«…ЕСТЬ МОРАЛЬНЫЙ ЗАКОН – МИЛОСТЬ К ЛЮДЯМ, ПОПАВШИМ В ПЛЕН»

II Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

«…ЕСТЬ МОРАЛЬНЫЙ ЗАКОН – МИЛОСТЬ К ЛЮДЯМ, ПОПАВШИМ В ПЛЕН»

Егорченкова А.А. 1Мустафина М.В. 2
1МОУ гимназия №6
2МОУ гимназия №6, учитель истории и обществознания
Мустафина М.В. 1
1МОУ гимназия №6
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

 «...война переворачивает вверх дном все высшие человеческие понятия. Но есть и неколебимые моральные законы, тем более великие, что они содержатся не в написанных или напечатанных буквах, а истекают из глубоких душевных качеств, как отдельных людей, так и целых армий, и еще больше - самих наций. Это - безусловное уважение к раненым и убитым воинам... это милость к людям, имевшим несчастье попасть в плен».

Из письма А.Куприна Ф.Батюшкову (14 февраля 1915г.)

Введение.

История 40-х годов 20 века нашей страны хранит память об огненных, суровых годах. Вот уже 71 год эхо Великой Отечественной войны звучит канонадами, а боль потерь и утрат не затихает в людских сердцах.

В апреле 2015 года я была участницей Волгоградских областных гуманитарных Гимназических Чтений, приуроченных к 70-ой годовщине окончания Великой Отечественной войны.Работа, которая особенно привлекла мое внимание, касалась царя Александра I и старца Федора Кузьмича. «Тема не имеет отношения к войне?!» - подумалось мне в тот момент. Однако связь, все-таки, была… Оказалось, это одно из «белых пятен» истории царской семьи. Так мне стало известно, что «белые пятна» - это какие-либо факты, которые в официальной науке преднамеренно замалчиваются, искажаются или не являются предметом исследования, либо факты, недостаточно изученные в силу каких-либо объективных причин, например, отсутствия исторических источников. Наверняка и в нашей семье тоже есть такие «белые пятна»!

Спустя много лет после Великой Отечественной войны пришло время узнать, что мой прадед Кадин Виктор Дмитриевич был в плену у немцев. Прабабушка и прадед долго старались скрывать этот факт от окружающих и, прежде всего, от собственных детей. Наверное, потому, что руководство СССР заявляя: «У нас нет пленных, у нас есть изменники Родины!», несправедливо предполагало, что все солдаты и офицеры попали в плен из-за собственной трусости.Так была выдвинута гипотеза исследования: плен не всегда является проявлением трусости и беспринципности советских солдат, это чаще всего стечение объективных обстоятельств и жестоких превратностей судьбы, поставивших людей перед выбором.

Чтобы подтвердить гипотезу данного исследования мне пришлось, используя накопленные исторической наукой факты, архивные материалы, сводки Информбюро, искать ответы на достаточно трудные вопросы. Например, различие между понятиями «попасть в плен» и «сдаться в плен»; преступления против человечества, совершённые на советской земле и в лагерях военнопленных на территории Германии немецко-фашистскими захватчиками; отношение советского руководства к военнопленным противника и к собственным гражданам, вернувшимся из вражеского плена.

В целом рассматриваемая проблема очень обширна и ждет обстоятельных исследований и углубления знаний. Решать задачу восстановления исторической справедливости в отношении миллионов соотечественников, на долю которых выпала страшнаясудьба плена, предстоит уже моему поколению.

Монополия государства на «историческую правду», существовавшая в советское время, мифологизация многих страниц прошлого, распад единой государственной идеологии и изменение духовной ситуации в нашей стране обострили интерес к памяти о прошлом в обществе, что усиливает актуальность темы.

Сегодня Великую Отечественную войну 1941 – 1945 гг. можно считать тщательно изученной с точки зрения военных стратегий, истории битв, их причин и последствий. Но скупое перечисление событий даёт лишь узкую картину произошедшего. Вот почему в современной истории больше внимания уделяется месту человека на войне, а ценность индивидуальных интерпретаций непосредственных участников неоспорима. Источники личного происхождения помогают объективнее рассмотреть уже зафиксированные историей факты сквозь призму личного восприятия автора, который стремиться запечатлеть для современников опыт своего участия в историческом событии, осмыслить себя и свое место в нем.

