Возникновение и развитие военного права в России

XII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Возникновение и развитие военного права в России

Кочетов А.М. 1
1ФГКОУ «Московское суворовское военное училище Министерства обороны РФ»
Гурьянов А.Н. 1
1ФГКОУ «Московское суворовское военное училище Министерства обороны РФ»
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Обобщенно право можно представить как систему обязательных для всех норм и правил поведения, установленных и обеспечиваемых государством, которые оформлены в виде официальных документов и направленных на регулирование общественных отношений в интересах человека, общества или государства. Наряду с так называемыми «классическими», общепризнанными отраслями права (гражданское, административное, уголовное, семейное, трудовое и т.д.), в правовой системе имеются отрасли, которые вбирают в себя группы норм различных отраслей права и образуют интегрированные отрасли, посредством которых осуществляется регулирование таких сфер общественной, государственной жизни, в которых переплетаются отношения различного рода и которые невозможно регулировать нормами только одной отрасли. Военное право как раз и представляет такую интеграцию различных отраслей права, тем самым являясь комплексной отраслью.

Военное право, как комплексная отрасль в полной мере отвечает критериям дифференциации отраслей права:

- имеет собственный предмет правового регулирования - общественные отношения, складывающиеся в области военной деятельности государства, содержание которой составляет обеспечение обороны страны, средство осуществления – военная организация государства, а цель - обеспечение военной безопасности государства;

- имеет собственный метод правового регулирования, специфика которого проявляется в его властно-обязывающем характере, обусловленном особенностями предмета данной отрасли права, а также непосредственной связью с военной политикой государства;

- данный комплекс общественных отношений регулируется специализированными законодательными актами, к числу которых относятся конституция и ряд федеральных законов («О военных судах Российской Федерации», «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих», «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации», «О материальной ответственности военнослужащих» и др.).

Исходя из изложенного можно сказать, что военное право представляет собой систему установленных государством общеобязательных, формально определенных военно-правовых норм, закрепляющих формы устройства и принципы функционирования военной организации государства и обеспечения его военной безопасности, регулирующих отношения в области строительства и комплектования Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов, их материально-технического обеспечения, жизни, быта, деятельности и определяющих порядок прохождения военной службы, а также статус (права, обязанности и ответственность) военнослужащих и других участников воинских правоотношений.

Как будущий профессиональный военный, желающий связать свою профессиональную деятельность с военно-судебными органами, считаю, что знание истории российского военного права поможет мне в становлении как специалиста, а следовательно, целью нашей исследовательской работы выступает рассмотрение тенденций возникновения и этапов развития военного права в России.

Достижение поставленной цели будет осуществляться в ходе решения следующих задач:

- исследование зарождения и становление военного права в России (история развития военного права до революции 1917г.);

- рассмотрения как развивалось военное право в советский период истории России (развитие военного права в период с 1917 по 1992 гг.);

- изучение развития военного права на современном историческом этапе.

В процессе исследования нами был применен общенаучный метод получения и обработки информации такие как: анализ, аналогия, абстрагирование, обобщение, и др.

Зарождение и становление военного права в России.

Дореволюционные исследователи отмечали возникновение военно-уголовного законодательства в России в XVI веке. Отдельные военно-уголовные законы содержатся в «Боярском приговоре о станичной и сторожевой службе» 1571 года. Правовой акт устанавливал порядок несения службы на границах Российского государства и предписывал тех станичников и сторожей, которые «стоят небрежно и неосторожно и до урочищ не доезжают» воеводам и головам «бити кнутом», даже в том случае, если не наступили общественно опасные последствия — вторжение противника на территорию России. В то время охрана границ была наиболее актуальной проблемой государственного управления, поскольку они постоянно подвергались набегам, что причиняло существенный экономический ущерб, тормозило развитие экономики. Для предотвращения набегов и была организована сторожевая служба, за нарушение правил несения которой устанавливалась уголовная ответственность, что говорит о степени важности этих отношений для обеспечения безопасности государства. Таким образом, первый военно-уголовный закон в России устанавливал ответственность за нарушение правил несения специальной службы — сторожевой службы по охране государственных границ, причём состав преступления являлся формальным, т.е. не включал в себя общественно опасные последствия — это было прямо указанно в нормативном правовом акте.

Вторым историческим источником русского военно-уголовного права являлась «Статейная роспись пушкарская», которая входила в состав «Устава ратных, пушкарских и других дел, касающихся до военной науки» 1621 года. Устав состоял из 663 статей и содержал данные об устройстве и управлении войсками, сведения по тактике и артиллерии.

Военно-уголовные нормы, содержащиеся в уставе, касались профессиональной деятельности пушкарей. Преступления, предусмотренные уставом, можно условно разделить на несколько групп:

1) против установленного порядка несения службы пушкарями (отлучка от пушки без разрешения начальника, допущение постороннего лица к пушке, утрата, продажа, небрежное хранение боеприпасов, неисправность орудия); 2) против порядка пребывания на военной службе (самовольное оставление службы, пьянство до неспособности исполнять свою должность, самовольный уход за стан в целях грабежа);

3) преступления против порядка подчинённости и управления (ослушание или неисполнение приказа, драки, смута, собрание без ведома головы, недонесение об известной измене и т.д.);

4) преступления, совершаемые в районе боевых действий (сношение с лицами, находящимися на неприятельской стороне, учинение напрасной драки, тревоги, шума вблизи неприятеля);

5) преступления против местного населения в районе боевых действий (осквернение церквей, разорение мельниц, грабёж, разорение, убийства и причинение вреда здоровью местных жителей);

6) общеуголовные преступления (например, «блудное сожитие» при имении дома законной жены и т.д.).

