессии.

Ссылка 2: Ориенбаумский плацдарм - область на южном побережье Финского залива, которая была отрезана от основных советских сил в годы Великой Отечественной войны и сыграла значительную роль в обороне Ленинграда.

20 марта 1942 г. - годовщина депортации финнов-ингерманландцев из Ленинградской области, т.н. «депортация блокадников». Народ сочли "политически неблагонадежными".

Власти не доверяли им, однако это едва ли было справедливо: известно, что по уголовным делам за шпионаж, диверсии, вредительство финны и немцы привлекались даже реже, чем русские или украинцы. Эта депортация известна как «депортация блокадников» и стала черной страницей в истории ингерманландцев. На основании постановления принудительно вывезены граждане финской национальности «в связи с обстоятельствами военного времени». Переживших ужасные голодные месяцы блокады финнов с семьями из Ломоносовского, Всеволожского, Парголовского и других районов Ленинградской области срочно грузили на автомашины, перевезли через Ладожское озеро. Затем депортированных вновь погрузили в товарные эшелоны и под охраной месяц везли в Сибирь. Полуживых от голода людей вместе с детьми вывозили по знаменитой «дороге жизни».

1.2 Алексеева (в девичестве Карху ) Хильма Абрамовна

Первые упоминания о моей прабабушке были найдены в книге записей в церкви Святого Иоанна в городе Ломоносове. Запись гласит: 26 ноября 1907 года родилась утром Гильма (церковное имя). Родилась от Абрама Ильича из Рийкалы и Марии из Асиккала [3]. Крещена Хильма 28.12.1907 года. Из этой же церковной книги мы узнали, что отец Гильмы (Хильмы) умер в возрасте 57 лет, а затем умерла и мать. Осталось две маленьких девочки (братья были уже взрослые). Встал вопрос: куда их определить? Родственников, которые могли взять их в свои семьи, не было. Оставался приют. Но общий сход граждан д. Красная горка, решил взять их на общее попечение. Так в семь лет Хильма стала работать. Сначала нянчила детей в семьях, затем, когда подросла, стала работать кухаркой, экономкой в домах чиновниках. В 20 лет вышла замуж за местного кузнеца Алексеева Николая Семеновича. (Приложение 4) А в 21 год родила ему первого мальчика Володю, (Приложение 5) через три года появился еще один сын – Геннадий. Пока дети были маленькими, Хильма нигде не работала, занималась их воспитанием. Затем пошла на сортировку рыбы в рыболовецкий совхоз. Жизнь налаживалась. Но вот грянула война. Сначала с финнами, а затем – с Германией.

Ссылка 2: Асиккала — муниципалитет Финляндии в провинции Пяйят-Хяме. Находится в 25 километрах на северо-запад от города Лахти.

Муж одним из первых ушел в партизанский отряд, который базировался в Карельских лесах. Семье велел эвакуироваться. Но Хильма все не решалась. Когда она решилась, было уже поздно, они оказались в кольце блокады. За этот период времени, чтобы не умереть с голоду, она вместе со старшим сыном, которому в то время было 12 лет, вынуждена была работать на оборонку: рыли окопы, насыпали мешки песком, сооружали насыпи, заготавливали дрова для бронепоезда. За это получали карточки на хлеб.

А потом была дорога жизни. «Было страшно не за себя, - вспоминала бабушка, - а за своих детей, боялась, что не довезет детей на «Большую Землю». Вспоминала, как во время пути по Ладоге перед ними ушла машина под лед вместе с людьми. А водитель, который вёз их, был ранен в плечо, истекая кровью, продолжал путь. Спустя много лет старший сын Володя встретит его здесь, в Сибири, в Заводоуковске. Он был без руки и части плеча. Они окажутся рядом за столом на юбилее нашей родственницы. Оказывается, лицо этого мужественного человека Володя помнил всю жизнь.

А затем эшелон со спецпоселенцами. И немой вопрос: «За что?» И дорога в «никуда»…

За время пути эшелон подвергался бомбежкам с воздуха. Каждый раз после артобстрела она боялась, что кто-то из них не вернется в вагон живым.

