Георгиевский крест – символ храбрости

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Георгиевский крест – символ храбрости

Дзюба Д.П. 1
1МБОУ СОШ№1 им И.Ф. Вараввы
Штомпель Г.Г. 1
1МБОУ СОШ№1 им И.Ф. Вараввы
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Среди всех воинских наград в российской истории Георгиевский крест занимает особое место. Этот знак воинской доблести является самой знаменитой наградой дореволюционной России, а солдатский Георгиевский крест можно назвать самой массовой наградой Российской империи, потому что им отмечались нижние чины (солдаты и унтер-офицеры).

Актуальность - работа над данной темой позволила мне узнать многое о появлении такой награды, как Георгиевский крест, выяснить, кто из моих земляков был кавалером данного ордена, осознать себя частью самой истории своей страны и понять, что только зная правду можно двигаться вперед.

Цель – рассмотреть историю создания ордена «Георгиевский крест» и выяснить, кто из моих земляков был кавалером этого ордена.

Предмет исследования – история создания ордена «Георгиевский крест».

Гипотеза – я надеюсь, что моя работа поможет мне лучше узнать историю создания ордена «Георгиевский крест» и выяснить, кто из моих земляков был кавалером этого ордена.

Основные задачи исследования: Собрать документальный материал; провести анализ материалов и обобщить полученные данные.

Методология исследования:

Опиралась в своей работе на личностно-ориентированный научный подход.

Использовала гуманистические принципы.

Методы исследования:

Эмпирические: наблюдение, изучение продуктов деятельности и документацию, различные виды опросов.

2. Метод качественного (конкретных фактов) анализа.

Этапы исследования:

Изучение теоретического материала.

Обобщающий, связанный с оформлением самой работы.

В своей работе я использовал документы архивов, материалы станичного музея, монографическую, художественную, энциклопедическую литературу.

Георгиевский крест

Утвержденный в 1769 году орден Святого великомученика и Победоносца Георгия, предназначался исключительно для воинских чинов и награждали им преимущественно за подвиги. По статуту, утвержденному Екатериной II "Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы".
Правда, изначально орден полагался и тем, "кои в полевой службе 25 лет от обер-офицера, а в морской 18 кампаний офицерами служили".
Чтобы статус награды оставался высоким, выслуга лет в армии стала отмечаться орденом Св. Владимира. До 1856 г действовал порядок по которому ордена св. Георгия после смерти их владельцев  в обязательном порядке возвращались в орденскую думу. При создании ордена св. Георгия художники допустили ошибку. В центральном медальоне посредине креста явно просматривается изображение всадника, поражающего дракона. Но в геральдике того времени  дракон означал силы Добра, и по легенде св. Георгий победил змея.
Первая степень Георгиевского ордена была наградой чрезвычайной, которую за всю историю его существования в дореволюционной России имели всего 25 человек - меньше, чем высший орден Российской империи св. Андрея Первозванного.
Получить орден св. Георгия 1-й степени по статуту могли лишь военачальники, одержавшие победы в военных кампаниях, орден 2-й степени - одержавшие победу в важном сражении. Поэтому за всю историю в России лишь четверо военачальников имели все четыре степени ордена св. Георгия: М.И. Голенищев-Кутузов (см. приложение 2 рис.1), М.Б. Барклай-де-Толли, И.Ф. Паскевич-Эриванский и И.И. Дибич-Забалканский. 

Когда в 1801 г. орденская дума предложила Александру I возложить на себя знаки 1-й степени Георгиевского ордена, тот отказался, считая, что не заслужил эту награду. Лишь вернувшись из похода 1805 г., он согласился на 4-ю степень ордена за проявленную им "личную храбрость". (см. приложение 1 рис.2)

В 1838 г. Николай I в связи с 25-летием своей службы в офицерских чинах настоял, чтобы вопрос о награждении его орденом св. Георгия 4-й степени был предварительно рассмотрен в орденской думе. (см. приложение 1 рис.3)

Чтобы уважать верования военнослужащих-нехристиан, 29 августа 1844 года был учрежден особый дизайн ордена св. Георгия, где в центре вместо всадника, поражающего змея, был изображен герб Российской империи - черный двуглавый орел. Первым этот знак получил майор Джамов-бек Кайтахский. (см. приложение 1 рис.4)

В связи с этим в мемуарах и художественной литературе встречаются моменты, когда офицеры, выходцы с Кавказа, недоумевают: "а почему мне дали крест с птицей, а не с джигитом?".

