Особенности художественного перевода на примере баллады Роберта Льюса Стивенсона «Вересковый эль»

XVI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке. Летняя площадка 2022

Особенности художественного перевода на примере баллады Роберта Льюса Стивенсона «Вересковый эль»

Игнатенко А.Д. 1
1МОУ средняя школа №8 с углублённым изучением отдельных предметов
Верина Н.А. 1
1МОУ средняя школа №8 с углублённым изучением отдельных предметов
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

1.Введение. Что такое художественный перевод?

Художественный перевод - это перевод иностранного литературного текста на родной язык с художественными оборотами.

Известный писатель-переводчик Маршак утверждал, что "язык переводчика должен быть столь же богат и чист, как и язык оригинального произведения", а также, что переводчик должен "как бы перевоплотиться в автора и, во всяком случае, влюбиться в него, в его манеру и язык, сохраняя при этом верность своему языку и даже поэтической индивидуальности". Самуил Яковлевич также считал, что талант переводчика тоже играет большую роль, на что имел смелость заявить такие слова: «Лучше совсем отказаться от перевода художественного произведения, чем перевести его плохо и посредственно».

А вот Пастернак, скорее всего бессознательно, как бы подхватывал известную мысль Жуковского о том, что «переводчик в прозе - раб, переводчик в стихах –соперник». Он неизменно утверждал, что перевод должен быть самостоятельным художественным произведением. «Подобно оригиналу, перевод должен производить впечатление жизни, а не словесности». Бориса Леонидовича не привлекало педантическое сходство с оригиналом. «Такие переводы не оправдывают обещания. Их бледные пересказы не дают понятия о главной стороне предмета, который они берутся отражать, - о его силе».

Я считаю, что перевод намного легче сочинения стихов. Переводя стих, поэт вкладывает в него только частичку своей души, ведь по факту он просто даёт ему свою индивидуальность. Но в сочинении стиха всё совсем иначе. В его создание вкладывается вся душа автора, все его эмоции и переживания, которые не всегда поддаются яркому и красочному описанию.

Основной задачей обычного переводчика является как можно точнее и правильнее перевести текст с одного языка на другой. Но к художественным переводчикам это не совсем так относится. Они могут видоизменить текст таким образом, чтобы он приобрёл новые особенные краски индивидуальности, но при этом не терял весь смысл и посыл изначального произведения.

Цель исследования: узнать, как переводят в стихи один и тот же текст и почему он отличается.

Предметом исследования являются тексты баллады Р.Л.Стивенсона «Вересковый эль» и переводы «Вересковый мёд» Н.К. Чуковского и С.Я.Маршака, «Вересковый эль» Р.Горковенко

Объектом исследования являются сами произведения и критические статьи о них

Методы исследования:

Интерпретация художественного текста

Сравнительно-сопоставительный

Обобщение

Гипотеза: переводчик не только передаёт смысл чужого сочинения, но и оставляет в нём «свой след», «своё лицо сочинителя», отмечая то, что считает самым важным.

Актуальность заключается в том, что мы попытались на примере разных художественных переводов показать, как с течением времени и изменением исторической ситуации в странах и в мире может меняться весь смысл и посыл изначального произведения.

2.Основная часть

2.1 Анализ баллады Р.Л. Стивенсона «Вересковый эль»(R.L.Stevenson «HeatherAle») Отражение истории в сюжете

Жанр «Верескового эля» — баллада. Роберт ЛьюисСтивенсоннаписал её в 1875 году, взяв классический сюжет шотландского эпоса. Ранее на территории Шотландии проживали пикты — гордый народ, отличающийся невысоким ростом, удлиненными руками и большим размером ноги. Вот что известно об их образе жизни:

Пикты занимались строительством. Памятники старины возведены именно ими. Любили варить особый напиток — вересковый эль. Именно он и подарил название произведению.
После нападения враждебного племени скоттов пикты были практически полностью истреблены. Желая выведать секрет чудо-напитка, суровый и алчный шотландский король приказал пытать оставшихся в живых отца и сына пиктов. Стойкие и мужественные персонажи отказались гораздо сильнее своих захватчиков, поэтому смогли сохранить секрет.

