Языковые игры в произведениях Григория Остера

XV Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Языковые игры в произведениях Григория Остера

Шевченко И.Р. 1
1ОГАОУ "Шуховский лицей"
Чернышева Э.В. 1
1ОГАОУ "Шуховский лицей"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

У каждого человека есть любимые книжки. Недавно я перечитывала книги Григория Остера: «Зарядка для хвоста», «Вредные советы», «Задачник по математике». И что интересно! Моя мама, увидев, ЧТО я читаю, тоже с большим удовольствием прочла мои «детские» книжки. Значит, остроумные и смешные произведения Г.Б. Остера нравятся и взрослым, и детям. Мне стало интересно, в чем же секрет произведений этого писателя?

Проблема: Произведения Г.Б. Остера написаны в своеобразном жанре. Создается впечатление, что автор играет с читателем, виртуозно владея средствами русского языка. Интересно было бы выяснить, а существуют ли языковые игры? Какие они бывают?

Цель: Выяснить, существуют ли языковые игры, и если они существуют, то каковы правила таких игр? Какие языковые игры использует Г.Б. Остер в своих произведениях?

Гипотеза: Возможно, исследователи русского языка и литературы уже задавались подобными вопросами, и существует какая-то классификация таких выразительных средств русского языка как языковые игры.

Задачи: понять, что такое языковая игра; выяснить, какая наука занимается изучением такого явления как «игра» в русском языке; выяснить, какие существуют языковые игры; проанализировать произведения Г.Б. Остера и выяснить какие виды языковых игр он использует в своем творчестве; провести эксперимент - придумать игру самой; провести опрос и выяснить, что ребята знают о языковых играх; сделать выводы.

Объект исследования: произведения Г.Б. Остера.

Предмет исследования: нормы и правила русского языка, использование которых или, возможно, нарушение которых, приводит к появлению языковых игр.

Методы исследования: поиск материалов в сети Интернет, справочниках, книгах; анализ текстов произведений Г.Б. Остера; интервьюирование; анкетирование; эксперимент; обобщение данных.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Ознакомившись с работами исследователей в данной области, мы выяснили, что восприятие жизни и действительности как игры издревле присуще человеку. Упоминание об игре встречается в индийских Ведах, в Библии, сочинениях древних философов (Платона, Аристотеля). Интересно взглянуть на корни слова «игра» в древних языках. У греков им назывались действия, свойственные детям (т.е. то, что называется «предаваться ребячеству»). У римлян смысл слова происходил от понятий радости, веселья, у евреев – от шутки, смеха. И санскрит обозначал игру как радость.

Игра привлекает внимание исследователей различных областей знаний. Ее проблематику изучают современные историки культуры, психологи, этнографы, педагоги, искусствоведы, экономисты, математики... И вот что интересно: в наших словарях это понятие трактуется по-разному!

Игра: 1. Занятие, служащее для развлечения, отдыха, спортивного соревнования. Шахматная игра. Спортивные игры. Азартные игры. Опасная игра (о рискованном предприятии).

2. Комплект предметов для такого занятия. Продажа детских настольных игр. Карточные игры.

3. Спортивные соревнования. Олимпийские игры.

4. Создание типичных для профессии ситуаций и нахождение в них практических решений. Деловая игра (моделирование производственной ситуации в целях выработки наиболее эффективных решении). Управленческие игры. Военная игра (решение тактических задач на местности и по топографическим картам).

5. Игра природы — что-нибудь необычное, небывалое. Игра слов — шутка, основанная на одинаковом звучании разных слов, каламбур. Игра судьбы — непредвиденная случайность в жизни. Игра воображения — фантазия, плод фантазии, выдумки. Игра не стоит свеч — о деле, занятии, которое не оправдывает затраченных усилий. Теория игр (спец.) — математическая дисциплина, изучающая схемы наилучшего выбора решений участниками тех или иных ситуаций (8).

При этом термин «языковая игра» впервые был употреблен Л.Витгенштейном (австрийским философом) в работе «Философские исследования». Ему же принадлежит широкая трактовка языковой игры как «одной из тех игр, посредством которой дети овладевают родным языком».