За эту дорогу были выменяны все ценные вещи на хлеб и картошку. В голове пульсировало одно: «Только бы довезти детей, не дать им умереть с голода!» Казалось, приедут на место, и станет легче. Но она не знала, какие еще испытания готовила ей судьба. Уже здесь, в Ханты-Мансийске, ее отправили на исправительные работы, как врага народа, а дети остались одни, без средств к существованию. Дом, куда их определили, стоял на отшибе села. По селу был пущен слух, что здесь живут дети врага народа. К ним боялись подходить. И только соседский дед проявил мужество и принес детям картошки, хлеба, научил ставить старшего Володю силки на зайцев. Затем дед узнал от мальчиков, что их отец сын механика корабля «Авроры», воюет в партизанском отряде. Дед принес бумагу, чернильницу велел Володе написать письмо Сталину. Дошло письмо или нет, мы не знаем, но в скором времени в дом на носилках принесли их маму. Она умирала, не могла ходить и уже несколько дней кроме воды ничего не ела. Их артель, где она работала, вытаскивала сети с рыбой из Иртыша, было очень холодно, шла уже шуга по реке, а обуви специальной не было, не обязательно одевать врагов народа, она застудила ноги.

Дорогой она просила бросить ее на съедение волкам, боялась, что когда принесут ее домой, то она найдет там бездыханные тела своих детей. Каково же было ее удивление: в доме было тепло и пахло мясом. Старший варил суп из зайца. К вечеру пришла другая беда. Дети были так рады возвращению мамы, что в две руки кормили ее супом. Живот вздулся, дыхание исчезало, она не могла дышать, она умирала. Спас местный фельдшер. Он же потом и поставил ее на ноги.

Постепенно пришло и уважение сельчан. Бабушка была человеком редкой души. Она очень любила людей, оправдывала даже тех, кто делал гадости. Казалось, она никогда ни на кого не держала зла. Кроме этого Хильма была высококлассной «модисткой». Она шила всё: плюсе, гофре, платья, костюмы, пальто… Им удалось выжить и встать на ноги.

После войны она жила в семье старшего сына. Сын работал в строительно-монтажном поезде, который электрифицировал Байкало-Амурскую магистраль (БАМ). Переезжать с одного места на другое приходилось часто. И в каждом новом городе, не знаю как, быстро распространялся слух о ее мастерстве. И когда позволяло здоровье она шила красивые вещи.

Её старший сын знал финский язык, понимал немецкий, но никто об этом не догадывался. Время было такое…

Хильмы Абрамовны не стало в 1961 году. Она не могла жить без Ленинграда. Каждый год ездила к своей племяннице в Ленинград и в Москву к младшему сыну погостить. Она умерла в Москве, так и не успев доехать до Ленинграда, ей было всего 54 года.

1.3 Аверина (в девичестве Карху ) Антонина Петровна.

Антонина Петровна Аверина (в девичестве Карху) (приложение 6) родная племянница Карху - Алексеевой Хильмы Абрамовны. После окончания войны, она окончила педагогический институт и всю жизнь проработала в школе учителем русского языка и литературы. Ей сейчас 93 года. Она написала воспоминания о том страшном военном времени.

«Начало военного времени помню очень хорошо. Закончились экзамены в 7 классе, май месяц, весна, и лето впереди – главное радость, на время беззаботная жизнь. О войне как-то не думалось, хотя в школе и говорили, и пели о ней: «Если завтра война…» Для нас она грянула как-то неожиданно. Немцы пока занимали Прибалтику, думалось, что война закончится там, в Прибалтике, а до Ленинграда она не дойдёт. Мы почувствовали приближение немцев, когда залетали над нами немецкие самолёты. Встречали их зенитные батареи, что были замаскированы на окраине леса. Дважды упали бомбы: одна на колхозном поле, другая была нацелена на железную дорогу. Станции Лебяжье, но разорвалась на дворе крайнего дома Рыжовых. Фронт приближался с каждым днём. Гром орудий теперь стал слышен и днём и ночью. А когда с нашего форта Красная горка загремели дальнобойные, стало страшно. Полетели стёкла во всех окнах. Вскоре стали привозить раненых. Под госпиталь были заняты все возможные здания, в том числе и наша школа. Наши женщины стали санитарками.

