РУССКИЙ НИГИЛИСТ… КТО ОН? (по романам «Отцы и дети» И.С. Тургенева и «Бесы» Ф.М. Достоевского)

XV Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

РУССКИЙ НИГИЛИСТ… КТО ОН? (по романам «Отцы и дети» И.С. Тургенева и «Бесы» Ф.М. Достоевского)

Калюх Д.А. 1
1ФГКОУ "Оренбургское президентское кадетское училище"
Асеева Д.В. 1
1ФГКОУ "Оренбургское президентское кадетское училище"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Культурная среда, созданная нигилистами в XIX веке, стала питательной почвой для развития нигилистических идей в XX и XXI вв. Перед современным обществом стоит задача утверждения гуманистических ценностей и общечеловеческой морали. Важной становится проблема преодоления нигилистических тенденций, поиск причин трагедии личности героя-нигилиста. Анализ нигилистических воззрений на материале национальной жизни России 19 века позволит наметить пути решения проблемы.

Актуальность данного исследования вытекает из требований времени, когда важно формирование нравственной позиции современного общества. И.С. Тургенев и Ф.М. Достоевский распознали русский недуг жизни, который не излечен до сих пор – недуг нигилизма, дух отрицания. Явления современной культуры, мировоззрение современного человека так или иначе коррелируют с нигилистическим видением мира. Потеря ценностных ориентиров, моральных идеалов есть не пережиток истории, но печальная действительность: герои этих романов живут среди нас спустя 150 лет, поэтому умение отличать нравственное от безнравственного, добро от зла в нашем противоречивом мире трудно, но необходимо, как никогда. Обращение к прошлому является поиском корней кризиса, выявлением его причин. Глубокое, серьёзное восприятие романов И.С. Тургенева и Ф.М. Достоевского поможет понять многие сложные вопросы бытия, сориентировать в нравственных вопросах, сделать правильный жизненный выбор.

Объект исследования – нигилизм в отечественной литературе XIX века.

Предмет исследования – идеологические взгляды русского нигилиста как выразителя идеи своего поколения в художественном осмыслении отечественной литературы XIX века.

Цель данного исследования – проследить эволюцию нигилистических взглядов (от идейного нигилизма к революционному) на примере романов «Отцы и дети» И.С. Тургенева и «Бесы» Ф.М. Достоевского.

В соответствии с целью были поставлены следующие задачи:

Проанализировать научную и критическую литературу по теме исследования.

Раскрыть сущность понятия нигилизма в России XIX века.

Определить социально-исторические предпосылки и истоки русского нигилизма.

Выявить нигилистические идеи Базарова (по роману «Отцы и дети») и Верховенского («Бесы»).

Установить особенности каждого из нигилистических типов.

Проследить становление, развитие и движение образа нигилизма, эволюцию нигилистических взглядов: от идейного до духовного.

Гипотеза заключается в следующем: сравнительная характеристика модификаций нигилизма позволит увидеть, что трагедия русского нигилиста является следствием духовного заблуждения и утраты религиозно-нравственной опоры.

Для реализации поставленной цели, решения задач и проверки гипотезы были использованы следующие методы исследования: изучение научной и художественной литературы, анализ, сравнение, обобщение результатов.

Практическая значимость нашего исследования состоит в возможности более глубокого анализа рассматриваемых литературных произведений, изучения социально-исторических предпосылок событий, происходящих в России в XXI в.

Глава 1. Нигилизм как культурно-исторический феномен в России второй половины XIX века

1.1. Социально-исторические предпосылки и генезис русского нигилизма

  XIX в. в истории России можно назвать веком зарождения и расцвета интеллигентского радикализма. Все русские радикально-демократические движения 50-60 гг XIX в. при всем разнообразии объединяет характерная черта — отрицание. А отрицание, как известно, сущностный элемент нигилизма [13, с. 38]. Нигилизм возникает в кризисные периоды общественной жизни страны. Русский нигилизм стал символом социальных и духовных перемен в жизни русского народа второй половины XIX века, знаменательной вехой в истории, предвосхитившей дальнейшую судьбу государства на рубеже веков. Появившийся под влиянием зарубежной философии, западных веяний и европейской мысли, русский нигилизм стал явлением уникальным, недосягаемым западной формацией души, до основания русским.

