Образ женщины – птицы в славянском художественном и литературном пространстве

XV Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Образ женщины – птицы в славянском художественном и литературном пространстве

Веретельная В.Н. 1
1ГУО "Гимназия № 46 г. Гомеля имени Блеза Паскаля"
Бондар Татьяна Александровна, Чуянова Оксана Леонтьевна 1
1ГУО "Гимназия №46 г. Гомеля имени Блеза Паскаля"
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Женщина - это начало начал. Её красота, обаяние, богатый духовный мир во все времена вдохновляли поэтов и писателей. Писатели, художники, музыканты стремились выявить в женских образах лучшие черты, свойственные человечеству.

На уроках литературы, изучая различные произведения, я не раз сталкивалась с образом птицы. Неоднократно у меня возникали вопросы: «Каково значение образа птицы в культурном пространстве? Как он возник? Что он значил для народа и писателя в частности?…» Данный образ исследовался различными учёными: например, Г.С. Беляковым, А.Н.Афанасьевым. Знакомясь с произведениями русских поэтов и писателей, я поняла, что тоже готова исследовать эту тему. Изучая русскую мифологию на уроках искусства, я заинтересовалась воплощением женских персонажей в образах птиц. Посещение выставок преподавателя изобразительного искусства нашей гимназии Чуяновой О.Л., знакомство с ее куклами пробудило во мне интерес к изучению образа женщины – птицы в славянском художественном и литературном пространстве.

Работая над темой, я изучила мифологию восточных славян, узнала, что образ птицы возник в славянской культуре задолго до появления письменности и сохранил свою значимость до сих пор. В первых произведениях люди отражали все, что их окружало. К образу птицы обращались чаще всего.

Цель исследовательской работы: изучение образа женщины - птицы в славянской культуре.

Задачи исследовательской работы:

рассказать, какое место занимает образ женщины-птицы в славянскомхудожественном и культурном пространстве;

показать отражение образа женщины - птицы в литературных произведениях;

Обобщить сведения о развитии образа птицы в славянской культуре разного времени и попытаться сделать выводы о том, как изменился взглядна мир человека и насколько сильно мифологическое сознание;

познакомиться с технологией создания куклы.

Предмет исследования: образ женщины- птицы в мировом художественном и культурном пространстве.

Объекты исследования: авторская композиция «Птица Сирин», мифологические и литературные произведения.

Гипотеза:изучая культуру и искусство славян и анализируя в них образы птиц,можно лучше понять наших далеких предков, их мировоззрение.

Славянская мифология – одна из самых неизученных в мире, и каждая крупица знанияздесь важна для создания целостной картины. Отталкиваясь от полученных сведений, мы придем к важным и актуальным выводам: как изменялось восприятие мира представителями славянской культуры, какое воздействиеоказывают далекие корни на писателей поздних эпох, какова между ним прямая связь. Таким образом, исследование поможет лучше понять славянскую культуру в ее динамичности, а значит, возможно, сделать какие-то выводы о современном славянском обществе.Скульптурное изображение женщины-птицы поможет слабовидящим и слепым людям при помощи рук «увидеть» данный персонаж, получить представление об этом образе. В этом состоит актуальность работы.

Методы исследования: основе моих наблюдений лежит теоретический метод историко-филологического анализа, практическая работа.

Глава 1. Образ птицы в фольклоре и мифологии.

Народное творчество – особый вид искусства, с помощью которого наши далекие предки пытались освоить окружающую действительность. В первых художественных произведениях люди отражали все, что их окружало - а для человека того времени, живущего в основномнатуральным хозяйством, это в первую очередь была природа во всем еемногообразии и необъяснимости. Отсюда появились первые художественные образы – звери и птицы.Как ни странно, к образу птицы древние обращались даже чаще, чем к образам остальных животных. Этоможнообъяснитьнедоступным,удивительнымиволшебнымумениемпернатыхлетать,вызывавшемсуеверный трепет и любопытство.Широко распространена теория, что все человечество развивается поспирали и даже изолированные от внешнего мира народы проходят черезодинаковые этапы, в частности, в искусстве.Эта идея отражается в 12-томном труде британского культуролога ифольклористаДжеймсаДжорджаФрэзера«Золотаяветвь»,систематизирующем фактический материал по первобытной мифологии,религиозным верованиям и фольклору. Эту же точку зрения разделяет автористорического исследования «Третий пояс мудрости (Блеск языческой