В 1807 г. был утвержден Знак Отличия военного ордена ("Георгиевский крест") для военнослужащих нижних чинов. В 1856 г он получил четыре степени. Знаки 1-й и 2-й степеней изготовлялись из золота, 3-й и 4-й - из серебра.
Эти знаки отличия выдавались довольно редко. К примеру, за всю русско-турецкую войну георгиевский крест 1-й степени получили 60 человек. [6] (см. приложение 1 рис.1)

Дибич Иван Иванович

Участие в кампаниях 1806 и 1807 гг. привело к дальнейшему карьерному росту молодого офицера, который был в основном прикомандирован к квартирмейстерской части (аналог современного генерального штаба). Как говорили злые языки, одною из причин этому был его малый рост: в походе он не мог поспевать за гренадерами. С другой стороны, именно квартирмейстерская служба дала окрепнуть природным военным дарованиям Дибича.

В сражении при Гейльсберге он был удостоен ордена св. Георгия 4 степени за весьма удачное расположение батареи на правом берегу p. Алле. Батарея, действовавшая на неприятельском фланге, своим удачным огнем остановила противника и прикрыла отступление своих войск. Сражения при Прейсиш-Эйлау, Гутштадте, Фридланде, также позволили выдвинуться вперед молодому офицеру, возвратившемуся в Россию в чине капитана, и имевшему, помимо Георгия, орден св. Владимира 4-й степени и прусский орден «За заслуги».

В 1810 г. Дибич, не прекращая изучения теории военного дела, был определен в свиту Александра I по квартирмейстерской части и при содействии управлявшего тогда этой частью князя Волконского поступил на место дежурного штаб-офицера в корпус графа Витгенштейна. В том же году подполковник Дибич обратил на себя внимание запиской, под заглавием «Organisations-planeines Requisitions-systems» (план организации реквизиционной системы), представленной военному министру по поводу предстоящих тогда военных действий. В сентябре 1811 г. 26-летний Дибич был произведен в полковники.

Во время заграничного освободительного похода русской армии в 1813 г. Дибич был сначала назначен Генерал-Квартирмейстером армии Витгенштейна. Позднее он становится Генерал-Квартирмейстером всех союзных русско-прусских войск. Он участвовал в сражениях под Люценом, Бауценом и Дрезденом, где проявил храбрость и отличился умелым командованием (в сражении под Дрезденом 14-15 (26-27) августа 1813 г. под Дибичем были убиты две лошади, а сам он получил сильную контузию). За участие в сражении под Кульмом он был награжден Орденом Св. Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени. После сражения под Лейпцигом командующий союзными войсками князь Шварценберг наградил Дибича Орденом Марии-Терезии малого креста, сняв его со своей груди, а Император Александр I произвел его в Генерал-Лейтенанты.

В сражениях на территории Франции Дибич отличился при Ла-Ротьере и Арсис-сюр-Об. После вступления русской армии в Париж он был удостоен Ордена Св. Благоверного Князя Александра Невского. Позднее, в августе 1815 г., после знаменитого смотра русских войск под Вертю, блестяще организованного М. Б. Барклаем-де-Толли, Дибич также был награжден алмазными знаками этого ордена.