Король не сдавался, поэтому старый пикт был вынужден пойти на хитрость. Он попросил убить собственного сына, сбросив его со скалы. Затем пояснил свой странный поступок — старик не был уверен в стойкости юноши. Сам же он готов принять любые мучения, но забрать свой секрет с собой. Таково краткое содержание «Верескового эля» Стивенсона.
Основных персонажей всего трое: отец и сын пикты, а также король скоттов. На антитезе, то есть их противопоставлении, и построено произведение. Первое противостояние — пикты и король. Первые олицетворяют собой отвагу и патриотизм, безграничную любовь к родине, символом которой стал национальный напиток, эль из вереска. Важно понимать, что сам эль не представляет особой ценности, пиктам было важно не признавать власть захватчиков, именно поэтому они и отказались поделиться со скоттами рецептом.
Вторая линия противопоставления — отец и сын. С одной стороны, они оба — пикты, оба ненавидят скоттов. Но отец не вполне уверен в собственном сыне и его силе духа, полагая, что тот не выдержит страданий и выдаст тайну. Именно поэтому он обманным путем добивается убийства сына. Следует понимать, что отец не делал выбор между сыном и рецептом. Он делал выбор между тем, что любил больше всего и своим народом. Наконец, третье противостояние — старика-пикта и короля. Это во многом собирательные образы, каждый из которых имеет национальный колорит. Противостояние двух народов передано соперничеством двух сильных личностей. Но духовная победа, безусловно, за стариком — он обманул властолюбивого своенравного короля и сумел сохранить свою тайну. Стивенсон переосмысливает легенду, реализуя свой замысел. Основная тема, которая звучит во всем тексте - это патриотизм, беззаветная любовь к своей родине.

Основная мысль - смерть с честью лучше жизни в бесчестии.
2.2. Особенности художественного перевода баллады Роберта Стивенсона «Вересковый эль»

Анализируя  балладу «Вересковый эль», мы обратили внимание на то, каким концептуальным понятием является как раз вереск. Лексическое значение слова ВЕРЕСК – вечнозеленый кустарник с мелкими многочисленными листьями, с лилово-розовыми или красными цветами. Медонос. В сделанном нами подстрочном переводе несколько раз повторяется прилагательное «красный»: по красной горе, вересковый колокольчик стал красным, красный вереск.

Король едет по «вересковому царству» не просто так. В балладе вереск становится символом страны, самобытности, стойкости народности, ставшей впоследствии государствообразующей. И написано это слово в оригинальном тексте с большой буквы, что определенным образом подтверждает его концептуальность.

Изучение этого произведения позволяет проследить лингвокультурологический аспект в самом названии баллады. Оригинал носит название «HEATHER ALE» (дословно «Вересковый эль»), что, как известно, иллюстрирует традиционную для Шотландии культуру питья. Эль – напиток родом из этих краев и ассоциируется в сознании людей даже с небольшим уровнем «культурной грамотности» с Шотландией, ее историей и культурой.

2.3. Перевод Н.К.Чуковского «Вересковое пиво» 1935 год
На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935г.). Название по сути своей приближено к оригинальному, т. к. по своим свойствам, технологии приготовления, культуре употребления именно пиво можно считать аналогом шотландского эля. Перевод Н.К. Чуковского очень точен. В нём сохранены все образы и эпитеты, отраженные в подстрочном переводе баллады Стивенсона: и «король шотландский, Беспощадный для врагов», и «детские маленькие могилки» погибших пиктов, и «тонкий, воробьиный резкий голосок» старика отца.

Подстрочный перевод баллады рассказывает о противостоянии шотландского короля и поверженных пиктов: «Правил вересковым царством И ощущал недостаток вереского эля». Царство убитых, разгромленных, но не сдающихся. Те же образы и мотивы мы видим в переводе Чуковского: «Что печальней может быть - Править вересковым царством, Пива ж сладкого не пить».

Сохраняется прилагательное «красный» и появляются его синонимы багряный, багровый при описании вереска: красный вереск, крутым багровым скалам, багряным полем

Подстрочный перевод : «Вересковый колокольчик стал красным» превращается в яркую метафору: «Жарко вереск пламенеет». Более зримым и ощутимым становится прилагательное «красный», которое появляется в оригинальном тексте после описания битвы. В русском переводе Н.Чуковского красный цвет вереска после побоища становится багровым цветом скал и полей, политых кровью защитников своей земли.

