Деятельность военнопленных шведов в Тобольской губернии в начале 18 века на основе сравнения работ Е. М. Главацкой и Г. В. Шебалдиной

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Деятельность военнопленных шведов в Тобольской губернии в начале 18 века на основе сравнения работ Е. М. Главацкой и Г. В. Шебалдиной

Горбунов П.А. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 22, г. Тюмень
Горбунова О.В. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 22, г. Тюмень
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

В начале XVIII столетия Сибирь была заселена русскими переселенцами практически до самого Охотского моря и берегов Ледовитого океана на севере. Петр I использовал Сибирь, огромную, малозаселённую, холодную и неприветливую, для изоляции своих противников. После Полтавской битвы, которая произошла 8 июля (27июня) 1709 года в плен попали 18000 пленных шведских солдат и офицеров. Около сотни из них оказались в Тобольске, несколько человек в Тюмени и других местах. В 2011 году исполнилось ровно 300 лет со дня прибытия пленных шведов в Тобольск. Для того времени прибытие 800-900 пленных офицеров стало событием. Китайское посольство, ехавшее из Пекина под Царицын к Аюке-хану, застало в Тюмени «много шведских офицеров в плену».[8] Их прибытие стало мощным культурным взрывом. На экранах прошел фильм «Тобол», основанный на реальных исторических событиях начала XVIII века. При обсуждении фильма с моим братом я узнал, что в фильме допущены исторические неточности. Например, история с китайскими послами и посланным князю Матвею Гагарину тайным знаком является выдумкой. Или ещё, зимняя экспедиция закончилась полным поражением войска Ивана Бухгольца (а не внезапным отступлением степняков). Фильм дал яркую картину жизни тоболяков. Среди героев фильма были и пленные шведы. Как жили и каковы были условия жизни шведских военнопленных (каролинов) заинтересовал нас. А основной задачей данной работы стала возможность рассказать достоверную историю об этом времени.

К настоящему времени, появилась довольно обширная литература, посвященная жизни пленных шведов в Сибири. В своей работе мы не использовали архивные документы, но воспользовались историческими очерками и документальными материалами, включающими архивные документы. Об этих событиях рассказано с разных позиций. Доктор исторических наук Д.И. Копылов в историческом очерке о дооктябрьском Тобольске, писал о белокаменной столице Сибири. Там мы встречаем несколько страниц, посвященных изучению периода жизни шведских пленных в Сибири. [3] Работы же Е. М. Главацкой, Г.В. Шебалдиной систематизировали известия зарубежных авторов, начиная с XVIII века. Сообщения разнообразны [2,6]. Одни смотрят на Сибирь с любознательностью, дружелюбием. Другим Сибирь представляется мрачной силой, поломавшей все их жизненное благополучие, в их словах часто звучат нотки раздражения и враждебности. О роли губернатора Гагарине изложено в издании о сибирских и тобольских губернаторах. [5] И там мы видим, насколько большую роль в их судьбе играла личность М.П. Гагарина. Его материальная и моральная поддержка спасали жизни пленных шведов.

Таким образом, данная литература помогла нам комплексно изучить материал, расширить представление о пребывании пленных шведов в Тобольской губернии. Но это также способствовало расширению наших знаний о данном эпизоде русско-шведских отношений, оказавшем серьезное воздействие на формирование представлений двух народов друг о друге.

Исходя, из данной темы работы, поставил перед собой цель: определить значение пребывания шведов в Тобольской губернии в начале XVIII века.

Задачи:

1. Изучить литературу по теме.

2. Проанализировать данные о занятости пленных шведов.

3. Сравнить различные исторические работы по вопросу пребывания шведов в Тобольской губернии.

Выдвинули гипотезу: деятельность отдельных пленных шведов оказала благоприятное влияние на экономическое и культурное развитие Тобольской губернии в начале XYIII века.

Объект исследования: пленные шведы.

Предмет исследования: участие пленных шведов в жизни Тобольской губернии.

