ОЦЕНКA БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА НЕМЕЦКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПРЕССОЙ ПЕРИОДА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

XXI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

ОЦЕНКA БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА НЕМЕЦКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПРЕССОЙ ПЕРИОДА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Мартынцева А.Б. 1
1Федеральное государственное казенное общеобразовательное учреждение «Санкт-Петербургский кадетский корпус «Пансион воспитанниц Министерства обороны Российской Федерации»
Гайдук Н.В. 1
1Федеральное государственное казенное общеобразовательное учреждение «Санкт-Петербургский кадетский корпус «Пансион воспитанниц Министерства обороны Российской Федерации»
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

Современные мировые явления и процессы подводят многие государства к чувству собственной чрезмерной значимости, а, следовательно, и ощущению возможности оказать решающее влияние на геополитическую обстановку.

Тема блокады Ленинграда является одной из самых болезненных страниц в истории противостояния советского народа нацистским захватчикам. Наряду с битвой под Москвой, Сталинградской битвой, блокада Ленинграда и ее последующий прорыв стали одним из важнейших маркеров восприятия нового, более дружественного и положительного образа Советского Союза.

Условия вооруженного противостояния государств являются экстремальными ситуациями не только «взаимодействия» стран и народов, но и их взаимовосприятия. Вооруженный противник, несущий смерть и разрушения, воспринимается принципиально иначе, нежели партнер в области экономики, культуры, образования, науки и т.д. Стереотипы взаимовосприятия народов мирного времени в период войн и даже подготовки к войне с потенциальным противником неизбежно трансформируются в «образ врага», особенно если государство оказывает целенаправленное воздействие на свое население.

Для достижения этих целей во все времена особую роль играли СМИ. Согласимся с мнением, приведенным коллективом авторов в труде «История зарубежной журналистики», что газетная журналистика – это часть мировой культуры и очень важная составляющая общественного движения. Кроме того, это феномен творчества и политики, отражающий положения вещей внутри цивилизации»1. Газеты являлись одним из ключевых компонентов при образовании категории «образ» в сознании получателя информации, поэтому редакторы и издатели проводили колоссальную работу при отборе и представлении новостей на страницах своего издания.

В настоящее время можно получить доступ практически к любому периодическому изданию, где в одной из главных ролей выступает газетная статья, влияя на формирование общественного мнения. Высокий уровень использования эмоционально-окрашенной лексики в газетных текстах обуславливает необходимость ее детального лексического и стилистического анализа.

Целью работы является изучение лексических единиц, используемых в газетных текстах политических статей для создания «образа врага»

Для осуществления выше поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) охарактеризовать языковые особенности газетного стиля;

2) описать основные особенности эмоционально-окрашенной лексики политических статей;

3) проанализировать основные способы оценки блокады Ленинграда в газетных статьях немецкой и американской прессы;

4) проанализировать используемую эмоционально-окрашенную лексику на основе политических статей немецкой и американской прессы;

5) рассмотреть основные способы передачи эмоционально-окрашенной лексики на русский язык.

Объектом данного исследования являются газетные статьи на английском и немецком языках времен второй мировой войны.

Предметом данной работы является эмоционально-окрашенная лексика газетных изданий, которая использовалась для оценки блокады Ленинграда противоборствующими государствами.

Теоретической базой исследования являются работы современных отечественных и зарубежных учёных, направленные на изучение особенностей газетного текста, публицистического стиля и особенностей эмоционально-окрашенной лексики. Основу источниковой базы работы образуют комплекты газет «Фёлькишер беобахтер», «Штюрмер», «Чикаго трибьюн», «Нью-Йорк таймс» и других газетных изданий за сентябрь 1941 –февраль 1944 г.г. Необходимого количества материалов нет ни в одном из библиотечных хранилищ Российской Федерации, поэтому были использованы официальные интернет-архивы изданий2, доступные зарегистрированным пользователям.

Логика и структура данной работы построена с учетом цели и задач исследования. Данная работа состоит из введения, основной части, включающей две главы, заключения, списка используемых источников и приложений.

1. ГАЗЕТЫ КАК ОСНОВНОЙ ИСТОЧНИК ПРОПАГАНДЫ ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

1.1. Особенности газетного текста

Предметом нашего исследования является газетно-публицистический стиль речи, а конкретно одна из его разновидностей - газета.

Известно, что первые наблюдения в области функциональной специфики газетной речи были сделаны в рамках общих работ по лексикологии и истории литературного языка. Началом функциональной стилистики принято считать работу Г.О. Винокура «Культура языка»3. Автор сформулировал конкретные задачи по выявлению специфических признаков газетной речи среди различных жанров письменной речи.

В своей работе мы опираемся на характеристику газетно-публицистического стиля Крыловой О.А4.: «Газетно-публицистическому стилю свойственно наличие языковых средств, отличающихся эмоционально-экспрессивной окраской, наличие разговорных, просторечных элементов, наличие эмоционально-экспрессивных синтаксических конструкций, терминологический характер значительной части лексики».

Отражение действительности в текстах является важной задачей журналиста, но публицистика предполагает осмысление и оценку этих фактов. Как считает Е. С. Щелкунова, публицистический текст «всегда является «авторским», независимо от того, насколько явно субъект высказывания присутствует в ткани текста. Читатель получает в нем факты и их интерпретацию, даже если она будет выражаться просто в отборе информации» 5.

Стилистические особенности публицистического текста тесно связаны с его функциями. Важнейшие функции публицистического стиля - информационная и воздействующая. Информационная функциятекстов, относящихся к этому стилю, состоит в том, что авторы таких текстов имеют целью информировать как можно более широкий круг читателей, зрителей, слушателей о значимых для общества проблемах и о взглядах авторов на эти проблемы. Информационная функция публицистического стиля обусловливает такие его стилеобразующие черты, как: точность, логичность, официальность, стандартизованность.

Информирование граждан о положении дел в общественно значимых сферах сопровождается в публицистических текстах осуществлением второй важнейшей функции этого стили - функции воздействия. Цель публициста состоит не только в том, чтобы рассказать о положении дел в обществе, но и в том, чтобы убедить аудиторию в необходимости определенного отношения к излагаемым фактам и в необходимости определенного поведения. Этим и обусловлена яркая эмоционально-экспрессивная окраска публицистического стиля, не характерная ни для научной, ни для официально-деловой речи. Следовательно, публицистическому стилю присущи открытая тенденциозность, полемичность, эмоциональность6. Они обусловлены социальным назначением публицистики, – сообщая факты, формировать общественное мнение, активно воздействовать на разум и чувства человека7.

По мнению В. Г. Костомарова, публицистический стиль в целом подчиняется одному конструктивному принципу – чередованию «экспрессии и стандартов»8. В зависимости от жанра на первое место выступает то экспрессия, то стандарт. Если основной целью сообщаемой информации является возбуждение определенного отношения к ней, то на первый план выдвигается экспрессия (чаще всего это наблюдается в памфлетах, фельетонах и других жанрах). В жанрах же газетной статьи, хроникальной заметки и т.п., стремящихся к максимуму информативности, преобладают стандарты9.

Экспрессивная функция публицистических текстов, обусловленная ее воздействующей направленностью на адресата, вызывает прежде всего открытую оценочность речи. Последняя особенно остро проявляется в полемике, в критической оценке противоположных мнений, в различных оценках нашей действительности.