Таким образом, в «Уставе ратных, пушкарских и других дел…» содержались военно-уголовные нормы, которые были направлены на защиту установленного порядка несения службы.

Основную цель наказаний создатели устава видели в поддержании установленного порядка («такие дела расправляются… чтобы тем везде всякие люди были в тишине и в покое, и всякую он злобу наказанием усмиряет») путём устрашения военнослужащих и истребления преступников. Такой подход к противодействию преступности соответствовал принятой в тот период в Европе практике.

К середине XVII века в России назрела необходимость кодификации всего действующего законодательства. Результатом кодификационной и правотворческой работы было издание в 1649 году Соборного уложения царя Алексея Михайловича. Оно являлось универсальным источником права, содержавшим нормы различных отраслей права, генетически связанным с ранее действовавшим в России законодательством. Уложение состояло из 25 глав и 967 статей, содержавших нормы государственного, административного, гражданского, семейного, наследственного, уголовного и процессуального права. Оно являлось также источником военного и военно-уголовного права. Соборное уложение 1649 года вошло в состав первого Полного собрания законов Российской империи и было опубликовано в 1-м томе в 1830 году. Таким образом, Соборное уложение 1649 года формально не было отменено до середины XIX века, хотя с 1716 года всем судам было предписано руководствоваться Артикулом воинским Петра.

Система преступлений в Соборном уложении была сконструирована следующим образом. По степени общественной опасности выделялись:

1) преступления против церкви;

2) государственные преступления;

3) фальшивомонетничество и подделка документов;

4) должностные преступления;

5) воинские преступления;

6) преступления против личности;

7) преступления против нравственности;

8) имущественные преступления.

Соборное уложение 1649 года закрепило коренной поворот в уголовной политике Российского государства. Если изначально уголовная политика была направлена на борьбу с преступлениями против жизни, здоровья и собственности, то в уложении на первом месте находятся преступления, так или иначе связанные с деятельностью государства, а преступления против личности и собственности занимают одно из последних мест.

Особую опасность в тот период приобретали должностные преступления. В войсках они выражались в незаконном отпуске со службы, задержках выплаты жалованья, денежных поборах с подчинённых, понуждении подчинённых работать на себя или членов своей семьи, рукоприкладстве, бездействии по службе («нерозыск нетчиков»), внесении заведомо ложных сведений в служебные документы. Широко было распространено взяточничество. Многие из перечисленных преступлений не утратили свою общественную опасность и по сей день и являются достаточно распространёнными в вооружённых силах.

Назревшие к началу XVIII века реформы государственного и военного управления были реализованы Петром I. Подверглись реформированию вооружённые силы, был создан военно-морской флот. Параллельно проходила законодательная реформа, результатом которой стало принятие целой системы правовых актов военного и военно-уголовного права. Впервые в России была создана система военного законодательства, в состав которой органически входило военно-уголовное законодательство. Всё военное законодательство было формализовано в Уставе воинском 1716 года и Уставе морском 1720 года. Устав воинский состоял из трёх частей. Первая часть собственно и называлась «Устав воинский», в ней содержались нормы по организации войск, органов военного управления, излагались права и обязанности военных чинов. Вторая часть — «Артикул воинский» являлась источником военно-уголовного права и процесса. Третья часть — «Об экзерциции» являлась Строевым уставом. Система наказаний по Уставу воинскому 1716 года состояла из следующих наказаний:

1) смертная казнь (применялась в 122 случаях, практически за большинство преступлений);

2) телесные наказания (битьё шпицрутенами применялось в 41 случае), отсечение конечностей и нанесение телесных повреждений - в 11 случаях, а также битьё кнутом, батогами, ношение ружей, заковывание в железо, содержание на хлебе и воде и др.);

3) ссылка на каторжные работы (работы на берегу - в 8 случаях, на галерах - в 4 случаях);

4) позорящие наказания (изъяснение о лишении чести - в 18 случаях, децимация - в 7 случаях, отставление от чина - в 18 случаях);

5) лишение свободы (арест у профоса, применялся в 3 случаях, заключение в тюрьме - в 17 случаях);

6) имущественные взыскания (конфискация имения - 7 случаев, отобрание пожитков - 10, денежный штраф - 16, вычет из жалованья - 9, возмещение убытков - 6, всего в 48 случаях);

7) выговор (назначался в одном случае - офицеру за «ненаблюдение» за опрятностью подчинённых солдат).