Методы исследования работы:

1. сбор и обработка информации из разных источников;

2. сравнение, обобщение, синтез;

Глава 1. Условия содержания пленных шведов в Сибири

1.4. Ограничение свободы, передвижения и переписки пленных шведов

Начало XVIII века знаменовалось для России с деятельностью Петра I. В результате его административной реформы Россия была поделена на 8 губерний, и Тобольск получил статус губернского города. В сражении под Полтавой 27 июня 1709 года, а также после капитуляции шведской армии у Переволочны 30 июня в плен были взяты солдаты и офицеры. [2] Все они были отправлены в Архангельскую, Казанскую и Астраханскую губернии. И, когда в Свияжеске был раскрыт заговор пленных шведов, большая их часть была переведена в Сибирь. [6] В основном это были этнические шведы, но были также немцы, финны и выходцы из Прибалтики. Следует подчеркнуть, что в Тобольск были направлены офицеры рангом выше и образованнее, чем в другие города Сибири. Первым Сибирским губернатором в 1712 году назначается Матвей Петрович Гагарин. Гагарин весьма благоволил пленным шведам. Вот как описывает Страленберг губернатора « Он в Сибири снял свой парик и одевался наполовину русское, наполовину немецкое платье, притворяясь благочестивым, ежедневно посещая церковь и строго придерживаясь постов, с крестьянами при входе и выходе из церкви милостиво разговаривал, обнадёживал их лучшими временами, и таким просителям всегда давал быстрое решение обещанием возможной помощи. Так, он не забывал оказывать много добра шведским пленным и очень беспокоился, чтоб они в своей бедности могли что-нибудь заработать». Как указано в статье о первом сибирском губернаторе, что лишь благодаря его покровительству, выделению им значительных средств из казны на их содержание, шведские военнопленные смогли выжить на чужбине. [6] Об их жизни на территории нашего края посвящена работа.

Прибывших в Тобольск мятежников было решено расселить по домам мещан в нижнем посаде города, ибо по указу того же Петра I все инородцы должны были жить отдельно от коренного населения. Сибирский плен, по мнению Д.И. Копылова, не отличался какой – то особенной жестокостью. [3] Шведы могли свободно продвигаться по городу: свободно общались друг с другом и местными жителями. Для пленных шведов определялся порядок содержания. Чем дольше они оставались в плену, тем режим содержания становился мягче. К каждому был представлен человек, которого специально назначали, опасаясь их бегства. Но они также могли передвигаться на большие расстояния.

Е.М. Главатская отмечает, что одной из острых проблем, с которыми пришлось столкнуться пленным в Сибири, было создание семьи. Надо сказать, некоторые были женаты на скандинавках, ехавших в обозе. Многие шведы женились на местных женщинах, имели от них детей.

Но иногда возникали между населением и шведами разногласия. Так. Е. М. Главацкая приводит пример, как в 1716 году в приказную избу пришла весьма многочисленная делегация: от детей боярских, казаков, пашенных и оброчных крестьян, служивых татар и бухарцев. Записал подьячий челобитную, обращенную к Державнейшему царю-государю. «Шведы в домах наших живут нечинно. Рабов твоих, государь, всячески скверными словами и блудным воровством бесчестят. Мы, рабы твои, по твоему государеву указу, всякого чина служивые люди, бываем по разным государевым службам и посылках непрестанно. И мы, тяглые люди, бываем по отъезжим пашням по вся дни. А в домах шведы с нашими женами и детьми остаются. Всемилостивый государь, вели им, шведам, на их деньги казармы построить. Жить бы им, шведам, в казарме, по скольку человек ваше величество укажет, чтоб нам, рабам твоим, от шведского утеснения и бесчестия впредь вконец не разоритца». [2] После волнений 1716 года местных жителей против шведов, слишком активно ухаживавших за жёнами и дочерьми аборигенов, ставших изгонять пленников из своих жилищ и выбрасывать их пожитки, за скандинавов вступился губернатор Матвей Гагарин. В благодарность за это пленные шведы – корнеты Эрнст, Горн, Бари и ротмистр Мали – украсили шёлковыми обоями двухэтажный губернаторский особняк. На обоях были вышиты золотые и серебряные цветы. [6]

Контроль над содержанием шведов в русском плену осуществлял шведский Фельд-комиссариат во главе с графом К. Пипером, главной заботой которого были офицеры и военные чиновники. Однако на местах колонии шведских пленных возглавляли ольдерманы, избиравшиеся из числа старших и наиболее уважаемых офицеров [6]

Каждый пленный получал из казны по две деньги и полтора четверика ржи в месяц. Казна не очень стремилась дать много денег. Этого было мало. Копылов отмечает, что побывавший в Сибири и лично знавший губернатора Гагарина инженер Блюер утверждал, что за годы своего правления он раздал пленным шведам 15 тысяч рублей. [4] Его благотворительность велась за счёт казны, и не вызывала одобрения в столице. Помощью с родины пользовались немногие. Шведам разрешалось зарабатывать на жизнь.