Остановимся на исторических истоках нигилизма. Нигилистические идеи и настроения обнаруживаются уже в религиозно-философских учениях средневековья и даже раньше. Так, в XI в. нигилистами отцы церкви называли еретиков или неверующих. То есть начальное значение понятия «нигилизм» - это отсутствие веры или «неправильная» вера [5, с 2.].

В русской литературе слово «нигилизм» было впервые употреблено Н.И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» как символ пустоты и невежества (в журнале «Вестник Европы» за 1829 год). Когда ему приходилось давать характеристику литературным оппонентам, пренебрегающим классическими традициями, он нередко пользовался латинским «nihil» (в переводе – «ничто», «ноль»). Особое распространение термин получил благодаря роману И. Тургенева «Отцы и дети» (1862 год), в котором выведен хрестоматийный образ нигилиста Базарова.

На основе анализа работ Н.О. Лосского, Н.А. Бердяева, М.Ю. Прокопьева, А.И. Новикова, В.Б. Жадан [5, 8, 9, 10] выделим основные источники, на основе которых вырос русский нигилизм:

Общественно-политическая обстановка в стране. Народ, героически защищая свое Отечество от Наполеона, надеялся получить освобождение от крепостного права. Заграничный поход русской армии в 1813-1814 гг. познакомил значительную часть офицерства с социально-политическими изменениями в Европе после Французской буржуазной революции конца XVIII в. и обогатил их новыми революционными впечатлениями, идеями и практическим опытом.

Общее ухудшение положения народных масс (голод, обнищание деревни) в 40-60 гг XIXв. П.Н. Ткачев пишет: «Наши юноши — революционеры не в силу своих знаний, а в силу своего социального положения…» [цит. по Жадан, с. 39]

«комплекс вины» русской интеллигенции перед народом. Отметим, что к нигилизму приходили и выходцы из семей аристократии и дворянства, по велению «больной совести» [13, с. 45].

Раскол культур (дворянской и крестьянской) сословий, что не способствовало выстраиванию единой стратегии развития России. Конфликт нового и старого, образованности и невежества, интеллигенции и народа, светского и религиозного перерастает в раздвоенность русской ментальности, в конфликт между тем, что делалось, и тем, что стало результатом этой деятельности.

Вслед за А.И. Новиковым отметим, что психологическая основа нигилизма — общечеловеческое свойство и потребность противодействия влиянию извне, отрицание внушения, принудительного навязывания личности социальных ролей, традиционных норм и ценностей, образцов поведения и общения; разочарование в них, разрыв с ними и стремление изменить. Нигилизм как вид негативного умонастроения (наряду с пессимизмом и скептицизмом) выражает полное отрицание всего общепризнанного, исходящее из уверенности в абсолютной ложности отрицаемого. [9, с. 74]

Природно-географический источник. Огромные пространства страны и низкая плотность населения привели к отсутствию интенсивных социальных связей.

Усиливается интерес в естественным наукам (биологии, химии, медицине), научным открытиям, сделанным в 60-е годы известными русскими учёными — А. М. Бутлеровым, И. М. Сеченовым, Д. И. Менделеевым. Естественные науки позволяли осязать, видеть объект изучения, и что не менее важно — из этого научного знания гораздо проще было извлечь реальную пользу, применить плоды изысканий на практике.

Разночинцы становятся реальной общественной силой, которая стала задавать тон умонастроениям общества, диктовать новые духовные ценности и социальные стандарты.