Нидерландский историк культуры Й. Хёйзинги так же использовал термин «языковая игра» в своих философских исследованиях. В его работе «Homo ludens» (Человек играющий) говорится: игра – это деятельность, осуществляемая по определенным правилам, в определенном времени и пространстве. Вместе с тем она противопоставлена обычной жизни, без нее вроде бы можно прожить (6,10). Это значит, что игра не приносит непосредственной пользы, это своего рода излишество. Зато она доставляет человеку удовольствие или удовлетворение. Удовольствие, которое испытывают говорящий и слушающий, не исчисляется в рублях или призах, а заключается в ощущении красоты и изящества сказанного.

Вместе с тем, современные исследования языковых игр позволяют утверждать, что помимо удовольствия, языковая игра - это один из путей обогащения языка, так как языковое творчество нередко закрепляется в языке как новый, более яркий способ выражения мысли.

Можно выделить три основных отличительных особенности языковой игры:

1. Языковая игра нацелена на то, чтобы позабавить собеседника, развеселить, рассмешить. В зависимости от конкретной ситуации это намерение принимает вид словесной остроты, каламбура, шутки, анекдота.

2. Языковая игра «сотрудничает» с целым рядом приемов, с помощью которых достигается юмористический эффект. Это, в частности: намеренное искажение, пародирование, передразнивание какого-то явления, преувеличение, выпячивание каких-то черт, изъятие предмета из его привычной среды, обманывание ожидания и т. п.

3. В основе языковой игры лежат некоторые внутренние свойства самого языка – его строения и функционирования в обществе. Языковая игра – это постоянное нарушение каких-то правил. В связи с этим, в исследованиях последних лет термин «языковая игра» получил и несколько иную (более узкую) трактовку: под языковой игрой понимается осознанное нарушение нормы. Языковая игра противопоставляется языковой ошибке, которая возникает как следствие непреднамеренного нарушения нормы.

Взяв интервью у нашего учителя русского языка, я выяснила, что языковая игра, как и всякая игра, осуществляется по правилам, к которым относятся:

1. Наличие участников игры – производителя и получателя речи (устной или письменной).

2. Наличие игрового материала - языковых средств, используемых производителем и воспринимаемых получателем речи.

3. Наличие условий игры. Языковая игра – это некоторая языковая неправильность (необычность) и что очень важно, неправильность, осознаваемая автором и намеренно допускаемая. При этом читатель (слушатель) должен понимать, что «это нарочно так сказано», иначе он оценит соответствующее выражение как неправильность или неточность.

4. Поведение участников, соответствующее условиям и правилам игры.

Для создания приемов языковой игры используются ресурсы всех языковых уровней: фонетика, графика, орфография, морфология, синтаксис, стилистика (например, использование специальной терминологии спортивной, военной и так далее при описании обычных бытовых ситуаций).

В нашей работе мы попытались выявить, какие средства языковой игры наиболее часто используются в произведениях одного из известных и любимых детских писателей Григория Остера.

Прежде чем приступить к анализу, следует сказать о существующих лексических языковых средствах. К ним относятся следующие виды: обыгрывание значения слов, лексические синонимы, антонимы, многозначность слов, омонимия, парономазия, фразеологизмы, нарушение правил смыслового согласования слов, обыгрывание стилистического компонента слов (5). Такие виды языковых игр обычно используются в контексте литературного произведения или в устной речи для придания тексту юмористической, шутливой окраски.

Кроме того, существуют «самостоятельные» языковые игры, используемые вне контекста. Иначе они называются словесными играми. Назовем некоторые виды таких словесных игр:

Анаграмма – такая перестановка букв в слове, в результате которой получается другое слово: апельсин – спаниель; полковник – клоповник; равновесие – своенравие; покраснение – пенсионерка и т.д.

Логогриф – усложненная шарада на основе метаграммы (слова с различием в одну букву). В следующем примере от исходного слова в каждой следующей строке отнимают одну букву:

На корабле «Победа»

Не было обеда.

Случилась большая беда

Пропала вся еда.

Спросили кока: Ты съел? – Да!

- А! Держи вора!

Палиндромы – фразы, которые можно читать и слева направо и справа налево. Например: ешь немытого ты меньше.

Тавтограмма – составление текста, в котором каждое слово начинается на одну и ту же букву, например: Петр Петрович пошел погулять, поймал попугая – понес продавать, просил полтину – получил половину.

К словесным играм также относится известная нам игра в города, ребусы.

Теперь рассмотрим выявленные нами в творчестве Г.Б. Остера средства языковой игры.

1. Обыгрывание многозначности и омонимии (каламбур).

