МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ДОМА П. БЛЯХИНА В СЕЛЕ СЕЛИТРЕННОЕ

II Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ДОМА П. БЛЯХИНА В СЕЛЕ СЕЛИТРЕННОЕ

Гуслистая М.С. 1
1МБОУ "СОШ с.Селитренное имени Елены Лосевой" Харабалинского района Астраханской области
Кузнецова И.В. 1
1МБОУ "СОШ с.Селитренное имени Елены Лосевой"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

 

Введение.

«Красные дьяволята», «Неуловимые мстители»… Кто не знает героев этих замечательных фильмов?! Но не каждый знает, кто автор сценария.Когда-то, в 60-70-е годы XX века, с его именем была связана вся деятельность пионерской дружины Селитренской средней школы Харабалинского района Астраханской области, потому что она носила имя этого легендарного человека. И не случайно.

В данной работе мы попытаемся приоткрыть завесу тайны проживания Павла Андреевича Бляхина в селе Селитренное Харабалинского района Астраханской области.

В отечественной литературе, посвященной проблеме изучения жизни и творчества П.А.Бляхина, есть немало работ, раскрывающих революционный, военный и советский периоды в жизни этого человека. Изучая эти работы, мы видим перед собой известного русского писателя, сценариста и кинодраматурга, участника революции 1905 — 1907 годов и Великой Отечественной войны, автора популярной повести «Красные дьяволята». Но ни одно из этих исследований не позволяет нам представить, где и как проходило взросление этой легендарной личности. Лишь скупые строчки в некоторых изданиях: «БЛЯХИН Павел Андреевич (13 (25).12.1886, с.Верхозим (Верходым) Петровского района Саратовской обл. – 19.06.1961, Москва) … Родился в семье чернорабочего. Мать умерла в 1891 г., отец в 1916 г. Образование начальное: окончил церковно-приходскую школу в с.Селитренном Енотаевского уезда Астраханской губернии. Рос сиротой на прокормлении у родственников; батрачил от зари до зари на «благодетеля» дядю. В 1903 г. уехал в Астрахань…» [3]

В 2015году в сборнике VII Международной научно-практической конференции «Астраханские краеведческие чтения» вышла статья О.Марковой «Павел Андреевич Бляхин: астраханские годы жизни» [5], в которой был описан период проживания П.Бляхина в Селитренном, а также была предпринята попытка определить местоположение дома, в котором проживал П.Бляхин.

На наш взгляд, этот вопрос нельзя считать закрытым, т.к. точное местоположение дома не определено, и появившиеся к сегодняшнему дню хоть и незначительные материалы позволяют иначе рассматривать те факты, которые были известны О.А.Марковой.

Актуальность исследования. В настоящее времяопределен квартал в Селитренном, где мог бы проживать П.Бляхин. Дом, либо точная улица, на которой находился дом дяди П.Бляхина, пока не обнаружены. И это не потому, что старая часть села - дома столетней давности снесены или были перестроены, а потому, что не проводилась тщательная исследовательская работа по данной проблеме. Тем не менее, самая старая часть населенного пункта частично сохранилась, и это даёт возможность при целенаправленном исследовании и анализе приблизиться к поставленной цели.

Цель и задачи исследования.

Целью данной работы является определение местоположения дома, в котором проживал П.А.Бляхин.

Исходя из цели, выделяются следующие задачи:

- изучение отечественной литературы по биографии и творчеству П.А.Бляхина;

– история изучения краеведческих исследований о развитии Селитренного, о людях, его населяющих, о видах деятельности, которыми занимались проживающие сельчане;

– история изучения вопроса о существовании некоторых купеческих зданий XIXв. и их локализации.