Война с Наполеоном принесла Дибичу известность в военных и придворных кругах и упрочила его боевую репутацию. После окончания военных действий он был назначен начальником штаба 1-й Армии, и находился в Могилеве, где располагалась главная ее квартира. В 1818 г. Дибич удостоен звания Генерал-Адъютанта. В 1820 г. в Могилеве было открыто двухклассное офицерское училище (просуществовавшее до 1830 г.). [7] (см. приложение 2 рис.3)

Барклай-де-Толли Михаил Богданович

17 – 18 (29 – 30) августа 1813 года союзная армия в районе селения Кульм в Богемии (ныне - Хлумец в Чехии) разгромила французский 1-й корпус под командованием Доминика Вандама. Сражение длилось два дня. В первый день Сводный отряд под началом Александра Ивановича Остермана-Толстого сдерживал превосходящие силы противника. Бой был тяжелым и кровопролитным. Сам Остерман-Толстой был ранен и потерял руку. Однако русские войска выдержали удар врага. Вечером к отряду Остермана-Толстого, которого заменил Алексей Петрович Ермолов, вышли русские войска основной армии Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, которые отходили от Дрездена. А прусский корпус под командованием генерала Фридриха Клейста прошёл той же долиной в горах, что и французские войска ранее, и оказался внезапно для себя и противника в тылу у Вандама. В результате французы попали в окружение и утратили превосходство в числе. Французский корпус был полностью разгромлен. Большая часть французских солдат погибла, разбежалась, или попала в плен. В плен попал и командир корпуса Вандам. В России он пребывал в ссылке в Вятке и вернулся во Францию после отречения Наполеона. 18 (30) августа. Барклай на левом фланге в первой линии поставил 1-ю гренадерскую дивизию под командованием Николая Раевского и бригаду генерал-майора Дмитрия Пышницкого, во второй линии располагалась австрийская бригада принца Гессен-Гомбургского. Общее руководство левым флангом осуществлял князь генерал-лейтенант Дмитрий Голицын. В центре в первой линии был 2-й корпус Евгения Вюртембергского и отряд Гельфрейха, во второй линии – 2-я гвардейская пехотная дивизия генерал-майора Ивана Удома, гвардейская кавалерия и австрийские кирасиры. Здесь же располагалась 3-я кирасирская дивизия Ильи Дуки. Общее командование осуществлял Милорадович. На правом крыле были кавалерийский отряд генерал-майора Карла Кнорринга (бы в этом сражении тяжело ранен), австрийские дивизии И. Коллоредо и Ф. Бьянки. Правый фланг должен был осуществить обход противника. Правым флангом руководил австрийский полководец Коллоредо.
Французские войска в этот день продолжали атаковать левый фланг союзных войск. Русские войска ударили на обоих флангах, а австрийские войска пытались обойти левый фланг французского корпуса. К полудню в тыл французам вышли прусские войска. Вандам был вынужден повернуть часть своих сил против Клейста и контратаковал его. Прусские войска были отброшены на несколько километров к северу, но пробить коридор и уйти смогла только кавалерийская бригада генерала Ж. Корбино. Французы, атакованные с трёх направлений, были смяты и разбиты. К 13 часам французские войска стали сдаваться. До 12 тыс. человек вместе с командующим и всей артиллерией (80 орудий) попали в руки союзников. Другие разбежались по лесам. За это сражение ему был присвоен Георгиевский крест I степени. [7] (см. приложение 2 рис.4)

4. Наши станичники - герои

История пластунских частей берет свое начало еще в Запорожской Сечи, откуда запорожцы принесли значащие имена своих куреней, в т.ч. Пластуновского, основанного по их переселении в 1792 году на земле благословенной Кубани. Сейчас это станица Пластуновская Динского района. В 1802 году Черноморскому казачьему войску было повелено содержать 10 пеших батальонов - прообразов будущего российского спецназа. В 1870 году эти батальоны Кубанского казачьего войска были переименованы в пластунские. В годы царствования императора Александра III число пластунских батальонов увеличилось до четырнадцати, все они были четырехсотенного состава.

Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война потребовала увеличения количества пластунских батальонов до 24. А к весне 1915 года появилось ещё два батальона. Нас будет интересовать в основном боевой путь 11-го пластунского батальона, в который влились с началом войны старослужилые казаки 5-го пластунского батальона. Многие перешли в него, даже не успев сменить свои погоны.