Анализ устных и письменных воспоминаний непосредственных участников тех событий, помог мне достигнуть в данной работе поставленной цели: проследить жизненный и военный путь одного из участников Великой Отечественной войны - Кадина Виктора Дмитриевича, оказавшегося в плену у немцев. Цель работы определила задачи исследования: проанализировать исторические документы, в которых отражена судьба Кадина Виктора Дмитриевича; расспросить очевидцев тех событий и людей, которые хорошо знали и помнили моего прадеда Кадина Виктора Дмитриевича; изучить и сопоставить различные источники и литературу по данной проблеме.

Методологическую основу нашего исследования составляет совокупность общенаучных и специальных исторических методов. Данная работа базируется на основных принципах исторической науки: историзма и научности и основана на конкретно-историческом подходе к анализу поставленной проблемы, использовании сравнительного и описательного методов, систематизации, критической интерпретации источника.

В результате исследования я смогла сформировать свое отношение к судьбам советских военнопленных.

Глава 1. Проблема плена в исторической науке.

В отечественной историографии можно условно можно выделить два этапа в изучении проблемы советских военнопленных Великой Отечественной войны.

Первый - 1941-1945 гг. характерен относительной закрытостью. В годы войны на страницах печати освещались лишь крайне тяжелые условия содержания, жестокое обращение, несоблюдение вермахтом международных обязательств в соответствии с Гаагскими (1907 г.) и Женевской (1929 г.) конвенциями. В отечественной и зарубежной прессе публиковались официальные заявления и ноты советского правительства, обращенные ко всем государствам, с которыми СССР имел дипломатические отношения, к руководству нацистской Германии. Однако в этих материалах отсутствуют рекомендации или требования к мировой общественности, правительствам антигитлеровской коалиции по защите прав советских военнопленных. Нет сведений, что делало советское военно-политическое руководство по облегчению судьбы советских граждан, томящихся в фашистских застенках. В послевоенное время, до 1949 г., о советских военнопленных на страницах печати старались не говорить. В начале 1950-х годов были проведены исследования советских юристов А.Б. Амелина, А.И. Полторака, П.С. Ромашкина в части уточнения категорий международного военного права с юридической точки зрения.

Второй этап - 1956-2003 гг. начался с Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей» от 29 июня 1956 г. и XX съезда КПСС. Были опубликованы: воспоминания бывших военнопленных; материалы Нюрнбергского процесса; ряд документальных сборников по отдельным концлагерям; монографии по вопросу военного сотрудничества советских граждан, включая военнопленных, с фашистами; исследования, посвященные репатриации бывших советских военнопленных.1

В советском законодательстве с началом войны появился ряд следующих документов: постановление Государственного Комитета Обороны от 16 июля 1941 г. и приказ Ставки ВГК № 270 от 16 августа 1941 г. В них указывалось: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия... или часть красноармейцев [которые] вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен - уничтожать их всеми средствами... а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи»2 (приказ подписал Сталин и еще шесть лиц). В декабре 1941 г. вышло Постановление ГКО No1069сс, которое регламентировало порядок проверки и фильтрации, вышедших из окружения и освобожденных из плена «бывших военнослужащих Красной Армии» с целью выявления среди них изменников родины, шпионов, диверсантов.3 Мне показалось, что в этих Приказах и Постановлениях не делается главное различие между понятиями «попасть в плен» и «сдаться в плен»!

В качестве примера, приведу несколько наиболее острых цитат из работ того времени, основанных на серьезном изучении архивных материалов:

«…советское руководство относилось более гуманно к военнопленным противника, нежели к собственным гражданам, вернувшимся из вражеского плена…»4

«…не совсем благовидной позиции советского государства: оно фактически сняло с себя моральную ответственность за то, что не смогло защитить миллионы людей от вражеского нашествия и порабощения, и взвалило ее на последних…»5

«… По имеющимся данным, за период с октября 1941 по март 1944 г. через спецлагеря (уже на Родине в СССР) прошло 317 954 бывших военнопленных и окруженцев…»6

В 90-е годы проблемой плена занялись и политики. В октябре 1991 г. впервые был принят закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», а 24 января 1995 г. вышел указ президента РФ «О восстановлении законных прав российских граждан — бывших военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период».7 А в 1996 г. специально созданная Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий опубликовала в журнале «Новая и новейшая история» 1996 №2 результаты своей работы под названием «Судьба военнопленных и депортированных граждан СССР. Материалы Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий». Эти материалы разделены на шесть разделов, каждый из которых содержит не только фактические и статистические данные, но и выводы и оценки. Для исследователя материал представляет большой интерес. Комиссия признала, что сталинское руководство истребляло советских военнопленных, а жестокое, бесчеловечное отношение к ним сохранялось и многие годы после Победы.8

Глава 2. История моего прадеда.