Помню, была уже осень с заморозками, перестали греметь орудия батарей, будто и нет войны. Появилась надежда, что война заканчивается. Однажды по шоссейной дороге. С запада, показался полк солдат. Двигалась тёмная масса, понятно стало, что это солдаты. Но они были почти все без оружия. Впереди они гнали коров. Остановились у нас в деревне. Солдат, который остановился у нас на постой, рассказал, что они идут защищать Ленинград. Коров они нашли в поле, видимо, коровы искали себе корм. Коровы, как мы узнали потом, были больны ящуром и стали дохнуть одна за другой. Их закапывали на краю деревни. Земля была уже мёрзлой, поэтому их зарывали кое-как. Но люди голодные, раскапывали и ели это мясо, а затем умирали.

Прожили несколько блокадных месяцев благодаря шести мешкам картошки, которые закопали до весны. А все остальные овощи были отданы военным.

Помню мартовский солнечный день. Нам было велено собраться у школы и быть готовыми к отъезду. С собой можно взять одну поклажу мешок либо чемодан. За день до отъезда военные увели корову Маньку. Она бедная полгода не видела света, находясь в темноте хлева да ещё с телёнком внутри. Её вытаскивали два военных. Мы плакали, как и она, от боли и немощи, но не упала на наших глазах. Отелиться так и не смогла. Солдаты выволокли её из стайки: один тянул за рога, другой бил палкой по хребту сзади. А она, бедная, плакала от боли и яркого света весеннего дня. Уже много дней прошло, а эта картина до сих пор стоит перед глазами. За неё нам выдали справку, потом, через семь лет, эта справка помогла нам выжить. За неё нам выдали 33 буханки хлеба. Наша Манька спасла нам жизнь.

А потом нас посадили в кузов машины и повезли в неизвестность. Кузов машины был набит людьми до отказа. Четыре месяца провели мы в дороге до места, куда везли нас из Ленинграда. Немытые, вшивые, голодные, замёрзшие. Помню всё до мелочей: как сажали нас после переезда Ладоги в вагоны с названием по длине состава «Спецэвакуированные» Входили в вагон по трапу по списку, который держал в руках офицер и выкрикивал наши фамилии. Первыми в списках были фамилии «врагов народа» Наша семья была в списке первой. Мы и оказались дальше от входа, в углу вагона. На грязном полу располагались рядком. В вагон, куда нас посадили, не было наших родственников, у них мужья сражались на фронте, а наш отец был репрессирован в 1937 году, а в 1938 его расстреляли. Набили полный вагон. Кто стоял, кто сидел на полу вагона. Обессилившие, молчаливые, совсем чужие друг другу, но с одной судьбой, в ожидании чего-то. Сколько суток везли до первой станции, не помню. Под стук колёс дремалось, есть уже было нечего. В памяти остались кусочки хлеба по 125 грамм. И этого счастья были теперь лишены. Кормили нас редко, запомнила похлёбку из ржаной муки и очередь за ней длинной в наш состав. Хотелось теперь одного: скорее бы привезли нас на место, любое – ведь везде можно найти работу. Больше с нас нечего было взять, кроме работы. А работать мы умели! Выдержали в дороге всё, судьба сохранила нам жизнь.

За время дороги так и не познакомились друг с другом. Кто были эти люди, что происходило в их душе? Да и о чём говорить, когда всем понятно будущее каждого умереть с голода или болезни. Никто тебе не поможет. Умер один из малышей соседки. Ребёнка во что-то завернули и вынесли к двери. Это было место для всех умерших. В то время, если долго не было станции, то трупы скидывали на ходу поезда. Я была так плоха и понимала, что меня ждёт такая же участь. На большой остановке мама ушла менять три метра ситца хоть на какую-нибудь еду. Принесла только стакан гороха, который тут же был съеден.