Способы освобождения (обмен, отпуск на поруки, побеги).

1.2 Способы освобождения (обмен, отпуск на поруки, побеги)

Существенно влиял на жизнь шведов тот фактор, что деньги и письма из Швеции шли долго. Удалённость Сибири от центра почти полностью исключила побеги шведов. А таких способов как досрочное освобождение, обмен или отпуск «на поруки» был недопустим. [1]

1.3 Поступление на русскую службу

Шведских военнопленных активно приглашали на русскую службу, особенно в период создания коллегий (1715—19). Охотно принимали присягу военнопленные — жители шведских прибалтийских провинций, их численность особенно возрастала в те годы, когда из Швеции практически не приходили деньги. И, тем не менее, переход пленных шведов на русскую службу не принял массового характера. А большинство из тех, кто принимали приглашение, заранее оговаривали временный характер службы. [4]

Глава 2 . Виды практической деятельности пленных шведов в сибирской ссылке

2.1. Предпринимательство, ремесло, торговля

Добывать средства к жизни своим трудом приходилось многим пленным. Многие из пленных оказались искусными мастерами и ремесленниками. Большинство известий о сферах частного предпринимательства каролинов в плену приведены в работах Г.В. Шебалдиной по данным Сибирского приказа [6].

Знания и опыт шведов использовался при строительстве, которому они обучались на родине. И вот уже с 1711 по 1713 годы под руководством знаменитого сибирского зодчего Семена Ремезова пленники строят хранилище государственной казны – рентерею. Оно получило в народе название «Шведские палаты». Кроме рентереи, существующей по сей день, с помощью шведских пленников были построены стены и башни южной части Тобольского кремля, которые спустя более чем полвека подверглись разрушению. По очередному распоряжению Тобольского губернатора Матвея Гагарина, буквально за несколько месяцев шведские инженеры и согнанные на земельные работы крестьяне, числом не более сотни, построив вручную обводной канал, выпрямили русло реки Тобол и отодвинули место слияния рек Тобол и Иртыш на 3,6 версты (около 8 километров) ниже по течению. Тем самым рабочие избавили от затопления в паводок весь нижний посад Тобольска.

Копылов в своей работе описал деятельность некоторых пленных шведов. Но он отмечает частный случай, чем практическое распространение повсеместно. В Тюмени полковой лекарь Яков Шульц лечил местных жителей и вел осмотр граждан, призывавшихся на службу в царскую армию. С ведома Гагарина, в ноябре 1713 в Тобольске была построена кирха, действовали больница и аптека.

Некоторые изготовляли табакерки, другие занимались золотым и серебряным шитьём. Так, например, корнет Пистольшельд изготовлял игральные карты и производил на собственной винокурне вино. Ротмистр Гааль сделался красильщиком. Ротмистер Риддерборг вышивал золотом и серебром шапки и черпаки. Шведы же организовали первый в Сибири кукольный театр. Даже в середине XIX века в Тобольске существовало шведское ателье по изготовлению изделий из мамонтовой кости.

Шведский офицер Курт фон Врех основал в Тобольске школу для шведских детей (немецкие чиновники и офицеры, взятые в плен в Прибалтике, ссылались в Сибирь с женами и детьми). Там учились и русские, украинцы, один монгол и даже эвенк, многие из которых приезжали даже из других городов для учебы. Если в 1714 году в школе было всего 12 учеников, то к 1720 в ней уже обучалось 139 учеников. В этом же году школа закрылась. Финансировалась она как из заграницы, так и некоторыми частными лицами из Москвы. Учителя – пленные офицеры – работали бесплатно, а обслуживающий персонал - за получаемое в коле питание. Образование велось на немецком языке. Большинство школьников жили в школе на полном пансионе. Давали уроки немецкого языка, танцев и музыки. Одному лейтенанту удалось организовать кукольный театр, имеющий большой успех у тоболяков. [3]