Европы)» Снисаренко Александр, представивший в своей книге таблицу«Археологические слои мифов».[1] С опорой на научные исследования автор доказывает, что в творчестве абсолютно разных народов (в Иране, Греции иРиме, Скандинавии, у славян) в одно и то же время поднималисьаналогичные темы. К примеру, в 10-9 тысячелетия до н.э. народы мира

обратились к образу вещей птицы – это и орел и вороны Одина вСкандинавии, и орел Зевса и Афины в Греции, и орел Индры и Гаруда вИндии. Именно в это время появляются образы вещих воронов в славянских былинах, а также птицы Алконост, Гамаюн, Сирин.Наверное,такоераннееобращениекобразуптицыобъясняетсяприсвоением этому животному полубожественной сущности. Умение летатьзаставляло древних людей верить, что птица – существо, приближенное кВысшим Силам или этой самой силой и являющееся. Логично предположить,что в таком случае символическое значение птицы будет совпадать у разныхнародов и связываться с такими понятиями, как полет, свобода, божество.Чтобыпроверитьданноепредположение,обратимсяк«Словарюсимволов» Владислава Копалинского:«Птица – символ Солнца, ветра, воздуха, тучи, грома с молнией, огня,Времени,<…>божества,создателя,творца,божественногобессмертия, духа, души; женской основы <…>; приятности, чистоты,воздушности, вдохновения, пророчества <…>; посла,бессмертия, духа, души; женской основы <…>; приятности, чистоты. [2] Таким образом, гипотеза оказалась верна. Однако образ птицы – понятиеочень широкое. Изучая народное творчество, легко заметить, как разнятсязначения образов разных птиц. Ворон – символ смерти или мудрости, голубь– любви и мира, а воробей – драчливости и жадности. [3] Эти аналогии знакомырусскоязычному читателю с детства, ведь почти в каждой песне, былине илисказке древних славян можно встретить пернатого.Образы всех птиц, «обитающих» в фольклоре и мифологии славян, можноразделитьнатригруппы.Перваякатегория–мифическиептицы,обладающие удивительными способностями, например, даром предвиденья, способностью насылать на человека удачу и горе, беду и спасение. Кданному типу относятся Гамаюн, Алконост, Сирин и другие. Втораякатегория – сказочные птицы, знакомые каждому, кто когда-нибудь читалрусские сказки: самый знаменитый представитель данной группы, конечноже, Жар-Птица. К третьему типу можно отнести всех птиц, которые не несутв своем облике ничего необычного, существуют в реальном мире. Например,ворон, дрозд, лебедь. Представители этой группы также обладают волшебными способностями, но чаще всего являются спутниками сказочныхперсонажей: Бабы-Яги и Кощея Бессмертного.

Таким образом, можно сделать вывод, что образ женщины- птицы играет значительную роль в мировомфольклоре, сохраняя свое значение вне зависимости от родины конкретного произведения, особенно в мифологии славян, что отразилось на последующем творчестве славянскихнародов.

Глава 2. Образ женщины- птицы в славянской картине мира.

Кроме «обыкновенных» птиц, в славянском фольклоре встречаются и абсолютно фантастические существа, имеющие ярко выраженные «птичьи» черты, но птицами в полном смысле слова не являющиеся. К ним относятся такие мифические персонажи как Алконост, Гамаюн и Сирин. Это девы- птицы, изображаемые с лицом, шеей и грудью прекрасной женщины, но телом птицы.[4]

2.1Алконост и Сирин

Эти две райские птицы часто и летают вместе. Начнем с пары Алконост и Сирин — очень часто они изображаются вместе, как птицы печали и радости и в этом смысле неотделимы друг от друга. Основное их внешнее отличие заключается в том, что Алконоста, как правило, изображают с руками — то есть по пояс он представляет собой человека, но с крыльями и птичьими лапами. Сирин же являет собой птицу, но только с человеческим лицом. Различается и их местопребывание — Сирин живет в «едемском раю», Алконост же локализуется где-то близ Рая:

"Близ рая пребываетъ.