Глава I. Автор «Красных дьяволят»

БЛЯХИН Павел Андреевич родился 13(25).12.1886 в с.Верхозим (Верходым) Петровского района Саратовской области в семье чернорабочего. Мать умерла в 1891 г., отец в 1916 г. Окончил церковно-приходскую школу в с.Селитренное Енотаевского уезда Астраханской губернии. Рос сиротой на прокормлении у родственников; батрачил от зари до зари на «благодетеля» дядю. В 1903 г. уехал в Астрахань, устроился учеником наборщика в одну из типографий. Вскоре приобщился к политической борьбе: вступил в подпольный рабочий кружок, печатал и распространял революционные листовки, прокламации, доставал для типографии шрифт. В июне 1904 – июле 1905 проживал в Баку, работал переплетчиком переплетной мастерской, был организатором социал-демократических кружков на нефтяных промыслах, участник всеобщей стачки рабочих-нефтяников, за что был арестован и заключен в Карскую крепость. После амнистии в октябре 1905 г. приехал в Москву, где установил связь с Московским комитетом РСДРП, работал агитатором, боевиком-дружинником, сражался на баррикадах во время Декабрьского вооруженного восстания. В 1906 г. — партийный организатор Городского района, одновременно по поручению Московского комитета вел работу в профсоюзах, член первого совета профсоюзов Москвы и его исполнительной комиссии. Осенью 1907 г. вошел в состав Московского комитета РСДРП. Вскоре снова был арестован, сослан на 3 года, с ноября 1911 по ноябрь 1913 политический ссыльный в г. Вельск Вологодской губернии, бежал, перешел на нелегальное положение. С ноября 1913 по февраль 1917 вел подпольную работу в Комитетах РСДРП (б) в Москве, Баку, Костроме, Тифлисе. Февральская революция застала Бляхина в Баку. Входил в состав президиума Бакинского Совета рабочих депутатов.

С мая 1917 г.— в Костроме, председатель губернского Костромского Совета, с апреля 1918 по май 1920 председатель Костромского Горисполкома и Губисполкома. С мая 1920 г. председатель губернского ревкома Одессы, с 3 сентября 1920 - Екатеринославского. Принимал участие в разгроме махновщины. С ноября 1920 по декабрь 1922 ответственный секретарь Костромского губкома РКП (б). С декабря 1922 по март 1926 в Баку, в 1925 г. — председатель Главполитпросвета Азербайджана, после реорганизации возглавил отдел народного образования, член ЦК АКП(б), участвовал в работе Центральной контрольной комиссии ЦК АКП(б).

20 марта 1925 г. на заседании Кинокомиссии ЦК обсуждался вопрос об укреплении кадрового состава киноорганизаций работниками-коммунистами, принято решение о введении П.А.Бляхина в состав художественного совета по делам кино при Главполитпросвете РСФСР.

С март 1926 по июнь 1927 – зам. зав. отделом печати ЦК ВКП (б), член коллегии Главлита от Отдела печати ЦК ВКП (б).

7 апреля 1926 г. Председатель Главреперткома Р. А. Пельше получил указание Агитпропа ЦК ВКП (б): «В одном из последних номеров киногазеты появилась заметка о продаже Ленинградским кино ленты «Чертово колесо»» в Японию и Китай. АПО ЦК считает продажу этой ленты за границу, особенно в страны Востока, нецелесообразным и нежелательным, о чем сообщается Вам для сведения». Инициатором этого запрещения стал П. А. Бляхин, направивший в ЦК ВКП (б) крайне негативный отзыв о картине: «Картину видел сам лично (и по отзывам многих ответственных товарищей) считаю отправку ее за границу, а особенно в Китай и Японию, абсолютно недопустимой. Имея ряд достижений чисто кинематографического порядка, по содержанию, картина не только глупа (это бы полбеды), но и вредна. Если зритель, не бывавший никогда в СССР, станет по „Чертову колесу“ знакомиться с Советской страной, он безусловно получит неверное и нелепое о ней представление. Примерно такое: 1. В Ленинграде никакой другой молодежи нет, кроме „шпаны“, всякого сорта грабителей и жуликов. 2. Советские матросы по „Чертову колесу“ (в данном случае с крейсера „Аврора“) — коммунист или комсомолец — такие мягкотелые паршивцы, что при первой встрече с проституткой (дочкой толстенного лавочника) развлекаются и моментально забывают о своей коммунистической воле и воинскую дисциплину и пр. …Больше того, впечатление в конце концов получается такое, что за дезертирство ради проститутки никакого осуждения со стороны военных властей и матросов „Авроры“ не следует. Наоборот, дезертира встречают довольно мило. 3. Ряд других моментов усугубляет указанные впечатления от фильмы за границей, и во всяком случае нужно запросить об этом ряд ответственных товарищей, видевших картину (т. Лебедев-Полянский и др.).». [4]

С июня 1927 по декабрь 1928 - член правления «Совкино», с декабря 1928 по октябрь 1934 – заместитель Председателя Главреперткома.