… То, что мы плохие люди, неблагонадёжные, чувствовали это с раннего детства. Помню: плакала от обиды, но старалась дружить со всеми, не понимая, чем я хуже других. Мама всегда внушала нам, чтобы не делали ничего плохого, хорошо учились в школе, тогда нас не будут обзывать врагами народа.

Когда мы приехали в Ханты-Мансийск, нас определили на лесоповал. Работа была тяжёлой, многие не выдерживали. Но за неё давали продуктовые карточки.

Война закончилась, мы могли покинуть Ханты-Мансийск. Но дорога в Ленинград и её пределы была для нас закрыта. Нашлась сестра Лида, которую мы потеряли во время войны. Она в то время проживала в Кронштадте. Встреча с ней произошла только 3 мая 1948 года на 101 километре от Ленинграда. Лида позвала нас с собой в Архангельск. Где мы и проживаем до сих пор.

  На сегодняшний день на территории нашей области проживают почти двадцать тысяч поволжских немцев, не связанных с фашизмом и военными действиями. Еще в конце XVIII века немка Екатерина II пригласила своих соотечественников в Россию — занять благодатную, но малозаселенную землю Поволжья. Полтора века они жили обособленно и говорили на мягком диалекте. Со времен становления Советской власти и до начала Великой отечественной на территории современной Саратовской области действовала АССР Немцев Поволжья, где организовалось самоуправление. Возле Волги в основном жили крестьяне и ремесленники, в Ленинграде и других крупных городах — купцы, врачи, представители творческих профессий.

Все изменилось в 1941 году. Во избежание возможного сотрудничества с фашистами более 1,5 миллиона немцев насильно выслали в Сибирь, Казахстан и Киргизию. В селах и деревнях Тюменской области, тогда — части Омской, оказались дети, старики и разделенные семьи. Из трудовой армии вернулся лишь каждый четвертый-пятый немец.

1.4 Алексеева (Кейб) Берта Фридриховна

Родилась моя прабабушка, Кейб Берта Фридриховна (приложение 7) в 1928 году в Саратовской области в немецком поселении Гуссенбах. Отец её, уважаемый человек, занимал должность председателя сельского совета, под чьим руководством находилось четыре колхоза. Мать работала агрономом. У них была большая дружная семья, состоявшая из одиннадцати человек. Детство прошло в относительном благополучии и достатке, пока не грянула война…

« 1 сентября 1941 года, - рассказывала мне бабушка Вера (так мы её зовём дома), - моему детству пришёл конец. Это был как удар молнии! Везде был развешан приказ о двадцати четырёх часовой готовности к выселению поволжских немцев. С собой можно было брать только самое необходимое. Когда на пороге появился офицер, отвечавший за конвоирование нашей семьи, мама стала умолять его разрешить навести порядок в доме и покормить скотину. Офицер не сразу, но согласился. В доме навели идеальный порядок, даже занавески поправили на окнах и протёрли пыль на листьях фикуса. Не знаю, зачем это сделали, наверное, просто воспитаны так были». Потом она надолго замолчала, видимо, память вернула её в тот далёкий сентябрьский день 1941 года. Затем, вздохнув, продолжила: «Папа выпустил скот, чтобы он без хозяев не сдох с голоду. Нас погрузили на телеги и куда-то повезли. До сих пор стоит в глазах корова с маленьким телёнком. Они долго шли за нашей телегой, как бы прощаясь с нами.

3 сентября 1941 года наша семья навсегда покинула своё родное село. И начались наши мытарства! Нас везли на восток в вагонах, в которых перевозили скот. В вагон загоняли по 40 семей, так что приходилось ехать даже стоя. Но злости на правительство не было, был лишь один немой вопрос, возникавший в голове: «За что?»

На нас показывали пальцами, называли фашистами, мы не понимали по-русски, с нами никто не хотел общаться, нас унижали, было голодно… Это была страшная дорога!

Наконец, мы прибыли в пункт назначения - в Северный Вагай. Там мы прожили почти год. Мы мёрзли, пухли от голода, ели сухую траву и собирали колоски на соседнем поле… В тот страшный год умер мой отец, у него было слабое сердце. Если бы не он, не его мудрость и стойкость, наверное, наша семья не выжила бы. Нам разрешили похоронить его только через десять дней.