2.4 Перевод С.Я.Маршака «Вересковый мёд» 1942 год
Новый перевод, был опубликован в 1941 г. и приобрёл значительную популярность. Название «Вересковый мед», данное Маршаком балладе, прочно закрепилось в литературе, и, несмотря на достаточно вольное обращение переводчика с оригинальным текстом, именно этот перевод сделал балладу Стивенсона столь популярной у русскоязычных читателей. Почему же «Вересковый эль» превратился в «Вересковый мед»? Вспомним, что вереск – растение-медонос. А на Руси у славян была традиция угощать желанных гостей медом, хмельным или стоялым (т. е. настоявшимся). Поэтому читатель соглашается с переводчиком и его трактовкой, ведь в нашем сознании закрепляется то название, которое ближе нашей ментальности.

Кроме того, в переводе Маршака эль превращается в мёд ещё и потому, что сладкий напиток «отравляет» победу шотландского короля. Невозможно раскрыть врагу тайну напитка, предназначенного только для родных, близких, любимых людей. В начале баллады Маршак рассказывает о напитке и его значении в жизни миниатюрного народа. Мед пили всей семьей, он является символом мира, добра и спокойной жизни. Войска скоттов действительно напали на земли, изначально принадлежащие пиктам. Сама страна — Шотландия — получила свое название в честь захватчиков.
В переводе С. Маршака прилагательное «красный» отсутствует, впрочем, как и его синонимы. Также в данном переводе много несоответсвий с текстом оригинала: карлик-старик стал горбатым, появились чайки вместо пчёл и кроншнепов. Но именно интерпретация Маршака для читателей стала самой известной и самой любимой. Разгадка этого, наверное, в том, что перевод был сделан в годы Великой Отечественной войны. Маршаку было очень важно поддержать патриотический дух солдат. Неслучайны такие строки: «На вересковом поле, На поле боевом,Лежал живой на мертвомИ мертвый — на живом». Действительно, 1942 год в истории войны – это год тяжёлых страшных сражений. Может быть, поэтому и появляются в этом переводе баллады такие слова, как: «допрос», «пленные». Ведь такие ситуации, часто происходившие в это время, были понятные всем советским людям.Чтение этого текста заставляло задуматься о значении родины в жизни каждого. За неё можно отдать жизнь, не раздумывая ни минуты. Таким образом, тема борьбы пиктов и скоттов, мастерски обыгранная Стивенсоном в балладе, оказалась очень своевременной. Маршак сумел передать главный смысл баллады: внутренне сильного и патриотичного человека не смогут сломить даже пытки и страдания.

2.5 Перевод Р.Горковенко «Вересковый эль» 2007 год

Современный перевод баллады был опубликован в 2007 году Родионом Горковенко под названием «Вересковый эль». Название было дословно переведено от изначального вида текста Стивенсона. Как и у Чуковского, перевод Горковенко достаточно точный. В его вариации перевода баллады сохранены описания, противопоставления и действия главных героев, которые были адаптированы под стиль современной литературы. В интерпретации появляются новые слова или выражения, которые не характерны для переводов более ранних периодов: «Кричали свою дребедень», «Глядит он на мелюзгу». Также Родион Горковенко добавляет новые детали в описания, которые опускают Чуковский и Маршак: «А те – смуглокожие крохи». Хронология и описание происходящих действий сохранили свой изначальный вид, в то время как эпитеты и фразеологизмы приобрели более лёгкую и понятную для современных читателей форму. Автор передаёт все мотивы героев, добавляя в них новые описания: «Я жизнь вам оставлю, мерзавцы – За тайну питья продаю!», «Жизнь старостью ценится выше, А честь – это просто пшик!».

В переводе Р. Горковенко прилагательное красный употребляется дважды. И только для определения цвета вереска.

2.6 Сравнительно-сопоставительный анализ лексики переводов, причины разницы

Авторы переводов вслед за изначальным автором концентрируют внимание читателей на национальной идее – народ погиб, но не покорился. Тайна верескового напитка ушла в могилу вместе с последним пиктом. Стоил ли рецепт напитка гибели целого народа? Напиток из вереска – символ самоопределения пиктов, то, что делало их уникальным народом, то, что объединяло всех. Им нельзя было покориться – с их гибелью последняя надежда шотландцев на полную, безоговорочную победу рушится.