С октября 1934 по ноябрь 1939 - председатель ЦК Союза кино-фото работников СССР, литературно-сценарный работник на дому, с ноябрь 1939 по июль 1941 - главный редактор сценарного отдела Кино-студии «Мультфильм».

Когда началась ВОВ, Бляхин уходит на фронт рядовым Краснопресненской дивизии народного ополчения (Западный фронт), с октября 1941 по апрель 1943 г. - спец. корреспондент армейской газеты 49 Армии, с апреля 1943 по январь 1945 - спец. корреспондент армейской газеты 61 армии Западного, 2 и 3 Белорусского фронтов. За годы войны опубликовал 60 фронтовых очерков и рассказов. С января 1945 писатель, член Союза Советских писателей СССР.

С 1919 г. занимался литературной деятельностью. В 20-е гг. написал несколько пьес. В 1923—1926 гг. опубликовал приключенческую повесть «Красные дьяволята» («Охота за голубой лисицей»), по первой части которой был поставлен одноименный фильм (1923 г.), пользовавшийся большой популярностью. Автор автобиографической трилогии «На рассвете» (1950), «Москва в огне» (1956), «Дни мятежные» (1959), посвященной первой русской революции. Член Общества старых большевиков с 1927 г.

Делегат IX, X и XIV съездов КПСС, IV и VI съездов Азербайджанской КП(б). Награжден орденами: Ленина, Отечественной войны 1 степени, Красной звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «В память 800-летия Москвы».

Как видно из биографического очерка, детство П.А.Бляхина описывается в нескольких словах. В следующей главе мы и попытаемся затронуть детские годы П.А.Бляхина, проведенные в Селитренном, а также установить местоположение дома, в котором и прошли эти годы.

Глава II. Дом Синицких

У Павла Андреевича Бляхина есть книга, которая многое проясняет в его сложной и запутанной биографии. Это трилогия «Дни мятежные». Первая часть трилогии - «На рассвете» (1950) – автобиографическое описание астраханского периода жизни. , «Москва в огне» (1956), «Дни мятежные» (1959). Трилогия «Дни мятежные» была издана в 1961г. в издательстве «Советский писатель» уже после смерти автора. Посвящено это произведение первой русской революции. Трилогия рассказывает о судьбе деревенского мальчонки Пашки Рыжего, ставшего впоследствии профессиональным революционером, о его поисках правды и счастья.Мятежная юность Павла Рожкова полна тревог, опасностей и, казалось бы, необыкновенных приключений. Книга автобиографична. Бляхин так говорит об этом произведении: «Эта книга — трилогия о молодом человеке моего поколения. Он жил и метался в поисках правды и счастья свыше полувека тому назад. Ничего исключительного или героического в его характере не замечалось. Но время, когда он жил и действовал, было чрезвычайным и грозным: старый мир давал трещину, все вокруг сдвинулось с места, и как река в половодье, ломая ледяные оковы, с шумом и грохотом ринулось вперед — в неведомое. И пусть не смущает Вас, дорогой читатель, что в лице молодого человека вы узнаете автора книги, его детство и юность, его прошлое. Но юность эта прошумела так давно, что теперь она как бы отделилась от меня, стала не моей, превратилась в далекое воспоминание…. Трудно сказать заранее, как Вы, друг читатель, встретите мою книгу. Но мне хочется, чтобы она взволновала вас, дошла до Вашего сердца и еще раз заставила подумать: что же такое счастье — наше большое человеческое счастье? В чем оно?...» [2, с. 6]