 В ходе более поздних разысканий мы установили 40 казаков-пластунов из числа староминчан, 21 - из числа канеловчан и троих с хутора Старовеличковского (с 1917 года - станица Новоясенская), получивших в Первую мировую войну георгиевские награды (кресты и медали). Именной список кавалеров георгиевских наград передан нашему районному музею. В числе награжденных - полный Георгиевский кавалер всех четырех степеней ордена Святого Георгия, фельдфебель 2-й сотни 11-го Кубанского пластунского батальона Андрей Гаврилович Артюх. [1]

Запечатленный 3-м справа во втором ряду урядник Андрей Артюх — это отец будущего Героя Советского Союза Александра Андреевича Артюха (см. приложение 2 рис.2), живым с войны не вернулся. Артюх Андрей Гаврилович, родившийся в ст. Староминской 29 ноября 1886 года. Награжден всеми четырьмя Георгиевскими крестами: IV степени - 12.05.1915 года, III степени - 25.06.1915, II степени - 01.07.1915, I степени - 19.07.1916 года. По некоторым данным, воевал в составе 5-го Кубанского пластунского батальона. (см. приложение 3 рис.1)

Георгиевский крест 4-й степени он получил, когда в ночь на 19 октября 1914 года 11-й пластунский батальон в составе Эриванского отряда, перейдя через Зорский перевал, вступил в пределы Турции, без боя занял город Мисун и, напротив, с сильным боем взял господствующие над Мисуном высоты и до поздней ночи гнал противника в сторону города Диадина. После этого были двухмесячные тактические бои. Совершая фланговые движения по отношению к отступающим туркам, пластуны неуклонно продвигались вперед, занимая укрепленные турецкие посты. Пока в ночь на 28 декабря не вступили во встречный бой с сильным турецким постом в г. Гамас (к вечеру этого дня все же взяли город).

27 апреля 1915 года пластуны двинулись по железной дороге на Западный фронт и уже 4 мая выгрузились на станции Садовая Вишня, откуда походным порядком вышли на Луковец и Кобелюхи, расположившись в лесу бивуаком. Недолго пришлось им быть в резерве, уже 12 мая батальон принял участие в атаке на сильно укрепленные неприятельские позиции под селением Лазы, взаимодействуя со 2-м Запорожским полком, почти полностью укомплектованным земляками-староминчанами. Но главный, ещё более ожесточенный бой ожидал пластунов после их переброски в город Каменец-Подольский.

В ночь на 8 июня они повели массированное наступление на укрепленные позиции противника под селением Баламутовка и к утру того же дня, сломив упорное сопротивление австрийцев, выбили их с занимаемых позиций. Находясь в резерве 2-й Кубанской пластунской бригады, пластуны батальона до 11 июня приводили себя в порядок, пока в ночь на 12 июня не получили приказ занять позицию у села Черный Поток и перейти в демонстративное наступление для содействия 1-й пластунской бригаде.

Действовали казаки виртуозно, и это ставило австрийцев буквально в тупик. Именно за бои под селениями Баламутовка и Черный Поток десятки пластунов 11-го пластунского батальона получили Георгиевские награды. А фельдфебель 2-й сотни батальона Андрей Гаврилович Артюх – сразу две: Георгиевский крест 3-й степени за номером 40095 и 2-й степени (номер 21811).