Оценочность выражается прежде всего в лексике: в сравнительно большой частотности качественно-оценочных по семантике прилагательных и существительных, в характере метафоризации; в отборе фразеологии; в особенностях использования синтаксических средств. Именно открытой оценочностью, явным выражением партийной, общественной или иной позиции автора публицистический стиль отличается от художественного, и именно в этой черте видятся важная примета и свойство публицистичности стиля.

1.2. Оценочная лексика в материалах СМИ как средство манипулирования

Один из учебников по стилистике языка говорит, что оценка является одной из универсалий языка10, причем в основе большинства оценочных суждений лежит соотнесение с понятиями «хорошо» и «плохо». Несмотря на отсутствие единого определения оценки, большинство исследователей сходятся в том, что для нее характерно наличие субъекта (человека) и объекта, рассматриваемого с точки зрения способности или возможности удовлетворять желания, потребности, цели или интересы субъекта11. Оценочный аспект присутствует на всех языковых уровнях, каждый из которых имеет специфические средства выражения; тем не менее, основным языковым уровнем, способным выражать любой вид оценки, называют лексико-семантический уровень12. Отмечено также, что оценочные слова негативной семантики в количественном отношении преобладают над словами позитивной семантики и характеризуются большей частотностью употребления в речи по сравнению с оценочными единицами того же семантического поля, но с позитивным значением13.

Принято считать, что газетно-публицистический стиль противопоставлен по особенностям его языковой системы научному и официально-деловому, которым в свою очередь свойственно отсутствие языковых средств, обладающих яркой эмоционально-экспрессивной окраской, разговорных, просторечных, жаргонных элементов.

В литературе можно найти самые разные предложения по классификации эмоционально-экспрессивных лексических единиц - в зависимости от представления их авторов о границах и составе данной лексики. Это представляет определенную сложность, так как до сих пор отсутствует единая классификация таких лексических средств. Среди основных классификаций можно выделить следующие.

В классификации А.Д. Григорьевой лексика разделяется на:

  • слова с суффиксами уменьшительности / увеличительности;

  • переносные употребления нейтральных слов;

  • слова, заключающие эмоциональность в своей семантике14.

В классификации Галкиной-Федорук Е.М. выделяются такие типы эмоциональной лексики как:

  • слова, выражающие чувства, переживаемые самим говорящим;

  • слова, выражающие лексическую оценку явления со стороны говорящего;

  • слова, в которых понятие о чувстве выражается не лексически, а посредством суффиксов и приставок эмоциональной оценки15.

Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. классифицируют оценочную лексику несколько иначе16:

  • слова с ярким коннотативным значением, которые содержат оценку фактов, однозначную характеристику людей;

  • многозначные слова, которые в своем основном значении нейтральны, но получают эмоционально-оценочный оттенок при переносном употреблении;

  • слова с суффиксами субъективной оценки, выражающие различные оттенки чувств. 

М.Д. Городникова17 на материале немецкого языка выделяет широкий фонд экспрессивных единиц, состоящий из лексических (существительные, глаголы, прилагательные, наречия, междометия, частицы), фразеологических, словообразовательных (формы с суффиксами субъективной оценки) единиц и иноязычных слов.

Мы в своей работе будем использовать классификацию, предложенную В.Н. Цоллером18, которая основывается на взаимосвязи экспрессии и коннотации, отсюда, выделяются следующие виды эмоционально-экспрессивной лексики:

· лексико-морфологические (словообразовательные) средства – под ними понимаются экспрессивные словообразовательные элементы и модели, по которым создается экспрессивное слово;

· лексико-семантический способ создания экспрессивной окраски слова, где главенствующую роль играет метафора;

· лексико-стилистические средства заключаются в стилистической маркированности: вульгаризмы, архаизмы, историзмы, варваризмы, жаргонизмы.

Многие авторы упоминают о том, что очень сильные эмоции, как правило, выражаются словами с переносным, метафорическим значением. Действительно, известно, что метафоризация способствует развитию эмоционально-экспрессивных оттенков того или иного слова. В этом случае стилистически нейтральные слова, употребленные в качестве метафор, наделяются сильной экспрессией. При этом не стоит забывать о том, что главным обстоятельством для определения экспрессивной окраски слова является контекст, в котором оно употреблено. Именно он привносит дополнительные оттенки эмоций, а подчас способен и полностью перевернуть его значение (например, торжественное сделать ироничным). Шаховский В.И. к эмоционально-оценочной лексике относит также междометия, эмотивно-усилительные наречия, бранные и ласкательные слова, эмотивно-оценочные прилагательные 19.

Таким образом в первой части нашего исследования на основании базовых концепций мы провели общий анализ собранного фактического материала. Мы пришли к выводу о том, что к основным особенностям газетно-публицистического стиля речи, который в своей совокупности отличают его от других функциональных стилей, мы можем отнести следующие:

1) экономия языковых средств, лаконичность изложения, в сочетании с информационной насыщенностью;

2) отбор языковых средств по принципу их доходчивости (газета наиболее распространенный вид массовой информации);

3) наличие общественно-политической лексики и фразеологии, переосмысление лексики других стилей (в частности, терминологической) для нужд публицистики;

4) использование типичных для данного стиля речевых стереотипов, клише;

5) жанровое разнообразие и связанное с ним разнообразие стилистического использования языковых средств: многозначности слов, ресурсов словообразования (авторские неологизмы), эмоционально-экспрессивной лексики.

Проанализировав выбранные статьи, можно прийти к выводу, что определенные лексические единицы и стилистические приемы для увеличение эмоциональности высказывания употребляются чаще, другие реже. Но, практически, в каждой политической статье можно увидеть, те или иные эмоционально-окрашенные лексические единицы, анализом которых мы и займемся в следующей главе.

2. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СПОСОБОВ ОЦЕНКИ БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА В ГАЗЕТНЫХ ТЕКСТАХ ПРОТИВНИКОВ И СОЮЗНИКОВ

2.1 Образ блокадного Ленинграда в пропагандистской риторике третьего рейха

Национал-социалистская пропаганда на страницах газетных изданий успешно добивалась своей цели: она вводила в сознание людей заранее подготовленные образы и аналогии, давала направление мыслям читателей с помощью иллюстраций, кричащих заголовков, командного тона статей. В условиях, когда у людей не было альтернативных источников получения информации, а каждое слово и изображение на газетной полосе служило целям пропаганды, контроль над массовым сознанием был вполне возможен и осуществим.

Система печати в Третьем рейхе несомненно представляет особый интерес для исследований. С приходом к власти нацистов в 1933 г. стали проводиться решительные меры в отношении СМИ. Особой поддержки удостоился «Фёлькишер беобахтер» («Народный обозреватель»)20, который до последних дней Третьего рейха являлся официальным печатным изданием НСДАП.

Интересно, что шрифт Völkischer Beobachter был готический, что в принципе затрудняет чтение, но в 1941 г. была введена еще и традиция визуально выделять слова, относящиеся к враждебным, так например, буква, «Т», с которой в немецком языке начинается слово «смерть» (Tod); печаталась как стилизованный серп и молот..и ассоциировалась с советской символикой («Судьбоносное единство не на жизнь, а насмерть» («Schicksalsgemeinschaft auf Leben und Tod»); «Агония лжи» («Todeskampf der Lüge»)

C началом войны против СССР заметно повысился уровень агрессивности нацистской пропаганды. Следствием этого явилась концентрация нацистских пропагандистов на образе врага в лице большевизма, в дополнение к которому шли «западная плутократия» и «еврейство» Целью стали и руководители западных государств У.Черчиль и Ф.Рузвельт. («В раю для плутократов. Немец познает Англию» ("Im Paradies der Plutokraten: Eim Deutscher erlebt England"), «Евреи во французской революции» („Juden in der franzosischen Revolution"), «Предательство большевиков» („Der bolschewistischeVerrat")21.