Шведы, которые не занимались ремеслом, торговлей открывали трактиры. Когда не было дохода, то пленные шведы занимались самогоноварением. Это связано с большим риском. Обычным наказанием была высылка из Тобольска дальше на Восток. Даже при получении разрешения, установленного законом, это был большой риск. Е. М. Главацкая, приводит пример челобитной на имя царя, поданной коменданту Тюмени: «…Сего 1716 года августа 8 день били челом Великому Государю шведские полоненные прапорщики Гаврило Люн, Лярс Галберий, – пишет подьячий. – Продают они из откупу в Тюменском уезде на Кармацком погосте вино и пиво. В прошлом 1716 году, в сентябре месяце, приехав к ним в ночи беглые солдаты Василий Парников, Василий Курбатов, Семен Тагилец да Карнацкого погоста житель Иван Годенов, тобольский беглый ямщик Иван Макаров, просили у них вина и пива. Им не дали, зато их вышеозначенные беглые солдаты били, увечили смертными побоями. У избы окна и двери изрубили топорами и хотели зажечь. Взяли у них грабежом денег два рубли двадцать четыре алтына да вина по цене рубль на шесть алтын, пива на три алтына на две деньги, коробью с пожитками и закладное, которое они имали у посторонних людей, – всего по цене на шесть рублев.

На вышеозначенных воров полоненники били челом прежнему тюменскому коменданту господину Зубову. Но он-де, комендант, из караула вышеозначенных воров освободил и указу никакого не учинил. Посему названных разбойников надобно сыскать и подлинное их дело прислать в Тобольск губернатору Сибири князю Гагарину». [6] А шведский историк А. Оберг в книге о пребывании шведов в плену посвятил целую главу их самогонным занятиям.

2.2 Работа по найму

Нанимались на службу управляющими или просто слугами. Так капитан Иоганн Бернгард Мюллер сопровождал митрополита Филофея Лещинского в его поездке по остяцким и вогульским землям. Эта поездка дала ему материал для опубликованной в 1710 году работы «Жизнь и обычаи остяков, народа, живущего почти до самого северного полюся…»[2]

2.3 Участие в экспедициях

Наиболее заметный вклад оставили шведские военнопленные как участники многочисленных экспедиций по изучению Сибири. Князь Гагарин отправляет в 1714 г. с отрядом Бековича на Камчатку бывшего матроса, голландца Генриха Буша, построившего в Охотске судно, на котором отряд достиг Камчатки и вернулся обратно. В 1716 году Гагарин отправил пленного по имени Мулин на Камчатку для постройки судна. Это предприятие закончилось неудачей. [3]

Несколько шведских пленных участвовали в знаменитой экспедиции Бухгольца, занимавшегося поисками золота в верховьях Иртыша. Вот какой пример приводит Э.П. Зиппер, основываясь на книге Страленберга об экспедиции Бухгольца: «Он послал несколько человек в Бухару (где некоторые реки содержат немного золотого песку) и закупал его там столько, сколько мог достать. И когда собрали около 10 фунтов, он с ним совершил путешествие в Петербург и доложил царю, сказав, что золотой песок можно найти ближе, чем это было на самом деле. Но при этом он доложил, что не так то легко туда попасть, и калмыков только силой можно заставить пропустить русские отряды, а он бы захватил эти места, если ему предоставят для этого 100000человек, ружья амуницию, и ещё мастеров по изготовлению ружей и пороха. Всё остальное найдется в самой Сибири». До Эркети, конечной своей цели, трехтысячный отряд Бухгольца так и не дошел. На Ямышлевском озере, где они зимовали в 1715-1716гг., их окружили войска джунгарского тайши. Отряду с большими потерями едва удалось вырваться из окружения и отойти вниз по Иртышу. В результате этого была основана Омская крепость у устья реки Оми. Среди них оказался Иоганн Густав Ренат, сержант шведской артиллерии. Вот что пишет об этом исследователь Сибири Г.Ф. Миллер: «Среди этих пленных был шведский штик – юнкер Иоганн Ренат, который впоследствии научил калмыков плавить железную руду, отливать пушки и бомбы, вёл как главнокомандующий калмыцкие войска против китайцев и, захватив неисчислимые сокровища, в 1733г. через Сибирь и Россию вернулся в Своё отечество». [2]

