Роль фразеологизмов в рассказах А.П. Чехова

XXI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Роль фразеологизмов в рассказах А.П. Чехова

Рамзаев О.Д. 1
1Средняя школа № 5 Краснооктябрьского района Волгограда
Гордиенко Н.В. 1
1ул. Репина, 19, 400064
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

А.П. Чехов — виртуозный и искусный мастер малой формы. Секрет его необычайной популярности в том, что в своих коротких рассказах он сумел охватить необъятные глубины человеческой души, одним точно названным словом назвать то, чему писатели посвящали целые повести и романы.

Жанр короткого рассказа предполагает особое отношение к слову. Сам А.П. Чехов писал: «В рассказах слово, как в стихотворении, — единственно возможное»1. Долгая работа в газете, школа фельетона и репортажа во многом способствовали совершенствованию стиля А.П. Чехова. Его слово всегда максимально информативно. Во многом это обусловлено лексикой его произведений.

Использованию фразеологических оборотов как средству особой выразительности, придания фразе точности и лаконизма в рассказах А.П. Чехова в исследованиях, посвященных творчеству писателя, уделяется не так много внимания. В работах Б.И. Есина, М.Л. Семановой, В.И. Тюпа, как правило, отмечаются другие особенности чеховского языка. При этом во «Фразеологическом словаре русского языка» под редакцией А.И.Молоткова, содержащем свыше 4000 словарных статей, можно найти множество примеров, взятых из произведений А.П. Чехова, что может служить основанием для следующей гипотезы: если «Правильное и умелое использование фразеологизмов придает речи неповторимое своеобразие, особую выразительность, меткость, образность»2, они играют немаловажную роль в стиле повествования такого мастера слова, как А.П. Чехов.

Актуальность данного исследования определяется тем, что изучение фразеологии составляет необходимое звено в усвоении языка, в повышении культуры речи. Фразеологизмы отражают национальную специфику языка, его самобытность. Умелому же использованию их в речи можно и нужно учиться на примере рассказов А.П. Чехова.

Цель данной работы: определить специфику употребления фразеологических единиц в ранних рассказах А.П. Чехова.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующихзадач:

  1. Определить особенности фразеологизмов как основной единицы фразеологической системы русского языка;

  2. Описать и систематизировать фразеологические единицы, употребляемые в ранних рассказах А.П. Чехова согласно классификации Н.М. Шанского;

  3. Выявить основные функции фразеологических единиц в ранних рассказах А.П. Чехова.

Объект исследования — фразеологизмы как единица фразеологической системы русского языка. Предмет исследования — фразеологические единицы, наиболее часто употребляемые в рассказах А.П. Чехова, написанных в период с 1881 по 1885 годы. Материалом для исследования послужили 52 карточки с выписками из рассказов А.П. Чехова.

Основной метод исследования – описательный. Из конкретных приемов изучения, которые применялись при работе над учебным исследованием, можно выделить наблюдение, сопоставление, обобщение, лексический, контекстуальный анализ, математический подсчет.

ГЛАВА 1

Употребление различных по происхождению фразеологизмов

в рассказах А.П. Чехова

Полного единства в определении фразеологического оборота в современном языкознании нет. Даже очень близкие по своим «фразеологическим позициям» ученые определяют фразеологизм как языковую единицу неодинаково. Свое толкование этого лингвистического термина предлагают Н.М. Шанский, М.И. Фомина, Р.Н. Попов и другие. Проанализировав и сопоставив данные определения, можно сделать следующие выводы:

  • Фразеологизмы – устойчивые сочетания слов, аналогичные словам по своей воспроизводимости в качестве готовых и целостных единиц.

  • Под фразеологизмами мы будем понимать, следуя определению Н.М. Шанского, все устойчивые сочетания слов: единицы, эквивалентные слову, и единицы, в семантическом и структурном отношении соответствующие предложению, которые воспроизводятся и употребляются в качестве готовых и целостных оборотов речи.