В артикуле 54 раза встречается упоминание о назначении наказания без конкретизации, с формулировками «по рассмотрению суда», «по вине» и т.д. Устав морской 1720 года содержал правовые нормы по устройству флота, правам и обязанностям должностных лиц, по несению службы на кораблях, а также военно-уголовные нормы, которые распространялись только на чины флота. Несмотря на то, что Устав морской почти полностью повторял положения Артикула воинского, он являлся самостоятельным и оригинальным источником, который по форме довольно существенно отличался от артикула. Необходимость отдельного уголовно-правового акта для военно-морского флота объясняется, видимо, воззрениями того времени: так как флот являлся самостоятельной и никак не связанной с армией структурой, необходим был отдельный свод законодательных актов, с помощью которых можно было осуществлять руководство его деятельностью. Впоследствии на основе Устава морского 1720 года будет издан Свод военно-морских постановлений (наряду со Сводом военных постановлений). Разделение военно-уголовного права и военно-судебной системы на армейскую и флотскую следует признать характерным признаком русского военно-уголовного законодательства. Такой подход сохранился в русском военно-уголовном праве до самой Октябрьской революции 1917 года, а отдельные элементы обособленности морского и сухопутного ведомств будут сохраняться до 50-х годов XX века. Чрезмерная строгость военно-уголовных законов стала впоследствии причиной их смягчения. Уже в 1754 году императрица Елизавета Петровна издаёт указ, запрещающий смертную казнь. В 1779 году отменяются пытка и пристрастный допрос. В 1785 году императрица Екатерина II освобождает от телесных наказаний дворян и купечество. Система наказаний по Полевому уголовному уложению включала в себя: смертную казнь, гражданскую смерть, лишение всех чинов и изгнание из армии, разжалование в рядовые, ссылку в Сибирь, заточение, прогнание сквозь строй, конфискацию имущества, децимацию. Смертная казнь применялась в 21 случае, децимация - в 2 случаях. Для офицеров были предусмотрены более тяжкие наказания, чем для нижних чинов, что является нехарактерным для русского военно-уголовного законодательства. Полевое уголовное уложение действовало до 1839 года, т.е. до принятия Устава военно-уголовного, в состав которого оно вошло как отдельный раздел, и отразилось на развитии последующего военно-уголовного законодательства. Началом составления Свода военных постановлений послужил представленный проект генерал-майора начальника Штаба е.и.в. барона Дибича. По предложению барона Дибича проект Свода был рассмотрен в Совете Военного министерства и поддержан к исполнению.

Составление Свода было поручено генерал-майору, который при содействии и под общим руководством при II отделении собственной е.и.в. канцелярии к началу 1830 г. представил императору на рассмотрение 1-ю часть своего труда, а в 1835 г. — все книги Свода. В этом же году по соглашению мнений и военного министра и после высочайшего повеления Николая II для проверки Свода был учрежден в Военном министерстве особый комитет. В течение трех лет (1835—1838 гг.) общими усилиями комитета и редакции, возглавляемой и под непосредственным руководством и проводилась проверка и обработка Свода военных постановлений. Высочайшим Манифестом императора Николая I 25 июня 1839 г. было объявлено о выходе Свода военных постановлений под наименованием «Свод 1838 г.», а его применение должно было начаться с 1 января 1840 г. Свод состоял из пяти частей, включавших 15 книг, в которых было 285 глав и 23128 статей.

В XIX в., после Венского конгресса1, наступило относительно продолжительное мирное время, что повлияло на ослабление сословных различий и утверждение равенства граждан европейских стран перед законом. В этот период разделы военного права, определявшие привилегированное положение лиц военного сословия, постепенно претерпели изменения и сокращения. В мирное время военные подчинялись общему праву (частному, уголовному), общему суду. Оставались прежними лишь немногие исключения, связанные с правонарушениями военнослужащих (отделение военной юстиции от общей, гражданской), реализацией ими наследственных прав, и некоторые другие. Вместе с тем были развиты и заметно расширены те части военного права, которые относились к процессу организации и управления вооруженных сил. В таком виде военное право существовало в XIX веке во всех развитых европейских государствах, включая Российскую империю.

Военное право в советский период истории России.

После Октябрьской революции 1917 года уже в ноябре были упразднены существовавшие общие судебные установления (окружные суды, судебные палаты и Правительствующий сенат со всеми департаментами, военные и морские суды всех наименований, а также коммерческие суды), институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры. Все функции предварительного следствия и рассмотрения дел были временно возложены на местные суды, а также на специальные судебные органы — революционные трибуналы. Местным судам было предписано руководствоваться в своих решениях и приговорах «законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию». При этом все старые законы, противоречившие установлениям нового правительства, считались отменёнными. Таким образом, новая власть пыталась отказаться от исторического опыта и достижений дореволюционной науки и уголовного законодательства как не соответствовавших новой идеологии и политическим программам нового правительства. Однако очень скоро проявилась ошибочность этих решений. Объективная необходимость регулирования реально существовавших общественных отношений потребовала принятия уголовно-правовых актов.