Из первой части «На рассвете» мы узнаем, что проживающая первоначально в с.Верходым семья Бляхиных после рождения Павла переезжает в поисках лучшей доли в с.Быково Астраханской губернии Царевского уезда. Вскоре в многодетной семье Бляхиных случилась трагедия – умерла мать четырехлетнего Паши: «Я смутно помню внешний облик моей матери, Веры Андреевны. Мне вспоминаются лишь большие, глубоко посаженные глаза, мучительный кашель да тонкие, длинные пальцы… Она умерла в 1891 году, когда «глад и мор» прокатились по всей Руси, жестоко поразив и Поволжье» [2, с.15] Мать Павла свела в могилу запущенная легочная болезнь на фоне постоянного недоедания. В старину про таких женщин говорили - «надорвалась». Обнищавший отец, на которого свалились все беды сразу, отдает младшего пятилетнего сына «на прокормление» зажиточному дяде в село Селитренное. Дядя «охотно согласился приютить «сироту». За Пашей, чтобы забрать его в новый дом, в Быково приезжает бабушка Евдокия Федоровна – мать дяди Александра Васильевича Синицкого. Следует оговориться, что дядя не был Павлу родным по отцу, а являлся мужем его родной тетки, отцовской сестры Анны Григорьевны Бляхиной (в замужестве Синицкой). Павел Андреевич так описывает свой отъезд в Селитренное: «Впереди ослепительно играла река, дымил пароход…. Родное село Быково осталось далеко позади, за голыми песчаными холмами».[2, с.14]

Селитренное перед пятилетним Пашей предстало таким: «Большое рыбацкое село Селитренное раскинулось на берегу реки Ахтубы, в низовьях Волги. Богатые дома, крытые тесом и железом, расположились на центральной улице, которая тянулась от реки к волостному правлению. В середине села, на песчаном холме, возвышалась шестиглавая церковь; она как бы царила над всем окружающим. По соседству стояли скромная церковноприходская школа и волостное правление с неизменной «кутузкой» для нарушителей порядка и закона. Бедняцкие хаты с камышовыми крышами ютились на окраинах . …А вдоль Ахтубы и её маленьких притоков далеко тянулись роскошные плодовые сады, принадлежавшие местным богачам .. Жители села занимались главным образом рыболовством….».[2,с.15] Даже пятилетний мальчик понимал, что село и впрямь большое и богатое. В подтверждение этих слов мы находим в словаре Брокгауза и Эфрона следующее описание этого села: «Жителей 4109. 2 училища с 171 учащимися (85 мальчиков и 86 девочек), приемный покой, 4 лавки, 4 кузницы, питейная лавка, 35 ветряных мельниц, рыболовная ватага, 2 ярмарки, для торговли на которых выстроено 30 лавок. Привезено товаров в 1898 г. на 135864 р., продано на 49115 р. (скот, хлеб, кожи, овощи, мануфактурные тов.). Главные занятая жителей — скотоводство, сенокошение и садоводство, а также выделка овчин, столярное и бондарное ремесла. Жители имеют до 150 судов для сплава преимущественно сена в г. Астрахань.» [9]

В к.XIX – XXв.в. пристань в с.Селитренное располагалась в районе рыбозавода, где сейчас находится турбаза «Клевый берег». Центральная часть села находилась левее от пристани. Чтобы попасть на центральную улицу, необходимо было пройти вверх по Ахтубе и повернуть направо – и мы бы оказались на одной из улиц села. Бляхин говорит о том, что центральная улица села тянулась от реки к волостному правлению, а на вершине возвышалась церковь.[2, 14] По всей видимости, речь идет об улице Комсомольской, т.к она начинается от берега реки и тянется вверх к тому месту, где и располагалась церковь, которая была разрушена в 1936-1937г.г. (см. приложение 1). В настоящий момент сохранились некоторые здания, относившиеся к церковному подворью. Волостное правление Бляхин описывает так: «Волостное правление находилось по соседству с церковью и школой. Это был обширный бревенчатый сруб с высоким крыльцом посередине, тот самый «подъезд», по ступенькам которого часто поднимались мужики, заранее снимая шапки» [2, с.40]. Отсюда следует, что волостное правление должно было располагаться либо на улице Комсомольской (название берем современное – прим. авт.), либо на перекрестке улиц Комсомольской и какой-либо другой. В настоящее время на перекрестке улиц Комсомольской и Советской находится здание Селитренской администрации. Описание Бляхина совпадает с внешним видом Селитренской администрации: здание просторное, высокое, сложено из пластин, напоминающих бревна, вход в него ведет через высокое крыльцо (см. приложение 2). Упоминает автор трилогии и о том, что в этом здании находились и «неизменная кутузка» и библиотека. До сих пор в здании администрации находится полицейский участковый пункт, а в 60-70хх г.г XXв. здесь располагалась и библиотека (возможно по старой памяти). Деревянное крыльцо администрации было заменено во второй половине XXв. на железное с бетонными порогами.