Предметом данного исследования являются фразеологические единицы, наиболее часто употребляемые в рассказах А.П. Чехова, которые были написаны в период с 1881 по 1885 годы. Мы ограничились сборником «Ну, публика!»3. Это юмористические рассказ, которые печатались в специальных развлекательных журналах «Стрекоза», «Будильник», «Осколки» и др. Они ориентировались на невзыскательный читательский вкус: тут не затрагивались никакие серьезные социальные или философские проблемы, не было даже намеков на политические вопросы; все, о чем мог узнать из них читатель, - это смешные и забавные, в духе современных анекдотов, случаи из чиновничьей, клубной, дачной и чаще всего семейной жизни.

Какова роль фразеологических единиц в этих рассказах А.П. Чехова? Чтобы ответить на этот вопрос, попытаемся выбрать, описать и систематизировать фразеологизмы в соответствии с классификацией академика Н.М. Шанского в работе«Фразеология современного русского языка» по следующим признакам: с точки зрения: их семантической слитности; происхождения; экспрессивно-стилистических свойств; лексического состава; структуры. В данной главе рассмотрим примеры фразеологизмов из рассказов А.П. Чехова с точки зрения их происхождения.

1.1. Исконно русские фразеологические обороты

Собственно русские фразеологические обороты возникли в русском языке в эпоху раздельного существования русского, украинского и белорусского языков (в основном с XV в.). Они являются специфической особенностью нашей речи и не встречаются, кроме случаев их заимствования из русского языка, ни в одном из восточнославянских языков. Именно эти фразеологизмы характеризуют глубоко свое­образный и национальный характер фразеологической сис­темы нашего языка.

Вполне естественно, что такие фразеологические обороты получили широкое распространение в художественной литературе. Подавляющее большинство используемых А.П. Чеховым в рассказах фразеологизмов – исконно русские (из 52 выбранных примеров – 38). Например, ищи ветра в поле («Сапоги»), как с гуся вода («На гулянье в Сокольниках»), зарубить на носу, махнуть рукой («Правила для начинающих авторов»), черт под локоть толкает («Ну, публика!»), как снег на голову, концы в воду («Шило в мешке»), вчера родился, с неба упал («Злоумышленник»), своя рубашка ближе к телу («Стена»), согнуть в бараний рог, где раки зимуют («Мой домострой»), ни за какие коврижки («Жених и папенька»), ни к селу ни к городу («Ниночка»), ни с того ни с сего, молоко на губах не обсохло («Женское счастье»), с три короба («От нечего делать»), хоть пруд пруди («Необыкновенный»), как свои пять пальцев («Женщина без предрассудков»), повесить нос («Оба лучше»), поминай как звали («Налим»).

1.2. Заимствованные фразеологические обороты

Заимствованные фразеологизмы — это иноязычные по происхождению устойчивые сочетания слов, употребляющиеся в русском языке без перевода. По своему характеру заимствованные фразеологические обороты делятся на две группы: фразеологизмы, заимство­ванные из старославянского языка, и фразеологизмы, заим­ствованные из западноевропейских языков без перевода. Первая группа является довольно большой, стабильной и совершенно «обрусевшей». Вторая группа небольшая (по­стоянно уменьшающаяся), включающая книжные и явно нерусские фразеологизмы, которые вытесняются соответствующими фразеологическими кальками или превращаются в слова.

К заимствованным можно отнести следующие фразеологизмы из рассказов Чехова (из 52 примеров - 6): дантовский ад («Циник») – Данте, «Божественная комедия», дело в шляпе («Жених и папенька») – из английского языка, игра не стоит свеч («От нечего делать») – перевод французского выражения, Лазаря петь («В потемках») – из Библии.

1.3. Фразеологические обороты, заимствованные из старославянского языка

После введения на Руси христианства в древнерусском языке в результате влияния на него старославянского языка закрепилось довольно большое количество фразеологических оборотов, представляющих собой цитаты из книг Свя­щенного писания (Библии, псалтырей и т. д.). Многие из этих фразеологических старославянизмов (в силу близости словарного состава и грамматического строя старославян­ского и древнерусского языков) настолько прочно вошли в русскую фразеологическую систему, что не чувствуется не только их заимствованный характер, но и первоначально характерная для них книжная стилистическая окраска.