Некогда и на Ефратерецебываетъ"

Обе они обладают сладкими завораживающими голосами, но если пение Алконоста служит для утешения святых угодников, а на человека оказывает завораживающеедействие, то пение Сирина убивает. Различен и характер их песен — песни Алконоста проникнуты светлой печалью, песни Сирина — веселы и прекрасны, сулят внеземные радости, но в то же время и являются смертельно опасными, что, очевидно, роднит его с образом морских дев сирен, завлекавших мореходов в морскую пучину.

«Алконост близ рая пребывает… Когда в пении глас испущает, тогда и самое себя не ощущает».

«(Сирин) ...сладкогласно поет; всяк человек, во плоти живя, не может слышать пения ея: как услышит, так себя забывает и, слушая пение, умирает».

В небольшом количестве сохранились изображения райской птицы с обнаженной грудью — их необходимо признать наиболее архаичными, идущими еще от времен поклонения божественным силам природы. В таком виде женщина-птица является уже неким воплощением кормилицы, то есть женского начала, охраняющего и взращивающего весь род. Разумеется, такой образ не мог быть приемлемым в новой религиозной парадигме, но искоренить его полностью просто не представлялось возможным, поэтому он, как и многие другие исконные языческие культурные явления, был именно интегрирован под новым ракурсом. Обнаженная грудь исчезла, а райская птица превратилась в божью посланницу, причем уже с собственным именем, выведенным из греческого мифа и прочно связанную именно с ним. Таким образом, неискоренимая женщина-птица как бы отрывалась от славянского язычества, из которого она возникла, и становилась безобидной и относительно «современной» иллюстрацией занятной сказки. Кстати, что есть христианские изображения ангелов, херувимов и серафимов как не то же самое видоизмененное изображение птице-человека? Не потому ли мы в таком избытке встречаем их в росписях церквей и оформлении различных манускриптов, что такая иллюстрация была очень близка и понятна русскому человеку, производила впечатление, что ничего основополагающего не изменилось…

2.2 Сирин

Наряду с Алконостом, в Райском Саду живет еще одна дева-птица с дивным голосом – птица Сирин. Внешне эти две птицы очень похожи, только у Сирина нет рук, а имеются лишь крылья. Ее голос также заставляет людей забыть обо всем на свете, но очень уж коварно это ее пение, и люди от него падают замертво. В противоположность Алконосту, Сирин – это птица, олицетворяющая темные силы, и встреча с ней не сулит ничего хорошего. Сирин — не отрицательный персонаж, а скорее метафора искушения человека разного рода соблазнами. Сирин очень боится громких звуков, и люди, завидев ее, специально поднимают шум - стреляют из пушек, звонят в колокола. И таким образом отгоняют птицу. Позже образ Сирина видоизменился, и он тоже стал символом радости и счастья, как и Алконост.

Вот только песни у них разные: если встреча с одними птицами на сне или наяву благоприятна для человека, то от других ничего хорошего ждать не приходится.

"...Птица Сирин мне радостно скалится –

Веселит, зазывает из гнёзд,

А напротив - тоскует-печалится,

Травит душу чудной Алконост.

Словно семь заветных струн

Зазвенели в свой черёд -

Это птица Гамаюн

Надежду подаёт!...»

В. Высоцкий

Сиринъ есть птица отъ главы до пояса составъ и образъчеловечь, отъ пояса же птица; нъцыижь джут осей, глаголюще зело ела копънивебытиеи, яко бъ кому послушающу глас ея, забывати все житие ея и отходитивпустыня по ней въ горах заблуждышуумирати (…) — древнерусский Азбуковник

«Прилетела птица райская,

Садилась на тот сырой дуб,

Пела она песни царские.

Кто в эту пору-времечко

Помоется росою с этой шелковой травы,

Тот здрав будет.»

