Сквозные композиционные приемы в народных и литературных сказках (концепт инобытия как прием)

XVI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке. Летняя площадка 2022

Сквозные композиционные приемы в народных и литературных сказках (концепт инобытия как прием)

Артамолова Л.А. 1
1МБОУ "Школа №167" г. Казань
Лаврук Е.В. 1
1МБОУ "Школа №167" г. Казань
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Сказка - самый мистический и насыщенный образами-символами литературный жанр. Присутствующий в сказках глубокий смысловой подтекст, часто называемый «народной мудростью», содержит в себе, помимо афористичности и назидательности, определенную философию, как сосредоточение общечеловеческих взглядов на жизнь и окружающий человека мир. Герой сказки аккумулирует в своем образе главные общечеловеческие черты, мечты и страхи, верования и убеждения. Это во многом определяет актуальность данного исследования.

Сказку отличают метафоричность и мифологизм, богатый символический подтекст, разнообразие интертекстуальных связей как с русской, так и с зарубежной сказочной литературой. В сказочных произведениях волшебство образов героев и сюжетов, основанных на сложном переплетении фантастики и реальности, обычно сочетается с философским подтекстом и загадкой человеческой природы.

Цель представленной работы – определить понятие инобытия в контексте сказки, указать символы и выявить символический подтекст в анализируемых произведениях.

Новизна работы определяется, во-первых, тем, что предметом исследования является материал, который пока еще мало изучен, и, во-вторых, исследование мифологических и символических подтекстов и символов инобытия в сказках еще не являлось предметом самостоятельного анализа. Однако в некоторых литературоведческих исследованиях говорится о смысле и функционировании литературного символа. В основном, в научных статьях, посвященных семиотике. Следует отметить интересные научные работы по семиотике исследователей С. М. Толстой, Б. А. Рыбакова, Ю. М. Лотмана, Ю. В. Шатинаi.

Основные тезисы работы были апробированы на открытых уроках по теме «Символика инобытия», где были введены определения понятия инобытия и символа.

В соответствии с поставленными целью и задачами определилась и композиция работы. Основная ее часть состоит из 4-х глав: в первой рассматривается символика инобытия в сказках и определяются элементы семиотической схемы, во второй и третьей главах осуществляется анализ образов и персонажей на основе предложенной схемы, и, наконец, в четвертой главе рассматривается образ портала как условной границы бытия и инобытия.

При проведении исследования использовались следующие методы: сравнительно-сопоставительный, интертекстуальный, герменевтический, мотивный анализ.

Если рассматривать сказку как романтический вид творчества, то вполне закономерно заметить в ней присутствие мотива сказочного инобытия. Это связано не только с особенностями жанра, но и с особыми мировоззренческими предпосылками в образе сознания сказочного героя. Для более подробного анализа обратимся к сказке Л. Кэррола «Алиса в стране чудес». Но сначала отметим те произведения, в которых, на наш взгляд, наиболее ярко выделен тип «скучающего» героя: «Алиса в стране чудес», «Черная курица, или Подземные жители» А. Погорельского, «Госпожа метелица». Это необходимо для того, чтобы выявить и охарактеризовать основные типы героев, мировосприятие которых определяется верой в реальность инобытия.

Глава 1.

Символический подтекст и символика инобытия в сказке Л. Кэррола «Алиса в стране чудес»

Итак, одной из анализируемых сказок является сказка «Алиса в стране чудес» английского писателя Льюиса Кэррола.

Сюжетная основа сказки такова: Главная героиня Алиса очень скучает. Она находится в состоянии ожидания чуда. Читаем у Кэррола: «Она (Алиса) сидела на берегу реки, иногда заглядывая в книгу, которую читала ее сестра, но в ней не было картинок». А что это за книга, если в ней нет картинок?». Что это значит? Книга в данном случае - жизнь без ярких событий, без «картинок» кажется Алисе очень скучной. И вот неожиданно появляется белый кролик (!), который держит в лапах часы(!). Кролик-проводник в другой мир, и он увлекает Алису за собой в кроличью нору. Девочка вдруг попадает в иную реальность, где переживает невероятные и захватывающие приключения. В данной сказке нора является символом перехода в сказочный мир инобытия, но чтобы попасть туда, героине необходим «проводник», здесь это - кролик, который владеет атрибутом образа времени - часами. Часы - материальный образ времени и то, что этот предмет находится в руках «проводника» в другой мир абсолютно логично. Схематично идею перехода в инобытие можно представить так:

Скучная реальность

I

Мечта героя о счастье

I

Портал в инобытие и проводник

I

Инобытие

Схема сквозного композиционного приема

Скучающий герой и его мечта о счастье. Портал в инобытие и проводник. Переход в инобытие – волшебный мир и прекрасную страну, где нет места отчаянию и скуке. Отметим, что интересными и характерными особенностями образа проводника в инобытие являются два основных фактора: 1. Необычная внешность, 2. Обязательное присутствие некоторого предмета в руках (часы). Следует отметить также, что архетип образа проводника восходит к мифическому образу Хорона - перевозчика мертвых через реку Стикс. И весло Хорона - тот же атрибут проводника.

Глава 2

Символы инобытия в литературной сказке А. Погорельского «Черная курица, или Подземные жители»

Ниже рассмотрим, как представлена символика инобытия в литературной сказке А. Погорельского «Черная курица, или Подземные жители». Главный герой сказки Алеша живет в частном пансионе для мальчиков. Во время каникул, когда все дети разъезжаются по домам, он остается совсем один. Он очень скучает (как и Алиса в сказке Кэррола) Алеша чувствует себя брошенным, никто не навещает его, не забирает из пансиона на каникулы. Читаем у А. Погорельского: «Ему (Алеше) часто скучно бывало в пансионе, а иногда даже и грустно. Алеша горько чувствовал свое одиночество». Мотив инобытия воплощается в образе Чернухи - любимой Алешиной курочки(!), которая приглашает героя в удивительный подземный мир, проводя его через подвал (!) а сказочный мир инобытия, где Алеша уже не скучает, а наоборот, начинает жить увлекательной жизнью. Читаем: «Они спустились вниз по лестнице, как будто в погреб и долго шли по разным коридорам». Здесь присутствуют те же три концепта инобытия:

- тоскливая действительность, в которой существует герой и стремление уйти от этой действительности;

- портал (в сказке - это вход в подвал);

- проводник - необычное существо, говорящая курочка, из глаз которой «выходили как будто лучи, которые освещали все вокруг».

Предмет же, определяющий функцию проводника, - «маленькие свечки в серебряных шандалах», осветившие путь Алеши в инобытие. Сам образ – символ свечи принципиально многозначен. Горящая свеча представлена во многих религиях и культурах как символ света, жизни и духовного озарения. Известно использование свечей в религиозных обрядах, процессиях и на алтарях. Свеча символизирует свет во тьме жизни, освещает путь к лучшему существованию. Являясь ритуальным атрибутом для мировых религий, она дает надежду на счастье и указывает дорогу. Присутствие этого символа в произведении как бы подготавливает главного героя к переходу в мир инобытия, предваряя и освещая его путь из мрачной действительности в сказочный мир. Свеча освещает путь героя к новой жизни. Алеша перестает быть одиноким, его жизнь становится насыщенной и интересной. Мотив разлада с окружающим миром, ожидание чуда роднит и связывает между собой образы Алисы и Алеши, для которых ждать и жить - одно и то же. Образы встраиваются в концепцию романтического двоемирия, в ситуацию «здесь и там», воплощая в себе вечную мечту о счастье, невозможном в реальном мире бытия.

Глава 3.

Концепт инобытия и образ главного героя в народных сказках.

Истоки романтического двоемирия и символы инобытия, наглядно представленные в литературных сказках, берут свое начало в более ранних произведениях русской и зарубежной литературы, в частности, в фольклоре, например, в волшебных сказках. Рассматривая произведения этого жанра в контексте символики инобытия, остановимся подробнее на немецкой народной сказке «Госпожа Метелица». Проанализируем структуру построения произведения в аспекте символики инобытия и подробнее остановимся на символе-предмете проводника.

В сказке «Госпожа Метелица» главная героиня принадлежит к тем же образам скучающих героев, ждущих перемен и надеющихся на чудо. Вспоминаем: «Была у одной вдовы дочь, была у нее еще и падчерица. Вдова заставляла ее (падчерицу – прим. Л.А.) много работать и кормила очень плохо. Каждое утро должна была падчерица сидеть у колодца и прясть пряжу. Часто кровь выступала у нее на пальцах. Однажды сидела она так, пряла и запачкала кровью веретено. Наклонилась девушка к колодцу, чтобы отмыть веретено, и вдруг выскользнуло у нее веретено из рук и упало в колодец».