Осенью 1942 года нас перевезли в Ханты. Там я пошла в школу. Дети смеялись надо мной, потому что я не умела говорить по-русски. Со мной посадили, как мне казалось, русского мальчика. Он никогда не смеялся над нами, понимал наш язык, всегда помогал мне в изучении русского языка. Это был Володя Алексеев, который впоследствии станет моим мужем и моим защитником на всю жизнь.

Когда мне исполнилось 16 лет, меня определили на лесоповал. Эта работа была очень тяжёлая, даже для взрослых мужчин, что же можно было говорить о нас, хрупких девушках. Проработала я на этом адском труде почти 10 лет. Я терпела. Там, на лесоповале, получила инвалидность, меня придавило спиленным кедром.

И только однажды терпению моему пришёл конец. Мы не могли уйти с работы, пока не приедет молодой замерщик, бывший фронтовик, он же был приставлен к нам в качестве надзирателя. И мои кубометры спиленных лесин всегда оказывались ниже нормы, хотя это было неправдой. А от нормы зависел паёк хлеба. Так он проявлял свою симпатию ко мне. Мы долго ждали, когда он появится на деляне и запишет нашу выработку. В тот день был сильный мороз, даже костёр уже не согревал нас. За день моя норма спиленного и очищенного леса была выше всех, так как мне помогли мои старшие братья. Но, когда я услышала в очередной раз, что у меня опять не была выполнена норма, со мной случилось страшное. Я уже не могла сдерживать свои эмоции. Схватив палку, я пошла на него. От увиденного все пришли в шок, меня могли застрелить на месте и за это им ничего не было бы. Я, враг, бесправный человек, как я посмела… Видимо, выражение моего лица было страшным. Гнала я его с километр, пока не догнали нас мои братья. Больше ко мне претензий не было. Я стала передовиком производства.

Вскоре вышла замуж за Алексеева Владимира Николаевича, и у нас родилось двое детей.

Наши дети были признаны врагами народа. До 1956 года, посадив на одну руку дочь, а на другую - сына, ходила отмечаться в комендатуру (приложение 8).

В 1999 году умер муж и мой дом осиротел. Володя построил его собственными руками для нашей семьи.

Слушая рассказы бабы Веры, я мысленно представила себя на её месте и задала вопрос: А смогла бы я пройти через такие испытания и не очерстветь душой, не накопить в своём сердце ненависти к тем людям, которые унижали её только за то, что она не могла говорить по-русски, что она была немецкой национальности? Не знаю…

II.Практическая часть:

2.1 Изучение семейного архива:

Цель: Узнать как можно больше об историческом прошлом, о судьбах своих родных.

В старых фотографиях, пожелтевших вырезках из газет, обычных почтовых открытках, письма и записи о воспоминаниях, являются свидетелями прошлого. В них хранятся переживания людей их надежды и радости. Записи на фотографиях рассказывают о годах и отношениях людей (приложение 9)

Вывод: узнала о детстве, влюбленности, о тех страшных событиях, депортации, о жестоком и несправедливом отношении к людям, которых принудительно переселяли с обжитых мест в более суровые, а иногда даже не пригодные для жизни.

2.2 Сотрудничество с Государственным архивом Тюменской области и ХМАО Югра и с Центральным государственным архивом Санкт-Петербурга

Цель: узнать о депортации своей прабабушки и ее семьи

Следующим этапом поиска информации о близких стало обращение в архивы. важные этапы и события нашей жизни так или иначе фиксируются и документируются государственными органами. На основании материалов архивной карточки: семья Кейб Фридриха Фридриховича (отец Берты Фридриховны) по национальному признаку подвергнута направлению на спецпоселение с сентября 1941 г в Северный Вагай, а затем их перевезли в Ханты-Мансийск. Стоит заметить, что ссыльные трудились, не покладая рук, чтобы обеспечить армию всем необходимым для победы над врагом. Ответ на обращение в архив Санкт – Петербурга по поводу Карху Хильмы Абрамовны и ее семьи: данные отсутствуют или не прошли еще оцифровку с бумажных носителей.