Крестьяне использовали образ некой волшебной птицы — назовем ее райской — на всех предметах быта — от сундуков и туесков до саней. Причем, в этом контексте она выступает определенно как положительный символ, который на поверку совершенно ничего общего не имеет с коварством греческой сирены, которая своим пением обрекает на смерть. Наоборот — в нашей культуре — райская женщина-птица — это залог счастья, радости, охранительный символ. По народному сказанию, утром на Яблочный Спас прилетает в яблоневый сад птица Сирин, которая грустит и плачет. А после полудня прилетает в яблоневый сад птица Алконост, которая радуется и смеётся. Птица смахивает с крыльев живую росу и преображаются плоды, в них появляется удивительная сила — все плоды на яблонях с этого момента становятся целительными.

2.3Вещая птица Гамаюн

Есть ещё одна певчая птица – Гамаюн. Возможно, ее имя произошло от слова «гамаюнить» (баюкать). Считается, что крик этой птицы несет, услышавшему его, добрую весть. Про все на свете знает эта птица, и многие обращались к ней за советом. Умеет она и предсказывать будущее, но только тем людям, которым понятны ее тайные знаки.

«Прилети, Гамаюн, птица вещая, через море раздольное, через горы высокие, через темный лес, через чисто поле. Ты воспой, Гамаюн, птица вещая, на белой заре, на крутой горе, на ракитовом кусточке, на малиновом пруточке».

«Птица вещая, птица мудрая, много знаешь ты, много ведаешь… Ты скажи, Гамаюн, спой-поведай нам… Отчего зачался весь Белый Свет? Солнце Красное как зачалось? Месяц светлый и часты звездочки отчего, скажи, народились? И задули как ветры буйные? Разгорелись как зори ясные?

...Ничего не скрою, что ведаю…»

В отличие от Алконоста и Сирина, эта птица пришла к нам не из Греции, а с иранского Востока. Подобно Алконосту, божественная женщина-птица, основная функция которой — осуществление предсказаний. Хорошо известна присказка «Гамаюн — птица вещая». Также умела управлять погодой. Считалось, когда Гамаюн летит со стороны восхода, следом за ней приходит буря.

Гамаю́н — мифическая райская птица в русской культуре. В произведениях книжности XVII—XIX веков это залетающая из рая безногая и бескрылая вечнолетающая при помощи хвоста птица. Визуальный образ птицы гамаюн претерпел изменение с течением времени: сначала у неё появились крылья и ноги, а затем и женское лицо. Нашим предкам Гамаюн представлялась мощной и красивой птицей с разноцветным оперением. Одни источники утверждают, будто у этой птицы голова женщины, однако, есть мнение, что не только голова… но и грудь. Встречаются редкие упоминания о том, что Гамаюн имеет способность к оборотничеству и может превращаться в прекрасную деву. Встреча с птицей Гамаюн – великое счастье. Она может научить человека, как правильно исполнять божественные гимны, чтобы Боги и Предки чаще отвечали человеку. Также Гамаюн пророчит будущее, но лишь тем, кто готов его принять.

2.4 Стратим

В славянской мифологии есть еще одна птица, имеющая человеческое лицо. Имя ее Стратим, и живет она на море. Считается, что именно от нее пошли все остальные птицы, она является их прародительницей. Крик ее настолько сильный, что вызывает страшную бурю. Стоит ей лишь слегка повести крылом – и море начинает волноваться. А что происходит, когда она взлетает! На море поднимаются огромные волны, переворачивающие корабли и сметающие на берегах целые города. Существует древнее загадочное пророчество-предание: «Если птица-Стратим встрепенется во втором часу ночи, то с той поры будет постоянно сиять вся земля, и запоют петухи по всему миру». В других, более известных преданиях Стратим-птица помогает человеку добраться с затерянных островов к большой земле.