Утром 25 марта корабли подошли к Анатолийскому побережью. После полной выгрузки батальоны 2-й бригады выстроились на берегу, и проезжавший фронт пластунов поздравил с благополучным прибытием командующий Кавказской армией генерал от инфантерии Юденич, пожелав им покрыть себя в предстоящих боях новыми боевыми лаврами. В тот же день пластуны выступили походным порядком в город Ризе и 1-2 апреля приняли бой, в самом деле покрывший их лаврами славы. В частности, наш земляк А.Г. Артюх был награжден Георгиевским крестом 1-й степени за номером 7699. [3]

Без сомнения, это был храбрый казак, поэтому так кучно достигали его награды в походах. Статус награждения орденом Святого Георгия был настолько высок, что полным кавалерам (хоть и из нижних чинов) отдавали честь даже офицеры. С такими героями мы были просто обязаны довести войну до победного конца, и если этого не случилось, вины за это рядовых войны казаков-пластунов я лично не вижу. Одно дело - с гордостью носить полный набор орденов Святого Георгия на общей колодке с бантом из георгиевской ленты, кровью заработав свои кресты на полях сражений. И совсем другое - украшать свою грудь красным бантом, поверив ложным лозунгам комиссаров, горланивших на солдатских митингах. В армии в тот период происходило разложение личного состава, искусственное разделение казаков на белых и красных, и это стало крахом идеи великой и неделимой России. Но Артюх А.Г. был не один такой герой, наша станица, была богата на героев, о некоторых из них хочется рассказать подробнее.

Евтихий Дейнега (2-й слева во втором сверху ряду) уже не новобранец, а ветеран пластунского батальона. Батальон снимался с Кавказского фронта, и снимок, что называется, делался на память. Мы относим его к январю 1918 года, когда батальон еще только готовился к отправке на родину. ( Ин. номер 11664). [2]

Не так давно в нашем станичном музее появились новые данные о староминчанах, полных Георгиевских кавалеров участников Первой Мировой войны (Кавказский фронт), на истории этих героев хотелось бы остановиться.

Смитюк Дмитрий Евтихеевич, уроженец ст. Канеловской, 26.10.1888 г.р. Служил во 2-м Запорожском полку, за мужество и храбрость награжден Георгиевским крестом IV степени 28.03.1915 года, III степени – 29.10.1915 года, II степени – 23.12.1915 года, I степени – 23.01.1916 года. Есть у него и другие награды – Георгиевские медали IV степени с надписью «За храбрость» (21.07.1915 г.) и III степени (29.04.1916 г.). известно, что за боевые отличия он был произведен в прапорщики, а 4 октября 1916 года награжден орденом Святого Станислава III степени с мечами и бантом. [4]

К 100-летию со дня начала Первой мировой войны членами Староминского районного казачьего общества обнаружена ценная историческая информация о староминчанах - полных кавалерах Георгиевского креста. Один из них – Яков Елисеевич Сушко. И как оказалось, Георгиевским крестом 4-й степени № 115207 наш земляк был награжден в 1914 году… 

Сушко Яков из станицы Староминской. Он доблестно служил в 3-м Запорожском полку и за свою отвагу и подвиги на поле брани награжден Георгиевскими крестами всех четырех степеней.  Яков родился 20 марта 1883 года в ст. Староминской в многодетной семье Елисея Гордеевича и Акелины Васильевны Сушко. В 1902 году он женился на уроженке ст. Староминской Ольге Алексеевне Кузьменко, родившей ему пятерых дочерей: Дарью, Дору, Галину, Раису и Валентину. Перед революцией на ул. Набережной они построили дом, который и сегодня стоит там. 

Из воспоминаний близких о своем прадеде Якове Елисеевиче знаем лишь то, что вместе со своим младшим братом Игнатом в 1918 году воевал в добровольческой армии генерала Покровского. В 1919 он погиб в районе ст. Павловской, где в бою сошлось свыше тридцати тысяч человек. Окровавленный конь пришел домой без всадника… 

Раиса - дочь Якова Елисеевича в 1930 году попыталась устроиться в колхоз им. Чапаева, но ей отказали, говоря: «Ты белячка!» Спасибо Николаю Яковлевичу Волик, который сжалился над ней и устыдил взрослых: «Это же ребенок, что он вам сделал!» С его легкой руки и стала Раиса Яковлевна работать в колхозе. Позже ее признали труженицей тыла и присвоили звание «Ветеран труда»… 

