МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ (АСТРАХАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ)

II Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ (АСТРАХАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ)

Петренко С.В. 1
1
Петренко Е.С. 1
1
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Введение.

Цели и задачи: изучить все возможные источники по данной тематике, использовать в работе воспоминания участника событий моего прадеда Чекмарева Семена Устиновича. Проследить роль 28 армии и конкретно 248сд ,905сп, где воевал мой прадед на южном фланге Сталинградской битвы. Показать значение обороны Астрахани и взятия Элисты в разгроме фашистских войск в Сталинграде и на Кавказе.

Актуальность: тема исследовательской работы представляет научный и практический материал малоизученного астраханского направления в Великой Отечественной войне 1942 года, тем более необходимого к проведению 75-летнего юбилея 28-ой армии. Структура ее оригинальна — отражение малоизвестных сражений на основе изучения и использования малоизученного архивного материала, исследований и опубликованных источников, а также их уточнения. Представленный материал ценен добросовестностью и критическим подходом к людской молве, вроде той, что Астрахань не воевала, забвению в отношении событий 1942 года в прифронтовом городе. Автор хорошо ориентируется в располагаемом материале, проявив при этом исследовательский характер, анализируя и теоретически обобщая также иностранные источники с их особенностью изложения событий.

Проблема:весь мир знает о великой Сталинградской битве и мало кто знает, что происходило на флангах этого сражения. Особое значение имело юго-восточное направление.Стык между Сталинградским и Кавказским направлениями, хотя и относился к второстепенным участкам фронта, но имел совершенно уникальный характер. Последствия потери Астрахани могли стать самыми трагическими, так как в этом случае было бы перерезано железнодорожное сообщение с Закавказьем, и поставки драгоценных нефтепродуктов из Баку могли осуществляться только через отдаленный Гурьев с его слабой инфраструктурой. Следует отметить, что на Закавказье и Северный Кавказ приходилось 86% нефти, 65% газа и 56% марганцевой руды, добываемой в Советском Союзе. Эти стратегические грузы в основном шли через Астрахань речным и железнодорожным путем.Поэтому астраханское направление, хотя и недооцененное ОКВ, было стратегически важным. Находясь на стыке водных и железнодорожных путей, являясь воротами на Кавказ и в Среднюю Азию, Астрахань в период войны имела большое стратегическое значение. По объему перевозок Астраханский порт не уступал крупнейшим портам Советского Союза. Здесь проходила перегрузка хлеба, хлопка, перекачка нефти и других важных грузов с морских судов, идущих с Каспия, на речные, направляющиеся вверх по Волге вглубь страны,направление фактически было самостоятельным.

В работе использовались материалы сайтов :Министерства обороны РФ , ОБД Мемориал , Militera.Lib.ru. , polk.ru, pamyat-naroda.ru, .uhlib.ru , книга Шеин Олег Васильевич «На астраханском направлении»,воспоминания моего прадеда.

Расположение войск.

На протяжении всей летне-осенней кампании 1942 года основные силы сторон были прикованы к Сталинграду и Кавказу. Это обстоятельство, а также совершенно пустынный характер местности предопределили здесь отсутствие сплошной линии фронта. Не считая небольшого участка у Хулхуты, наши войска и войска противника опирались на отдельные пункты, из которых совершали набеги на коммуникации и базы противоположной стороны.

Следует отметить, что в степи сражались не обычные пехотные части, а отборные подразделения. С нашей стороны это были гвардейцы-десантники Губаревича, которых Сталин не бросил на фронт даже во время сражения под Москвой, приберегая как последний стратегический резерв, прошедший ад Сталинграда танкисты Кричмана и курсанты астраханских пехотных училищ, то есть люди физически подготовленные, ориентированные на проявление в бою инициативы. Подразделения возглавляли опытные офицеры, сроднившиеся со своими войсками;со стороны противника — единственная на Северном Кавказе моторизованная дивизия. Чуть севернее стояла лучшая румынская часть, чуть южнее — арабский легион Фельми, предназначенный для вторжения в Персию и Сирию.

Военные действия.