Интересно в этой связи вспомнить также об устойчивой связи Ирия (славянского рая) и птиц в народной памяти. Видя, улетающие на юг птичьи караваны, наши предки говорили: «Птицы в Ирий полетели» — то есть птица, почти всегда, в любой виде и форме — это светлое создание, ассоциирующееся с раем, светом, легкостью, радостью, Богами. Причем эта ассоциация сложилась задолго до прихода на Русь концепции христианского рая, ведь рай у наших предков назывался Ирием задолго до этого. Существовала ли райская вещая птица на самом деле? Ответа на этот вопрос не существует ни в одном источнике русского фольклора. Ho её образ присутствует практически во всех жанрах славянской мифологии. Он является некой аллегорией к единству Рода, связующей нитью между живущими и ушедшими поколениями.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что изображения неких птиц с женскими лицами (откажемся пока от наименований Алконост и Сирин) были распространены повсеместно, наряду с такими архаичными символами как Мировое Древо, Солнце, Конь.

Глава 3. Образ женщины - птицы в русской литературе.

Начиная с XII века, особенного развития достигает искусство слова. Авторы текстов широко используют образы - символы, мифологические образы в своем творчестве. Обратимся конкретно к образу женщины - птицы в произведениях русской литературы различных эпох и жанров.

Словарный состав древнерусского языка уже тогда был уже очень богат.Язык русских летописей, договоров и грамот и многих других произведенийрусской письменности, а в первую очередь язык «Слова о полку Игореве», был одним из главных достижений русского народа тоговремени.[5] В данном произведении мы встречаем доказательства использования женских образов - символов, в частности образ женщины- птицы. Лебедь – образ чистоты, любви и верности, образ добра и красоты.

«Въстала обида в силах Даждьбожа внука, вступила девою на землю

Трояню, въсплескалалебединымикрылы на синем море у Дону: плещучи,

упудижирня времена».

«Лебедиными крылами». Почему именно лебедь? Впринципе,лебедь имеет две абсолютно противоположные характеристики. Белый лебедь – свет, красота, верность,любовь, мужество, мудрость, положительный герой. Черный лебедь,напротив, сопоставляется со смертью, бедами. Но есть одна общая черта: ниодна из птиц, даже темная, не имеет в характере таких черт, как подлость,измена. Обе птицы полубожественны, возвышены над другими пернатыми.Итак, из контекста понятно, что взмах лебединых крыл не принес ничегохорошего. Из этого можно даже сделать вывод: лебедь был черным. Тогдаданный оборот прекрасно подходит под его характеристику: взмахнула

крылами птица смерти, и пришли беды

Далее образ птицы встречается уже в «плаче Ярославны».

«На ДунаиЯрославнын глас ся слышит, зегзицеюнезнаема рано кычеть: "Полечю - рече - зегзицею по Дунаеви, омочюбебрян рукав в Каялереце; утрукнязюкровавыя его раны на жестоцем его теле"».

Но для того, чтобы правильно растолковать сравнение, нужно понять, что

за птица - зегзиция. А перевод прост – кукушка.Кукушка воплощает собой образ одиночества, страдающей вдовы илисироты. В данном отрывке такая характеристика является очень подходящей.Несчастная, оставшаяся одна Ярославна, тоскует по князю, и образ кукушкидополняет собой яркость её чувств. Кроме того, она именно летит по Дунаю,то есть хочет как можно быстрее помочь, увидеть любимого.

Русские поэты и писатели также часто обращались к образу женщины- птицы. А.С.Пушкин в «Сказке о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе ГвидонеСалтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» [6] выводит образ заколдованной девушки, прекрасной, доброй и умной, олицетворяющей собой любовь и красоту. Это классический образ народных сказаний, встречающийся не только в славянской культуре.

Женские образы в русской литературе воплощаются еще и в образе птицы голубки. Голубь - священная птица, воплощение Духа Святого, олицетворение доброты и красоты.

«К недоброму человеку и голубь не летит».