Каламбур - литературный приём с использованием в одном контексте разных значений одного слова или разных слов или словосочетаний, сходных по звучанию. В каламбуре либо два рядом стоящих слова при произношении дают третье, либо одно из слов имеет омоним (омо́нимы — разные по значению, но одинаковые по звучанию и написанию единицы языка (слова)) или многозначно. Эффект каламбура, заключается в контрасте между смыслом одинаково звучащих слов. Например:

«Если спросят на уроке,

Где домашнее заданье,

Отвечай, что одичало

И в дремучий лес ушло» (1).

В данном тексте языковая игра строится на переосмыслении значения слова «домашний». Толковый словарь приводит следующие значения слова домашний: 1. Относящийся к дому, семье, частному быту. 2. Прирученный, не дикий (8).

При употреблении в устойчивом выражении «домашнее задание» слово «домашнее» используется в смысле «выполняемый дома» в противопоставлении заданию, выполняемому в классе. Дальнейший контекст (глагол «одичало» и фраза «в дремучий лес ушло») выдвигает на первый план смысл «живущий дома, а не в дикой природе» и актуализирует (выдвигает на первый план) противопоставление «домашний – дикий». Таким образом домашнее задание предстает как одушевленное существо, что усиливает комический эффект текста.

«В наше время может каждый очень быстро заработать

Все теперь зависит только от тебя от самого.

Хочешь сразу заработать? Подключись к электросети.

Или пару батареек в уши вставь и пожужжи» (3).

Игра строится на использовании словообразовательных омонимов: «заработать» в значении «приобрести собственным трудом» и «заработать» в значении «начать работать» (8).

«А растерявшаяся мартышка, наконец, опомнилась и спросила удава:

-Что же у тебя есть?

-Вот!- Сказал удав.- Хвост!- и удав показал мартышке кончик хвоста.

-И все? – спросила мартышка.

-Мне хватает!- с достоинством сказал удав.

Он протянул хвост к лежавшему вверх ногами слоненку, схватил его хвостом, перевернул и поставил на ноги.

-Спасибо! – поблагодарил слоненок.- Хорошо хватает. Крепко!» (2).

Здесь слово «хватает» употреблено как наречие в значении «достаточно» и как глагол в значении «схватить, взять». Комичность ситуации достигается за счет перехода от одного значения к другому.

2. Парономазия.

Близким по смыслу понятию «каламбур» является понятие «парономазии». Паронома́зия — фигура речи, состоящая в комическом или образном сближении слов, которые вследствие сходства в звучании и частичного совпадения морфемного состава могут иногда ошибочно, но чаще каламбурно использоваться в речи.

Например: «Ученье – цвет» (4).

Обыгрывается известная народная мудрость «ученье-свет, а не ученье- тьма». Исходя из контекста, читатель понимает, что речь идет о необходимости изучения правил дорожного движения и о сигналах светофора. Созвучие слов «свет» - «цвет», дает возможность автору создать комический эффект.

3. «Приписывание» слову несвойственного ему в языке значения.

«Если ты горяч, как чайник, или вспыльчив, как ковер,

Попроси, чтоб остудили или выбили тебя» (1).

В русском языке слово «вспыльчивый» употребляется в сочетании со словом «характер», обозначая склонность к горячности, раздражительности. В данном примере подразумевается, что это слово соотносится с понятием «пыльный». Данное несоответствие общепринятого и авторского смыслов и усиливает комический эффект. Кроме этого в четверостишии используются синонимы «вспыльчивый» и «горячий» как названия черты характера.

4. Не менее интересным средством языка являются синонимы и антонимы.

«Если вы по коридору мчитесь на велосипеде,

А навстречу вам из ванной вышел папа погулять,

Не сворачивайте в кухню, в кухне – твердый холодильник.

Тормозите лучше в папу. Папа мягкий. Он простит» (1).

В данном случае используются антонимы «твердый» и «мягкий». Комичность заключается в том, что прилагательное «мягкий» употреблено в двух значениях. Первое значение (эластичный, малоупругий) определяется в сочетании с фразой твердый холодильник. Второе значение становится ясным при прочтении слова «простит» (мягкость как черта характера).

«Главным делом жизни вашей может стать любой пустяк.

Надо только твердо верить, что важнее дела нет.

И тогда не помешает вам ни холод, ни жара,

Задыхаясь от восторга, заниматься чепухой» (1).