Например, старославянские фразеологические обороты злачное место; всей душой; в плоть и кровь; ради бога; корень зла; знамение времени; козёл отпущения; на сон грядущий не только не осознаются сейчас чужими в русском языке, но и не имеют специфически книжного оттенка с точки зрения стилистической.

В рассказах А.П. Чехова встречаются такие старославянские фразеологизмы (из 52 примеров - 8): не солоно хлебавши («Пропащее дело»), гроша медного не стоит («От нечего делать»), пропасть ни за грош («Жених и папенька»), чуть свет, не от мира сего («Интеллигентное бревно»), на свет божий («За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь»), кровь с молоком («То была она»), света белого не видеть («Лошадиная фамилия»).

Выводы: Собственно русские фразеологические обороты являются специфической особенностью нашей речи. Именно эти фразеологизмы характеризуют глубоко свое­образный и национальный характер фразеологической сис­темы нашего языка. Этим прежде всего объясняется их наиболее частое употребление и в рассказах А.П. Чехова (из 52 примеров – 38). Заимствованных фразеологизмов из старославянского и других языков гораздо меньше (из 52 примеров – 14).

ГЛАВА 2

Классификация фразеологических оборотов с точки зрения

экспрессивно-стилистических свойств.

Использование их в рассказах А.П. Чехова

Касаясь стилистической дифференциации фразеологизмов, следует говорить «о тех их оценочно-эмоционально-экспрессивных особенностях, кото­рые приобретаются ими вследствие их предпочтительного и даже исключительного употребления в тех, а не других сферах и областях человеческого общения»4.

Особенно наглядно различие фразеологических оборотов с экспрессивно-стилистической точки зрения выявляется при сопоставлении между собой устойчивых сочетаний, которые составляют один синонимический ряд: сложить свою голову (кн.) — сломать себе шею (разг.); заснуть вечным сном (кн.) — сыграть в ящик (разг.); вводить в заблуждение (кн.) — водить за нос (разг.). Учитывая сферу употребления и присущие им экспрессивные особенности, фразеологизмы современного русского литературного языка можно разделить на три боль­шие группы: межстилевые; разговорно-бытовые; книжные.

2.1. Межстилевые фразеологические обороты

Межстилевые фразеологические оборо­ты — это устойчивые сочетания слов, известные и употреб­ляемые во всех стилях языка. Межстилевые фразеологизмы, как и межстилевые слова, являются, таким образом, просты­ми наименованиями явлений объективной действительности без какой-либо их оценки. Они экспрессивно не окрашены и общеупотребитель­ны, ср.: со­шёл с ума не все дома повредился в уме винтика не хватает; поднять голову задрать нос; сидеть сложа рукилодыря корчитьбить баклуши; Чёрное море Понт Эвксинский.

Напротив, у А.П. Чехова общеупотребительные фразеологизмы в большинстве случаев экспрессивно окрашены и играют важную роль в повествовании: важная птица («Стена»), светлая голова («От нечего делать»), сдержать слово («Унтер Пришибеев»); от всего сердца, под открытым небом («Жених и папенька»), рукой сняло («Симулянты»).

Рассмотрим пример из рассказа «Стена». К генералу Букину приходит наниматься в управляющие именьем некий Маслов, по его собственным словам, человек образованный, «не лакей и не проситель». («Стена»). При обсуждении условий генерал, человек прямой и откровенный, который не полезет за словом в карман, просит Маслова «не хапать больше тысячи в год». «Конечно, по-своему он прав… человек ищет, где лучше, и своя рубашка ближе к телу, но, согласитесь, для меня это тяжеленько». Фразеологизм своя рубашка ближе к телу (‘свои интересы человек ставит превыше всего’) усиливает комизм ситуации и придает и без того неловкому для обоих собеседников разговору еще большую нелепость.

Герой рассказа «От нечего делать» нотариус Николай Андреевич Капитонов застает супругу с любовником (студентом-техником Иваном Щупальцевым). Капитонов так отзывается о Ване: «Мальчик добрый, хороший… светлая голова достоин лучшей участи. Пощадить бы его следовало». Фразеологизм светлая голова (‘очень умный, сообразительный человек’) общеупотребителен и экспрессивно не окрашен, выражает личное отношение героя. Но в данном контексте помогает автору обратить внимание читателя на парадоксальность ситуации.