Спустя много лет мой прадед позволил себе рассказать своему внуку (моему дяде) Константину, о тех страшных событиях. Рассказал совсем немного. О том, как был контужен в одном из боев, и уже в состоянии контузии был захвачен в плен. А там, в Германии, его очень истощенного посылали на работы к бауэру: хозяину завода, перерабатывающего свеклу на сахар.

Так мало! О долгих трех годах плена!!!

Прадеда нет уже 20 лет. Почему он молчал, я могу понять: он пытался оградить свою семью от недобрых, злых людей. Но почему государство все эти долгие 70 лет тщательно скрывало информацию о пленных, из объяснений своих родителей я так и не поняла. Только сейчас стало возможным получить доступ к архивным документам. Этим мы и воспользовались, обратившись с запросом в УФСБ России по Волгоградской области. Нам ответили, что осталась трофейная карточка военнопленного на моего прадеда, которую можно посмотреть.

Эта карточка - маленький, чуть плотный, светло-зеленый листочек, заполненный аккуратным почерком на немецком языке. Взяв карточку, я была удивлена тому, что за долгие годы она не испортилась и хорошо сохранилась. Меня переполняло волнение: ведь я держу в руках судьбу прадеда! Карточка в основном заполнена цифрами. Эти цифры - номера концентрационных лагерей, где находился прадед: шталаг 319 - шталаг 369 - шталаг XB. Карточка оказалась немногословной, как и прадед! Что делать дальше?

Случайно услышав по радио «Эхо Москвы» программу «Цена Победы», мы поняли, что надо разыскать фильтрационно-проверочное дело, из которого можно будет узнать об обстоятельствах пленения (дате, месте), условиях содержания в лагере, о трудовом использовании. Кроме того, можно попытаться разыскать решение фильтрационной комиссии с результатами проверки, а так же пути возвращения на Родину из плена.

Так началась переписка с архивами: архив УФСБ России по Омской области, Государственный Архив Российской Федерации, Центр документации новейшей истории Волгоградской области. Одновременно с этой работой мы стали искать в интернете воспоминания тех, кто прошел через концлагеря, и фотодокументы. Далее я приведу небольшую часть собранной информации о лагерях, в порядке перемещения прадеда из одного в другой.

Шталаг 319. Согласно трофейной карточке прадед был доставлен туда 19.08.1944 и ему был присвоен номер 241. Сразу возникает вопрос, где мог находиться прадед с момента пленения 18.05.1942 г. Ответ и приблизительную картину развития событий можно получить в статье Н.П.Дембицкого «Судьба пленных». «…Тяжелыми, а для многих военнослужащих и роковыми были первые дни, недели и месяцы плена. Их изначально направляли на дивизионные сборные пункты, откуда - в «дулаги» (пересыльные лагеря), где они подвергались фильтрации по признакам национальности, профессии, степени лояльности. Затем рядовые и младшие командиры отправлялись в «шталаги», а офицеры в специальные лагеря - «офлаги». Из «шталагов» и «офлагов» военнопленные могли переводиться в концентрационные и рабочие лагеря. В период наибольшей численности военнопленных на территории рейхскомиссариатов Остланд, Украины, Польского генерал-губернаторства, Австрии, Чехословакии, Германии, Норвегии, Финляндии и Румынии имелось около 2670 лагерей для военнопленных. Позже рабочие команды из пленных были рассеяны почти по всей оккупированной Европе...»9 «…основной формой перемещения были пешие колонны. Маршевая эвакуация (переброска) организовывалась по специальным маршрутам, как правило, вдали от населенных пунктов, по бездорожью и открытой местности. Их протяженность достигала от нескольких десятков до нескольких сотен километров. Переходы длились до 4 недель. Ежесуточный переход составлял иногда до 40 км, причем в колоннах находились раненые, больные и истощенные пленные. Часто эти переходы назывались «маршами смерти».10

Шталаг 319 - это один из самых больших лагерей для советских военнопленных на польской территории (город Хелм). За годы войны в лагере было уничтожено более 150 тысяч красноармейцев. Основные причины огромной смертности: сыпнотифозные вши, недостаток питания, изнурительный труд, частые казни.