Налицо сразу три символа инобытия: кровь, колодец и веретено. Остановимся подробнее на символе веретена. Традиционно символ веретена, а также все действия, связанные с прядением и шитьем интерпретируются в сознании как непрерывность времени и течения жизни, а любое внешнее действие, направленное на прерывание этого цикла, влечет за собой фатальные для иницианта последствия (под словом «инициант» подразумевается герой, готовый совершить переход в инобытие). Веретено выступает также атрибутом женских божеств, связанных с судьбой и смертью (греческие мойры, скандинавские нормы, римские парки) которые наматывают на веретено нити человеческих судеб. В верованиях древних славян также существовала богиня Мокошь - Вечная Мать, прядущая пряжу и управляющая течением человеческих жизней. Она, по мнению Б. А. Рыбакова, являлась центральной фигурой религиозного культа славян.ii

Таким образом, в сказке «Госпожа метелица» присутствует та же символика инобытия, что и в рассмотренных выше произведениях. Вполне ясно прослеживаются те же элементы схемы (см. выше), а именно: главная героиня (падчерица) - несчастная и обделенная любовью девочка; портал, ведущий в инобытие (колодец); проводник в образе Госпожи Метелицы и символ - веретено, которое служит атрибутом образа проводника. Этот символ присутствует также и в сказке Ш. Перро «Спящая красавица», а также в русских сказках («Золотое веретено»).

Глава 4.

Образ-символ портала в инобытие.

Рассмотрев структуру символики инобытия в сказках и представив в данной работе образы проводников (Чернуха, Кролик и Госпожа Метелица), делаем вывод: все они имеют мистические волшебные черты. Кролик и Чернуха очеловечены (Чернуха, вообще, способна предстать в человеческом обличье), Госпожа Метелица - пожилая женщина, живущая в реальности по ту сторону колодца, так же, как и седовласый старик, «Хозяин воды» в упомянутой выше сказке «Золотое веретено».

Все три героя-проводника встречают главного героя у входа в портал и провожают его в иной, сказочный мир. В первом случае порталом служит вход в подвал («Черная курица, или Подземные жители»), в сказке про Алису - кроличья нора, и, наконец, в сказке «Госпожа Метелица» - глубокий колодец.

Но не только образы колодца, входа в подвал и норы могут быть символами портала в инобытие. Это может быть вход в пещеру (сказка Андерсена «Огниво»), отверстие в стене (А. Толстой «Золотой ключик») и даже дверь платяного шкафа («Хроники Нарнии» Клайва Льюиса).

Даже в современной повседневной жизни мы сталкиваемся с приметами данного свойства, живущими в сознании людей. Например, считается дурным знаком пройти под скрещенными столбами или деревьями, здороваться (заключать в объятия и пожимать руку) через порог или пройти под лестницей. Истоки этих примет кроются в верованиях древних славян, полагающих, что жилище человека оберегают духи дома, и дверь представляет собой границу между миром домашних духов и духов окружающего дом мира. Возможно, это также связано с древним обычаем славян хоронить первого владельца дома под порогом, чтобы он мог оберегать живущих в доме людей, и, здороваясь через дверь, люди тревожат дух умершего. Во многих культурах считается, что рукопожатие через порог может открыть вход в потусторонний мир и дать возможность проникнуть его обитателям в нашу реальность.

Интересна также примета, связанная с зеркалами. Абсолютно у всех народов зеркало как образ наделено магической силой. При определенных условиях духи могут спокойно проходить через него (вспомним обычай занавешивать зеркало во время похорон). Вот что пишет об образе зеркала исследователь С.М. Толстая: «Для русских…зеркало-это вещь запретная, созданная дьяволом. Собор 1666 года запретил духовным лицам иметь зеркала в своих домах»iii (вспомним историю о Снежной Королеве, где зеркало изобретает злой тролль).

В семиотике образ - может быть рассмотрен как художественный индекс водного пространства. В поэзии З. Н. Гиппиус мотив «зеркало-вода» звучит так:

А вы никогда не видали?