2.2. Разговорно-бытовые фразеологические обороты

Разговорно-бытовые фразеологиче­ские обороты — это устойчивые сочетания слов, преи­мущественно или исключительно употребляемые в устной речи. Разговорно-бытовой фразеологический оборот может «освежить» речь любого героя: крестьянина и чиновника, студента и ученого, незамужней девушки и отца семейства. А.П. Чехов широко употребляет разговорно-бытовые фразеологизмы для яркой характеристики героев.

Оберкондуктор Подтягин («Ну, публика»), прочитав себе несколько нравоучений и чувствуя «непреодолимое стремление к труду», во втором часу ночи вместе с другими кондукторами «идет по вагонам контролировать билеты». Он требует билет у одного сонного больного господина, страдающего ревматизмом. «И удивительное дело: всю заграницу объездил и никто у меня там билета не спрашивал, а тут, словно черт их под локоть толкает, то и дело, то и дело!..» Фразеологизм черт под локоть толкает (‘кто-то подталкивает, подстрекает совершать дурные поступки’) исконно русский и разговорно-бытовой, а потому помогает Чехову передать настроение пассажира, его волнение, возмущение, придает его речи эмоциональность.

Почти все разговорно-бытовые фразеологические оборо­ты имеют образный характер. Они вносят в речь оттенок непринужденности, простоты, даже некоторой «вольности»: умываю руки, сидеть сложа руки («Отец семейства»), ни с того ни с сего («Нервы»), от зари до зари («Жених и папенька»), пиши пропало («Правила для начинающих авторов»), как свои пять пальцев («Женщина без предрассудков»), хоть пруд пруди («Необыкновенный»), строить глазки, взять под каблук (башмак) («Женское счастье»), согнуть в бараний рог («Мой домострой»).

2.3. Книжные фразеологические обороты

Книжные фразеологические обороты — это устойчивые сочетания слов, преимущественно или исклю­чительно употребляемые в письменной речи. Фразеологизмы книжного характера отличаются своей «повышенной» экспрессивно-стилистической окраской (книжный, торжественный, патети­ческий, поэтический и др.), употребляются в основном в строго нормированной литературной речи, публицистических и на­учных произведениях, художественной литературе и т. д. Наиболее крупные группы образуют книжные фра­зеологизмы терминологического, публицистического и поэти­ческого характера.

На страницах рассказов А.П. Чехова книжные фразеологизмы встречаются довольно редко. Специфические свойства книжных фразеологических обо­ротов яснее всего проявляются тогда, когда они сравнива­ются с синонимичными общеупотребительными словами: игра не стоит свеч («От нечего делать») – ‘бессмысленное дело’, Лазаря петь («В потемках») – ‘жаловаться’, красная цена («Утопленник») – ‘наибольшая цена’, быть на седьмом небе от счастья («Ниночка») – ‘безмерно счастливым’, средней руки – ‘не очень хорошо сделанный’, на живую нитку – ‘непрочно’ («Кулачье гнездо»).

В рассказе «То была она» полковник Петр Иванович повествует девицам истории из своей молодости. «В те поры, надо вам заметить, я не выглядел таким старым прокопченным чубуком, как теперь, а был, можете себе представить, молодец молодцом, кровь с молоком, красавец мужчина одним словом». Книжный фразеологизм кровь с молоком (‘здоровый, крепкого сложения человек’) придает речи выразительность и выполняет описательную функцию и в синонимическом ряду занимает важное место.

Молодой человек, от лица которого ведется повествование в рассказе «Ниночка», крутит роман с женой своего хорошего приятеля, Павла Сергеевича Вихленева, человека простого и мягкосердечного. Вихленев просит его помочь помириться с супругой Ниной, не подозревая об их отношениях. Автор – Ниночке: «Одного твоего слова достаточно, чтобы он почувствовал себя на седьмом небе». На седьмом небе (‘быть безмерно счастливым’) – книжный фразеологизм, придающий языку выразительность и красоту. «Эта комната немного сыра и темна, ход в нее через кухню, но зато в ней можно отлично закупориться и не быть ни в чьем глазу спицей». Не быть ни в чьем глазу спицей (‘никому не мешать, не быть преградой, помехой’) – исконно русский книжный фразеологизм поэтического характера. Он дает Чехову возможность передать трагизм положения Вихленева.