Близких Якова Елисеевича не могла не заинтересовать его судьба, тем более, что считали они его полным Георгиевским кавалером. Два года назад А.А. Гагай – правнук Я. Сушко - направил запрос в Российский государственный военно-исторический архив. Архивариусы Москвы ответили ему, что «приказом войска 7-го армейского корпуса от 20 апреля 1915 года за № 97 старший урядник 3-го Запорожского полка Кубанского казачьего войска Яков Елисеев [-ч] Сушко был награжден: 

1. Георгиевским крестом 3-й степени № 15217 за то, что «[Будучи послан с разъездом] 16 и 18 ноября 1914 года (для разведки противника, с явной личной опасностью) добыл и доставил важные о противнике сведения». 

2. Георгиевским крестом 2-й степени за № 600 за то, что он и казак П.Я. Мазняк «9 января с.г. [1915 г.], вызвавшись охотниками на опасное и полезное предприятие, совершили оное с полным успехом». 

3. Приказом войскам 7-го армейского корпуса от 12 мая 1915 г. за № 134 старший урядник 3-го Запорожского полка Кубанского казачьего войска Сушко Яков Елисеев (-ч) Награжден Георгиевским крестом № 2953 1-й степени «За отличия, оказанные в делах против неприятеля 12 января с.г. [1915 г.]» 

Других сведений о военной службе и награждениях старшего урядника Сушко Я.Е. не обнаружено». [5]

Заключение.

В кубанских станицах Георгиевский крест считался наиболее почитаемой наградой, а его обладатель пользовался заслуженным уважением. Святость Георгия Победоносца как бы распространялась в народном сознании на носителя ордена Св. Георгия. Казаки говорили: «Носили наши деды на своей груди маленькие иконы — ордена и медали с изображением святых и называли свои мундиры «иконостасы». [8] Георгиевские кавалеры выступали нравственным эталоном, были честью и совестью станицы. Им отдавали честь даже старики. Став героическими символами казачьей воинской ментальности, Георгиевские кавалеры прочно вошли в ценностные установки народного дореволюционного сознания. Хорошо, что в наше время мы все больше и больше обращаемся к истокам нашей ментальности, к подвигу как солдат, казаков, так и офицеров.

Цель, поставленную перед собой выполнил. Собран документальный и теоретический материал. Проведен анализ полученных материалов и обобщены данные. Хочется отметить, что такую цель перед собой я ставил в первый раз. Итак, мне хочется отметить, что данная работа несёт в себе элементы научной новизны. Данную работу возможно использовать в практике образовательного учреждения и иных учреждений (музеи, муниципальные органы власти, в СМИ), а так же для продолжения исследования.

Список источников литературы и интернет-ресурсов

Источники.

1. Российский Государственный военно-исторический архив (РГВИА, г.Москва

2. Ф. 391 (Первая мировая война 1914-1918 г.г.) Он. 2. Д.Д. 2, 4, 34, 111, 135,170.

3. Материалы муниципального бюджетного учреждения культуры «Староминский историко-краеведческий музей» муниципального образования Староминский район.

4. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК, г. Краснодар):

5. Материалы Староминского архива администрации муниципального образования Староминский район.

Исследования

6. .Дуров В. А. Русские награды XVIII — начала XX в. — М.: Просвещение, 1997.

7. .Дуров В. А. Ордена России. — М.: «Воскресенье», 1993

Электронные ресурсы:

8. О.В. Матвеев Георгиевские кавалеры, конвойцы и пластуны

https://www.yuga.ru/articles/society/4309.html

Приложение

Приложение 1

рис. 1 Георгиевские кресты рис. 2 Александр I


рис.3 Николай I рис.4 Джамов-бек Кайтахский

Приложение 2

Рис.1М.И. Кутузов Рис.2 Андрей Гаврилович Артюх

Рис.3 Дибич Иван Иванович рис.4 Барклай-де-Толли

Приложение 3

Рис.1Снимок казаков-пластунов военной поры (инв. номер 7690)

Просмотров работы: 20