Распад вооружённых сил, начавшийся после Февральской революции 1917 года, продолжился и после Октябрьской революции. Причём новое правительство способствовало дальнейшему развалу старой армии, поскольку из трудов классиков марксизма-ленинизма следовало, что старая армия являлась «оплотом буржуазно-помещичьего строя, орудием угнетения трудящихся» и «по своей классовой природе» не могла исполнять роль по защите советского социалистического государства. 23 ноября 1917 года Совет Народных Комиссаров (СНК) издал декрет о постепенной демобилизации старой армии, при СНК был создан специальный комиссариат. Общеармейский съезд по вопросам демобилизации принял решение взамен существовавших вооружённых сил создать социалистическую армию — «вооружённую массу», состоящую из рабочих и крестьян. Новая социалистическая армия должна была быть построена на началах выборности командного состава, упразднения чинов и званий и всех преимуществ, связанных с ними, подчинённости только солдатским комитетам и советам. Комплектование должно было осуществляться по классовому признаку, т.е. из числа рабочих и крестьян, и исключительно на добровольной основе. Однако начавшаяся Гражданская война и интервенция показали нежизнеспособность и ошибочность такого подхода. На добровольной основе изъявили желание служить в Красной армии всего около 100 тыс. человек, чего было явно недостаточно для обеспечения военной безопасности нового государства. 29 мая 1918 года ВЦИК принял решение о мобилизации рабочих и беднейших крестьян в Красную армию. Численность её за короткий срок увеличилась до миллиона человек. Всеобщая воинская повинность была закреплена в статье 19 Конституции РСФСР 1918 года. Красная армия создавалась на классовом принципе, однако основывалась на воинской дисциплине - строгом и точном соблюдении порядка и правил, установленных в армии, а также на принципе единоначалия - беспрекословного выполнения приказов командиров и начальников. Отсутствие собственных военных кадров потребовало принятия в Красную армию специалистов из числа бывших офицеров старой армии. Таким образом, в основе вновь создававшейся Красной армии лежали те же принципы, что и в основе дореволюционной русской армии, за исключением классового принципа, который в большей степени носил декларативный и формальный характер и зачастую нарушался. Развёртывание многомиллионной армии потребовали создания нового военно-уголовного законодательства и воссоздания системы органов военной юстиции.

В июле 1918 года были снова введены фронтовые полковые (отрядные) местные суды, в 1919 году — система военных трибуналов (армейских и фронтовых), а также Революционный военный трибунал Революционного военного совета Республики. Военным трибуналам были подсудны наиболее тяжкие и опасные преступления, а также преступления, совершённые командирами, начальниками и комиссарами. В том же году был воссоздан институт военных следователей при военных трибуналах всех уровней.

Первоначально источниками военно-уголовного права служили декреты СНК, ВЦИК, инструкции, положения, приказы и т.д. Все эти подзаконные нормативные правовые акты носили смешанный характер, содержали уголовно-правовые и уголовно-процессуальные нормы, а также нормы о судоустройстве. Причём воинские преступления лишь упоминались. Например, в Инструкции революционным военным трибуналам фронтов и армий 1919 года указывалось, что революционным военным трибуналам подсудны такие преступления, как разглашение военной тайны, неисполнение боевых приказов, дезертирство, мародёрство, неправильное несение караульной службы. В Положении о революционных военных трибуналах 1919 года содержалась уже развёрнутая система составов преступлений, подсудных этим судам. Все преступления делились на четыре категории:

1) деяния контрреволюционного характера;

2) деяния общеуголовного характера;

3) деяния общедолжностного характера;

4) преступные деяния специального военного характера.

Составы преступлений только назывались, их содержание не раскрывалось. В Положении содержалось указание на особый характер деяний, подсудных военным трибуналам, - их направленность против советского социалистического строя, обороны Республики, боеспособности Красной армии. В Положении о революционных военных трибуналах 1919 года содержался перечень наказаний, которые могли применяться военными трибуналами: выговор, штраф, конфискация части или всего имущества, лишение всех или только некоторых политических прав без срока или же на определённый срок, лишение свободы, сдача в штрафные части, расстрел. Единственным воинским наказанием являлась сдача в штрафные части. Образовывались штрафные части по мере надобности из переменного состава - военнослужащих, осуждённых за преступления военного характера, включая дезертирство. Правовое положение штрафных частей устанавливалось Положением о штрафных частях 1919 года (позднее - 1921 г.)

Таким образом, уголовное законодательство об ответственности за воинские преступления в период гражданской войны и иностранной военной интервенции носило чрезвычайный характер, в связи с чем большее внимание уделялось деяниям, совершаемым в районах боевых действий. Далее советское законодательство пошло по несколько иному пути. В принятом 26 мая 1922 г. Уголовном кодексе РСФСР (далее: УК 1922 г.) воинские преступления были выделены в самостоятельную главу, состоящую из 15 статей, в которых содержалось общее понятие воинского преступления и ряд составов отдельных воинских преступлений. Это означало, что законодательство о воинских преступлениях отныне включалось в общую систему уголовного законодательства. Под воинскими преступлениями понимались «деяния военнослужащих Красной Армии и Красного Флота, направленные против установленного законом порядка несения военной службы и выполнения вооружёнными силами своего назначения, и притом такие именно, которые по своему характеру и значению не могут быть совершены гражданами, не состоящими на военной или морской службе». Таким образом, УК РСФСР 1922 г. ограничил понятие воинского преступления как по субъекту, так и по объекту посягательства и характеру преступных действий.

Воинские преступления, предусмотренные этим кодексом, условно делились на следующие группы:

- изменнические преступления и преступления военного времени;

- преступления, выражающиеся в уклонении от военной службы;

- преступления, направленные против службы и подчинённости;

- должностные воинские преступления.