Статьи изобиловали словами «английские и американские плутократы», «господа плутократы из Лондона», «лондонские евреи и плутократы», «плутодемократия», «господа лорды и плутократы», «плутократическая клика», «британско-плутократический господствующий слой», «ненасытная плутократия». В газетных статьях в отношении руководителей СССР, США и Великобритании использовались эпитеты «друг евреев и покровитель плутократов», «мозговой центр евреев», «выразитель интересов плутократической касты», «слон в посудной лавке», «толстый циник», «бездарность», «политический и военный дилетант», «мастер лжи», «политический шарлатан», «политический хамелеон», «легкомысленный старый грешник», «поджигатель войны», «красный убийца».

Немецкие газеты 1941 года регулярно публиковали данные о советских потерях, о подбитых самолетах, кораблях, об уничтоженных танках, о числе пленных. По мере продвижения наступления мелькали названия городов, Киев, Одесса, Харьков, Смоленск... Москва, но о Ленинграде в августе-ноябре 1941 писали практически в каждом номере.

В статьях за сентябрь 1941 года22 содержатся интересные замечания Геббельса по поводу того, почему нацисты говорят «Ленинград», а не «Петербург». «Ленинград — это целая программа. Уничтожение Ленинграда — это уничтожение города Ленина». Для них нацизм противостоял большевизму — значит, уничтожение «города Ленина» явилось бы серьезной вехой, основой для целой пропагандистской кампании в СМИ. Предпосылки подобной кампании были «спущены, сверху» во второй декаде сентября 1941 г.

"Asiaten" aus Europa vertreiben und die kommunistischen Gegner demoralisieren….Diese Stadt sollte anschliessend eingenommen und dem Erdboden gleichgemacht werden«Выгнать азиатов из Европы и деморализовать коммунистических противников…Этот город, задуманный и построенный; как ворота в Европу для славянских азиатов, должен, исчезнуть с лица земли», таковы были планы нацистского руководства; и в случае падения Ленинграда подобная «акция устрашения» стала бы одним из столпов пропагандистской кампании против советского народа и вполне соответствовала бы тактике запугивания.

Для господства над другими народами Германия должна «упразднить границы Европы, достичь Урала, установить там границу». При этом «Россию следует полностью уничтожить, Москву, Ленинград стереть с лица земли, а их названия и упоминания вычеркнуть из географии и истории»23. Блокада давала Гитлеру желанную возможность осуществить долговременную варварскую цель: уничтожить Ленинград и его жителей. Геббельс, пишет немецкий историк И. Ганценмюлер, озвучил эту стратегию Гитлера следующим образом: «Раз Петербург окружён, то его план (Гитлера) состоит в том, чтобы разрушить снабжение этого города авиацией и артиллерией. От этого города вероятно не много останется»24.

Чтобы завершить доказательство совершенно очевидной истины о намерении Гитлера сравнять Ленинград с землёй, приведём его приказы и высказывания летом 1942 г., когда нацисты готовились вновь овладеть Ленинградом. В директиве № 45 от 23 июля 1942 г. группа армий «Север» («Nord») получила конкретные указания о подготовке новой операции по захвату Ленинграда, получившей наименование «Feuerzauber» («Волшебный огонь»), а позднее – «Nordlicht» («Северное сияние»).

В указаниях Гитлера говорилось, что задачей операции «Nordlicht» на втором этапе является овладение Ленинградом и «сравнять его с землёй» (es mit dem Boden vergleichen). Гитлер приказал устроить в Ленинграде «величайший в мире фейерверк» (das größte Feuerwerk der Welt). На Ленинград нацисты планировали наносить удары в течение пяти дней, считая, что этого времени было достаточно, чтобы превратить город в руины25.

На первой странице датированное 9 сентября 1941 года сообщение о том, что захвачен Шлиссельбург, взят под контроль исток Невы, кольцо вокруг Ленинграда сомкнулось «Ring um Lenungrad geschlossen».
Статья «Einschließung Leningrads von weitreichender Bedeututg» о значении окружения Ленинграда на второй странице выпуска. Не имеет значения то, что отдельные участки побережья еще открыты, так как поставки в Ленинград через Финский залив невозможны. То же самое относится и к Ладожскому озеру. Если же Ленинград не получит снабжения, то невозможно будет прокормить этот город с его тремя миллионами жителей, к которым теперь присоединилось около миллиона солдат: «...so ist es natürlich nicht möglich, diese Stadt mit ihren drei Millionen Einwohnern, zu denen jetzt noch etwa eine Million Soldaten kommen, zu ernähren.»

Большая статья под названием «Die Schlacht um Petersburg» в номере за 9 сентября 1941 года сообщает, что не только завоевание пространства было и остаётся целью немецкого руководства, но и беспощадный разгром и полное уничтожение сил противника. Для оценки успеха владение самим городом совершенно не имеет значения (второстепенно — völlig nebensächlich), важно то, что эта территория выключена из жизни Советского Союза, и что на пути к этому успеху немецкого оружия лежат обломки самых современных и хорошо обученных большевистских дивизий и армий.

По мнению автора, сопротивление продолжалось из-за недостатка информированности, из-за страха перед немецким пленом или из-за страха за жизнь своих близких в случае попадания в плен, ну и «von den Kommissaren aufgehetzt»...и т. д. В ожесточенных боях у противника метр за метром была отвоёвана безлюдная, усеянная бункерами, зараженная минами территория (использован глагол verseuchten: von Minen verseuchten).

3 ноября 1941 впервые упоминается «генерал Мороз». Ответ британским журналистам: Eine britische Hoffnung auf Eis gelegt.
«General Winter» auf deutsche Seite. Британская газета «Daily Express» исследует вопрос о том, какое влияние может оказать зима на немецкую операцию на Востоке. Генерал Мороз на немецкой стороне. В заметке рассказывается, что немцы в Норвегии показали, что они умеют воевать даже в глубоком снегу. Морозная погода даже помогает им в боях, ведь продвигаться техническому оружию гораздо легче по промерзшим дорогам, чем по раскисшим, по грязи.

Вполне закономерно, что заявление фюрера 8 ноября 1941 г. перед собравшимися по поводу годовщины мюнхенского путча (ноября 1923 г.) об уничтожении голодом населения Ленинграда было встречено, как сообщила национал-социалистическая пресса, бурными аплодисментами»26.

Die Stadt ist umklammert, niemand wird sie mehr befreien, und sie fällt in unsere Hand. Und wenn man sagt: „Nur als Trümmerhaufen“ – ich habe gar kein Interesse an irgendeiner Stadt Leningrad, sondern nur an der Vernichtung des Industriezentrums Leningrads. Wenn es den Russen gefällt, ihre Städte in die Luft zu sprengen, ersparen sie uns vielleicht die Aufgabe.27
«Город окружен, никто не сможет его осводить и он окажется в наших руках. И если скажут: “Только как груду обломков", – это значит меня не интересует какой-то город Ленинград, меня интересует уничтожение промышленного центра Ленинграда. Если русским нравится взрывать свои города, возможно, они избавят нас от этой задачи»

Немецкую общественность также готовили к «исчезновению» Ленинграда. 16 сентября 1941 г. газета «Фолькишер Беобахтер» («Народное обозрение») опубликовала мнимый план советского руководства уничтожения Невской метрополии.