«Голубь, голубка, голубушка» - говорят народные пословицы, поговорки... С голубем соединилось представление о счастье и любви. Давно известна миротворческая роль этой птицы. В колыбельных песнях часто упоминается о голубе, который воркует и успокаивает ребенка. Голубь может быть и вещей птицей. Если он влетит в избу - быть смерти или пожару. Голубь использовался и в любовной магии.Считалось, что голубиное сердце указывает верную дорогу к любви. Марина Цветаева в своем стихотворении «Быть голубкой его орлиной»выводит образ этой птицы.[7].[приложение 1] Голубь традиционно символизирует любовь, кротость, чистоту, святость. Неслучайно у Цветаевой появляется сравнение «голубя кротче». Женский род «голубка» часто становится ласковым обращением к подруге или возлюбленной.Как и в народном творчестве, у Цветаевой чаще всего встречаются образы голубя, лебедя, орла.

К образу лебедя обращается в своем творчестве и С.А.Есенин.[8] [приложение 2]Стихотворение «Лебедушка», написанное в жанре былины, представляет нам мать («лебедушку»), защищающую, укрывающую своими крыльями от «орла» своих детей.  Она романтична, она прекрасна, она любит самоотверженно и жертвенно, она является символом материнства и красоты, она – идеал. 

А.Ахматова также использует образ птицы для раскрытия образа своих друзей в стихотворении «И вот одна осталась я…». [9][приложение 3] Лирическая героиня, покинутая друзьями, осталась одна на всем белом свете. Она навсегда прощается с родными людьми, которых песней не скликать, слезами не вернуть. Остается только вечером поминать их имена в молитве да считать пустые дни, проведенные в одиночестве. Важную роль в стихотворении Ахматовой играет образ лебедя, явно имеющий фольклорные истоки. Также он считается птицей поэтов. Достаточно вспомнить хотя бы крылатое выражение «лебединая песнь», означающее последнее значительное произведение талантливого человека. У Ахматовой образ лебедя появляется уже в ранней лирике. Сначала он преимущественно связан с супружеством. В стихотворении «И вот одна осталась я…» символика его меняется. На первый план выходит другое значение – лебедь как птица поэтов.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что в русской литературе, как и в мифологии, образ женщины- птицы – это положительный персонаж, наделенный общими качествами, созвучными мифологии славян.

Глава 4. Практическая работа.

Познакомившись с историей возникновения мифологического персонажа -птицы Сирин, увидев авторскую работу, изготовленную преподавателем изобразительного искусства нашей гимназии Чуяновой О.Л., я сее помощью создала подобных персонажей русской мифологии в технике, предложенной мне преподавателем. [Приложение 4]

Работа выполнена в технике сложного папье-маше. В данной главе я предлагаю вам ознакомиться с технологией изготовления композиции.

На первом этапе был создан каркас из бумаги, закреплённый фольгой и проклеенный бумагой. Затем было сформировано туловищеи голова из заготовленной массы папье-маше (в данном случае использовались цветные салфетки), вылепливается лицо, закрепляются акриловые глаза. Затем следовал этап тонировки, придания цвета, тона акриловыми красками.

Каждый слой, каждая новая деталь (ноги, крылья...) после приклеивания просыхает в течение 1-2 суток.

Затем следует этап приклеивания волос,декоративного украшения стразами. Завершается работа тонировкой акриловым лаком.

Данная работа натолкнула меня на мысль, что изготовление кукол, иллюстрирующих различные сказочные, литературные персонажи, может быть полезна людям с нарушением зрения. Ведь увидеть, представить себе конкретного героя такие люди могут только при помощи тактильных ощущений или собственных жизненных представлений. Наша работа поможет слабовидящим людям более ярко, конкретно представить себе любого литературного персонажа.

Заключение.

Берясь за такую серьёзную тему, как «Образ женщины-птицы в славянской культуре», мы понимали важность и значимость нашей работы. Религиозно-мифологическая рукопись язычества была разрушена в период христианизации славян. Сегодня возможна только их реконструкция, постепенное восстановление через фольклор, через мифологию греков, индийцев, иранцев, германцев, сильную мифологию балтийских славян и скандинавов. Мы с вами, да и будущее поколение, должны быть благодарны отзывам - записям древних путешественников-ученых: Геродоту из Греции, мудрецу Заратустре, о котором греки писали как о мудреце-маге, Прокопию Кесарийскому за описание наших верований, мифологии, образа жизни, Нестору - автору первоначальной русской летописи "Повесть временных лет"…

Русская культура, литератураиспользовала образы народной фантазии, порожденные опытом через реальный мир, через накопления знаний предков и воплощенные символы, мифические существа. И тот, кто способен чувствовать эту форму познания мира, быстрее придет к истине.