Главным носителем идеологии и психологии нигилизма в России был интеллигент — разночинец или дворянин. В широком значении слова «разночинец» — выходец из недворянской среды, человек, родившийся в семье священника или дьячка, лекаря, журналиста, мелкого лавочника, реже — ремесленника или крестьянина. По своему общественному положению разночинцы находились на границе между дворянским и крестьянским социальными мирами, не принимались ни одним из них как его полноправные участники. Это часто приводит к тому, что человек испытывает неуверенность, неудобства и страдания, серьезные сомнения в своей личной ценности. Подобное психологическое состояние и создает почву для формирования нигилистического сознания [13, с. 44]. Эти люди находились существенно ближе с народом, хорошо понимали запросы «мужика» и сопереживали ему, ввиду этого могли зреть вглубь нынешних вопросов куда проницательней, нежели преимущественно барская интеллигенция, имевшая зачастую ложное представление о нём, о крестьянской жизни в целом, хотя и те и другие, несомненно, ощущали повсеместную несправедливость, угнетающий характер действий и насилие со стороны государства [1, с.66]

Таким образом, нигилизм рождается в среде русской радикальной интеллигенции (разночинца или дворянина). Истоки нигилизма кроются в общественно-политической обстановке, влиянии немецкой философии, в отличительно русском в своей глубине чувстве неравенства, сострадания по отношению к беззащитному человеку, недовольством, вызванным непригодностью, обветшалостью монархического строя.

1.2. Философия и идеология русского нигилизма XIX века

Слово «нигилизм» происходит от латинского существительного nihil, что означает «ничто», «ноль», «пустота». Нигилизм, по Ницше, это обесценивание высших ценностей, «физиологическое вырождение», упадок культуры, саморазрушение цивилизации, крушение идеалов, рост атеизма и позитивизма. Нигилизму предшествует ощущение отсутствия ценностей и смысла существующего — это пессимизм, симптом нигилизма [13, с. 40].

Феномен бесовщины (как метко называет нигилизм современный исследователь к.п.н. М.Ю. Прокопьева) рождается в среде русской радикальной революционной интеллигенции. Корни бесовщины крылись в половинчатости, маргинальности мировоззрения и социально-культурного статуса русской революционной интеллигенции. «Бесы»-нигилисты выпадали из одной среды и не находили новой, они всегда «полу» и «между». Поэтому и в душах людей, одержимых бесами, царит страх неопределенности, неуверенности и половинчатости [10, с. 93].

Нигилисты являлись создателями «отрицательных доктрин», они были гораздо сильнее в критике, отрицании, отбрасывании устоявшихся социокультурных ценностей и норм, чем в создании новых, они хотели освобождения личности, во имя чего «они низвергали религию, философию, искусство, мораль, отрицали дух и духовную жизнь. [10, с. 94].

Нигилизм ставит человека перед лицом ничто и утверждает, что всё, что бы ни делал человек, обречено на разрушение. Таким образом, личность в нигилизме разрушает саму себя изнутри, лишает национальной и духовной идентичности. [10, с. 92-96].

Проанализировав работы исследователей [1, 2, 3, 5, 6, 7, 8. 9], мы выделили следующие черты русского нигилизма:

разрушение эстетики, борьба с чистым» искусством, превращение искусства в «приговор» действительности;

отрицание общепринятых ценностей и норм (в сфере морали, эстетики, культуры); отрицание Бога, духа, души;

критически-разрушительное отношение к современному обществу (самым действенным способом обновления социума считалось его разрушение);

культ «знания» («рационалистический характер»; преклонения перед естественными науками); «культ дела», «служения» народу;

замена абстрактных понятий добра и зла учением о пользе как основном критерии морали;

отказ от роскоши и излишеств [13, с. 45]

Как справедливо отмечает Н.А. Бердяев, для XIX века характерно как бурное стремление к прогрессу, к революции, к последним результатам мировой цивилизации, к социализму, так и глубокое и острое сознание пустоты, уродства, бездушия всех результатов мирового прогресса, революции, цивилизации и пр. [2, с.40-41]. В поисках объяснения происходящего философ приходит к выводу, что в основе русского нигилизма лежит мироотрицание, признание греховности всякого богатства и роскоши жизни, всякого творческого избытка в искусстве, в мысли [1, с.50].

Мы видим, что все аспекты жизни были подвергнуты пересмотру. Идея отрицания была мотивирована следующим: чтобы создать новое, гуманное общество, нужно полностью отказаться от старых норм.