Принципиально ли сохранение прилагательного «красный» и его производных в переводах баллады? Мы думаем, что да. Этот цвет, традиционно символизирующий пролитую кровь, призван напомнить о трагедии целого народа.

При сопоставлении картин мира автора и переводчиков и картины мира читателя возникает интересный диалог, в котором каждый открывает свои тайны слова.

3. Выводы: В ходе исследования текстов баллады Р.Л.Стивенсона «Вересковый эль» и переводов Н.К. Чуковского «Вересковое пиво», С.Я.Маршака «Вересковый мёд» и Р.Горковенко «Вересковый эль», можно наблюдать, как преображается оригинальная баллада под пером разных переводчиков.

Переводчик не только передаёт смысл чужого сочинения, но и оставляет в нём «свой след», «своё лицо сочинителя», отмечая то, что считает самым важным Кроме того, акценты в переводах зависят и от исторических событий и изменений, происходящих в стране и мире.

4.Список использованных источников и литературы

1.R.L.Stevenson «Heather Ale»https://www.poetryloverspage.com/poets/stevenson/heather_ale.html

Горковенко Родион «Вересковый эль» https://proza.ru/2007/08/16-27

Маршак С.Я. «Вересковый мёд» https://www.culture.ru/

Чуковский Н.К. «Вересковое пиво» https://www.burgermeister.ru/doc/beer/bottle/williams/fraoch/ballad/

«Вересковый мед» — анализ баллады Роберта Льюиса Стивенсона

Источник: https://sprint-olympic.ru/uroki/literatura/kratkoe-soderzhanie/100025-vereskovyi-med-analiz-ballady-roberta-luisa-stivensona.html

Приложение

R.L.Stevenson «Heather Ale»

From the bonny bells of heather He looked on the little men;

They brewed a drink long-syne, And the dwarfish and swarthy couple

Was sweeter far than honey, Looked at the king again.

Was stronger far than wine. Down by the shore he had them;

They brewed it and they drank it, And there on the giddy brink —

And lay in a blessed swound «I will give you life, ye vermin,

For days and days together For the secret of the drink.»

In their dwellings underground. There stood the son and father,

There rose a king in Scotland, And they looked high and low;

A fell man to his foes, The heather was red around them,

He smote the Picts in battle, The sea rumbled below.

He hunted them like roes. And up and spoke the father,

Over miles of the red mountain Shrill was his voice to hear:

He hunted as they fled, «I have a word in private,

And strewed the dwarfish bodies A word for the royal ear.

Of the dying and the dead. «Life is dear to the aged,

Summer came in the country, Andhonour a little thing;

Red was the heather bell; I would gladly sell the secret,»

But the manner of the brewing Quoth the Pict to the king.

Was none alive to tell. His voice was small as a sparrow’s,

In graves that were like children’s And shrill and wonderful clear:

On many a mountain head, «I would gladly sell my secret,

The Brewsters of the Heather Only my son I fear.

Lay numbered with the dead. «For life is a little matter,

The king in the red moorland And death is nought to the young;

Rode on a summer’s day; And I dare not sell my honour

And the bees hummed, and the curlews Under the eye of my son.

Cried beside the way. Take him, O king, and bind him,

The king rode, and was angry, And cast him far in the deep;

Black was his brow and pale, And it’s I will tell the secret

To rule in a land of heather That I have sworn to keep.»

And lack the Heather Ale. They took the son and bound him,

It fortuned that his vassals, Neck and heels in a thong,

Riding free on the heath, And a lad took him and swung him,

Came on a stone that was fallen And flung him far and strong,

And vermin hid beneath. And the sea swallowed his body,

Rudely plucked from their hiding, Like that of a child of ten; —

Never a word they spoke; And there on the cliff stood the father,

A son and his aged father — Last of the dwarfish men.

Last of the dwarfish folk. «True was the word I told you:

The king sat high on his charger, Only my son I feared;

The king sat high on his charger, For I doubt the sapling courage

That goes without the beard.

But now in vain is the torture,

Fire shall never avail:

Here dies in my bosom

The secret of Heather Ale»

Переводы баллады

Подстрочный перевод баллады Стивенсона «Вересковый эль»

Из прелестных колокольчиков вереска

Они долго варили напиток,

Который был слаще мёда

И крепче чем вино.

Они его сварили, выпили

И лежали в приятном блаженстве

Днями и днями вместе

В их подземных домах.