В ходе своей работы я пришла к выводу, что образ женщины- птицы играет значительную роль в мировом фольклоре, сохраняя свое значение вне зависимости от родины конкретного произведения, особенно в мифологии славян, что отразилось на последующем творчестве славянских народов.Изображения неких птиц с женскими лицами (откажемся пока от наименований Алконост и Сирин) были распространены повсеместно, наряду с такими архаичными символами как Мировое Древо, Солнце, Конь.

В русской литературе, как и в мифологии, образ женщины- птицы – это положительный персонаж, наделенный общими качествами, созвучными мифологии славян.

При помощи преподавателя изобразительного искусства я изучила различные технологии изготовления кукол в технике папье-маше, приняла участие в создании авторской композиции и пришла к выводу, что изготовление кукол, иллюстрирующих различные сказочные, литературные персонажи, может быть полезна людям с нарушением зрения. Ведь увидеть, представить себе конкретного героя такие люди могут только при помощи тактильных ощущений или собственных жизненных представлений. Наша работа поможет слабовидящим людям более ярко, конкретно представить себе любого литературного персонажа.

Как показало проведённое нами исследование, образ птицы занимает значимое место в славянской культуре. В данной работе рассмотрены мифологические и фольклорные традиции как истоки формирования образа птицы (птицы, выступая как элемент религиозно-мифологической системы, в славянской мифологии занимают очень значимое место; их образы разнообразны). Выявлено богатство и разнообразие образов птицы в поэзии традиционно-поэтические «лебедь», «кукушка», «голубка», Рассмотрены особенности их воплощения и символического наполнения. Цель моей работы достигнута. Данное исследование имеет перспективу, так как возможно более детальное изучение темы и углубление понятий.

Список используемых источников

Снисаренко, А. «Третий пояс мудрости», М, 2003

Копалинский, В. «Словарь символов», Калининград, 2002

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1–

СПб.; М., 1982

Кравцов Н., Кулагина А. «Славянский фольклор», М., 1987

«Слово о полку Игореве» древнерусский текст в издании «Школьная

библиотека» (восьмое издание), 1996

Пушкин, А.С. Сборник сказок «Золотые сказки», издательство

«Азбука», 2012

Цветаева, М. Быть голубкой твоей орлиной. Электронный ресурс: https://rustih.ru/marina-cvetaeva-byt-golubkoj-ego-orlinoj/ Дата доступа: 20.01.2022

Есенин,С.А. Лебедушка. Электронный ресурс: http://az.lib.ru/e/esenin_s_a/text_0440.shtml Дата доступа: 20.01.2022

Ахматова, А. И вот одна осталась я. Электронный ресурс: https://stihi-rus.ru/1/Ahmatova/47.htm Дата доступа: 20.01.2022

Приложение 1

Марина Цветаева

Быть голубкой его орлиной

Быть голубкой его орлиной!
Больше матери быть, — Мариной!
Вестовым — часовым — гонцом —

Знаменосцем — льстецом придворным!


Серафимом и псом дозорным
Охранять непокойный сон.

Сальных карт захватив колоду,
Ногу в стремя! — сквозь огнь и воду!


Где верхом — где ползком — где вплавь!

Тростником — ивняком — болотом,
А где конь не берет, — там лётом,
Все ветра полонивши в плащ!

Черным вихрем летя беззвучным,
Не подругою быть — сподручным!
Не единою быть — вторым!

Близнецом — двойником — крестовым


Стройным братом, огнем костровым,
Ятаганом его кривым.

Гул кремлевских гостей незваных.
Если имя твое — Басманов,


Отстранись. — Уступи любви!

Распахнула платок нагрудный.
— Руки настежь! — Чтоб в день свой судный
Не в басмановской встал крови.