Kein Zivilist wurde von deutscher Seite daran gehindert, die Stadt zu verlassen. Es wurde für Zivilisten auf ausdrücklichen Befehl Adolf Hitlers ein schmaler Landstreifen zur Flucht nach Innerrußland freigehalten. Allerdings hinderte Stalin die russische Bevölkerung bei Todesstrafe daran, die Stadt zu verlassen.

«Ни одному гражданскому лицу немецкая сторона не помешала покинуть город. По прямому приказу Адольфа Гитлера для гражданских лиц была оставлена узкая полоса земли, по которой можно было бежать во внутреннюю Россию. Однако Сталин запретил русскому населению покидать город под страхом смертной казни.»

20 октября 1941в статье «Leningrad — Stadt des Todes» со ссылкой на представителя Chicago Tribune описывается обстановка в городе: каждое утро власти охотятся на жителей города, с целью доставить их на оборонительные работы.  Сообщается о недостатке еды, о подавлении властями всяческих мятежей. Об ухудшивших положение населения снегопадах, так как у населения нет обуви.

Здесь же есть упоминание реки Фонтанки, но название под фото Totanka (нем tot - мертвый)

Статья за 29 сентября 1941 «Todesfälle von Leningrad geschlossen»
(Смертельная ловушка/капкан закрылась.) Эмоциональное художественное описание поля битвы, битвы за Ленинград, с трагичными подробностями и передающими настроение деталями и эпитетами (непрекращающийся дождь, клочья тумана, Stadt des Grauens). Приводится описание ужасающей картины в городе, где, по заявлениям пленных, на всех улицах свирепствует террор солдатни и политруков. Всякий, кто колеблется/медлит (zögert), будет убит. Женщин, детей и стариков гонят на строить укрепления, пока они не падают от усталости. Автор полагает, что в ближайшие дни город ждёт ужасающая драма. Тяжелые мысли одолевают. Он пишет о поднимающихся гневных чувствах, об ожесточении, направленном на преступных поджигателей войны, на этих лицемеров и убийц на Темзе: Während wir hinübersehen, steigt noch einmal in verstärktem Maße  die ganze Erbitterung gegen die verbrecherischen Kriegstreiber, gegen diese Heuchler und Mörder an der Themse in uns auf.

Зимой 1942 основной темой репортажей становится русская зима.
Далее упоминания о Ленинграде становятся отрывочными, не занимают много места на страницах немецких газет.

Публикация этой фотографии в газете фактически является последней попыткой убедить читателей, что до Ленинграда рукой подать, город как на ладони, судьба его предрешена и решится в самое ближайшее время.

Далее будут публиковаться лишь короткие (в две-три строки) сообщения о попытках прорыва и неизменно успешном поражении важных целей немецкой артиллерией.

В общем и целом благодаря возможностям немецкого языка создавался образ абсолютно дикого, необразованного противника, которого нужно было уничтожить или подчинить, чтобы спасти «Старый Свет» (das Abendland) от еврейско-большевистского порабощения.

Для этого использовался весь спектр лексических средств выразительности.

Это и лексико-морфологические средства: fremdrassig – чуждый расе, entartel, artfremd – дегенеративный, der Untermensch – недочеловек, die Halbwilden – полудикари.

И лексико-семантические: метафора - krebsen – ползти (как раки), bellen, anschnauzen, quacken – рявкать, орать, vertierter bolschewistischer Typ – озверевший большевистский тип, blutbesudelter Mörder – кровавый убийца, дословно покрытый кровью убийца (О Сталине), versifften Truppen – грязные толпы (о солдатах), grausame, primitive Asiaten – жестокие примитивные азиаты( о русских), das verlogene Theater – лживый театр, ein ungeheures Blutbad – чудовищная кровавая бойня, die untergehende Stadt – гибнущий город.

эвфемизмы - Menschenbesatz – человеческий материал, die Sonderbehandlung - особое обращение (с евреями), die Endlösung – окончательное решение (об уничтожении евреев);

гипербола - der Todfeind – смертельный враг, der Totaler Krieg – тотальная война, der Volksverrӓter – предатель своего народа (о Сталине), Stadt des Todes – город смерти (о Ленинграде), eine Hölle im Eis – ад во льду;

олицетворение - die Russbestien – русские звери, Völkerbrei – каша народов, das Ungeziefer – паразит, вредитель (в прямом значении вредное насекомое), der schӓdliche Bazillus - вредная бацилла, die Kreaturen – существа (в уничижительном значении по отношению к евреям, славянам, цыганам, тем, кто не достоин называться человеком)

Лексико-стилистические средства:

неологизмы и окказионализмы - die Flintenweib – баба с ружьем, der Sowjetarmist – советский солдат, der Kriegshetzer – поджигатель (о Рузвельте), der judische Gehirntrust- мозговой центр евреев (о Рузвельте)

вульгаризмы - der Abschaum – отбросы, das Weibervolk – бабьё, das Judlein – жидок, der Muschkote – рядовые, солдаты, «серая скотина», die Affenscheisse – отбросы общества, die fanatisierte Soldatesta – фанатичная солдатня

жаргонизмы - der Parasit, der Schmarotzer, der schӓdliche Bazillus, der Schӓdling, die Plünderer, die Marodeuren, der grosse Schaumschlӓger – большой пустомеля (о Черчилле), verabscheuen – чувствовать отвращение, verӓppeln – высмеивать, verspiessen, schiessen – драпать

фразеологизмы и устойчивые выражения - einem vom Pferd erzӓhlen - лгать, nicht alle Tassen im Schrank haben – быть не в своем уме, alles aufs Spiel setzen - ставить все на карту, Scheissangst (vor unseren Panzern) haben - испытывать панический страх, seine Hӓnde in Unschuld wӓschen – умыть руки, mit derselben Münze belohnen – платить той же монетой, der Totaler Krieg – тотальная война

2.2 Блокада Ленинграда в оценках прессы США

Особо важным инструментом в арсенале американских массмедиа на тот момент была пресса как наиболее доступный, дешевый и авторитетный способ передачи информации и смыслов, в отличие от только развивающегося радио и нарождающегося телевидения. В связи с этим особый интерес представляет анализ взглядов на блокаду Ленинграда как в крупных, так и провинциальных газетах демократической и республиканской направленности.

Основным источником для выяснения существовавшего в то время в США общественного мнения на события Второй мировой войны является периодика. В данном исследовании использованы как крупные центральные газеты и журналы республиканской и демократической направленности (“New York Daily News” (Нью-Йорк), “Chicago Daily Tribune” (Чикаго), “Washington Times Herald” (Вашингтон), “New York Times” (Нью-Йорк), “The Los Angeles Times” (Лос- Анджелес), так и провинциальные издания (“Pittsburg Press” (Питтсбург), “Daily Boston Globe” (Бостон), “Milwaukee Journal” (Милуоки), “Palm Beach Post” (Палм-Бич).

В то время как Америка еще решала для себя, на чьей стороне она выступит, Британия уже объявила себя борцом со сверхзлом. И в образе врага выступала нацистская Германия.

Развернутые метафоры передают образ врага особенно ярко:

«Terrible catastrophe lies on the shoulders of one man, the German Chancellor, who has not hesitated to plunge the world into misery in order to serve his own senseless ambitions» 28

«Ужасная катастрофа лежит на плечах одного человека, канцлера Германии, который без колебаний погрузил мир в нищету, чтобы удовлетворить свои собственные бессмысленные амбиции».