Четыре пленных шведа ездили с посольством Л.В. Измайлова в Китай. Один швед принял участие в походе майора И.М.Лихарёва на озеро Зайсан. Особое место занимает шведский капитан Филипп Иоганн Табберт. После Ништадтского мира в 1721 году он вернулся на родину и был возведён во дворянство под именем Страленберга. Он выпустил в 1730 году в Швеции книгу. Полное её название: «Северная и восточная части Европы и Азии, поскольку таковые включают всю Русскую империю с Сибирью и Великой Татарией, изображенные в исторически-географическом описании за древние и новейшие времена, и со многими другими неизвестными известиями, наряду с еще нигде не опубликованной многоязычной таблицей тридцати двух видов языков татарских народов и калмыцким словарём, а в особенности с большой правильной картой указанных стран и другими различными гравюрами на меди, касающимися азиатско-скифских древностей, по случаю шведского военного плена в России собранные из собственных тщательных наблюдений, на произведённых далёких путешествиях Филиппом Иоганном фон Страленбергом». Он пробыл в Сибири 13 лет. Он часто передвигался по Сибири и составил карту, где указал все полезные ископаемые и месторождения руд, залежи драгоценных камней. Эту карту увидел князь Гагарин. Он запретил Страленбергу дальше заниматься этим делом. Но он сумел выслать её знакомому купцу в Москву, после карта попала Петру I. В 1720 году Страленберг принял участие в экспедиции академика Д.Г. Мессершмидта. В результате объездил все сибирские города и остроги, добрался до Енисея. [2,6]

Полковой священник Генрих Седерберг изучал религию и нравы русского народа, его книга была опубликована в России в 1870-е гг.

Заключение

Бросая взгляд на историю нашего края в начале XYIII века, можно отметить, что первыми иностранцами, которые в большом количестве оказались на бескрайней и малоизвестной территории были шведские военнопленные. Они сыграли роль «европейских посланников», которые на примере собственной жизни смогли познакомиться с нашим краем. Сравнивая различные источники, мы можем отметить, что факты, приведённые из жизни военнопленных шведов, показывают следующее. В Тобольске оказались офицеры, более образованные, но их было единицы. Они умели строить, занимались ремеслами. В Тюмени преобладали рядовые солдаты. Они умели читать и писать, но культурный и моральный уровень их был низок. Пребывание шведов в Тюмени не оставило о себе памяти в истории города хорошими делами, а плохие постепенно забылись, кроме пресловутого самогона. Результатом взаимоотношений можно отметить следующие факты. Одним из важнейших показателей являются смешанные браки. Из преданий семьи тоболячки Ирины Семеновны Сотниченко известно, что её прабабушку сватали шведы из деревни Серюково, пленными шведами была основана деревня Ослино. Некоторые из них оставили труды о флоре и фауне, географии и истории. Ни с чем несравнимо значения создания первой школы в Тобольске. С другой стороны приведено немало материала, где их поведение было неприличным. Живя в двух городах Тобольске и Тюмени, они не могли влиять на всю территорию губернии. Результаты их деятельности заслуживают благодарности.

Большинство пленных на родину не вернулись, найдя себе могилы на просторах Сибири. Из 1600 прибывших в Тобольск шведов не все вернулись домой.

Литература

1. В сибирском плену. Что стало с шведскими пленными...mir- znaniy.com›v…chto…shvedskimi…poltavskoj-bitvy/

2. Е.М Главацкая, Сибирский Вавилон: шведские узники в начале XVIII в

elar.urfu.ru›bitstream/10995/36628/1/qr_4_2015_…

3. Д.И. Копылов, Ю.П. Прибыльский, Тобольск, Свердловск, 1975, стр.25-26

4. Как жили в Сибири пленные шведы. tyum-pravda.ru›Культура›40001-kak-zhili-v-sibiri…

5. Сибирские и тобольские губернаторы: исторические портреты, документы. Тюмнь, 2000, стр.37

6. Г.В. Шебалдина, Шведские военнопленные в Сибири в первой четверти XYIII века, М., 2005, с 90-91

Просмотров работы: 15