Глава 2. Нигилизм в художественном осмыслении И.С. Тургенева и Ф.М. Достоевского. Эволюция нигилистических идей (от Тургенева к Достоевскому)

2.1. Нигилистические идеи Базарова в романе «Отцы и дети»

Опубликованный в 1862 году роман И.С. Тургенева «Отцы и дети» стал весьма смелым и решительным словом, высказанным в период обретения популярности революционных и материалистических идей среди молодежи. Тургенев впервые применил слово «нигилизм» к умонастроению значительной части русской молодежи 50–60-х гг. XIX в., представителем которых и был Базаров — тургеневский «нигилист». Герой романа вобрал в себя черты, присущие студентам-разночинцам 60-ых: дерзость, решительность, смелость и кипящую, резкую мысль. Он нигилист, поэтому его рассуждения, бескомпромиссные и циничные, исполнены критикой общепринятой морали и ценностных норм. Действия Базарова определялись правилом — делать то, что в данное время полезно. «В теперешнее время, — говорил он, — полезнее всего отрицание — мы отрицаем». Устами героя Аркадия Кирсанова И.С. Тургенев определил нигилиста как человека, «который не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип» [13, с. 42]. Это человек дела, который признает полезную для общества деятельность единственным истинным смыслом жизни, которому дóлжно следовать; сам он, в частности, является врачом. Базаров- выходец из разночинства. Он хорошо осведомлен в запросах «мужика», понимает свой народ и открыто заявляет о беспомощности аристократии. Представим взгляды Базарова в таблице:

Таблица 1 – Взгляды Евгения Базарова

Стороны жизни

Отношение Базарова (цитаты)

пояснение

Об отношении к аристократии и ее роли в обществе

"…Вы вот уважаете себя и сидите сложа руки; какая ж от этого польза для общества";

"Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы…

сколько иностранных… и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны"

Аристократизм – бесполезное слово. В безделье и пустой болтовне Базаров видит основной политический принцип всего дворянского общества, живущего за чужой счет. Аристократы не способны к действию, от них нет пользы. Базаров отрицает способность дворян вести Россию к новой жизни.

О русском народе и отношении к нему

"Мой дед землю пахал", в то же время осуждает народ: "Что ж, коли он заслуживает презрения? "

«Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения»

У Базарова трезвое отношение к народу. Он видит необразованность и суеверие народа. Эти недостатки он презирает. Осуждает народ за невежество, но считает необходимым отличать народные интересы от предрассудков народа.

Положение народа вызывает в Базарове не умиление, а гнев. Он видит неблагополучие во всех областях народной жизни.

о нигилизме

"...мы теперь вообще ни перед кем не преклоняемся..."

«Я ничьих мнений не разделяю; я имею свои»

«В теперешнее время полезнее всего отрицать – мы отрицаем»

«ни во что не верю»

«Нужно место расчистить»

Отрицание воспринимается новыми людьми как деятельность, а не болтовня. Нигилисты способны изменить жизнь России к лучшему. Они утверждают необходимость революционных преобразований, отрицают прошлое: мораль, религию, строй. Критерием является народная польза.

О природе

«Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.»

«И природа пустяки»

«Я лягушку распластаю да посмотрю, что у нее там внутри делается; а так как мы с тобой те же лягушки, только что на ногах ходим, я и буду знать, что и у нас внутри делается.»

«Люди что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждой отдельной березой»

«Я гляжу в небо только тогда, когда хочу чихнуть»

Базаров отворачивается от природы.

Признаёт только практическое применение природы (9 гл)

Он не отрицает её вообще, а видит в ней только источник и поле человеческой деятельности. У Базарова хозяйский взгляд на природу, но он тоже односторонен. Отрицая роль природы как вечного источника красоты, воздействующего на человека, Базаров обедняет человеческую жизнь.

искусство

«Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта»

«По-моему, и Рафаэль гроша медного не стоит, да и они не лучше него»

«Искусство наживать деньги, или нет более геморроя!»

Резко отзывается об искусстве Рафаэля (10 гл.), резко отзывается о поэзии (6 гл.)

Базаров считает, что искусство является бесполезной тратой времени. Оно отвлекает от первостепенных дел и не имеет смысла.

Любовь

«Любовь — белиберда, непростительная дурь»

«И что за таинственные отношения между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения» «Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.