Комический эффект создается с помощью антонимичных сочетаний «главное дело» и «любой пустяк». Он усиливается также за счет употребления антонимов «холод» и «жара». Существительные «пустяк» и «чепуха» выступают как синонимы.

5. Различные трансформации (превращения) фразеологических единиц (фразеологизмов, устойчивых словосочетаний).

Примером трансформации может быть переосмысление значения фразеологической единицы. Например:

«Если вы с утра решили хорошо себя вести,

Смело в шкаф себя ведите и ныряйте в темноту.

Там ни мамы нет, ни папы, только папины штаны.

Там никто не крикнет громко: «Прекрати! Не смей! Не тронь!»

Там гораздо проще будет, не мешая никому,

Целый день себя прилично и порядочно вести» (1)].

Устойчивое сочетание «вести себя (каким-либо образом)» разлагается на составляющие компоненты с выделением их первоначального буквального значения. Это получается за счет изменения контекстной сочетаемости. Устойчивое сочетание «вести себя» обычно распространяется обстоятельствами образа действия (хорошо, плохо, безобразно и т. п.). Употребленное в контексте с обстоятельством места (направления) «в шкаф», сочетание «вести себя» теряет свою целостность и становится свободным словосочетанием.

Рассмотрим еще один пример:

«Решил подраться – выбирай того, кто послабей.

А сильный может сдачи дать, зачем тебе она?» (1).

В данном случае в устойчивом сочетании «дать сдачи» приобретает конкретное значение слово «сдача» за счет употребления в последующем контексте местоимения «она». Такое «высвобождение» существительного «сдача» приводит к восприятию и глагола «дать» также в прямом свободном значении.

Переосмысление устойчивого выражения «заметать следы», понимаемого в значении «скрывать, прятать улики преступления» происходит в следующем отрывке:

«Собираясь на место преступления, преступники взяли с собой пять веников – хотели замести следы» (3). В данном случае, благодаря контексту слово «замести» понимается нами в буквальном значении – «подметать, убирать».

6. Использование искусственно созданных слов.

Язык позволяет себе не замечать каких-то элементов реальности. В таком случае мы имеем дело со словами-призраками. Внешне это самые обычные слова, только за их значением не стоит никакого явления действительности, это продукт умственной деятельности человека. Самые простые примеры слов-фантомов – это названия всяких сказочных и мифологических существ: русалка, кентавр, циклоп, домовой, водяной, леший, бука, упырь, гоблин…

В озорных книжках Григория Остера, наряду с «нормальными», обычными персонажами – удавом, мартышкой, дядей Гошей, встречаются и загадочные существа и предметы. Среди них: фарик, пусик, Мряка, фуфыра, Слюник, залява, мукука, всхлюп, хрюря пампукская и др. Это все, тоже фантомы, причем не такие общеизвестные, как русалка или бука. Но нам, читателям они никаких особых хлопот не доставляют. Мы просто принимаем предложенные автором правила игры: допустим, что существует некто по имени Мряка. И существует нечто, что называется пусик. А дальше все эти фантомы действуют по законам жанра, например: «Мряка друсит пусики. На друську одного пусика Мряка тратит полдолгика. Сколько долгиков истратит Мряка на друську восьми пусиков?» (3).

По мнению Б.Ю. Норманна (9)] это игра не только языковая. Она сродни алгебраическим операциям. Мы ведь можем складывать и умножать не только конкретные величины (например, 7 + 8 = 15), но и величины абстрактные, о которых известно только то, что они нечто значат (например, a + b = с). Чем отличаются наши слова-фантомы от символов a, b, c в приведенной формуле? Практически ничем: мы тоже принимаем, что пуськи и мукуки «что-то значат», и всё.

7. Редупликация.

Редуплика́ция — в языкознании, полное или частичное повторение корня, основы или слова.

Мряка и Бряка; Вершки-корешки; Шиворот-навыворот; Фокус-мокус; Совсем – совсем; Он его нес-нес; Гоголь-моголь (1, 3, 2).

Употребляется главным образом для выражения большей степени интенсивности действия или качества, например: «совсем-совсем мало», «он его нес-нес» (2) позволяет автору усилить эмоциональную окраску текста.

8. Изъятие предмета из его привычной среды.

Например, одушевление неодушевленного. Приведем пример.