«Monstrous tyranny, never surpassed in the dark and lamentable catalogue of human crime»

Чудовищная тирания, не превзойденная до этого никогда в мрачном и прискорбном списке человеческих преступлений (из речи У.Черчиля «Труд, кровь, слезы и пот»)29

В этом плане весьма показательным представляется изменение оценок, произошедшее применительно к германо-советскому противостоянию на страницах одной из ведущих газет США – «Вашингтон Пост». Так, 4 июля 1941 г. она писала, что «песенка Сталина спета», а уже 22 июля 1941 г. в ней можно было встретить суждение о том, что «сила русского сопротивления удивила мир».30

С началом Великой Отечественной войны Ленинград сразу же попал на первые полосы американских газет как одна из возможных целей Германии31 Первая декада сентября 1941 г. характеризуется самым пристальным вниманием СМИ США к городу: “Chicago Daily Tribune” от 8 сентября 1941 г. сообщает, что «Ленинград осажден, но немецкое наступление замедлилось – русские сражаются за каждую деревню, за каждый лесок, за каждую высоту»32, “Washington Post” в этот же день пишет, что ключевые дороги, ведущие к городу, уже перерезаны нацистскими войсками33; журналист Дэй Долнад информировал читателей – финны вышли к каналу Сталина, город окружен34. Последующие сентябрьские дни были полны самыми мрачными прогнозами в прессе США: Leningrad is completely isolated. The fall of the city is a matter of time «Ленинградполностьюизолирован. Падениегородавопросвремени»35. К. Бартлеттиз “Daily Boston Globe” прямонаписал: «Leningrad is difficult to prepare for defense. Every day, Soviet citizens try to build fortifications, employees learn bayonet attacks and throwing grenades» - Ленинградтрудноподготовитькобороне. Каждый день советские граждане пытаются строить укрепления, служащие учатся штыковым атакам и метанию гранат.36

США вступили в войну официально 11 декабря, а в течение трех дней со всеми державами “оси”.37 С этого времени риторика американских и британских газет становится умеренно позитивной в отношении СССР. Как сообщала газета «Таймс» 10 ноября 1942 года в статье «Америка и Россия», сам Сталин «поручился за «англо-советско-американскую коалицию» и отверг утверждение, согласно которому «различные идеологии» являются преградой для совместных действий против общего врага»38.

И несмотря на осторожное отношение к Советскому Союзу и американские, и британские газеты признают победы ССР и глобальное поражение германских войск. В статье «Is the Blitzkrieg Soldier Gone?39 автор задается вопросом « DidtheHitlerianwarrior, withhislegendofinvincibility, dieinRussia - Умер ли гитлеровский воин с его легендой о непобедимости в России?

Американские СМИ каждый день в 1941 г. сообщали новости с Ленинградского фронта, но в конце октября – начале ноября 1941 г. пресса переориентировалась на описание событий в самом городе: «There was a famine in Leningrad. Thousands of people are dying without food due to the Nazi and Finnish blockade - ВЛенинграденачалсяголод. Тысячи людей умирают без еды из-за нацистской и финской блокады»40. Журналисты США начинают связывать положение в Ленинграде с требованием оказания немедленной помощи городу, высказывались предположения, что Финляндия могла бы пропустить продовольствие и другую материальную помощь из США в Ленинград41 . Но подобные ожидания не подтвердились и зимой 1941–1942 гг. американские газеты начинают формировать новый образ города – осажденной крепости, где «ежедневно умирают тысячи людей», а единственной надежной остаются «советские контрудары и снабжение Ленинграда через Ладожское озеро»42. Эти факты использовались в прессе США как еще одно доказательство необходимости скорейшего открытия Второго фронта43. А каждая попытка прорыва блокады вызывала в газетах сотни публикаций, объединенных общей надеждой на улучшение положения города.

Несмотря на стойкое неприятие коммунизма, многие американцы восхищались военными успехами СССР. Это легко увидеть, несмотря даже на типичный для американских масс-медиа беспристрастный тон.44 Колоссальными тиражами в США расходились книги репортажей англоязычных журналистов в Советском Союзе Э. Колдуэлла «Дорога на Смоленск» (1942), К. Уолласа «Мы в этом с Россией» (1942), А. Верта «Год Сталинграда» и Д. Брауна «Россия борется» (1943). Авторы достаточно объективно писали о всенародном характере героической борьбы советских людей и их высоком моральном духе на фронте и в тылу (на строительстве оборонительных сооружений под Москвой и в блокадном Ленинграде), которые обязательно выстоят, несмотря на нехватку техники. В ходе тяжелых боев под Ленинградом, Ржевом и Сталинградом Красная армия понесла большие потери. Но их либеральные американские издания оценивали взвешенно, параллельно сообщая, что все попытки «нацистов сломить сопротивление Ленинграда не принесли успехов»45.. Говоря о числе убитых и раненых, они писали о развитии советской военной медицины, которая не смогла помочь только 1,5 % раненых46.

Ленинград в публикациях американских журналистов 1942 г. становится символом жертвы СССР ради общей победы, жертвы, равной которой не принесли ни Великобритания, ни США. Именно поэтому сообщения об успехе операция «Искра» вызвали у прессы США настоящий восторг: «Историческая осада, которую Ленинград, второй по величине город России, претерпел в течение 17 месяцев, сегодня была разрушена наступлением Красной армии к югу от Ладожского озера. Наступление прорвало немецкое кольцо вокруг промышленного мегаполиса, о чем официально объявили сегодня вечером»47 . “Daily Boston Globe” от 19 января 1943 г. такжеподчеркиваетисторическоезначениеуспехаподЛенинградом: The historic siege that Leningrad, Russia's second largest city, endured for 17 months has now been destroyed by the Red Army offensive south of Lake Ladoga. The offensive broke through the German ring around the industrial metropolis, which was officially announced this evening. 17-месячная осада Ленинграда, второго по величине города России, была снята сегодня триумфальной Красной армией, которая пробила себе путь через восемь миль сплошной нацистской обороны. Только за 5 дней под Ленинградом убито 13 000 нацистов, разгромлено четыре дивизии»48. “Los Angeles Times” поздравила СССР с «величайшей победой под Ленинградом», высказав предположение, что город станет стратегическим центром для новых советских наступлений на Севере 49. Наиболееэмоциональныеоценкипоповодупрорываблокадыразместила “Washington Post”: «We have often talked about courage and endurance in this war. But all of them seem small and pale in memory before comparison with Leningrad. A million dead citizens... events such as the siege of Leningrad represent a new criterion for heroism. Мы часто говорили о мужестве и выносливости в этой войне. Но все они кажутся мелкими и бледными в памяти перед сравнением с Ленинградом. Миллион погибших граждан… Такие события, как осада Ленинграда, представляют собой новый критерий для героизма»50.

Эмоционально-окрашенная лексика встречается в американских статьях довольно часто.

Передача эмоций осуществляется на морфологическом уровне: Take-over – захват власти, brinkmanship – балансирование на грани войны, warmonger – разжигатель войны, coward – трус, redski, russki – красный(о советских бойцах).

Сложные слова и сленг составляют целую группу экспрессивных существительных. К сложным экспрессивным словам относят слова, второй опорный элемент которых относится к лексико-грамматическому разряду отличному от того, к которому относится само слово в целом, например, cutthroat - головорез, nazifighter – нацист, ratzy – нацистская крыса( от nazi и rat)

Использование аббревиатур также позволяло выделить в текстах необходимую информацию - ROARace over All ( раса превыше всего), NS- национал-социализм, WWII – вторая мировая.