Вывод:  Мои предки жили в Автономной республике немцев Поволжья, в селе Гуссенбах и были подвергнуты депортации в сентябре 1941г в Сибирь.

2.3 Сотрудничество с музеем «Городская Дума»

Цель: Исследовать, представленные выставки, экспозиции на тему депортации в годы Великой Отечественной войны.

Мое сотрудничество прошло с методистом по музейно-образовательной деятельности Малиновским Павлом Константиновичем. Он предоставил мне несколько статей из журнала Лукич и книгу «4 века Тюмени» где мимолетно говорится о депортации людей в Сибирь.

Вывод: предложить музею создать живые воспоминания с пострадавшими от репрессий людей или их родственникам, записать воспоминания на видео. Составить ряд вопросов, которые можно задать пережившему депортацию человеку. Каждый год 30 октября вдень памяти жертв политических репрессий, приглашать школьников на просмотр тематического фильма.

2.4 Посещение Памятного знака «Жертвам сталинских репрессий 1943-1957 гг.», Мемориального знака в память о жертвах политических репрессий, Памятный знак «Жертвам массовых репрессий 1937-1938 гг.» (Приложение 10)

Цель: Посетить и узнать об этих памятниках.

Памятник жертвам массовых репрессий 1937 - 1938 гг.
Дата открытия: 30 октября 1997 г. Авторы: архитекторы А.И. Клименко и О.П. Андреев (г. Тюмень).

Установлен по инициативе Тюменского городского общества жертв политических репрессий и городской Комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий на средства из областного и городского бюджетов.

Мемориальная доска спецпереселенцам - жертвам репрессий 1930 - 1950-х гг.
Дата открытия: 28 октября 1997 г. Надпись: "В знак памяти спецпереселенцев - жертв массовых репрессий 1930 - 50 гг. Пусть их трагическая судьба станет уроком всем живущим!"

Установлен по инициативе Тюменского городского общества жертв политических репрессий и Комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при администрации г. Тюмени на средства инспекции по охране и использованию памятников истории и культуры г. Тюмени.

Памятный знак расстрелянным в 1937 - 1938 гг.
Дата открытия: 30 октября 1996 г. Надпись: "В знак памяти и прощения безвинно убиенным предкам, расстрелянным в 1937 - 1938 годах, от наследников трагедии России".

Авторы: архитектор О. Андреев.

Установлен по инициативе Тюменского городского общества жертв политических репрессий и Комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при администрации г. Тюмени на средства из городского бюджета.

Вывод: В Тюменичтят память о жертвах политических репрессий.

2.5. Опрос 9 класса

Я решила провести опрос среди учащихся 9Л класса нашей школы и узнать, что они знают о сталинских репрессиях.

Цель: Провести опрос среди учащихся 9 класса на предмет политических репрессий, во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг (Приложение 11)

Вопросы.

Понятие «депортация» знакомо Вам?

Знаю о репрессиях не понаслышке: они коснулись моей семьи

Интересна ли Вам эта тема?

Хотели ли вы узнать о репрессиях в годы Великой Отечественной войны?                         

Вывод опроса: Таким образом, выяснилось, что не все дети знают, что такое «депортация», репрессии и, конечно, хотелось бы им рассказать, о суровой правде тех лет, об их условиях жизни без преувеличений.

Поэтому я решила обратиться к специалисту, учителю по истории, Новакшеновой Ольге Павловне, с предложением выступить на уроке истории со своим докладом в других классах нашей школы.

Чтобы учащиеся владели достаточными знаниями по этой теме, ведь живые примеры настолько важны. Хочется рассказать детям о любви к жизни, эти брошенные и униженные люди всё же выжили, благодаря стремлению жить и трудиться даже в таких нечеловеческих условиях.

30 октября – день памяти жертв политических репрессий

В память о невинных жертвах политических репрессий предложила в школе ежегодно проводить уроки памяти с минутой молчания, чтобы новые поколения не забывали о горьких уроках истории, которая развела людей по разные стороны.