«Посмотрим, к какому разряду млекопитающих принадлежит сия особа»

Базаров как нигилист не верит в любовь, отрицает брак. Он оценивает это чувство только с точки зрения физиологии, иронизирует над выражением «загадочный взгляд», который свойственен влюбленным.

Мы видим, что Базаров отрицает все основные ценности общества – природу, искусство, семью, любовь. Это ценности вечные. И.С. Тургенев хорошо понимал, что его герой бесперспективен. Человек, всё отрицающий и не имеющий позитивной программы, лишен будущего. Герой сталкивается с чередой жизненных испытаний, призванных проверить его идею на прочность. Самое «мучительное» испытание, проверка любовью, подвергло разрушителя морали неведомым доселе чувствам. В нем открылось тщательно скрываемое от себя и окружающих человеческое. Оказалось, что нигилизм- лишь неприглядная обёртка, скрывшая его высокие качества как от него самого, так и от посторонних. Герой терпит поражение по одной причине – он вторгается в заведенный порядок жизни. После смерти героя жизнь продолжается, над ней не властны никакие теории. И какими бы люди ни приходили в мир, как бы страстно ни желали они перевернуть жизнь, как бы ни отрицали духовное начало, они уходят, исчезают, а остается то, что вечно: любовь, земля, небо. Человек не должен бунтовать против жизни. Не смириться, а примириться со всем, что послано тебе, прожить, честно выполняя свое дело, - вот предназначение человека. Писатель показал несостоятельность нигилизма перед вечным движением жизни.

2.2. «Бесы» - образец философской антинигилистической концепции Ф.М. Достоевского. Верховенский как «бес»-нигилист

Как говорил митрополит Антоний Сурожский, хорошо знавший творчество Достоевского, «единственный роман, который я бы никогда не стал перечитывать, – это «Бесы». В нем слишком ощутима сила зла» [цит. по 3, с. 401]

Переместимся на 10 лет вперед после событий, развернувшихся в романе «Отцы и дети» … Тучи над Россией сгущаются, из ее недр проникает неизвестная, темная смута. Газеты пестрят «нечаевцами», в умах молодежи бродят и развращаются социалистические идеи. Ф.М. Достоевский, потрясенный как убийством студента Иванова, так и ростом и популяризацией подобных нечаевскому «кружков», в среде которых затевались самые фанатичные планы, создает историю о губернской «пятерке» нигилистов, под острым политическим обличением скрывающую мрачную правду не только о современности писателя, но и о тайне человеческой природы в целом. Рассмотрим фигуру главного «беса» романа – нигилиста Петра Верховенского.

Петр Верховенский - это, по замыслу автора, «нигилист самой грубой формации, из-под вульгарной маски которого как бы проступают черты Базарова, точнее, базаровщины», резко заостренные и окарикатуренные. Образ Петра Верховенского в романе обрел черты бессовестного и бесчестного интригана, чудовища подлости и себялюбия, проходимца и карьериста. «И все эти черты бесовства Достоевский обобщенно приписывает типичному русскому революционеру 1860-70-х годов. Это подлец, интриган, ни во что не ставящий человеческую жизнь, маниакально следующий своей фанатичной, проникнутой помешательством идее, готовый пойти на самые омерзительные и бесчестные поступки ради ее воплощения.

Я – нигилист», - утверждает Верховенский. Нигилизм он понимает так: «В сущности наше учение есть отрицание чести, и откровенным правом на бесчестье всего легче русского человека за собой увлечь можно».

Если Базаров всё отрицал, то нигилист Верховенский от отвлеченного, идейного отрицания переходит к действию, к практике бесовского духовного отрицания (убийствам и разрушению):

«Преступление не помешательство, а именно здравый-то смысл и есть, почти долг, по крайней мере, благородный протест». Верховенский не просто считает, что преступление в порядке вещей, но и призывает его совершать.

«…я вас спрашиваю, что вам милее: медленный ли путь, состоящий в сочинении социальных романов и в канцелярском предрешении судеб человеческих на тысячи лет вперед на бумаге, или вы держитесь решения скорого, в чем бы оно ни состояло, но которое наконец развяжет руки и даст человечеству самому социально устроиться, и уже на деле, а не на бумаге? - такова основная мысль Верховенского.Постепенные преобразования заранее представлены им в невыгодном свете. Он провозглашает необходимость скорого пути, или пути разрушения.