«Жили-были два числа 5 и 3. У них была сумочка, которую они всюду таскали с собой и, когда им встречалось что-нибудь опасное, они немедленно прыгали в эту сумочку, запирались изнутри и так тесно прижимались друг к другу, что иногда даже соединялись в одно число» (3).

9. Обманывание ожидания.

Рассмотрим пример (рецепт из книги «о вкусной и здоровой пище людоеда») (1):

«Кренделя из сутулых длиннот.

Сутулящегося переростка согнуть в дугу, сложить пополам, завязать бантиком, обложить со всех сторон сахарной ватой и окружить заботой, опекая и допекая ежедневно с утра и до получения паспорта. Сожрать вместе с паспортом».

В данном случае неожиданно «зверская» концовка текста, не соответствующая «ласковому» началу и создает комический эффект.

10. Намеренно допускаемые автором грамматические ошибки.

В ряде случаев шутка строится на намеренном нарушении принципов лексической сочетаемости слов. Например:

1) «Раз, два, три, четыре, пять! Начинаю вас не знать!

Расходитесь, разбегайтесь, Чтобы встретиться опять!» (2).

2) «- У меня есть мысль! – сказал удав.- Мысль. И я ее думаю.

- Ух ты! – подпрыгнула мартышка. – А можно я ее тоже немножко подумаю?» (2).

Сочетание слов «мысль» и «её думаю» создают смысловую избыточность (плеоназм) и, как следствие, комический эффект. Героям становятся присущи наивность, детскость.

11. Авторские неологизмы - новые слова, созданные каким-либо автором, и употребляющиеся только в контексте данного произведения.

Григорий Остер использует этот прием языковой игры в своем творчестве, чтобы развеселить и развлечь читателя. Например:

«-Она такая…такая…-сказал удав, вглядываясь в даль, - очень хвостливая!

-Хвастается? – удивилась мартышка.

- Нет! – обиделся удав.- Ничего она не хвастается. Просто у нее хвост длинный…… И от этого она очень хвостливая» (2).

12. Стилистический прием (использование специальной терминологии).

В «Задачнике по математике» Г.Б. Остера есть такая задача (3):

«За столом сидели 16 нарядных гостей и хозяйка дома с двухлетней Машей на руках. 3 гостя успели выскочить из-за стола до того, как Маша вооружилась винегретом. Остальные гости попали под обстрел. Сколько гостей пострадало от обстрела винегретом?»

В данном случае в детской задачке используется военная терминология. Сравнение шалостей маленького ребенка с военными действиями создает комический эффект.

Проанализировав такое количество разнообразных языковых игр, используемых в творчестве Григория Остера, я решила провести эксперимент и самостоятельно придумать языковую игру. Идею я «подсмотрела» у Льюиса Кэрролла.

Вот отрывок из «Алисы в стране чудес» Л.Кэрролла в переводе Н.Демуровой: «От перца, видно, и начинают всем перечить… Алиса очень обрадовалась, что открыла новое правило. — От уксусакуксятся, — продолжала она задумчиво, — от горчицыогорчаются, от лукалукавят, от винавинятся…»

Я предложила своим родным и одноклассникам вместе с Алисой к названиям продуктов подобрать совсем не однокоренные, но кажущиеся такими по звучанию глаголы или другие части речи, и составить свой «Шуточный этимологический словарик». Итак:

перецперечить; горчица — огорчаться; луклукавить; вино — виниться;суп – насупиться, чай – отчаянный, судаксудачить, жиржираф, курица – куркуль, пончик – детеныш пони, селезень – селезенка, сахарСахара, чебурек – Чебурашка, «Фанта» - фантазер, зразы – заражать.

Кроме того, я провела опрос среди учеников нашей школы с целью выяснить, нравится ли им творчество Г.Б. Остера? Если нравится, то почему, и что они знают о языковых играх? (Форма опросного листа представлена в приложении 1). Опрос проводился среди шестиклассников и читателей постарше – учеников 9 класса.

В результате было установлено, что, несмотря на разницу в возрасте респондентов, всем им без исключения знакомо творчество Г.Остера. Большинство ребят, в качестве наиболее запомнившихся произведений назвали те, по сценариям к которым были созданы всеми нами любимые мультфильмы («38 попугаев», «Котенок по имени Гав»), что и понятно.

Обе группы респондентов в качестве основных причин, по которым им нравится читать книги этого писателя, назвали следующие: они смешные, веселые, добрые, интересные, познавательные и даже «прикольные».