Заключение

Русские немцы и финны давно пустили корни в России, многие из них трудились и трудятся на благо нашей страны. Они прошли через огромные человеческие страдания, через физическое и моральное уничтожение, через унижения и лишения прав, несмотря на всё это немецкие и финские народности не потеряли свои национальные традиции, свои национальные качества, гордость и уверенность в своих силах. Депортация была совершенно необоснованной и никаким образом не опиралась на факты, кроме как в национальности. Условия переселения, обустройства в Сибири, работы в трудовой армии были поистине нечеловеческими, если учесть, что эти люди не совершили никакого преступления. Трагедия этих людей – это урок для будущих поколений и пример для подражания тем, кто сталкивается в своей жизни с трудностями.

На примере судеб моих прабабушек можно проследить судьбу многих семей поволжских немцев и финнов, которые оказались в подобных условиях. Действительно, большинство переселенцев были людьми порядочными, трудолюбивыми, они сумели выдержать многие испытания, выпавшие на их долю. Несмотря ни на какие обвинения, сумели вынести все тяготы, не потеряв своего человеческого достоинства, большинство из них остались верны нашему общему государству. Более того, после реабилитации многие немцы и финны уже по собственной воле остались жить в Сибири, в том числе, на территории Тюменской области.

Моя гипотеза подтвердилась, поволжские немцы и финны смогли сохранить свою самобытность и культуру, внесли достойный вклад в победу над фашистской Германией. Национальные черты: трудолюбие, пунктуальность, аккуратность этих людей-переселенцев во многом помогли им выжить в тяжёлых условиях. История этих людей удивительна, разнообразна и конечно, этот период в истории никому из тех, кто это пережил, не хочется вспоминать, но это урок для будущих поколений. Необходимо изучать историю, помнить о трагедиях в судьбах человечества для того, чтобы не совершать таких ошибок вновь. Вместе с этим необходимо и учиться на примере таких семей, которые перетерпели душевную боль, тяготы, лишения. Но, несмотря на все эти обстоятельства, они сохранили в себе веру и любовь к жизни.

Приложение

Приложение 1

Алексеева (в девичестве Аккерман) Вильгельмина Оттовна

Приложение 2

Алексеев Семён Ипполитович

Приложение 3

Алексеева (в девичестве Карху ) Хильма Абрамовна

Приложение 4

 

Алексеев Николай Семенович с женой Хильмой

Приложение 5

 

1930 г. Хильма Абрамовна с сыном Владимиром на руках

Приложение 6

 

Аверина (в девичестве Карху ) Антонина Петровна. (17 лет)

 

Антонина Петровна, 20 января 2020 года. (93 года)

Приложение 7

 

Алексеева (Кейб) Берта Фридриховна (21 год)

 

Берта Фридриховна (93 года) с правнучкой Софьей

Приложение 8

 

Справка о реабилитации старшей дочери Берты Фридриховны

 

Приложение 9

 

 

 

Изучение архива: фотографии, письма

Приложение 10

Посещение Памятного знака «Жертвам сталинских репрессий 1943-1957 гг.», Мемориального знака в память о жертвах политических репрессий, Памятный знак «Жертвам массовых репрессий 1937-1938 гг.»

Приложение 11

- Понятие «сталинские репрессии» знакомо Вам?

да

нет

- Знаю о репрессиях не понаслышке: они коснулись моей семьи

да

нет

- Интересна ли Вам эта тема?

да

нет

- Хотели ли вы узнать о репрессиях в годы Великой Отечественной войны?

Да

нет

Опрос для учеников 9 класса

Список литературы

Художественный фильм «Софья Петровна» режиссер Аркадий Сиренко (1989)

«Выселить с треском». Очевидцы и исследователи о трагедии российских немцев. Под редакцией А.А. Германа

Семейный архив

Журнал Лукич часть 6, 2000 г. 32.33.34. – статьи «Из дела о расстреле»

Иваненко А.С «4 века Тюмени»

Информационный портал российских немцев RusDeutsch

http://www.inkeri.ru/note/334

http://providenie.narod2.ru/news/35/2014-10-24-40

Просмотров работы: 56