Не надо образования, довольно науки! Мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат. У рабов должны быть правители. Полное послушание; полная безличность.

Слушайте, мы сначала пустим смуту, — торопился ужасно Верховенский. — Я уже вам говорил: мы проникнем в самый народ. Смута и есть та революция, которую так жаждет Верховенский. Этот известный «манифест» разрушению отражает глубинные стремления, которыми ведом революционер-нигилист: сеяние бессмысленного, кровавого и ведущего к ничему террору.

Мы провозгласим разрушение... Но надо, надо косточки поразмять. Мы пустим пожары... Ну-с, и начнется смута!

Но одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь, — вот чего надо!

После убийства Шатова Петр Верховенский самоуверенно и цинично говорит своим подельникам:«Вы призваны обновить дряхлое и завонявшее от застоя дело; имейте всегда сегодняшнее перед глазами для бодрости. Весь ваш шаг пока в том, чтобы все рушилось: и государство и его нравственность.

Таким образом, исследуя образ русского нигилиста, мы пришли к следующим выводам. Нигилист Достоевского существенно отличается от его литературного предшественника (Евгения Базарова). Идея отрицания буквально за десятилетие претерпела плачевную эволюцию: вызванный ощущением несправедливости и желанием перемен идейный нигилизм базаровского типа извратился до доктрины подлости, бесчестия и разрушения.

Бесы» - образец философской антинигилистической концепции Ф.М. Достоевского. Писатель видел в нигилистах невероятно опасную угрозу для общества, не признавая их программы в корне. Выражая свою интерпретацию нигилиста (беса) - Петра Верховенского - Достоевский лишает его высокого, трагического начала, присущего нигилисту Базарову. Петр Верховенский - бесконечно сниженный и опошленный Базаров, лишенный его незаурядного ума, природного чувства собственного достоинства и величия. Базаровские сухость, жесткость, резкость, грубоватая прямота, доведенные до своего логического предела, переходят у Верховенского в открытое хамство, наглость, полную бессердечность; гордость и самолюбие Базарова - в мелкую самовлюбленность и самодовольство Петра Верховенского. В результате трансформации образа Верховенский-сын оказался слишком ничтожным для роли главного героя.

Роман «Бесы» — грозное пророчество писателя о надвигающихся на мир катастрофах — это призыв к бдительности людей: на мир надвигаются нигилисты, бесы-революционеры, которые будут шагать по трупам для достижения своих целей, для которых всегда цель оправдывает средства [11, с. 21]. О пророческих словах писателя из романа «Бесы» вспомнили лишь в бурные годы первых двух десятилетий ХХ века, когда Россию накрыли массовые беснования в виде трех «русских» революций и гражданской войны. Так, в разгар революций известный русский философ Николай Бердяев, писал: «Достоевский открыл одержимость, бесноватость в русских революционерах. Когда в дни осуществляющейся революции перечитываешь «Бесы», то охватывает жуткое чувство. Почти невероятно, как можно было все так предвидеть и предсказать».

Следует сказать, что «Бесы» —роман-предсказание, роман-предупреждение. Произведения являются ключом к пониманию событий 20 века и современности. Дух отрицания в современной русской культуре не только не преодолен, но тлетворное действие его остается.  Слова писателя о «беспорядке», о «понижении уровня образования, наук и талантов», о «равенстве в рабстве», о «разврате неслыханном и подленьком», о «реформах нынешнего царства», о «пьянстве, сплетнях и доносах» и т.п. – все это не пустые слова. Достоевский дает понять читателю, что нигилисты и революционеры типа Верховенского – «бесы» не в переносном смысле, а в буквальном. Ибо высшими «идеями» настоящих бесов являются ложь, убийства и разрушения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящее исследование посвящено актуальной проблеме преодоления нигилистических тенденций, поиску причин трагедии личности героя-нигилиста. Решение данной проблемы связано в настоящем исследовании с обращением к художественному образу нигилиста, созданного писателями-классиками.