Возвращаясь к автобиографической повести, видим, что Павлуша шел по центральной улице села с бабушкой и остановился возле дома с тремя окнами на улицу: «Держась за черную юбку и пугливо озираясь по сторонам, я покорно шел за бабушкой по центральной улице села. Эта улица с наносными песчаными буграми у заборов представлялась мне бесконечно длинной, широкой и чужой… - Вот мы и пришли, сизый голубь, - сказала вдруг бабушка, останавливаясь у ворот большого деревянного дома с тремя окнами на улицу»[2, с.15]. Из этого можно сделать вывод, что дом дяди П.А.Бляхина размещался либо на улице Комсомольской, либо на пересечении улиц Комсомольской и других. Прежде, чем перейти к попытке определения местоположения дома дяди, необходимо отметить, что же это была за семья, приютившая сироту. В новой Селитренской семье Павла ожидало знакомство со своими двоюродными сестрами. Вот как он описывает встречу: «Во дворе нас (с бабушкой – прим. автора) встретили высокий, бородатый дядя и приземистая, полногрудая тетя с теплыми серыми глазами. Она чем-то напомнила мне отца и показалась доброй. За её спиной стояли две девочки – одна толстенькая, с меня ростом, другая на голову выше. Это, конечно, дядины дочки, о которых я уже слышал от бабушки на пароходе, - Маруся и Саша»[2, с.17]. «В Селитренном мой дядя, Александр Васильевич Синицкий, был человеком пришлым. В селе он открыл небольшую лавчонку-амбар с раствором на улицу. Два-три года торговал керосином и медом , дегтем и сахаром, конфетами и «божьем маслом», хомутами и дугами. Все это мирно уживалось под одной кровлей, ничуть не смущая невзыскательных покупателей. Но вскоре по соседству появился настоящий «универсальный» магазин с большими окнами и дверями и быстро задавил неопытного торговца…»[2, с. 16]. То, что Синицкие были пришлые, говорит и тот факт, что в настоящее время фамилия Синицкие для Селитренного чужая, да и старожилы не могут вспомнить кого-либо с такой фамилией.

Предположительно дом Павла Бляхина располагался на центральных улицах села, где в конце XIX – нач. XX в.в. было немало торговых лавочек и магазинов. На перекрестке улиц Ленина (в начале XXв. она носила название Коммерческая) и Комсомольская до сих пор стоит двухэтажный кирпичный дом купца Николая Михайловича Кисилева, выходца из Пензенской губернии. Дом был построен хозяином в к. – XIX – нач. XX в.в. из кирпича, сделанного на местном Селитренском кирпичном заводе, в организации которого (1889г.) активное участие принимал и сам Кисилев (см. приложение 3). В доме Кисилева на втором этаже располагались жилые комнаты, на первом - торговые лавки. А может, это был дом купца третей гильдии Ивана Мироновича Мячина, который располагался на пересечении улиц Комсомольская и Гагарина (см. приложение 4).

Предположим, что дом Синицких располагался напротив дома купца И.М.Мячина на пересечении улиц Комсомольская и Гагарина. Предполагаемый дом сейчас обложен кирпичом и обшит сайдингом. До середины XX века он представлял большой, деревянный, добротный дом с несколькими окнами, выходящими на улицу. Но следует вспомнить, что Паша, идя в первый раз по центральной улице села, говорит об этой улице, как о длинной. А дом, расположенный рядом с лавкой купца Мячина, находится недалеко от берега. Поэтому, подъем от берега вверх по улице метров в пятьдесят даже пятилетнему малышу не должен показаться длинным и утомительным. Эти выводы позволяют не рассматривать вышеупомянутый дом, как искомый.

Вслед за перекрестком, на котором располагался дом Мячиных, следует перекресток улиц Комсомольской и Ленина с еще одним купеческим домом – домом купца Кисилева. Рядом с Кисилевским домом сейчас находятся дома, которым более ста лет. Остановимся подробнее на них.