Шталаг 369: нацистский концлагерь для военнопленных рядового и младшего офицерского состава в южной части Кракова.

Шталаг XB (Зандбостель). Через этот лагерь прошло до 1 миллиона человек 40 национальностей. Самая многочисленная группа - советские солдаты. В лагере одновременно находилось до 50 тысяч человек.

После регистрации всех направляли в рабочие команды для принудительных работ. По нашим предположениям, именно отсюда прадед попал на работы к бауэру (помещику), упомянутому в рассказе внуку Константину.

«…Широкое распространение получило использование советских военнопленных в угольной промышленности, на строительстве, на железной дороге, в военной промышленности и сельском хозяйстве. Достоверно известно, что в Германии в различных отраслях экономики их трудилось: в 1942 г. - 487 тыс., 1943 г. - 500 тыс., 1944 г. -765 тыс., 1945 г. - 750 тыс. Это без учета погибших и умерших. Всего же в 1944 г. в немецкой экономике работало 8 млн. иностранцев, из них 6 млн. гражданских рабочих и 2 млн. военнопленных из различных государств, а вместе с заключенными концлагерей (500 тыс.) и узниками тюрем (170 тыс.) около 9 млн. человек. В общей сложности за весь период Второй мировой войны в рейх было депортировано около 14 млн. иностранных рабочих и военнопленных…»11

Многих заключенных можно было назвать ходячими скелетами, потому что в лагерях кормили плохо. Судите сами. «…Кормежка была такая: в день черпак баланды, которая представляла из себя, варево, содержащее две трети отвара и одну треть гущи, состоявшей из кусков брюквы, свеклы и небольшого количества картошки. Все эти корнеплоды привозились на кухню из буртов с поля, немытыми рубились лопатами, и в таком виде попадали в варочные чаны. Поэтому, если дать постоять такой баланде, на дне котелка оседало до сантиметра земли и песка. Кроме баланды на шесть человек выдавалась булка вполне, по лагерным понятиям, приличная на вкус, и очень мало питательного хлеба, а к хлебу возле печки всегда стояла бочка с бурачным кофе и коробка с розовой солью. Позже я узнал, что соль эта содержала повышенный процент хлористого калия и добавлялась в рацион некоторых видов домашних животных…»12 Этот эпизод смог объяснить мне, почему в мирное время прадед пил чай, добавляя в стакан 6 ложек сахара!

Фашисты располагали лагеря для военнопленных и на оккупированных территориях, иногда в непосредственной близости от боевых действий. Хутор Вертячий Сталинградской области – одно из таких мест. О чудовищных преступлениях гитлеровцев над советскими военнопленными в этом лагере можно судить из содержания акта, составленного представителями Красной Армии и мирными советскими жителями, и опубликованного Советским Информбюро. Ниже привожу полное содержание данного акта:

«АКТ

Мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт о следующем: После освобождения частями Красной Армии хутора Вертячего, Сталинградской области, мы осмотрели немецкий лагерь советских военнопленных. Под соломой в бараке, а также в других местах лагеря нами обнаружено 87 трупов красноармейцев и командиров. Более десяти трупов настолько изуродованы, что потеряли человеческий вид. У многих замученных немцами бойцов распороты животы, выколоты глаза, отрезаны уши и носы.

Нами установлено, что немцы принуждали пленных работать по 14 часов в сутки на строительстве оборонительных сооружений. В течение дня им выдавали пол-литра кипятку, вечером 3—4 ложки запаренной ржи и кусочек дохлой конины. Раненым и больным пища не выдавалась вовсе.

Почти все пленные страдали дизентерией. Обессилевших и больных немцы избивали палками. За несколько дней до начала наступления советских войск немцы совершенно перестали кормить всех пленных и обрекли их на голодную смерть. Из 89 советских военнопленных, находившихся в лагере на хуторе Вертячем, умерло от голода, замучено и расстреляно 87 человек.