Экспрессивность текста значительно повышается благодаря использованию изобразительных средств языка. В своем исследовании мы выделили следующие лексико-семантические средства в англоязычных источниках:

использование эпитетов, часто имеющих метафорическую основу, описывающих всю тяжесть ситуации, в которой оказались военные и гражданские: poignant hour (горький час); in this hour of great sacrifice (в этот час великих жертв); tremendous task which confronts us (невероятная задача, которая стоит перед нами); one of the greatest battles in history (одна из величайших битв в истории);

метафора - german war machine – германская военная машина, тo woo Germany – заигрывать с Германией, nazi guns pour shells on Leningrad – нацистские орудия поливают Ленинград снарядами, diabolical savages - дьявольские дикари, the obsessive attempts – маниакальные попытки; unholy forces of our enemy- нечестивые силы нашего врага; the apostles of greed and racial arrogances - апостолы алчности и расовых бесчинств; schemings of unworthy men -махинации недостойных людей; aggressive act of force - проявление агрессии; their sickening technique - их тошнотворные, отвратительные методы.

использование специально подобранных лексем высокой степени экспрессивности с семантикой бед, страданий и лишений, принесённых войной (travail – тяжёлый труд, тяготы; I have nothing to offer but blood, toil, tears and sweat — Мне нечего предложить, кроме крови, тяжкого труда, слёз и пота; so much sacrifice and suffering — столько жертв и страданий, Hell on Earth- ад на земле).

эвфемизмы - Adventure, conflict (о войне), Anschluss (слово заимствовано из нем для обозначения насильственного включения Австрии в состав Германии), Defensive victory – победа, которая неминуемо приведет к поражению (=пиррова победа), cleansed (“зачищенный”) – cleared (of enemy troops) (очищенный от сил противника), bath-house – баня (камера для массовых убийств)

олицетворение - bloodthirsty guttersnipe –кровожадный змей (о Гитлере), a handful of the enemy – горстка врагов, krauts – кислая капуста (о немцах)

гипербола - barbarians legions – легионы варваров, the greatest enemy of mankind – самый главный враг человечества, bloodbath – кровавая резня, the monstrous Battle of Russia – чудовищная битва за Россию.

Группа лексико-стилистических средств включает в себя:

вульгаризмы - Ratzy – нацики (нацистские крысы)

жаргонизмы - foe – враг, jerry- немцы( сокращ от german), krauts – кислая капуста (о немцах)

историзмы – barbarians -варвары, hitler`s hordes – гитлеровские орды, hunns – гунны, german legions – немецкие легионы.

неологизмы и окказионализмы - redski ( от англ red – красный и суффикса –ский в русс яз.), nazifighters – нацисты (от немецкого nazi – нацистский, fighter – англ бойцы), ratzy – (от англ rat – крыса и немецкого nazi - нацистский),

фразеологизмы и устойчивые выражения - the lost souls –потерянные души, the lair of evil and chaos – логово зла и хаоса, devil`s piano – адское пианино (о пулеметном и зенитном огне), bite the dust – сгинуть, hand-to-hand combat –рукопашная схватка, the Third Reich – третий рейх

Стратегия демонизации врага состоит в позиционирование врага как жестокого, кровожадного, бесчеловечного. Это главным образом достигается использованием лексем с ярко выраженной пейоративной семантикой. Тактические приемы и средства прагматического фокусирования образа врага реализуются:

а) через прямые номинации, например, enemy, foe (враг), tyrant (тиран);

б) через номинацию (чаще всего вторичную, метафоричную) явлений, ассоциируемых с образом врага, например, unholy forces of our enemy (нечестивые силы нашего врага); the apostles of greed and racial arrogances (апостолы алчности и расовых бесчинств); schemings of unworthy men (махинации недостойных людей); aggressive act of force (проявление агрессии); their sickening technique (их тошнотворные, отвратительные методы); two giant marauders (два хищника-гиганта), war and tyranny (война и тирания); treachery (предательство, коварство, вероломство); hostilities (жестокость); grave danger (серьёзнейшая опасность); dastardly attack (подлая, трусливая атака)).

Особенно ярко образ врага создаётся посредством использования развёрнутых метафор:

terrible catastrophe lies on the shoulders of one man, the German Chancellor, who has not hesitated to plunge the world into misery in order to serve his own senseless ambitions (ужасная катастрофа лежит на плечах одного человека, канцлера Германии, который без колебаний вверг мир в нищету, чтобы удовлетворить свои собственные бессмысленные амбиции);

monstrous tyranny, never surpassed in the dark and lamentable catalogue of human crime (чудовищная тирания, ничем и никогда не превзойденная в мрачном и прискорбном перечне человеческих преступлений).

Таким образом, для оценки образа врага в лице Германии и стран оси в англоязычных газетах использовались следующие предпосылки.

- в качестве врага все-таки была выбрана нацистская Германия и страны-саттелиты;

- была выбрана стратегия демонизации врага, представления его как жестокого, кровожадного и бесчеловечного;

- было чётко сформировано представление о действиях Британии, Америки и их союзников как праведных и единственно возможных в  ситуации противостояния жестокому и беспринципному врагу в лице гитлеровской Германии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ газетных материалов общественно-политической тематики времен второй мировой войны немецкоязычных и англоязычных СМИ позволяет отметить, что для формирования положительного или отрицательного мнения о том или ином событии, в нашем случае о блокаде Ленинграда, активно используются языковые средства выражения оценки.

Наиболее распространенной языковой особенностью публицистического стиля являются языковые штампы. Публицистические штампы имеют двойную природу. С одной стороны, это устойчивые словосочетания, близкие официально-деловым клише («das trifft ins Schwarze (в яблочко)», «Das kommt nicht in Betracht (это не принимается во внимание)», «das geht auf keinen Fall (ни в коем случае)». Многие из них являются перифразами, к ним можно подобрать однословные нейтральные синонимы («в яблочко» – «в точку», «угадывать»; «не принимать во внимание» – «не обращать внимание», «забыть»). Большинство этих фразеологизмов имеет устную природу; они появляются в текстах наряду с разговорной лексикой. Штампы также принято называть языковыми стандартами, которые в свою очередь помогают автору легко и доступно переложить информацию на газетный язык, тем самым сделав ее легко воспринимаемой для читателя.

Важнейшим моментом является наличие в его системе лексико-фразеологических единиц, имеющих двойную стилистическую окрашенность (газетно-публицистическая функционально-стилевая окраска и эмоционально-оценочная) Например: садиться на мель - попадать в очень затруднительное положение, в английском like a bolt from the blue или в немецком in die Pátsche geráten. Подобные лексико-фразеологические средства составляют набор тех стандартизованных единиц, употребление которых позволяет быстро, экономными средствами достичь понимания авторской мысли массовым читателем.

Многие слова приобретают окраску газетно-публицистического стиля при употреблении в переносном смысле. Например: кopflose Arbeit – бессмысленная работа, Schӓdigungsarbeit als Folge der Klassenblindheit – вредительство как следствие классовой слепоты, security problems - вопрос безопасности, air campaign - воздушная кампания, strategic resources -стратегические ресурсы.

В области словообразования для газетно-публицистического стиля характерно широкое использование префиксов и суффиксов. Например: warmonger – разжигатель войны, weakling – слабак в английском, Untermensch – недочеловек, Gegner - противник, vernichten - уничтожить, artfremd – чуждый расе, в немецком.