На улице Ленина д.79 находится деревянный дом, которому более ста лет. Когда во второй половине XXв. нынешние хозяева приобрели этот дом, они стали возводить во дворе хозяйственные постройки. При земляных работах ими был обнаружен погреб с бутылками. Т.е., на рубеже XIX – XXв.в здесь, скорее всего располагалась какая-та лавка, торговавшая тем, что требуется разливать в бутылки. А ведь П.А.Бляхин упоминает о том, что его дядя торговал керосином и «божьим маслом». Дом стоит на углу и есть возможность «открыть небольшую лавчонку амбар с раствором на улицу». Но насторожить нас должно то, что окон, выходящих на улицу – пять, а не три, как описывает Бляхин и двор небольшой. К тому же, старожилы села говорили, что на углу улицы располагалась «пивнушка» (это и объясняет наличие стеклянных бутылок различного объема). Возможно, об этом питейном заведении упоминается в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона. Не смотря на эти умозаключения, этот дом нельзя вычеркивать из искомого списка, т.к. два дополнительных окна могли появиться позднее, а «лавчонка-амбар» со временем могла перерасти в «пивнушку».

На улице Ленина д. 77 располагается деревянный дом с тремя окнами на улицу и деревянными воротами. За домом находится большой, просторный участок, на котором вполне могли располагаться хозяйственные постройки, в которых размещались свиньи, корова и мерин, так не любимый Пашкой, сеновал. Рядом с домом могла разместиться и «лавчонка-амбар» с раствором на улицу». По имеющимся у нынешних владельцев дома документам, можно проследить историю этого дома только лишь до 1933г. Кому принадлежал дом до этого времени установить пока не удалось.

Соседний участок – Ленина 75 – представляет собой деревянный дом с тремя окнами на улицу, но с очень маленьким двором, где нет возможности разместить хозпостройки.

На участке Ленина д. 58 в данный момент стоит кирпичный двухквартирный дом. Но он возник во второй половине XXв. До этого там располагался высокий большой деревянный дом на каменном фундаменте с крыльцом на улицу. Этот дом никак не может быть домом Синицких, т.к. дома с крыльцом на улицу принадлежали зажиточным сельчанам и вызывали у односельчан зависть, об этом пишет Бляхин: «Как спесивый индюк среди кур, большой домина гордо стоял в центре села на каменном фундаменте, на целый мезонин возвышаясь над соседями. Железная крыша покрыта суриком, а на коньке вертелся флюгер в виде красного петуха с длинным хвостом. Предметом зависти сельчан были также и крыльцо с пузатыми точеными колоннами и особенно кружевные наличники окон, расписанные как тульский пряник».[2, с. 36] Из этого следует, что данный участок нам не подходит.

По адресу Ленина д. 66 сейчас располагается небольшой деревянный дом, на месте которого до середины XXв. также находился большой деревянный дом. Но, кроме того, что дом был большой и деревянный, никаких сведений не сохранилось, поэтому описать его не представляется возможным.

По улице Лениной мы не будем более рассматривать дома, т.к. из описания Бляхина видно, что первый его маршрут по Селитренному до дома дяди проходил по центральной улице села с возможным незначительным отклонением от этой центральной улицы.

Следующий перекресток на Комсомольской – перекресток, на котором располагается волостное правление – сегодняшняя администрация Селитренного. Но до волостного правления Паша не дошел, поэтому мы не будем рассматривать дома, находящиеся далее. К тому же, Бляхин писал о том, что по соседству с домом Синицких вырос настоящий «универсам». Последний аргумент дает нам возможность рассматривать как искомые только те дома, которые мы описали выше. Причем на самой Комсомольской не было домов больших и деревянных с тремя окнами на улицу, которые можно было рассматривать как претенденты на дом дяди Бляхина. Имеющиеся дома были маленькими, с небольшими дворами.

В своей работе мы описали те дома, в которых на наш взгляд, могла проживать семья Синицких: это должен быть большой дом с тремя окнами на улицу, с двором, в котором могли бы разместиться хозпостройки, а также имелась бы возможность организовать «небольшую лавчонку-амбар с раствором на улицу». Всем этим требованиям, на наш взгляд, отвечает дом, находящийся по адресу – Ленина 77.

Но для того, чтобы окончательно подтвердить или опровергнуть свою гипотезу, нам необходимо провести исследования архивных данных по вопросу кому же принадлежали данные дома в к. XXв.