Мой прадед,Чекмарев Семен Устинович, был призван в Красную Армию 8 июня 1942г ибыл отправлен в Калмыкию для прохождения военных краткосрочных курсов. И уже с июня 1942 года принимал участие в боевых действиях. Семен Устинович пронес через всю жизнь воспоминание о первой пережитой им бомбежке эшелона, в котором ехал на фронт. И хотя он побывал еще не под одним обстрелом, но именно эта бомбардировка произвела на юного Семена неизгладимое впечатление. Гул самолетов, вой падающих бомб, разрывы приводили в ужас и более опытных бойцов. Вжавшись всем телом в родную землю, он впервые молился. Перед глазами проносилась вся его короткая юношеская жизнь деревенского паренька. По прибытии на фронт попал в 902 стрелковый полк 248 стрелковой дивизии 28 армии и был назначен командиром минометного взвода.(Приложение №1) Эти части сдерживали немецко –румынские войска в степях Калмыкии в районе Хулухта –Юста. Равнинная степная местность, сложные природно- климатические условия, нехватка воды создавали особые трудности для ведения боевых действий.Исходя из сложившейся ситуации, немецкое командование разработало специальный план под названием «Фишрейер» (Серая цапля), который в том числе ставил целью захват Астрахани. Для его реализации была создана специальная группировка из 16-й мотострелковой дивизии и частей 6-го румынского корпуса.

В ее план входили следующие задачи: прорваться по дороге Элиста-Урал-Эрге-Яшкуль-Хулхута-Красный Худук к Астрахани и захватить город, вместе с этим другая группа войск должна была прорваться в район Юсты, а затем выйти к Волге у Енотаевки и захватить существовавшую там переправу.(приложение№2)

В августе-сентябре части, вошедшие в армию, остановили продвижение немецко-румынских войск к Астрахани в районе поселков Хулхута — Юста. Стоит отметить, что сплошной линии фронта здесь не существовало, с обеих сторон были опорные пункты в районах хотунов (сел), кошар (сараев для овец) и хундуков (колодцев). Фронтовую линию с обеих сторон охраняли подвижные группы и патрули.

В течение сентября — октября войска 28-й армии сорвали все попытки противника прорваться к устью Волги и перерезать железнодорожную магистраль Астрахань — Кизляр.

30 сентября 1942 года 28-я армия была включена в состав Сталинградского фронта 2-го формирования и приняла участие в Сталинградской битве. Тяжелые климатические условия, открытая, простреливаемая местность, недостаток воды создавали особые трудности для ведения боевых действий, зачастую за каждый овражек, балку, колодец приходилось платить жизнями.

20 ноября 1942 года в Астраханском направлении, на участке фронта Хулхуты — Сянцина — Утты ударные группы 28-й армии: 34-я дивизия под командованием генерал-майора Губаревича, 6-я танковая бригада под командованием гвардии полковника Кричмана, 152-я бригада под командованием майора Алексеенко, 248-я бригада под командованием полковника Галая перешли в наступление.(Приложение № 3)

Бои за Хулхуту.

Утром удалось овладеть высотой 7.7, то есть одним из многочисленных бэровских бугров, тянущихся между Астраханью и Хулхутой. Ярости советским бойцам придала зверская расправа немецких пехотинцев над политруком минометной роты 152-й осбр Иваном Яковлевичем Зиновьевым. Зиновьев, залегший за станковый пулемет и сдерживавший продвижение немецкой пехоты, был тяжело ранен и попал в плен. Его облили бензином и сожгли.

248 Стрелковая Дивизия — полковника Алексеева пехотинцы Алексеенко с юга должны были овладеть Сянциком — колодцем западнее Хулхуты, и отрезать передовые германские части

Восточнее отвлекающий маневр осуществлял 1-й батальон 905-го сп 248-й сд. Он шел чуть южнее астраханской дороги. В 07.00 батальон начал демонстрационное наступление на высоту 3.3. Немцы активно отстреливались. Батальон смог выбить боевое охранение 156-го мп и повел беспокоящий огонь. Встревоженные немцы в 15.00 выдвинули вперед два танка и 70 пехотинцев, начавших спускаться по склонам высоты 3.3. Один танк нашим бойцам удалось подбить, после чего второй отошел назад, как и понесшая потери немецкая пехота. В 17.00 немцы предприняли еще одну контратаку, которая также была отбита. Первые потери понес 905-й сп 248-й сд,где служил мой прадед, совершавший отвлекающий маневр. Погибло 26 красноармейцев, было ранено 54.21 ноября Хулхута была взята.

Большую проблему доставляло водоснабжение — если в немецком тылу находилось несколько ильменей, то в расположении советских войск имелось лишь несколько мелких колодцев, поэтому высокое значение имела стабильная работа системы снабжения из Астрахани. А с этим возникли проблемы. Мелкий, но непрекращающийся дождь размыл дороги. Из Астрахани было просто невозможно выехать. В результате начштаба армейской артиллерии полковник Бадковский записал в оперсводке: «Фуража осталось на 1 сутки, продовольствия на 1 сутки, горючего — на 2 заправки»

Эпизод у Сянцика.