Газетно-публицистический стиль часто применяет субстантивированные прилагательные с отвлеченным значением, которые преимущественно используются в заголовках. Например: Fremdrassige - дегенерат, Halbwilde - полудикарь, в немецком; redski – красный (в значении русский), weakling – слабак, в английском.

Необходимая газетно-публицистическому стилю экспрессия выражается с помощью создания устойчивых словосочетаний, например:

german war machine – немецкая военная машина, great enemy of mankind – главный враг человечества в английском, der Abschaum der Menschheit – отбросы человечества, Stadt des Todes – город смерти (о Ленинграде), Totanka – река смерти о реке Фонтанке в немецком.

В проведенном исследовании мы также рассматривали функции газетного заголовка. Важной и неотъемлемой частью любого газетного текста являются газетные заголовки. Заглавие представляет собой первоначальное информирование читателя о тексте, статье, публикации. Он носит в себе содержательный элемент, краткую информацию с ноткой недосказанности, хотя в то же время его информативные возможности весьма и весьма велики. Заголовок способен обозначать всю тему в буквально нескольких словах. Здесь уже вступают в ход средства лексики, синтаксиса, морфологии и фонетики. В заголовках наблюдается большое количество устойчивых выражений, фразеологизмов, обиходно-повседневных фраз, историзмов и неологизмов.

Помимо газетных заглавий, в качестве важной составляющей газетных страниц следует отметить и сокращения, или, как их принято называть, аббревиатуры. Аббревиатуры заслуживают внимание исследователей, поскольку являются важным средством донесения информации до читателя при помощи нескольких букв. Подобный способ передачи информации является достаточно удобным, при этом он затрагивает минимум словесных знаков.

Интересно, что некоторые слова использовались во всех трех языках для характеристики противника – это, прежде всего, историзмы: варвары, орды, легионы. Кроме того, метафоры, обозначающие жестокость врага – кровавая резня, кровавая мясорубка, тотальная война. Некоторые обороты можно было также увидеть во всех трех языках, но в отношении разных людей. Например, министром лжи немцы называли У.Черчилля, а русские и англичане Й.Геббельса. На этом противопоставлении c «Lügenpresse» (лживая пресса) возник термин «Fairstӓndnisspresse» - честная пресса, сочетающий в себе английскую часть «fair»-честный и урезанную немецкую «stӓndniss» от «Verstӓndniss»- разум.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Абдукаримова, А.А. Публицистический стиль, его основные признаки и функции / А. А. Абдукаримова // Наука и технологии: шаг в будущее: Межвуз. сб. науч. ст. - Международный Казахско-Турецкий университет им. Ясави, Казахстан, 2008. - http://www.rusnauka.com/

  2. Америка и Россия // «Таймс», 10 ноября 1942 года. Электронный ресурс: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/343370-amerika-i-rossiya#mode/grid/page/1/zoom/4

  3. Архив «Нью-Йорк таймс» Электронный ресурс URL.: https://query.nytimes.com/search/sitesearch/#//;

  4. Архив «Чикаго трибьюн» Электронный ресурс URL.: http://archives.chicagotribune.com/

  5. Архив «Фёлькишер беобахтер» URL.: https://zefys.staatsbibliothek-berlin.de/list/ и URL.: https://www.onb.ac.at/bibliothek

  6. Балыхина, Т. М. Русский язык и культура речи: учебник для вузов / Т. М. Балыхина, М. В. Лысякова, М. А. Рыбаков. – М.: Дрофа, 2011. - 479 с. - http://web-local.rudn.ru/

  7. Беспалова А.Г., Корнилов Е.А., Короченский А.П., Лучинский Ю.В., Станько А.И. История мировой журналистики. М.-Р. н/Д.: МарТ. 2003. С. 3.

  8. Бромлей Ю.В. Этнография и взаимопонимание народов // Советская этнография. 1986. № 1. С. 8–9

  9. Винокур, Г.О. Культура языка [Текст] / Г. О. Винокур. - Москва : Лабиринт, 2006. - 253 с.; 20 см. - (Филологическая библиотека)

  10. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки / вступ. ст. Н.Д. Арутюновой, И.И. Челышевой. М.: КомКнига, 2006. 280 с.

  11. Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке/Е.М. ГалкинаФедорук// сборник статей по языкознанию. М.: «Просвещение», 1997. – 259 с.

  12. Городникова М.Д. Ономасиологические словари как источник изучения экспрессивной лексики и фразеологии // Вопросы романо-германской и славянской лексикографии. - Минск, 1976. - С. 35-45.

  13. Дугин А. Оси дружбы и оси вражды // Вестник аналитики. 2006. № 2. С. 165-177.

  14. Знаменская Т.А. // Znamenskaya T.A. Стилистика английского языка. Основыкурса // Stylistics of the English Language. Fundamentals of the Course. – М.: ЭдиториалУРСС, 2005. 207 с.

  15. Иванова Г.Ф. Оценка в ментальной сфере языка. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. Вып. 3-II / 2007. С. 146-147.

  16. Ильина Н.В. Структура и семантика оценочных конструкций. М.: Русский язык, 1982. 84 с., . Соловьева О. Н. О некоторых аспектах оценки в современном русском языке// Вестник ОГУ. 2014. № 4 (165). С. 259-263.

  17. Ионова С. В. Эмотивность текста как лингвистическая проблема: дисс. ... к. филол. н. Волгоград, 1998. 197 с.

  18. Клемперер В. LTI: Язык Третьего Рейха: Записки филолога. – М., 1998.

  19. Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. - М.В.Ш, 1982. - 111с.)

  20. Козырев Г. И. «Враг» и «образ врага» в общественных и политических отношениях [Электронный ресурс]. URL: http://www.isras.ru/files/File/Socis/2008-01/kozyrev.pdf

  21. Костомаров, В.Г. Русский язык на газетной полосе [Текст] : некоторые особенности языка современной газетной публикации. / Виталий Костомаров. – М.: МГУ, 1971 – 266 с.

  22. Плещенко, Т. П. Стилистика и культура речи: Учеб. Пособие /Т.П. Плещенко, Н.В. Федотова, Р.Г. Чечет; Под ред. П.П. Шубы.  Мн.: «ТетраСистемс», 2001.  544 с.

  23. Политология. Энциклопедический словарь / редкол.: Ю. И. Аверьянов, А. П. Афанасьев, В. С. Глаголев, И. И. Кравченко, Б. Ш. Надиров, И. Н. Пузин. М.: Изд-во Моск. коммерч. ун-та, 1993. 431 с.

  24. Розенталь Д.Э. Культура письменной речи. [Электронный ресурс] /Д.Э. Розенталь, И.Б. Голуб, М.А.Теленкова// Современный русский язык. – М.: «Просвещение», 2002. URL: Режим доступа: www.gramma.ru (дата обращения: 12.11.2022)

  25. Серкина В. Н. Лексика Великой отечественной войны: семантический и словообразовательный аспекты // Война в контексте мировой культуры. The War in the Context of World Culture: сборникнаучныхстатей / подобщ. ред.Е. В. Гайнутдиновой. Астрахань: Изд-во АГТУ, 2015. С. 126-131.

  26. Скворцова Е. В. Лексико-семантические аспекты асимметрии положительной и отрицательной зон оценки (на материале русского и английского языков): автореф. дис. ... канд. филол. наук. Орел, 2012. 20 с.

  27. Тулузакова М.И. Нацизм и угроза войны в Европе: оценки прессы США 1933 – 1941 гг.. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. – Электронный ресурс: http://istsovet-brgu.ru/wp-content/info/2020/2020-Tuluzakova-Avtoreferat.pdf

  28. Цоллер В. Н. Экспрессивная лексика: семантика и прагматика // Филологические науки. — 1996. − № 6. — С. 64.