Выводы: Стилистическая дифференциация устойчивых сочетаний слов представляет собой явление историческое, в процессе раз­вития нашей речи все больше фразеологизмов становятся межстилевыми. В своих ранних рассказах Чехов отдает предпочтение разговорно-бытовым фразеологизмам (31 из 52 примеров).

ГЛАВА 3

Функции фразеологизмов в рассказах А.П. Чехова

Материалом для данного исследования послужили 52 карточки с выписками из 26 рассказов А.П. Чехова. Это, как правило, небольшие по объему произведения, представляющие собой коротенькие сценки, зарисовки, фельетоны, шутки, язык которых всегда яркий, выразительный и лаконичный.

3.1. Фразеологизм как средство характеристики персонажа

Для характеристики своих героев, более точного изображения их социального положения, привычек, манер, речи, отражающей внутренний мир, А.П. Чехов использует фразеологизмы.

Степан Степаныч Жилин просыпается в необычайно пасмурном настроении и начинает выказывать свое недовольство домочадцам («Отец семейства»). «Занялась бы чем-нибудь, матушка, чем сидеть этак, сложа руки (‘бездельничать, попусту просиживать время’), и на спор лезть»; «Я больше в ваше воспитание не вмешиваюсь. Умываю руки (‘заявить о своей полной непричастности к чему-либо’)!»; «Муж работает, трудится, как вол, как с-с-скотина, а жена, подруга жизни, сидит, как цацочка, ничего не делает и ждет только случая, как бы побраниться от скуки с мужем». Фразеологизм подруга жизни (‘жена, постоянная и верная спутница’) – книжный, употребленный рядом с разговорно-бытовыми, отражает особенности речи и характера героя, его эмоциональность и импульсивность.

Обрисовать образ героя, раскрыть его характер, придать рассказу комичность помогают Чехову фразеологизмы в рассказе «Мой домострой». «О сто чертей и одна ведьма, вы меня знаете! В бараний рог согну (‘жестоко угнетать, притеснять’)! Я покажу вам, где раки зимуют (‘задать основательную взбучку’)!». Такими словами герой объясняет своим домочадцам, что он – глава дома.

Архип Елисеич Помоев (герой рассказа «Интеллигентное бревно») получает повестку от мирового судьи П. Шестикрылова, человека молодого и неопытного. Эта повестка приводит его в замешательство: «…Молоко у него на губах еще не обсохло, чтоб меня судить… Мелко плавает». Выражение молоко на губах не обсохло (‘он ещё малыш, он не дорос до таких дел, он неопытен’) является фразеологизмом разговорно-бытового характера, отражает особенности характера говорящего, его спесь и фамильярность.

На похоронах («Женское счастье») завязывается разговор о женщинах и женской доле, впоследствии переросший в спор. «Чтобы мне князем или графом сделаться, нужно весь свет покорить, Шипку взять, в министрах побывать, а какая-нибудь, прости господи, Варенька или Катенька, молоко на губах не обсохло (‘еще малыш, не доросший до таких дел, неопытный’), покрутит перед графом шлейфом, пощурит глазки – вот и ваше сиятельство…»; «Чин этот себе ты, можно сказать, кровью и потом добыл; а твоя Марья Фомишна?»; «Он погружен, думаю, в службу и не видит, как ты его обкрадываешь и народ жуешь, постой же, открою я ему глаза (‘прояснять реальное положение вещей’)».

Петр Павлович Посудин, («Шило в мешке») мелкий чиновник, спешит в уездный городишко N, куда его вызывало анонимное письмо. «Накрыть… Как снег на голову (‘внезапно встретиться, случиться, произойти’)… - мечтал он по дороге. – Натворили мерзостей, пакостники и торжествуют, небось воображают, что концы в воду (‘уничтожать улики преступления, запутывать дела так, чтобы не раскрыть себя’) спрятали…» Уже по нескольким предложениям можно судить о том, что Посудин – себялюб, сам себя считает дальновидным, умным, хочет выслужиться, показать, что он главный. Посудин едет в город N на обывательской тройке, вступает в разговор с возницей. Речь возницы проста, груба, ей присущи разговорно-бытовые фразеологизмы: «… конца краю не было (‘не видно предела’) этому Хохрюкову…»; «… и скажи ты на милость: пьет, и ни в одном глазе! (он совсем не пьян, что удивительно говорящему)». При помощи фразеологизмов отражаются не только особенности характера, но и социального положения героя.