С образованием СССР и принятием Конституции 1924 г. издание законов о воинских преступлениях было отнесено к компетенции СССР в связи с необходимостью обеспечения единой уголовной политики в отношении воинских преступлений. В связи с этим 31 октября 1924 г. в порядке союзного законодательства были приняты «Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик» и «Положение о воинских преступлениях» (далее: ПоВП 1924 г.). В «Основных началах уголовного законодательства» предусматривалось отбывание военнослужащими наказания в виде принудительных работ в штрафных воинских частях (ст. 19). Этим было положено начало практике учёта особенности военной службы при назначении наказания военнослужащим. «Положение о воинских преступлениях», состоящее из 19 статей, не являлось специальным военно-уголовным кодексом. Оно не содержало положений Общей части и в основном воспроизводило главу VII УК РСФСР 1922 г. Воинскими преступлениями оно признавало деяния, которые отвечали следующим условиям: - совершённые военнослужащими Красной Армии и Красного Флота либо лицами, зачисленными в команды обслуживания или призываемыми на службу в территориальные формирования на время отбывания ими сборов; - направленные против установленного порядка несения военной службы и выполнения вооружёнными силами своего назначения; - если по своему характеру и значению они не могут быть совершены гражданами, не состоящими на военной или морской службе. Новыми в ПоВП 1924 г. в отличии от УК РСФСР 1922 г. были составы:

- противозаконного насилия над гражданским населением, учиненного в военное время или при боевой обстановке;

- противозаконного использования начальником своего подчинённого для обслуживания личных потребностей начальника или его семейства.

Кроме того, наряду с превышением прав и бездействием со стороны должностных лиц было предусмотрено и злоупотребление правами. В 1924-1925 гг. была завершена военная реформа, итогом которой стал, в частности, Закон СССР от 18 сентября 1925 г. «Об обязательной военной службе». В 1926 г. в связи с переходом к смешанной системе устройства Вооружённых Сил и территориальной системе их комплектования ПоВП 1924 г. претерпело некоторые изменения. Прежде всего, оно было дополнено примечанием, согласно которому к преступлениям против военной службы были отнесены деяния, совершённые лицами строевого состава особых вооруженных отрядов (резервов) Наркомата путей сообщения, то есть был расширен круг субъектов воинских преступлений. Далее был исключён третий признак воинского преступления - невозможность совершения лицами, не состоящими на военной службе, поскольку нарушить порядок несения военной (и приравненной к ней) службы и так могли лишь те лица, которые обязаны были его соблюдать. В 1926 г. был принят новый Уголовный кодекс РСФСР (далее: УК РСФСР 1926 г.), в главе IX которого полностью воспроизводился текст ПоВП 1924 г. в редакции 1926 г. 27 июля 1927 г. было принято новое Положение о воинских преступлениях (далее: ПоВП 1927 г.). Оно более подробно регулировало ответственность за отдельные воинские составы, уточняло уже существовавшие составы и содержало целый ряд новых составов:

- принуждение к нарушению обязанностей по военной службе;

- оскорбление одним военнослужащим другого, если они находятся в отношениях подчинённости или старшинства;

- нарушение уставных правил внутренней (вахтенной) службы;

- оставление погибающего военного корабля;

- разглашение военных сведений;

- дурное обращение с пленными;

- противоправное ношение или злоупотребление в военное время знаками или флагами Красного Креста и Красного Полумесяца и др. Некоторые составы преступлений были расширены.

В дальнейшем изменения, вносимые в ПоВП 1927 г., касались лишь круга субъектов воинских преступлений. Так, постановлением ЦИК и СНК СССР от 16 февраля 1930 г. к числу воинских были отнесены преступления против установленного порядка несения службы личным составом военизированной охраны и военизированной пожарной охраны, лиц строевого и административно-хозяйственного состава милиции, работников исправительно-трудовых учреждений, а также лиц строевого состава вооружённого резерва Наркомата путей сообщения. В 1934 г. перечень лиц, приравненных к военнослужащим, был существенно расширен. В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР к таковым были отнесены работники экспедиции подводных работ (ЭПРОН), лица начальствующего состава гражданского воздушного флота, а также лица начальствующего и рядового состава частей тылового ополчения и трудовых частей из лиц, освобождённых от военной службы по религиозным убеждениям, учащихся летных школ гражданского воздушного флота. Кроме того, в соответствии с Законом СССР от 1 сентября 1939 г. «О всеобщей воинской обязанности» нормы об ответственности за воинские преступления распространялись также на военнообязанных гражданских лиц, призванных на военные сборы.