Приложение 2

Сергей Есенин

Лебедушка

Из-за леса, леса темного,
Подымалась красна зорюшка,
Рассыпала ясной радугой
Огоньки-лучи багровые.

Загорались ярким пламенем
Сосны старые, могучие,
Наряжали сетки хвойные
В покрывала златотканые.

А кругом роса жемчужная
Отливала блестки алые,
И над озером серебряным
Камыши, склонясь, шепталися.

В это утро вместе с солнышком
Уж из тех ли темных зарослей
Выплывала, словно зоренька,
Белоснежная лебедушка.

Позади ватагой стройною
Подвигались лебежатушки.
И дробилась гладь зеркальная
На колечки изумрудные.

И от той ли тихой заводи,
Посередь того ли озера,
Пролегла струя далекая
Лентой темной и широкою.

Уплывала лебедь белая
По ту сторону раздольную,
Где к затону молчаливому
Прилегла трава шелковая.

У побережья зеленого,
Наклонив головки нежные,
Перешептывались лилии
С ручейками тихозвонными.

Как и стала звать лебедушка
Своих малых лебежатушек
Погулять на луг пестреющий,
Пощипать траву душистую.

Выходили лебежатушки
Теребить траву-муравушку,
И росинки серебристые,
Словно жемчуг, осыпалися.

А кругом цветы лазоревы
Распускали волны пряные
И, как гости чужедальние,
Улыбались дню веселому.

И гуляли детки малые
По раздолью по широкому,
А лебедка белоснежная,
Не спуская глаз, дозорила.

Пролетал ли коршун рощею,
Иль змея ползла равниною,
Гоготала лебедь белая,
Созывая малых детушек.

Хоронились лебежатушки
Под крыло ли материнское,
И когда гроза скрывалася,
Снова бегали-резвилися.

Но не чуяла лебедушка,
Не видала оком доблестным,
Что от солнца золотистого
Надвигалась туча черная —

Молодой орел под облаком
Расправлял крыло могучее
И бросал глазами молнии
На равнину бесконечную.

Видел он у леса темного,
На пригорке у расщелины,
Как змея на солнце выползла
И свилась в колечко, грелася.

И хотел орел со злобою
Как стрела на землю кинуться,
Но змея его заметила
И под кочку притаилася.

Взмахом крыл своих под облаком
Он расправил когти острые
И, добычу поджидаючи,
Замер в воздухе распластанный.

Но глаза его орлиные
Разглядели степь далекую,
И у озера широкого
Он увидел лебедь белую.

Грозный взмах крыла могучего
Отогнал седое облако,
И орел, как точка черная,
Стал к земле спускаться кольцами.

В это время лебедь белая
Оглянула гладь зеркальную
И на небе отражавшемся
Увидала крылья длинные.

Встрепенулася лебедушка,
Закричала лебежатушкам,
Собралися детки малые
И под крылья схоронилися.

А орел, взмахнувши крыльями,
Как стрела на землю кинулся,
И впилися когти острые
Прямо в шею лебединую.

Распустила крылья белые
Белоснежная лебедушка
И ногами помертвелыми
Оттолкнула малых детушек.

Побежали детки к озеру,
Понеслись в густые заросли,
А из глаз родимой матери
Покатились слезы горькие.

А орел когтями острыми
Раздирал ей тело нежное,
И летели перья белые,
Словно брызги, во все стороны.

Колыхалось тихо озеро,
Камыши, склонясь, шепталися,
А под кочками зелеными
Хоронились лебежатушки.

Приложение 3

Анна Ахматова

И вот одна осталась я
Считать пустые дни.
О вольные мои друзья,
О лебеди мои!
И песней я не скличу вас,
Слезами не верну,
Но вечером в печальный час
В молитве помяну.
Настигнут смертною стрелой,
Один из вас упал,
И черным вороном другой,
Меня целуя, стал.
Но так бывает раз в году,
Когда растает лёд,
В Екатеринином саду
Стою у чистых вод
И слышу плеск широких крыл
Над гладью голубой.
Не знаю, кто окно раскрыл
В темнице гробовой.

Приложение 4

Приложение 5

Просмотров работы: 79