3.2. Фразеологизм как средство создания комического эффекта в

юмористическом рассказе

Юмор – изображение смешного, высмеивание недостатков в человеке и в жизни общества. В рассказах А.П. Чехова часто звучит смех, ирония. Во многом это обусловлено использованием фразеологизмов.

Дама стесняется показаться на публике со своим пьяным кавалером («На гулянье в Сокольниках»). Она говорит: «Тебе-то как с гуся вода, а мне-то каково?» А.П. Чехов использует разговорно-бытовой фразеологизм как с гуся вода (‘всё ему нипочем, безразлично, не производит никакого впечатления’), который усиливает комический эффект и придает рассказу ироничное звучание.

Подобные примеры можно привести из рассказов «От нечего делать», «Шило в мешке», «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Сами названия этих произведений представляют собой устойчивые обороты, близкие к фразеологизмам или сформулированные в виде пословицы.

3.3. Выразительность речи автора и героев

Фразеологические обороты помогают автору разнообразить, сделать более выразительной, эмоциональной, в то же время точной и лаконичной собственную речь, а также речь героев рассказов. А.П. Чехов придает большое значение речевой характеристике героев.

В гостинице по вине коридорного Семена перепутали сапоги. Фортепианный настройщик Муркин вынужден разыскивать свою обувь. Семен: «Поди и перемени… А где ж мне взять его теперь? Уж час времени, как ушел… Поди ищи ветра в поле!». Фразеологизм ищи ветра в поле (‘его/их невозможно отыскать, он/они исчез(ли) бесследно’) является разговорно-бытовым, просторечным, раскрывает нелепость сложившейся ситуации. В то же время он используется Чеховым для придания речи выразительности («Сапоги»).

«Вокруг заброшенной барской усадьбы средней руки группируется десятка два деревянных, на живую нитку состроенных, дач» («Кулачье гнездо»). Общеупотребительные фразеологизмы средней руки (‘не очень хорошо сделанный, без особого вкуса’) и на живую нитку (‘сделано непрочно, некрепко, так, что едва держится’) экспрессивно не окрашены и служат для придания авторской речи звучности и выразительности.

Молодой человек признается девушке в любви («Пропащее дело»). Она отвечает ему взаимностью, но вдруг ему приходит в голову порисоваться перед ней, изобразить великодушие. Он начинает убеждать ее, что они друг другу не подходят, поскольку он беден, а она богата и избалованна. Подумав, девушка неожиданно соглашается с этим. «Посрамленный, не солоно хлебавши, отправился я домой». Не солоно хлебавши (‘не получив желаемого, получив плохой прием в гостях’) – книжный фразеологизм, усиливающий трагизм положения героя, от лица которого ведется повествование. «Теперь лежу на кровати, кусаю подушку и бью себя по затылку. За душу скребут кошки». Фразеологизм за душу скребут кошки (‘на душе неспокойно, тревожно’) помогает А.П. Чехову добиться выразительности языка, «воспроизводя излюбленные средства народного выражения»5.

3.4. Фразеологизмы в рассказах-инструкциях, рекомендациях

Нередко фразеологизмы используются Чеховым в рассказах, построенных в виде инструкции, перечня советов и рекомендаций по самым разным поводам. Они, как правило, носят комический характер, язык советов соответствующий – ироничный и колкий.

Например, «Если же и ласка не поможет, то махните на младенца рукой (‘отказаться от участия в чем-либо, от ответственности за что-либо’) и пишите «пропало» (‘неизбежна неудача, потеря, ущерб’). (Рассказ «Правила для начинающих авторов».) Данные фразеологизмы наряду с другими языковыми средствами выразительности побудительных предложений помогают автору усилить комизм, придают фразам ироничное звучание: «Следует также зарубить на носу (‘надолго запомнить’), что неудача на литературном поприще в тысячу раз лучше удачи».