В 13.10 12 декабря 902-й СП, расположившийся у Сянцика, обнаружил у себя над головой FW-189. «Рама» сделала круг и ушла на запад. Офицеры не обратили на нее особого внимания. Полк вышел из Хулхуты. 902-й СП не организовал круговой обороны, построив ее исключительно фронтом на запад, стыки между батальонами не были обеспечены пулеметами и артогнем. Противотанковая оборона также была организована только в одном направлении с учетом появления танков с запада. Немцы пришли, естественно, откуда их не ждали. Вот как описывает этот день политрук роты 902-го СП 248-й сд Петр Илюшкин:

«…А мы все идем и идем, с трудом вытягивая ноги из чавкающей осенней жижи, поливаемые нудным ледяным дождем. И вот уже кто-то упал в эту мерзкую холодную грязь, заснув на ходу. Уставшие от бесконечного ночного перехода солдаты, эти безусые мальчишки молча подымали товарища и продолжали движение.(Приложение №4)

На этом огромном пространстве нет ни лесов, ни гор, ни каких-то других естественных укрытий. А есть лишь унылая калмыцкая степь, ровная, как стол, с небольшими песчаными бурунами да руслами полувысохших речушек.

Идем мы только ночами, с рассветом останавливаясь на дневной привал. В глухой, холодной, насквозь промокшей степи нас никто не ждет: нет здесь ни крыши над головой, ни даже пучка сухой соломы под боком.

После того, как протопаешь почти без отдыха — под дождем и пронизывающем ветром — часов пятнадцать, то в буквальном смысле валишься с ног от усталости. А тут — жесткий приказ: «Вырыть окопы полного профиля!»

И вместо вожделенного отдыха солдаты, вчерашние школьники, берут лопаты и долбят сырую промерзшую глину. Это так изнурительно, что у многих лопаты валятся из рук. Они падают в вырытую по колено яму и тут же засыпают. И никакой силой их невозможно растолкать и привести в чувство!

Вот и получилась эдакаяслабинка: жалея солдата, офицеры как бы не замечали, что окопы вырыты не в рост, как положено. Залег солдат, не видно его снаружи — и хорош! Ведь это ж не постоянный огневой рубеж, как на фронте, и вечером полк двинется дальше, оставив только что вырытые траншеи. Тем более, что полк находился во втором эшелоне и двигался следом за наступающими частями — на расстоянии одного ночного перехода.

Однако именно эта жалость и обернулась для нас страшной трагедией.

В то серое холодное утро мы, как обычно, остановились на днёвку. Солдаты вырыли мелкие окопчики и попадали в них спать — до подъёма на обед.

— Товарищ старший лейтенант! Вставайте! Кажется, «боевая тревога»! — услышал я и вскочил как ошпаренный.

— К-к-кажется, т-танки!, — тут же, заикаясь от волнения, тревожно закричал лейтенант, передавая мне свой бинокль.

Я глянул в окуляры и будто перед самым носом увидел бронированные чудовища в ядовитой буро-желтой камуфлированной окраске, с четкими крестами на башнях. Один за другим они медленно, как некие сказочные монстры, выползали из степной балки, разворачиваясь в боевой порядок.

Мы увидели, как танки, ведя беглый огонь, неумолимо приближались к переднему краю нашей обороны. Солдаты, поднимаясь из окопов, бросали гранаты. Но результат был нулевым.

Прямо на наших глазах немецкие танки, зайдя с правого фланга, следуя один за другим, принялись утюжить окопы третьего батальона. Это было ужасное зрелище!

Но именно в этот критический момент случилось чудо: в воздухе появились наши штурмовики. Их было мало — всего-то три или четыре. К тому же, пролетая на бреющем полете, они давали по врагу лишь редкие пулеметные очереди. Можно сказать, они лишь имитировали атаки. Очевидно, «ильюшины» возвращались с боевого задания и им приказали сменить курс, хоть как-то поддержав попавшую в беду пехоту.

И случилось чудо! Танки развернулись, а пехота поспешно начала подбирать своих убитых и раненых.

…Они исчезли так же внезапно, как появились, оставив после боя всего лишь пару подбитых танков и несколько вполне исправных мотоциклов. Некоторые свои поврежденные танки немцы утащили на буксире.»

Завершающая фаза-освобождение Элисты.