Пришел шотландский король,

Беспощадный к своим врагам,

Он напал на пиктов в битве

И сражался с ними, как бес.

Он сражался с ними, когда они бежали

По красной горе на протяжении многих миль,

Теряя тела

Умирающих и погибших людей.

Пришло в страну лето,

Вересковый колокольчик стал красным,

Но способ пивоваренья

Не разглашался.

В могилах, как маленькие дети,

На вершине горы

Пивовары вереска

Покоились вместе с мертвыми

Король на местности, где рос красный вереск,

Скакал в летний день;

А пчёлы жужжали,

А кроншнепы кричали по дороге.

Король скакал и был зол

Нахмурившийся и бледный из-за того,

Что правил вересковым царством

И ощущал недостаток вереского эля.

Повезло, что его вассалы

Свободно ехали по вереску

И наступили на упавший камень,

Под которым прятались преступники.

Грубо вырванные из своего укрытия,

Не сказав ни слова,

Сын и его старый отец –

Последние из родственников- карликов.

Король сидел высоко на своем коне,

Он смотрел на маленьких мужчин,

А пара смуглых карликов

Смотрела на короля снова.

Он повел их вниз по берегу,

На головокружительный обрыв.

«Я подарю вам жизнь, преступники,

За секрет напитка».

Стояли сын с отцом

И смотрели вверх и вниз;

Вокруг них был красный вереск,

А ниже грохотало море.

И встал, и сказал отец

И резким был его голос:

«У меня есть личное слово,

Слово для уха короля»

«Жизнь дорога для старых,

А стыд ничего не стоит,

Я бы с радостью выдал тайну»,-

Сказал пикт королю.

Его голос был тихим как у воробья,

Резкий и понятный:

«Я бы с радостью выдал тайну,

Только своего сына я боюсь.

Жизнь мало чего стоит,

А смерть ничего не значит для молодых,

И я осмеливаюсь не продавать свою честь

На глазах у своего сына.

Возьми его, о король, и свяжи,

Брось его в глубину вод;

И я расскажу тебе тайну.

Которую поклялся хранить».

Они схватили и связали сына

За шею и ноги ремнём,

А парень схватил, раскачал его

И с силой далеко его бросил,

А море поглотило его тело,

Ребёнка десяти лет;

А на утёсе стоял отец,

Последний карлик.

«Правдой было слово, которое я тебе сказал:

Я боялся только сына своего;

Потому что я сомневаюсь в мужестве юнца,

Что идет без бороды.

Но сейчас напрасна эта пытка,

Огонь никогда не поможет:

Здесь умирает в моей груди

Тайна верескового эля».

Н.К.Чуковский «Вересковое пиво» 1935 г

Рвали твердый красный вереск
И варили из него
Пиво крепче вин крепчайших,
Слаще меда самого.
Это пиво пили, пили
И на много дней потом
В темноте жилищ подземных
Засыпали дружным сном.
Но пришел король шотландский,
Беспощадный для врагов,
Он разбил отряды пиктов
И погнал их, как козлов.
По крутым багровым скалам
Он за ними вслед летел
И разбрасывал повсюду
Груды карликовых тел.
Снова лето, снова вереск
Весь в цвету, - но как тут быть,
Коль живые не умеют
Пива сладкого варить?
В детских маленьких могилках
На холме и под холмом
Все, кто знал, как варят пиво,
Спят навеки мертвым сном.
Вот король багряным полем
Скачет в душный летний зной,
Слышит сытых пчёл гуденье,
Пенье пташек над собой.
Он угрюм и недоволен.
Что печальней может быть -
Править вересковым царством,
Пива ж сладкого не пить.
Вслед за ним вассалы скачут
Через вереск. Вдруг глядят:
За огромным серым камнем
Двое карликов сидят.
Вот их гонят и хватают.
В плен попали наконец
Двое карликов последних -
Сын и с ним старик отец.
Сам король к ним подъезжает
И глядит на малышей -
На корявых, черноватых
Хилых маленьких людей.
Он ведет их прямо к морю,
На скалу, и молвит: - Я
Подарю вам жизнь за тайну,
Тайну сладкого питья.
Сын с отцом стоят и смотрят:
Край небес широк, высок.
Жарко вереск пламенеет,
Море плещется у ног.
И отец внезапно просит
Резким, тонким голоском:
- Разрешите мне тихонько
Пошептаться с королём.
Жизнь для старца стоит много,
Ничего не стоит стыд.
Я тебе открою тайну, -
Старый карлик говорит.
Голос тонкий, воробьиный,
Тихо шепчет в тишине:
- Я тебе открою тайну,
Только сына страшно мне.
Жизнь для юных стоит мало,
Смерть не стоит ничего,
Все открыл бы я, но стыдно,
Стыдно сына моего.
Ты свяжи его покрепче
И швырни в пучину вод!
Я тогда открою тайну,
Что хранил мой бедный род.
Вот они связали сына,
Шею к пяткам прикрутив,
И швырнули прямо в воду,
В волн бушующий прилив.
И его пожрало море,
И остался на скале
Лишь отец старик - последний
Карлик-пикт на всей земле.
-Я боялся только сына,
Потому что, знаешь сам,
Трудно чувствовать доверье
К безбородым храбрецам.
А теперь готовьте пытки.
Ничего не выдам я,
И навек умрет со мною
Тайна сладкого питья.