В «Руководстве для желающих жениться» автор использует разговорно-бытовые фразеологизмы, что делает советы и рекомендации молодым людям более категоричными, похожими на предостережение, приказ, вызывающими опасение: «Если барыня не идет, а плывет как пава, то поворачивай оглобли (‘лучше отступиться, повернуть назад’): она накормит, утешит, но непременно возьмет под башмак (‘оказаться в подчинении у кого-либо’)».

3.5. Фразеологизмы с отрицательным и неопределенным значением

Из выбранных для анализа фразеологических оборотов в 8 присутствуют отрицательные частицы НЕ и НИ, которые придают им отрицательное или неопределенное значение.

Герой рассказа «Жених и папенька» — молодой человек, всячески пытающийся уклониться от женитьбы, разговаривая с отцом невесты, придумывает про себя небылицы, которые, на его взгляд, препятствуют браку. Но, по мнению папеньки, они таковыми не являются. Речь персонажей насыщена фразеологизмами. «Намедни встречается мне сам Кондрашкин – папенька и говорит, что ваше дело совсем уже в шляпе (‘дело решено’), что как только переедете с дачи в город, то сейчас же и свадьба»; «… ходил сюда целое лето, ел, пил, обнадеживал, балясы тут с девчонками от зари до зари точил (‘болтать, пустословить, заниматься бесполезным делом’), и вдруг на тебе, уезжаю!» В предложениях, несущих отрицательное значение, где при глаголах-сказуемых имеется отрицательная частица НЕ, Чехов часто использует фразеологизмы, усиливающие это отрицание. Такие фразеологизмы употребляются в качестве ответа на вопрос, в составе неполных предложений. «— Ты не хочешь жениться? – спросил доктор. / — Ни за какие коврижки (‘ни за что на свете, ни при каких условиях, ни за какие подарки’)!».

Этот же фразеологизм, в аналогичной синтаксической роли, но другом смысловом контексте встречаем в рассказе «Дипломат». Умерла жена титулярного советника Кувалдина. Родственники и знакомые ломают голову, как ему это сообщить. В конце концов к Кувалдину отправляют полковника Пискарева, который, не найдя нужных слов для объяснения, рассказывает печальную новость своему другу, что приводит того в истерику. «Ступайте вы к нему сами! – проговорил он в отчаянии. – Помирает! Без чувств!.. В другой раз ни за какие коврижки! Сами идите!..» В данном случае сказуемое опущено, и отрицательное значение предложения выражает разговорно-бытовой фразеологизм ни за какие коврижки, точно передающий эмоциональное состояние героя.

«Я начинаю ни к селу ни к городу нести ахинею о свободной любви, супружеском эгоизме, покорности судьбе» («Ниночка»). Разговорно-бытовой фразеологизм ни к селу ни к городу (‘нечто сделано неправильно, предложено несвоевременно’), служит для усиления выразительности языка, указывает на несвоевременность замечаний, неловкость и напряженность сложившейся ситуации.

3.6. Фразеологизм как элемент сюжета, композиции

Летним утром герои рассказа ловят в пруду налима. Все их попытки тщетны. «Все растопыривают руки, но уже поздно; налим – поминай как звали» («Налим»). Разговорно-бытовой фразеологизм поминай как звали (‘погиб, бесследно исчез, сбежал’) вносит в речь оттенок простоты, усиливает комизм случившегося. Кроме того, этот фразеологизм раскрывает финал рассказа, является сюжетно необходимым объектом.

Выводы: Функции фразеологических оборотов в ранних юмористических рассказах А.П. Чехова сводятся к следующему:

  • фразеологические обороты являются одним из средств характеристики внутреннего мира героев, их поступков, настроений;

  • помогают создать комический эффект;

  • разнообразят авторскую речь и речь героев, придают ей индивидуальность, самобытность;

  • подчеркивают жанровое своеобразие произведения;

  • являются самостоятельным элементом сюжета, композиции.

Заключение

Фразеологические единицы являются одним из наиболее выразительных стилистических средств языка. Поэтому они так широко используются в художественной литературе как готовые экспрессивные, образные определения, сравнения, как эмоционально-изобразительные характеристики тех или иных героев.