22 декабря из Сянцика перешел в Утту 902-й сп 248-й сд. 248-я сд, продвигаясь вдоль дороги, прорвала передовую линию обороны немцев и начала штурм высоты 3.3. восточнее Яшкуля, Среднего Села, то есть прямо на астраханской дороге. Еще южнее 905-й сп вел бой у отметок 9.5, 5.3. В результате многочасового непрерывного боя 29 декабря к 05.00 ударом с юга, юго-запада 248-я сд овладела Яшкулем, Средним Селом и Городком. Здесь майор Алексеенко оставил стрелковый батальон, а с остальными силами ушел на юго-запад, к ХарТолга, преследуя отступающих немцев. К 12.00 дивизия была уже в 8 км юго-западнее Городка. 248-я сд шла по левому флангу армии. К исходу 31 декабря она должна была выйти южнее Элисты в район кургана Три Брата, а затем овладеть Приютным, тем самым полностью очистив восточный берег Маныча. Немцы выставили сильный заслон из танков, артиллерии, кавалерии и мотопехоты. Используя глубокие балки и бугры Ергенинской возвышенности, они оказывали упорное сопротивление наступающим. Нелегко приходилось нашим бойцам. В степи разыгралась непогода, шел сильный снег с дождем, дул холодный ветер. Но это не стало препятствием для советских войск, которые один за другим взламывали рубежи обороны противника. 30 декабря наши танкисты и мотострелки вышли на окраину города, освободив пригородные села Вознесеновку и Троицкое. В этом наступлении отличился отдельный кавалерийский разведбатальон, состоящий в основном из воинов-калмыков. Командиром батальона был лейтенант И. Барабанов, политруком - Б. Манджиев. Хорошо ориентируясь на местности, разведчики совершали рейды в тыл врага, а вечером 31 декабря они доложили, что гитлеровцы минируют здания, готовятся сжечь город. Тогда военный совет армии приказал войскам немедленно перейти в наступление, которое назначалось на утро следующего дня. В 9 часов вечера 31 декабря 1942 года началось решающее сражение за столицу Калмыкии. Бой был сравнительно недолгим, но жарким. Первыми в город ворвались солдаты 105-го Гвардейского стрелкового полка. А за несколько минут до наступления Нового года, части 28-ой Армии вошли в Элисту. Утром 1 января над остовом сгоревшего здания Дома Советов взвилось победное Красное Знамя. Его водрузили инструктор политотдела 34-ой гвардейской стрелковой дивизии старший лейтенант Михаил Кондаков, сержант Владимир Никаноров и политрук БулдаМанджиев. (приложение№2)

За Элистой советские войска разделились. 248-я сд и 159-я осбр выдвинулись на юго-запад с целью овладеть Приютным и Дивным, перерезая пути отхода корпуса Фельми.

248-я сд и 159-я осбр, подтянувшись в Приютное, 9 января также вышли к Манычу. Ширина реки в этом месте составляла порядка 50 метров, но возникли проблемы с ее переходом. Командование заранее не озаботилось средствами переправы, хотя из Астрахани можно было без проблем заранее перебросить необходимые плавсредства. Торопясь выполнить приказ, 13 января командование распорядилось переходить Маныч по льду. Лед был тонкий и временами проваливался. Вода доходила до плеч. Часть бойцов раздевалась на шестиградусном морозе и переходила реку вброд. Проблем добавил прилипающий к ногам ил. Причем переправиться сумела только пехота. Артиллерия осталась на левом берегу.

«Перед форсированием наши солдаты сняли валенки и брюки и сложили их в плащ-палатки — вспоминал боец дивизии В.Любимов. — Обнаженные до пояса, спускались они в ледяную воду. Держа над головой оружие и одежду, люди своим телом крошили тонкий лед, вязли в илистом дне. Вода застывала на гимнастерках стеклянной коркой».(Приложение №5)Результат оказался катастрофическим. Немецкий гарнизон в Дивном, а это был 60-й мп с 20 танками, поддержанный 146-м ап и отрядами Долла, выдвинув бронетехнику, неожиданно атаковал советские части. Не имея поддержки артиллерии, оставшейся на другом берегу, наши войска были вынуждены отойти, еще раз перейдя вброд через Маныч. Потери составили 107 человек убитыми и 187 раненными.В этом бою мой прадед получил первое ранение.

Заключение.

В результате проделанной работы я пришел к выводу, что потеря Астрахани могла бы привести к катастрофическим последствиям была бы не только открыта дорога на Кавказ и Среднею Азию, но и возможно не было бы победы под Сталинградом. Поэтому оборону Астрахани и бои в Калмыкииникак нельзя назвать второстепенным участкам фронта.

Приложение №1

Приложение №2

Приложение №3

Приложение №4

Литература:

  1. Сайт Министерства обороны РФ.

  2. Сайт ОБД Мемориал.

  3. Militera.Lib.ru

  4. polk.ru

  5. pamyat-naroda.ru

  6. uhlib.ru

  7. Шеин Олег Васильевич «На астраханском направлении».

Просмотров работы: 1091