Однако Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1940 г. перечень субъектом воинских преступлений был резко сокращён и к военнослужащим были приравнены лишь лица строевого и административно-хозяйственного состава милиции и оперативный состав органов Управления государственной безопасности НКВД. Кроме того, изменения коснулись и наказания за воинские преступления. Во-первых, с 1928 г. предусматривалась отсрочка исполнения наказания в военное время. Во-вторых, в 1934 г. были упразднены штрафные (военно-исправительные) части. Вместе с тем постановлением ЦИК СССР от 8 июня 1934 г. УК РСФСР 1926 г. был дополнен рядом статей, в том числе усиливающих ответственность военнослужащих. В частности, за измену Родине, совершённую военнослужащим, была введена абсолютно определенная санкция - расстрел с конфискацией имущества. Немаловажное значение для характеристики законодательства о преступлениях против военной службы имеет Конституция СССР 1936 г., которая установила всеобщую воинскую обязанность в отношении всех граждан СССР мужского пола независимо от национальности, вероисповедания, образования и социального статуса. В дальнейшем, как уже отмечалось, данный принцип был конкретизирован в Законе СССР от 1 сентября 1939 г. «О всеобщей воинской обязанности», в ст. 57 которого отмечалось, что за преступления, направленные против порядка несения воинской службы, военнослужащие, а также военнообязанные лица, призванные на учебные сборы, несут ответственность по ПоВП 1927 г. Таким образом, ещё раз подчёркивалась специфика указанных преступлений: во-первых, направленность их против установленного порядка несения военной службы (объект преступления); во-вторых, возможность их совершения только определённой категорией лиц (субъект преступления). Во время Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) строгое соблюдение порядка исполнения обязанностей по военной службе имело особое значение. В первый день войны Указом Президиума Верховного Совета СССР в интересах обеспечения обороны, а также для обеспечения общественного порядка и государственной безопасности на отдельной территории СССР было объявлено военное положение. Все функции гражданских органов государственной власти передавались органам военного управления, которые наделялись чрезвычайными полномочиями. Была расширена ответственность по ПоВП. Виновные в совершении преступлений на территории с военным положением подлежали ответственности по законам военного времени. Все дела о преступлениях, совершённых как военнослужащими, гак и гражданскими лицами, рассматривались специально созданными органами - военными трибуналами. Они действовали в местностях с военным положением и в районах военных действий. В 1943-1944 гг. Указами Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 г., 9 мая 1943 г. и 27 января 1944 г. вновь был расширен круг субъектов преступлений против военной службы. К военнослужащим приравнивались работники железнодорожного транспорта, морского и речного флотов, личный состав военизированной охраны предприятий и военизированной пожарной охраны. Было также сформулировано несколько новых составов преступлений для военнослужащих: незаконное награждение орденами, медалями и нагрудными знаками, а равно их передача другим лицам; утрата Красного знамени по малодушию войсковой части.

Специфика военного времени обусловила некоторые особенности исполнения уголовных наказаний в отношении военнослужащих. Во-первых, предусматривалась отсрочка исполнения наказания в виде лишения свободы до окончания военных действий с направлением виновных на фронт. Во-вторых, военнослужащие, отбывавшие наказание в виде содержания в дисбате, были освобождены от данного наказания и также направлены на фронт. Военное положение было отменено Указами Президиума Верховного Совета СССР от 21 сентября 1945 г. и 4 июля 1946 г. в связи с победой и окончанием войны. В связи с этим многие чрезвычайные нормы были отменены. В послевоенный период начался новый этап в развитии законодательства о преступлениях против военной службы. В результате обобщения практического опыта применения законодательства в условиях военного времени Президиум Верховного Совета СССР принял 15 февраля 1957 г. Указ «О внесении изменений и дополнений в Положение о воинских преступлениях 1927 года». Данным Указом были установлены новые составы преступлений против военной службы:

- угроза начальнику в связи с его служебной деятельностью;

- нарушение правил эксплуатации и вождения боевой или транспортной машины, правил полётов, правил кораблевождения;

- нарушение правил несения службы на объектах, предназначенных для предотвращения нарушения воздушного или морского пространства СССР;

- добровольная сдача в плен и преступления в плену.

Наряду с дезертирством и самовольной отлучкой был введён новый состав самовольного оставления части (места службы), который был отграничен от первого по субъективной стороне (желание вовсе уклониться от военной службы), а от второго - по объективной (продолжительность отсутствия).

Работа по совершенствованию законодательства о преступлениях против военной службы завершилась принятием 25 декабря 1958 г. закона СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» (далее: Закон 1958 г.). Данный закон, будучи составной частью единого союзного законодательства, в дальнейшем текстуально полностью воспроизводился в уголовных кодексах союзных республик, например, в главе 12 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. (далее УК РСФСР 1960 г.). В основу закона была положена система ПоВП 1927 г. за исключением ряда норм, которые потеряли своё практическое значение. Так, с целью стимулирования инициативы военных командиров и принятия ими разумных решений в боевых условиях был исключен состав самовольного отступления начальника от данных ему для боя распоряжений. Не вошла в закон также статья о сношении с лицами, находящимися на территории, контролируемой неприятелем. Уклонение от несения военной службы под предлогом религиозных и иных убеждений теперь подпадало под общее понятие отказа от несения обязанностей по военной службе. Отличительной чертой Закона 1958 г. стало то, что он ввёл такой признак преступления против военной службы, как предусмотренность его данным законом. То есть вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности мог быть решён не только при наличии самого факта нарушения порядка несения военной службы, но и при соответствии признаков совершённого деяния составу преступления, предусмотренного данным законом. Несколько иначе было сформулировано и понятие субъекта воинского преступления: военнослужащие, находящиеся на действительной военной службе, военнообязанные во время прохождения учебных сборов, лица офицерского, сержантского и рядового составов органов государственной безопасности, а также лица, в отношении которых имеются специальные указания в законодательстве СССР (ст. 237 УК РСФСР 1960 г.). Определяя третий признак воинского преступления - совершение его против установленного порядка несения военной службы, законодатель подразумевал в качестве основных видов деяний, по сути, то же, что и ранее, то есть нарушение:

- порядка подчинённости; - порядка прохождения военной службы;

- порядка пользования военным имуществом;

- порядка эксплуатации военной техники;

- порядка несения специальных служб (караульной, пограничной, внутренней, боевого дежурства);

- порядка пользования сведениями, составляющими военную тайну, или документами и предметами, её содержащими;

- порядка осуществления предоставленных должностному лицу прав и полномочий;

- порядка исполнения служебного долга в особых условиях;

- порядка ведения военных действий и обращения с населением, предусмотренного международными соглашениями.