Вспомнить конкретные цитаты из произведений Г. Остера ребятам постарше оказалось проще (и это несмотря на то, что книжки-то детские!). Это несоответствие помогла мне объяснить мама. Юмор писателя понятен и взрослым и детям, но, вероятно, с возрастом, с приобретением жизненного опыта многие шутки люди начинают соотносить с событиями своей жизни, возникают определенные ассоциации.

Последние два вопроса вызвали у ребят определенные затруднения. В качестве примеров языковых игр ребята называли «игру в города», скороговорки, шарады. При этом они никак не связывали языковые игры с поэзией. Не все осознают, что комичное, смешное в строках Г. Остера создают именно языковые игры. Надеюсь, данная работа позволит моим сверстникам взглянуть на творчество этого поэта с другой стороны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведя исследование, мы выяснили, что языковые игры существуют и представляют собой особый вид речетворческой деятельности. Изучением такого явления как языковая игра занимаются ученые философы и лингвисты.

Языковые игры, как и любые другие игры, подчиняются определенным правилам, при этом имеют свои отличительные особенности в числе которых: 1. Основной целью языковой игры является желание рассмешить, позабавить читателя (собеседника); 2. Языковая игра использует специальные приемы, основанные главным образом на сознательном нарушении правил русского языка, относящихся к его различным уровням.

Основные виды языковых игр были нами рассмотрены на примере творчества известного детского писателя Григория Остера. Так как произведения Г.Б. Остера обращены главным образом на детскую аудиторию, то и языковая игра здесь построена на ярких запоминающихся примерах и несложных ассоциациях, что подтверждают результаты опроса, проведенного в классе.

Было установлено, что автор применяет языковые средства и приемы создания комического эффекта, относящиеся к разным уровням языка: к семантическому, словообразовательному, морфологическому и другим. Кроме того, нами был проведен эксперимент, в результате которого был создан «Шуточный этимологический словарик».

Таким образом, можно сделать вывод, что языковая игра – это и замечательный учитель словесности, и забавный собеседник. Считаю, что моя работа, позволит моим сверстникам по-новому взглянуть на творчество любимого писателя, позволит открыть новые свойства и возможности родного языка

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Остер Г.Б. Вредные советы.- М.: Астрель АСТ, 2002.

2. Остер Г.Б. Зарядка для хвоста.- М.: Детская литература, 1982.

3. Остер Г.Б. Задачник по математике. Ненаглядное пособие. - М.: Астрель АСТ, 2001.

4. Остер Г.Б. Нарушение правил приличия, вежливости, этикета и др.- М.: Астрель АСТ, 2000.

5. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. – М.: Языки русской культуры, 1999.

6. Хёйзинга Й. Homo Ludens. Статьи по истории культуры / Пер. с гол. Д. В. Сильвестрова — М.: Прогресс — Традиция, 1997.

7. Официальный сайт Г.Б. Остера: http://www.oster-detyam.ru /obo_vsem/.

8. Толковый словарь русского языка: http://www.vedu.ru/ExpDic/10318.

9. Норманн Б.Ю. Игра на гранях языка (электронная книга): http://fictionbook.ru/author/boris_yustinovich_norman/igra_na_granyah_yazyika/

10. Свободная энциклопедия «Википедия»: http://ru.wikipedia.org/ .

Приложение 1

Опросный лист

1. Какие из произведений Григория Остера вам запомнились больше всего? («Зарядка для хвоста», «Вредные советы», «Задачник по математике: ненаглядное пособие», «Нарушение правил приличия, вежливости, этикета и др.», «Котенок по имени Гав», «Папамамология» или др.).

2. Почему вам нравится читать книги Г.Остера и смотреть мультфильмы, созданные по его сценариям?

3. Какие строки (выражение) из произведений этого писателя вы можете вспомнить?

4. Почему вам запомнились именно эти строки? (может их часто употребляют в разговоре ваши сверстники, родители, друзья, возможно, эти строки стали уже «фразеологизмами», а может эти строки просто очень смешные или еще по какой-то причине…).

5. Знаете ли вы о существовании языковых игр? Если да, то назовите языковые игры, которые вы знаете или приведите примеры выражений, которые, по вашему мнению, являются языковой игрой (игрой со словами, текстом, написанием слов).

6. Что, по вашему мнению, скрывается за понятием «языковая игра»?

Просмотров работы: 264