В первой главе мы рассмотрели феномен русского нигилизма Во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, проповедовали материализм и атеизм, а также не признавали господствовавшие нормы морали. На основе анализа научных работ нами были выявили социально-исторические предпосылки русского нигилизма. Истоки его кроются в общественно-политической обстановке, влиянии немецкой философии, в отличительно русском в своей глубине чувстве неравенства, сострадания по отношению к беззащитному человеку, недовольством, вызванным непригодностью, обветшалостью монархического строя.

Далее нами выделены основные черты нигилизма: отрицание общепринятых ценностей и норм (в сфере морали, эстетики, культуры, права, политики или экономики); критически-разрушительное отношение к современному обществу; культ «знания»; «культ дела», «служения» народу; отказ от роскоши и излишеств. Идея отрицания была мотивирована следующим: чтобы создать новое, гуманное общество, нужно полностью отказаться от старых норм.

Во второй главе нами предпринята попытка сравнительного анализа двух героев русской литературы второйполовины XIX века, представляющих тип нигилиста. Мы рассмотрели нигилистические взгляды Евгения Базарова и Петра Верховенского. Сходство героев выражается в том, что они оба скептики и бунтари. Только бунт у каждого свой: у Базарова – идейный, у Верховенского – революционный.

Подробно изучив каждый из нигилистических типов, воплощенных в художественных образах, мы смогли проследить эволюцию нигилизма: от идейного нигилизма Базарова до полного нравственного отрицания Верховенского.

В ходе исследования была доказана гипотеза о том, чтотрагедия русского нигилиста является следствием духовного заблуждения и утраты религиозно-нравственной опоры.Разночинцы 60-х годов, проникнувшиеся идеями отрицания, не достигали желаемого не столько от политического заблуждения, сколько от бессмысленной и приведшей к трагедии попытке отрицания незыблемых основ человеческого существования. Всё более погружаясь в сети этого обмана, нигилисты теряли человеческий облик, уничтожали собственную личность и приходили к неминуемой гибели.

Произведения являются ключом к пониманию событий 20 века и современности. Дух отрицания в современной русской культуре не только не преодолен, но тлетворное действие его остается. Романы-предупреждения выносят приговор нигилизму.

Список литературы

Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. - Санкт-Петербург: Азбука, 2016. – 221 с.

Бердяев Н.А. Русская идея. – СПб: Азбука, 2017. - 320 с.

Бердяев Н.А. Русская идея: Миросозерцание Достоевского. – Москва. Библиотека всемирной литературы. – 2016. - 509 с.

Достоевский Ф.М. Бесы. –Москва: Издательство АСТ - 760 с.

Жадан В.Б. История осмысления нигилизма как понятия и социально-культурного феномена // Вестник харьковского государственного университета. Серия «Теория культуры и философии». Вып. 52. – 2014. 38-43.

Катков М.Н. О нашем нигилизме. По поводу романа Тургенева / Русская литература в оценках, суждениях, спорах // Сост. Л. И. Соболева. - М.: ООО «Издательство «Астрель», 2003 – 234 с.

Никонов, С. С. Образ нигилиста в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети» и в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» (опыт сопоставления) // Филологические науки в России и за рубежом : материалы IV Междунар. науч. конф. — СПб: Свое издательство, 2016. — С. 25-28.

Лосский Н.О., Бердяев Н.А. От мессианства до нигилизма. Чем жив русский народ. – Москва: Алгоритм, 2017. - 256 с.

Новиков А.И. Нигилизм и нигилисты. Л.: Лениздат, 1972. – 296 с.

Прокопьева М.Ю. Исторические предпосылки русского социокультурного феномена бесовщины // Вестник КГУ, 2011. № 3. – с 92-96

Трифонов Ю. «Загадки и провидение Достоевского» // Новый мир. 1981. № 11. – с. 21-34

Тургенев И.С. Отцы и дети. –Москва: АСТ, 2018 г. – 380 с.

Ширинянц А.А. Русское общество и политика в XIX веке: революционный нигилизм // Вестн. Моск. Ун-та. СЕР. 12. Политические науки. – 2012. – № 1. – с. 38 – 49.

Просмотров работы: 81