В 1975 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР были приняты новые общевойсковые уставы, в связи, с чем возникла необходимость внесения существенных изменений и дополнений в военно-уголовное законодательство. Такая работа была проделана в 1983 году. 21 апреля 1983г. Указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено новое Положение о дисциплинарном батальоне. Кроме того, были предусмотрены основания и порядок досрочного освобождения военнослужащих, отбывающих наказание в виде содержания и дисциплинарном батальоне. Существенные изменения были внесены в Закон 1958 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1983 г. Прежде всего, было декриминализировано оскорбление на словах или ненасильственным действием подчинённым начальника или младшим старшего, а равно начальником подчинённого или старшим младшего. Были введены два новых состава воинских преступлений: нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчинённости и нарушение правил обращения с оружием, а также веществами и предметами, представляющими повышенную опасность. Были внесены существенные изменения в статьи об ответственности за самовольное оставление воинской части или места службы, нарушение уставных правил караульной службы и нарушение правил несения боевого дежурства. Кроме того, была дифференцирована ответственность за должностные воинские преступления. Помимо этого, 12 апреля 1989 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР был отменён «институт согласования», в связи, с чем вопрос о привлечении военнослужащих к уголовной ответственности стал решаться правоохранительными органами на общих основаниях.

Развитие военного права на современном историческом этапе.

Постсоветский (после 1992 г.) период отечественной истории поставил перед военно-правовой наукой совершенно новые, неведомые ранее задачи. Распад Советского Союза и развал Вооруженных Сил СССР, создание Вооруженных Сил Российской Федерации, их широкомасштабное сокращение, переход экономики страны на рыночные принципы функционирования, резкое сокращение объемов финансирования военных потребностей, эскалация вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве и на территории Российской Федерации (Чеченская Республика) с участием Вооруженных Сил Российской Федерации - все эти явления и процессы потребовали теоретического осмысления всеми отраслями отечественной науки, включая военное право. Перед наукой военного права встала задача выработки научно обоснованных рекомендаций по созданию принципиально новой нормативно-правовой базы обеспечения обороны и военной безопасности государства, строительства и развития Вооруженных Сил, социальной защиты и социального обеспечения военнослужащих, поддержания правопорядка и борьбы с преступностью в военной организации государства.

Военное законодательство на современном этапе можно представлено в виде определенной системы, в которую входят Конституция Российской Федерации, международные договоры, федеральные конституционные законы и федеральные законы Российской Федерации, т.е. отношения в области обороны регулируются только федеральным законодательством. Конституция Российской Федерации закрепляет основы обороны и безопасности государства. Так, согласно ст. 71 в силу особой значимости к исключительному ведению Российской Федерации отнесены: вопросы войны и мира; оборона и безопасность; федеральная государственная служба; определение статуса и защита Государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и т.д. Конституция Российской Федерации закрепляет также основы, которые распространяются на все отношения в сфере обороны и безопасности: верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов на всей территории Российской Федерации; единство системы государственной власти, разграничение предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами; приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие; обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина; равный доступ граждан к государственной службе и др.

Конституция Российской Федерации закрепляет обязанность гражданина защищать свое Отечество. В ст. 59 Конституции указывается, что: 1) защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации; 2) гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом; 3) гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Военное законодательство также включает международные договоры. Правовое положение российских военнослужащих и отдельные вопросы прохождения ими военной службы на территориях других государств определяются многосторонними международными договорами, в том числе между государствами-участниками Содружества Независимых Государств, подписанными Российской Федерацией, и двусторонними международными договорами между Россией и государствами-участниками СНГ о статусе группировок российских Вооруженных Сил и пограничных войск на их территории.

Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. Федеральные конституционные законы принимаются только по предметам ведения Российской Федерации, перечисленным в ст. 71 и других статьях Конституции Российской Федерации. Особая юридическая сила федеральных конституционных законов находит свое выражение в том, что им не должны противоречить обычные федеральные законы. К основным федеральным конституционным законам в сфере военной деятельности государства относятся:

- Федеральный конституционный закон "О военном положении"

от 30 января 2002 г. N 1-ФКЗ;

- Федеральный конституционный закон "О чрезвычайном положении"

от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ;

- Федеральный конституционный закон "О Государственном флаге

Российской Федерации" от 25 декабря 2000 г. N 1-ФКЗ;

- Федеральный конституционный закон "О Государственном гербе

Российской Федерации" от 25 декабря 2000 г. N 2-ФКЗ;

- Федеральный конституционный закон "О военных судах Российской

Федерации" от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ.

- Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ (с изменениями и дополнениями) является базовым законом для правового регулирования воинской обязанности и военной службы. Кроме Вооруженных Сил Российской Федерации, военную службу граждане проходят и в других войсках, воинских формированиях и органах, перечисленных в п. 1 ст. 2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе". Основу правового регулирования, учитывающего специфику исполнения в них военной службы, кроме этого Закона, составляют и другие федеральные законы:

- Федеральный закон "О Железнодорожных войсках Российской Федерации" от 5 августа 1995 г. N 126-ФЗ;

- Федеральный закон "О внешней разведке" от 10 января 1996 г. N 5-ФЗ;

- Федеральный закон "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ;

- Федеральный закон "О государственной охране" от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ и др.

Правовое положение военнослужащих закреплено в Федеральном законе "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ.

Подзаконные нормативные правовые и иные акты, регулирующие отношения в области обороны и военной безопасности, должны издаваться только в развитие законодательства об обороне и безопасности и не противоречить ему. К ним относятся общевоинские уставы, указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации по военным вопросам, а также ведомственные нормативные правовые акты, издаваемые в пределах своих полномочий министром обороны Российской Федерации, руководителями других федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба. Основными видами актов военного управления являются: приказы, директивы, положения, наставления, инструкции, предписания, указания, приказания.

Исходя из вышесказанного можно сказать, что отечественное военное право прошло путь длительной эволюции и на всех этапах исторического развития играло значительную роль в укреплении обороноспособности Российского государства. Говоря о значении исторического аспекта в развитии военного права, можно отметить, что классические примеры проведения в нашей стране военных и судебно-правовых реорганизаций позволяют обнаружить необходимые и в настоящее время закономерности, без которых невозможна ни одна современная реформа - четко поставленная, экономически и политически обоснованная цель, последовательность и постепенность действий, непременное наличие подготовительного периода, твердость действий обученных кадров в осуществлении нововведений, вплоть до их решительного внедрения и избавления от устаревшего балласта. И в то же время умеренная терпимость к прошлому, вдумчивое использование имеющегося отечественного и зарубежного опыта с учетом национальных, исторических, геополитических и военных традиций и без увлечения слепым подражанием.

Заключение

Данная работа была выполнена с целью более глубокого изучения вопроса истории развития военного права в России в разные периоды времени. Изучение военного права во все времена служило и продолжает служить средством для того, чтобы понять настоящее, предвидеть будущее и на основе этого осмыслить развитие правовой науки как целенаправленный исторический процесс. Это тем более важно для развития военной судебной системы в современной России, к которой мы стремимся. Министр обороны РФ Сергей Шойгу принял решение о включении воинских должностей юридического профиля в частях и соединениях Российской армии. Сейчас такие должности, как правило, занимает гражданский персонал или государственные гражданские служащие.

Потребность в возвращении военных юристов в категорию военнослужащих возникла в том числе из-за возросшей необходимости юридического обеспечения войск в условиях боевых действий и миротворческих операций. Это подтверждает необходимость наличия у должностных лиц юридической службы опыта военной службы, знаний международного гуманитарного права, военной администрации, готовности несения службы как на территории России, так и за ее пределами. Вернуть военных юристов в категорию военнослужащих было решено из-за возросшей необходимости юридического обеспечения войск в условиях боевых действий и миротворческих операций.

Список использованной литературы:

Закон об уголовной ответственности за воинские преступления: Комментарий / под ред. А.Г. Горного - М.: Юрид. лит., 1986.

Исаев М.М., Утевский Б.С. Воинские преступления.- М.: ВИЮН НКО СССР, 1942.

История Советской Конституции в документах. - М.: Госюриздат, 1957.

Лунеев В.В. Преступность в Вооружённых Силах. В кн. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции.- М: НОРМА, 1999.

Основы советского военного законодательства.- М.: Воениздат, 1973.

Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10.12.1965 г. «О мерах по улучшению работы следственного аппарата органов прокуратуры и охраны общественного порядка»; от 23.07.1966 г. «О мерах по усилению борьбы с преступностью»; от 21.01.1967 г. «О мерах по улучшению партийно-политической работы в армии и на флоте».

Преступления против военной службы / под общ. ред. Н.А. Петухова.- СПб.: ЮрЦентрПресс, 2002.

Уголовный кодекс РСФСР.- М.: Юрид. лит., 1994.

Указ Президиума Верховною Совета СССР oт 22.06.1941 г. «О военном положении». // Источники права / сост. и ред. Р.Л. Хачатуров. Вып. 12.- Тольятти: Изд. ВУиТ, 1999.

Чхиквадзе В.М. История советского законодательства о воинских преступлениях. В кн.: Курс советского уголовного права. В 6 т. Т.6: Часть особенная / под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашина, В.М Чхиквадзе. - М.: Наука. 1971.

Мигачев, Ю.И. Военное право : учеб. /Ю.И. Мигачев, С.В. Тихомиров. – М. : Юрлитинформ, 2004.

Белов, В.К. Военное право : учеб. /В.К. Белов, А.Ф. Воронов, Е.Н. Голенко. – М. : Юрлитинформ, 2004.

Приложения.

1 Венский конгресс (1814 г.) завершил войны коалиции европейских держав против наполеоновской Франции.

Просмотров работы: 53