С.Я.Маршак «Вересковый мёд»
Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый — на живом.

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.

В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.

Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.

Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!»

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.

Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет, -
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.

Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!»

Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море катились валы.

И вдруг голосок раздался:
«Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!

Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну!» —
Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
«Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!

Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем…
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.

Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод —
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!..»

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.

Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик…
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик:

Правду сказал я, шотландцы,
«От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.

А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна —
Мой вересковый мёд!»

Родион Горковенко «Вересковый эль» 2007 год

Из колокольцев вереска
Готовили в те времена
Напиток куда слаще меда
И много крепче вина

Варили его и пили,
Валяясь блаженной толпой
И дни и ночи всем племенем,
В жилищах своих под землей.

Поднялся король шотландский,
Человек, беспощадный к врагам,
Разбил племя пиктов в сраженье,
Как дичь их гнал по лесам.

По скалам, где их настигали
Шотландские удальцы
Лежали, как груды игрушек,
Умиравшие и мертвецы.

Лето в стране наступило,
Красен вереска цвет
Но как его приготовить –
никто не расскажет, о нет.

В могилках, с детскими схожих,
в горах земли отцов
Лежат теперь медовары,
В числе других мертвецов.

Король по угодьям вереска,
Однажды скакал в летний день,

И пчелы жужжали, и кроншнепы,

Кричали свою дребедень.

Так ехал король и злился –

Хмур, бледен, тоска его жжет:
Он правит страною вереска,
И вереска капли не пьет!

И вот повезло вассалам –
свободно мча по полям,
Заглянули под камень поваленный –
Преступники прятались там.

Грубо из логова схвачены,
Ни слова не изрекли –
Отец престарелый с мальчишкой –
последние пикты земли.

Король на коне огромен –
Глядит он на мелюзгу,
А те – смуглокожие крохи –
Также смотрят в лицо врагу.

У берега он поймал их –
И вот на опасном краю –
Я жизнь вам оставлю, мерзавцы –
За тайну питья продаю!

Стояли старик и мальчик,
Глядели они несмело –
Вереск краснел вокруг них,
А снизу море шумело.

И вот отец отвечает -
А голос пронзителен, лют
Имею я слово молвить
Наедине королю!

Жизнь старостью ценится выше
А честь – это просто пшик
Секрет я с радостью выдам –
Сказал королю старик.

Голос его воробьиный,
Тонкий, резкий и чистый дивно:
Секрет я с радостью выдам,
Вот только боюсь я сына.

Ведь смерть не страшна ни капли,
Не ценится жизнь юнцом –
Не осмелюсь продать я совесть,
С ним стоя к лицу лицом.

Свяжите его и бросьте
В море с высоких скал
А я вам открою тайну,
Что крепко хранить обещал!

Связали мальчишку крепко –
Притянули за ноги к шее,
Размахнулся воин и бросил –
Далеко и как мог сильнее.

И море сглотнуло тело –
Как ребенка двенадцати лет –
И вот на скале остался старик –
Последний пикт на весь свет

Что сказал я – то было правдой –
Сына боялся я только
В безбородую детскую храбрость,
Никогда я не верил нисколько.

Теперь же напрасна пытка,
Огонь бесполезен отсель:
Умрет в моем сердце тайна –
Из вереска сладкий эль.

Просмотров работы: 25