Заключение

Подводя итог всей работы можно с уверенностью сказать, что дом дяди Павла Бляхина располагался на центральных улицах села, где в конце XIX – нач. XX в.в. было немало торговых лавочек и магазинов, недаром одна из этих улиц получила название Коммерческая (ныне Ленина). С уверенностью мы говорим и о том, что в с.Селитренное пятилетний Паша в 1891году поднимался по центральной улице села – улице, которая сейчас носит название Комсомольской. На пересечении этой улицы и улицы Советской (современное название улицы) располагалось волостное правление, до которого мальчик не дошел, т.к. уже пришел к дому дяди. Дорога от реки вверх по улице показалась ребенку длинной. Упоминает Бляхин и выросший по соседству «универсам» с большими окнами и дверями, который по описанию похож на дом купца Кисилева (см. приложение 3). Все это позволяет нам сделать вывод о местоположении дома, в котором проживал П.А.Бляхин в с.Селитренное в 1891 – 1903г.г. – это дом, расположенный по адресу Ленина 77. Даже сейчас, если пойдем от реки по улице, которая тянется к зданию администрации Селитренного и далее к церкви, то перед нами вырастет настоящий «универсам» с большими окнами и дверями, а по соседству - ворота большого деревянного дома с тремя окнами на улицу (см. приложение 5).

Но для того, чтобы окончательно подтвердить или опровергнуть свою гипотезу, нам необходимо провести архивные исследования о том, кому принадлежат дома, описанные в данной работе, в том числе и дом по адресу Ленина 77.

Таким образом, исследовав отечественную литературу по биографии и творчеству П.А.Бляхина, исследовав краеведческий материал по определению местоположения старинных зданий Селитренного к XX-н.XIXв.в. , можно сделать вывод:

  1. дом дяди П.А.Бляхина располагался на пересечении центральных улиц села – современных Комсомольской и Ленина;

  2. предположительный адрес – ул. Ленина (или как она называлась на рубеже XIX-XXв.в. – Коммерческая), д. 77.

Вместе с тем, следует отметить, что в своем исследовании по определению местоположения дома, в котором проживал П.А.Бляхин, мы в большей мере опирались на автобиографическую трилогию автора – «Дни мятежные», точнее на первую часть – «На рассвете». В связи с этим, на наш взгляд, вопрос остается открытым и требует дальнейшего изучения, с поднятием архивных данных.

Материал данного исследования может быть применим в качестве экскурсионного материала при составлении экскурсии по селу, Харабалинскому району, также может быть включен как краеведческий компонент в образовательные программы для школ.

Список использованной литература:

  1. Бляхина - Топоровская Х. С. Автор «Красных дьяволят». - Волгоград, 1978.

  2. Бляхин.П.П. Дни мятежные. - М.: Советский писатель, 1961.

  3. Зеленов М.В. Биография П.А.Бляхина/ http://opentextnn.ru/censorship/russia/sov/personalia/leader/kollegium

  4. Летопись российского кино. 1863-1929 / Отв. ред. А.С. Дерябин; НИИ киноискусства; Госфильмофонд Рос. Федерации; Музей кино. - М.: Материк. – 2004.

  5. Маркова О.А. Павел Андреевич Бляхин: астраханские годы жизни// VII Краеведческие чтения. - Астрахань: издатель Сорокин Р.В., 2015, с. 476-481.

  6. Миловидов В. Л. Рождённый временем. Документальная повесть о жизни и деятельности П. А. Бляхина. — Кострома, 2000.

  7. Полонский Л. Красные дьяволята/ из истории создания повести П. Бляхина, о жизни и творчестве. // Л. Полонский.- Книжное обозрение.- 1983.- 20 мая.

  8. Фочкин О. От «Красных дьяволят» до «Неуловимых мстителей» /О. Фочкин // Читаем вместе.- 2011.- №12 (65), Навигатор в мире книг.

  9. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона / Под редакцией профессора И.Е.Андреевского - С.-Петербург, 1890—1907.

Приложение 1. Фотография улицы Комсомольской

Приложение 2 . Фотография администрации с.Селитренное

Приложение 3. Фотография дома купца Кисилева

Приложение 4. фотография дома купца Мячина

Приложение 5. Фотография дома по улице Ленина 77

Просмотров работы: 446