Данное исследование — это попытка практически подойти к решению вопроса об эмоционально-экспрессивной окрашенности фразеологизмов, их функциях в художественном повествовании на примере рассказов А.П. Чехова.

Использованная литература.

  1. Громов, М.П. Книга о Чехове / М.П. Громов. – М.: Современник, 1989. – 384 с. – (Биб-ка «Любителям русской словесности»).

  2. Есин, Б.И. Чехов-журналист / Б.И. Есин. – М.: Изд-во московского университета, 1977. – 104 с.

  3. Монахова, О.П. Русская литература XIX века. Часть 3 / О.П. Монахова, М.В. Малхазова. – М.: Издательский центр учебной литературы «Марк», 1994. – 96 с.

  4. Попов, Р.Н. Современный русский язык. Учебное пособие для студентов. / Р.Н. Попов, Д.П. Валькова, Л.Я. Маловицкий, А.К. Фёдоров и др. – М.: Просвещение, 1976. -463 с.

  5. Русский язык: энциклопедия / под ред. Ю.Н.Караулова. – М.: Научное изд-во «Большая Российская энциклопедия», 2003. – Репр. изд. – 704 с., 16 с. вкл.

  6. Семанова, М.Л. Чехов-художник / М.Л. Семанова. – М.: Просвещение, 1976. – 224 с.

  7. Тюпа, В.И. Художественность чеховского рассказа: учебное пособие / В.И. Тюпа. – М.: Высшая школа, 1989. – 135 с. – (Биб-ка преподавателя).

  8. Фомина, М.И. Современный русский язык. Лексикология / М.И. Фомина. – М.: Высшая школа, 1990. – 415 с.

  9. Чехов, А.П. Ну, публика! Рассказы / А.П. Чехов. Ил. А.Г.Воробьёва. – М.: Дом, 1994. – 320 с.

  10. Чехов, А.П. О литературе / А.П. Чехов. – М.: Гос. Изд-во худ. лит-ры, 1955. – 404 с.

  11. Чехов, А.П. Рассказы и повести / А.П. Чехов. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1982. – 480 с., ил.

  12. Шанский, Н.М. Фразеология современного русского языка: учебное пособие для ВУЗов / Н.М. Шанский. – М.: Высшая школа, 1990. – 415 с.

  13. Яранцев, Р.И. Словарь-справочник по русской фразеологии / Р.И. Яранцев. – М.: Русский язык, 1985. – 304 с.

Приложение

Рассказы А.П. Чехова, рассматриваемые в работе

1. «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь»;

2. «Пропащее дело». Водевильное происшествие;

3. «Женщина без предрассудков». Роман;

4. «Правила для начинающих авторов»;

5. «Оба лучше»;

6. «На гулянье в Сокольниках»;

7. «Дипломат»;

8. «Кулачье гнездо»;

9. «Сапоги»;

10. «Нервы»;

11. «Интеллигентное бревно»;

12. «Злоумышленник»;

13. «Налим»;

14. «Жених и папенька»;

15. «Утопленник»;

16. «Отец семейства»;

17. «Женское счастье»;

18. «Унтер Пришибеев»;

19. «Руководство для желающих жениться». Секретно;

20. «Ниночка»;

21. «Ну, публика!»;

22. «Шило в мешке»;

23. «От нечего делать»;

24. «Мой домострой»;

25. «Стена»;

26. «То была она!».

1 Чехов А.П. О литературе. – М.: Гос. Изд-во худ. лит-ры, 1955. С. 186

2 Фразеологический словарь русского языка. Под ред.А.И. Молоткова. Изд. 4. М., «Русский язык», 1986. С. 5

3 Чехов, А.П. Ну, публика! Рассказы / А.П. Чехов. Ил. А.Г.Воробьёва. – М.: Дом, 1994. – 320 с.

4Фомина М.И. Современный русский язык. Лексикология. – М.: Высшая школа, 1990. – с. 318

5 Чехов А.П. О литературе. – М.: Гос. Изд-во худ. лит-ры, 1955. Стр. 78.

Просмотров работы: 118