В саду или в парке – не знаю,

Везде зеркала сверкали.

Внизу, на поляне, с краю,

Вверху, на березе, на ели,

Где прыгали мягкие белки,

Где гнулись мохнатые ветки, -

Везде зеркала блестели.

Символ зеркала имплицитно присутствует во всех рассматриваемых произведениях. Если внимательно прочесть текст, можно заметить, что инобытие незримо присутствует в реальности героев, оно обозначено символами воды – зеркала. Колодец в «Госпоже Метелице» одновременно и вместилище воды, и зеркало, Алиса в начале повествования «сидела на берегу реки», а Алеша проживает на первой линии Васильевского острова. Следует отметить, что первое упоминание о линиях Васильевского острова относится к 1710 году, когда Петр I, желая, чтобы столица напоминала Амстердам, велел проложить геометрическую сеть водных каналов. Пансион, где живет главный герой, со всех сторон окружен водой петербургских каналов. Таким образом, уже в описании действительной, «реальной» жизни героев присутствуют символы инобытия.

Заключение

Применив в данном исследовании методы сопоставительного и герменевтического анализа, приходим к следующим выводам:

- Как в народных, так и литературных сказках, инобытие - необходимый атрибут композиции сказки. Благодаря переходу в иной мир центральные герои обретают себя, получают возможность без лишних назиданий самоутвердиться и изменить свою жизнь в лучшую сторону.

- Волшебное перемещение в другое пространство, из реального мира в другой мир, где герой проходит этот путь самооценки, условно схематично, и, как композиционный прием, активно используется и в настоящее время.

- Схема, предложенная во вступительной части, применима к произведениям сказочного жанра и позволяет максимально структурировать их восприятие. Кроме того, схема дает возможность раскрыть образ главного героя через систему символов произведения, что позволяет осмыслить и облегчить восприятие художественного текста.

В рассмотренных произведениях сказочного литературного жанра отчетливо видна определенная структура художественной композиции, позволяющая анализировать многие художественные произведения, рассматривая их в двух аспектах - мировоззренческом и символическом. Эта структура имеет определенную схему, представленную выше.

Концепция символики инобытия позволяет раскрыть саму идею образа сказочного героя - неприятие мира реального и мечту о прекрасной стране инобытия.

Заключить исследование возможно следующими словами Черубины де Габриак:

«И ты живешь, не шевелись и слушай:

Там, в зеркале, на дне-

Подводный сад, жемчужные цветы…

О, не гляди назад,

Здесь дни твои пусты,

Здесь все твое разрушат,

Ты в зеркале живи…»

Список использованной литературы

1. Гордиенко А.Н. Энциклопедия символов. М; ЭКСМО, 2007

2. Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М; Наука, 1993

3. Лотман Ю.М. Символ в системе культуры. Избранные статьи в 3-х томах. Т.1 «Статьи по семиотике и типологии культуры» Таллин; Александра 1992

4. Попов А.В. Символ как фактор текстопорождения. РГБ 2006

5. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М.; Русское слово 1997

6. Солодуб Ю. П. Текстообразующая функция символа в художественном произведении. Филологические науки,2002

7. Толстая С.М. Зеркало в традиционных славянских верованиях и обрядах. Славянский и балканский фольклор. Верования. Текст. Ритуал. М.; 1994

8. Шатин Ю.В. Миф и символ как семиотические категории. Язык и культура. Новосибирск, 2003

iЛотман Ю.М. Символ в системе культуры. Избранные статьи в 3-х томах. Т.1 «Статьи по семиотике и типологии культуры» Таллин; Александра 1992

Рыбаков В.А. Язычество древних славян. М.; Русское слово 1997

Шатин Ю.В. Миф и символ как семиотические категории. Язык и культура. Новосибирск; 2003

Толстая С. М. Зеркало в традиционных славянских верованиях и обрядах. Славянский и балканский фольклор. Верования. Текст. Ритуал. М.; 1994

iiРыбаков В.А. Язычество древних славян. М.; Русское слово 1997

iiiТолстая С. М. Зеркало в традиционных славянских верованиях и обрядах. Славянский и балканский фольклор. Верования. Текст. Ритуал. М.; 1994

Просмотров работы: 12