В чём и подписываемся: старший военфельдшер Рябов, капитан Рощин, капитан Калашников, старший лейтенант Штанопруд, лейтенант Нелин, старшина Баранов, техник-интендант 2 ранга Каплун, красноармеец Андреев, жители хутора Вертячего — Плотникова, Канжиголева, Старикова.

30 ноября 1942 г. Хутор Вертячий».

Таким образом, настоящий акт устанавливает следующее:

1. Немецкие военные власти вопреки всем международным законам и общепринятым воинским традициям принуждают советских военнопленных строить оборонительные сооружения и выполнять другие военные работы.

2. Гитлеровцы нагло попирают международные договоры о содержании военнопленных, в частности Гаагскую конвенцию 1907 года, подписанную Германией. Они морят пленных голодом. Немецкие военные власти не оказывают раненым даже самой элементарной медицинской помощи. Напротив, немцы бесчеловечно, жестоко обращаются с больными и ранеными пленными, всячески издеваются над ними, избивают палками, мучают их.

3. Немецкие оккупанты физически уничтожают пленных. Более того, гитлеровские садисты и палачи выкалывают пленным глаза, отрезают уши и носы, вспарывают животы.

Зверства, совершённые в хуторе Вертячем, являются лишь звеном в огромной цепи неслыханных преступлений немецкого командования. Гитлеровцы планомерно, с хладнокровием профессиональных убийц, повсеместно истребляют советских пленных.

Уже давно! установлено, что немецкий плен равносилен смерти. Одних военнопленных гитлеровцы пытают и расстреливают немедленно при захвате в плен. Других — изводят непосильным каторжным трудом, морят голодом и обрекают на медленную мучительную смерть.

Созданная советским правительством Чрезвычайная Государственная Комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков ведёт точный учёт всех преступлений, совершённых гитлеровцами на советской земле.

Придёт время, а оно не за горами, и немецкие мерзавцы понесут заслуженную кару за все свои злодеяния. Убийцы и душегубы получат сполна за все муки невинных людей, за слёзы и кровь советских женщин и детей, за многие тысячи истерзанных и загубленных военнопленных и мирных советских граждан»13.

В крайне сложных для человека физических и психологических условиях плена советские военнослужащие все же выживали. Среди них Юрий Апель, написавший книгу воспоминаний, в которой описываются 3 года плена (с сентября 1943 - по февраль 1945). Это сокровенный рассказ о том, как в полубренном теле доходяги, уже и «не-человека» почти, выживал, как боролся со смертью и как выжил человек.Слова врача, спасшего Юрия Апеля в лагерном лазарете: «Я верю, что ты можешь выжить, ну а выживешь, расскажешь, обязательно расскажешь людям обо всем, что видел и перенес»14, стали сильнейшей мотивацией: надо выжить!!!

9 мая 2015 года на 70-тилетие Победы моей бабушке Кадиной Вере Викторовне (в девичестве) - дочери моего прадеда Кадина Виктора Дмитриевича - приподнесли в подарок книгу: «Воспоминания о войне». Ее автор - наш земляк Першиков Александр Михайлович - родом из Урюпинска. Его дочь Надежда Александровна - близкая подруга моей бабушки, решила в память о своем отце-фронтовике опубликовать его рукопись, к сожалению, оставшуюся незавершенной. А. М. Першиков попал в плен в июле 1942, защищая Севастополь, а мой прадед, согласно сохранившейся красноармейской книжке, был пленен 18.05.1942 г. в Крыму (более точных сведений пока не имеем). Читая записи, я представляла себе девятнадцатилетнего командира стрелкового отделения Першикова, а также двадцатишестилетнего красноармейца Кадина, которые бились с фашистами в неравном, жестоком бою… Помню, как мурашки бегали, когда я читала ответ Першикова на вопрос НКВДэшника в 1945 году, уже после плена: «… почему не застрелился при взятии в плен?» - « …хотел выжить, чтобы быть нужным Родине, чтобы снова сражаться с фашистским зверьем до Победы!». 15

Мне врезались в память и теплые слова в адрес русских матерей, сестер, жен, не отвернувшихся от пленных советских воинов в тяжелую минуту, кормивших и поивших, своих защитников, перегоняемых из одного пересыльного лагеря в другой, на ходу, не страшась фашистских прикладов и пуль! В Германии в плену уже не будет таких добрых истинно женских сердец. Плен - это самое страшное, что могло произойти в жизни военного человека. Плен - это неволя: проволока, ограничения и лишения. Плен - голод, жажда и мучения. По словам Юрия Апеля: «Для меня самым страшным был голод в плену, когда человек сначала переставал быть человеком, а потом уж подыхал, как нечеловек…».16 «…Каждый тут за себя, за свою жизнь борется, только и всего... из-за картофелины друг другу морду бьют. Умираем постепенно, со дня на день... Уж лучше бы сразу от пули немецкой сгинуть…» - так говорит один из героев книги В.М. Любовцева «Бойцы на колени не встают».17

Многочисленные архивные документы и свидетельские показания говорят о том, что сотни тысяч советских военнопленных были подвергнуты самому страшному испытанию - голоду. Голод, разразившийся в конце 1941 - начале 1942 г. в немецких лагерях для военнопленных, заставлял людей есть траву, сухие листья, кору деревьев, падаль, прибегать к унижениям, предательству и даже к каннибализму.

Счастьем же для военнопленных было возвращение домой, на Родину! Счастье - встреча с близкими и родными тебе людьми! (Если они остались живы в мясорубке войны.) А что дома? Бывших военнопленных считали изменниками Родины, им часто отказывали в работе. Мой прадед тоже побывал в такой ситуации. Лишь благодаря усилиям родной сестры Ольги Дмитриевны, не отвернувшейся от своего брата, прадед получил работу механиком на маслобойном заводе в Линево. Но контузия давала о себе знать, и прадеду пришлось перейти в Линевский овощной совхоз, а позднее - в Заготсырье. Он возил на лошади закупленные семечки тыквы и подсолнечника, шкуры и кожи КРС (крупного рогатого скота).

Прадед женился на учительнице химии Тарасовой Клавдии Васильевне. У них родились две дочери: Надежда и Вера (моя бабушка).

Если бы у меня была возможность, то я сказала бы своему прадеду: «Вы прошли через плен, испытали голод, холод, огромные мучения, вы познали весь ужас войны, а мы, современные дети, и не подозреваем, насколько это страшно! Я не упрекну Вас никогда! Я смогу найти слова и объяснить тем, кто будет после меня, что наш прадед - не трус, не предатель, а герой! Я должна! Я обещаю!»

Заключение.

Судьба военнопленных - сегодня одна из закрытых тем исторической науки. В ходе исследования жизненного и военного пути одного из участников Великой Отечественной войны - Кадина Виктора Дмитриевича, моего прадеда, оказавшегося в плену у немцев, мы установили, что плен не всегда является проявлением трусости советских солдат, это чаще всего стечение объективных обстоятельств и жестоких превратностей судьбы, что подтвердило, выдвинутую нами гипотезу. Основными причинами пленения советских солдат стали ранения, контузии, а порой и потеря сознания. А быстрое продвижение фашистов и неразбериха в первые дни войны не давали возможность правильно оценить сложившуюся ситуацию ни командирам, ни тем более, рядовым красноармейцам. И конечно, людей, которые прошли нелёгкий путь лагерей смерти, никак нельзя назвать предателями Родины. Они преодолели голод, холод, издевательства, но сохранили чувство собственного достоинства и верность своей стране. Уже в силу этого они достойны уважения и памяти.

Список используемых ресурсов и литературы:

  1. Апель, Ю. «Доходяга. Воспоминания бывшего пехотинца и военнопленного» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://alexander-apel.narod.ru/library/dohodyaga/soderzhanie.htm (дата обращения: 26.09.2016).

  2. Воспоминания Кузьмина Константина Петровича. Дата интервью: 12.07.2015г.

  3. Дембицкий, Н.П. «Судьба пленных» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://scepsis.net/library/id_1250.htm (дата обращения: 19.09.2016).

  4. Ерин, М.Е. Российские историки о судьбе советских военнопленных в нацистской Германии [Текст] / М. Е. Ерин // Советские и немецкие военнопленные в годы Второй мировой войны: доклады участников международной научно-практической конференции / Составители В. Селеменев, Ю. Зверев, К.-Д. Мюллер, А. Харитонов. – Дрезден-Минск, 2004. – С. 22 – 65.

  5. Земсков, В.Н. К вопросу о репатриации советских граждан 1944—1951 годы [Текст] / В.Н. Земсков // История СССР. - 1990. - №4. – С. 26 - 41.

  6. Кучинский, Ю. История условий труда в Германии [Текст] / Ю. Кучинский; [пер. с немецкого; вступительная статья Г.Б. Герцовича]. – М.: Иностранная литература, 1949. – 531 с.

  7. Любовцев, В.М. Бойцы на колени не встают [Текст]: О борьбе за колючей проволокой концлагерей, об итальянских и югославских партизанских отрядах, в рядах которых сражались советские военнопленные – М: Политиздат, 1964. – 326 с.

  8. Меженько, А.В. Военнопленные возвращались в строй... [Текст] / А.В. Меженько // Военно-исторический журнал. - 1997. - № 5. – С. 29 – 35.

  9. От Советского Информбюро «Чудовищное преступление гитлеровцев в хуторе Вертячем» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: htpp://army.lv/ru/20 – Dekabrya – 1942 – g./1021/1861 (дата обращения: 15.10.2016).

  10. Першиков, А.М. Воспоминания о войне [Текст]: [Воспоминания участника войны, А. М. Першикова] / А.М. Першиков – 64 с.

  11. Промышленность Германии в период войны 1939 – 1945 гг. [Текст] / [пер. с нем. под ред. Г.С. Согомоняна]. – М.: Иностранная литература, 1956. – 295 с.

  12. Семиряга, М.И. Судьбы советских военнопленных [Текст] / М.И. Семиряга // Вопросы истории. - 1995. - №4. – С. 19 - 33.

1Дембицкий, Н.П. «Судьба пленных» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://scepsis.net/library/id_1250.htm (дата обращения: 19.09.2016).

2Там же.

3Там же.

4 Семиряга, М.И. Судьбы советских военнопленных [Текст] / М.И. Семиряга // Вопросы истории. - 1995. - №4. – С. 22.

5 Земсков, В.Н. К вопросу о репатриации советских граждан 1944—1951 годы [Текст] / В.Н. Земсков // История СССР. - 1990. - №4. – С. 40.

6 Меженько, А.В. Военнопленные возвращались в строй... [Текст] / А.В. Меженько // Военно-исторический журнал. - 1997. - № 5. – С. 32

7 Ерин, М.Е. Российские историки о судьбе советских военнопленных в нацистской Германии [Текст] / Советские и немецкие военнопленные в годы Второй мировой войны / Составители В. Селеменев, Ю. Зверев, К.-Д. Мюллер, А. Харитонов. – Дрезден-Минск, 2004. – С. 39.

8 Там же. С. 41.

9 Дембицкий, Н.П. «Судьба пленных» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://scepsis.net/library/id_1250.htm (дата обращения: 19.09.2016).

10 Там же.

11 Кучинский, Ю. История условий труда в Германии [Текст] / Ю. Кучинский; [пер. с немецкого; вступительная статья Г.Б. Герцовича]. – М.: Иностранная литература, 1949. – С. 508.; Промышленность Германии в период войны 1939 – 1945 гг. [Текст] / [пер. с нем. под ред. Г.С. Согомоняна]. – М.: Иностранная литература, 1956. – С. 65.

12 Апель, Ю. «Доходяга. Воспоминания бывшего пехотинца и военнопленного» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://alexander-apel.narod.ru/library/dohodyaga/soderzhanie.htm (дата обращения: 26.09.2016).

13 От Советского Информбюро «Чудовищное преступление гитлеровцев в хуторе Вертячем» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: htpp://army.lv/ru/20 – Dekabrya – 1942 – g./1021/1861 (дата обращения: 15.10.2016).

14 Апель, Ю. «Доходяга. Воспоминания бывшего пехотинца и военнопленного» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://alexander-apel.narod.ru/library/dohodyaga/soderzhanie.htm (дата обращения: 26.09.2016).

15 Першиков, А.М. Воспоминания о войне [Текст]: [Воспоминания участника войны, А. М. Першикова] / А.М. Першиков. – С.4.

16 Апель, Ю. «Доходяга. Воспоминания бывшего пехотинца и военнопленного» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: htpp://alexander-apel.narod.ru/library/dohodyaga/soderzhanie.htm (дата обращения: 26.09.2016).

17 Любовцев, В.М. Бойцы на колени не встают [Текст]. – М: Политиздат, 1964. – С. 26.

 

20

 

Просмотров работы: 439