  29. Шаховский В.И. Проблема разграничения экспрессивности и эмо-тивности как семантической категории лингвистики // Проблемы семасиологии и лингвистики. - Вып. 2. - Рязань: РГПУ 1975. - С. 3-25.

  30. Щелкунова, Е.С. Публицистический текст в системе массовой коммуникации: учеб. пособие / Е.С. Щелкунова. Воронеж: Родная речь, 2004. – 194 с.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

  1. «Blood, Toil, Tears, and Sweat» Speech by Winston Churchill, given in the House of Commons on May 13, 1940. – Электронныйресурс.// https://www.americanrhetoric.com/speeches/winstonchurchillbloodtoiltearssweat.htm

  2. «On the Nazi Invasion of Poland» extract from a speech given by the British Prime Minister, Neville Chamberlain, to the House of Commons on September 1, 1939. – Электронныйресурс// https://www.historyplace.com/speeches/chamberlain.htm

  3. Chicago Tribune. 25.06.1941.

  4. Chicago Tribune. 14.11.1941

  5. Der Stürmer, 1941. Juni, 5. №23. S. 4.,

  6. Der Stürmer, 1941. Januar, 16. №3. S: 3.,

  7. Der Stürmer, 1941. Juli, 10. №23. S..3.

  8. New York Times, 20.09.1942

  9. New York Times, 22.03.1942

  10. New York Times, 8.03.1942

  11. New York Times. 12.12.1941.

  12. New York Times. 14.11.1941.

  13. New York Times. 24.06.1941

  14. The Times. 19.10.1942

  15. The Times, 28.11.1942

  16. Völkischer Beobachter, 1941. August, 10.

  17. Völkischer Beobachter, 1941. September, 8, 9,10,14,20,21,27,28.

  18. Völkischer Beobachter, 1941. Oktober, 9,11,16.

  19. Völkischer Beobachter, 1941. November, 9,15,20.

  20. Völkischer Beobachter, 1942. August, 1.

  21. Völkischer Beobachter, 1943. Dezember, 3.

  22. Wall Street Journal. 02.07.1941.

  23. Washington Post. 4 July 1941.

  24. Washington Post. 22 July 1941.

1 Беспалова А.Г., Корнилов Е.А., Короченский А.П., Лучинский Ю.В., Станько А.И. История мировой журналистики. М.-Р. н/Д.: МарТ. 2003. С. 3.

2 Архив «Нью-Йорк таймс» Электронный ресурс URL.: https://query.nytimes.com/search/sitesearch/#//; архив «Чикаго трибьюн» Электронный ресурс URL.: http://archives.chicagotribune.com/ Архив «Фёлькишер беобахтер» URL.: https://zefys.staatsbibliothek-berlin.de/list/ и URL.: https://www.onb.ac.at/bibliothek

3 Винокур, Г.О.Культура языка [Текст] / Г. О. Винокур. - Москва : Лабиринт, 2006. - 253 с.; 20 см. - (Филологическая библиотека)

4 Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. - М.В.Ш, 1982. - 111с.)

5 Щелкунова, Е.С. Публицистический текст в системе массовой коммуникации: учеб. пособие / Е.С. Щелкунова. Воронеж: Родная речь, 2004. – 194 с.

6 Балыхина, Т. М. Русский язык и культура речи: учебник для вузов / Т. М. Балыхина, М. В. Лысякова, М. А. Рыбаков. – М.: Дрофа, 2011. - 479 с. - http://web-local.rudn.ru/

7 Абдукаримова, А.А. Публицистический стиль, его основные признаки и функции / А. А. Абдукаримова // Наука и технологии: шаг в будущее: Межвуз. сб. науч. ст. - Международный Казахско-Турецкий университет им. Ясави, Казахстан, 2008. - http://www.rusnauka.com/

8 Костомаров, В.Г. Русский язык на газетной полосе [Текст] : некоторые особенности языка современной газетной публикации. / Виталий Костомаров. – М.: МГУ, 1971 – 266 с.

9 Плещенко, Т. П. Стилистика и культура речи: Учеб. Пособие /Т.П. Плещенко, Н.В. Федотова, Р.Г. Чечет; Под ред. П.П. Шубы.  Мн.: «ТетраСистемс», 2001.  544 с.

10 Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки / вступ. ст. Н.Д. Арутюновой, И.И. Челышевой. М.: КомКнига, 2006. 280 с.

11 Ильина Н.В. Структура и семантика оценочных конструкций. М.: Русский язык, 1982. 84 с., . Соловьева О. Н. О некоторых аспектах оценки в современном русском языке// Вестник ОГУ. 2014. № 4 (165). С. 259-263.

12 Иванова Г.Ф. Оценка в ментальной сфере языка. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. Вып. 3-II / 2007. С. 146-147.

13 Скворцова Е. В. Лексико-семантические аспекты асимметрии положительной и отрицательной зон оценки (на материале русского и английского языков): автореф. дис. ... канд. филол. наук. Орел, 2012. 20 с.

14 Знаменская Т.А. // Znamenskaya T.A. Стилистика английского языка. Основыкурса // Stylistics of the English Language. Fundamentals of the Course. – М.: ЭдиториалУРСС, 2005. 207 с.

15 Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке/Е.М. ГалкинаФедорук// сборник статей по языкознанию. М.: «Просвещение», 1997. – 259 с.

16 Розенталь Д.Э. Культура письменной речи. [Электронный ресурс] /Д.Э. Розенталь, И.Б. Голуб, М.А.Теленкова// Современный русский язык. – М.: «Просвещение», 2002. URL: Режим доступа: www.gramma.ru (дата обращения: 12.11.2023)

17 Городникова М.Д. Ономасиологические словари как источник изучения экспрессивной лексики и фразеологии // Вопросы романо-германской и славянской лексикографии. - Минск, 1976. - С. 35-45.

18 Цоллер В. Н. Экспрессивная лексика: семантика и прагматика // Филологические науки. — 1996. − № 6. — С. 64.

19 Шаховский В.И. Проблема разграничения экспрессивности и эмо-тивности как семантической категории лингвистики // Проблемы семасиологии и лингвистики. - Вып. 2. - Рязань: РГПУ 1975. - С. 3-25.

20 Основанный в 1887 г. под названием «Münchner Beobachter» — «Мюнхенский обозреватель», который в 1920 г. был куплен и переименован членами Немецкой рабочей партии Дитрихом Эккартом и Эрнстом Рёмом. С 1923 г. «ФБ» выходил с подзаголовком «Kampfblatt der nationalsozialistischen Bewegung Großdeutschlands» — «Боевой листок национал-социалистского движения Великой Германии»

21Der Stürmer, 1941. Juni, 5. №23. S. 4., Der Stürmer, 1941. Januar, 16. №3. S: 3., Der Stürmer, 1941. Juli, 10. №23. S..3.

22Volkischer Beobachter, 1941. №184, 195,197.

23ХьюГревар-Рапер. ЗастольныебеседыГитлера. 1941. – М., 2006.

24 Ganzenmüler Jorg. Das belagarte Leningrad 1941-1944. – Paderborn, München, Wien, Zürich. – 2005.

25 900 Tage Blockade Leningrad: Leiden und Wiederstand der Zivilbevolkerund in Ksieg Berlin,1991.

26 Blockade Leningrad 1941-1944. Dokumente und Essags von Russen und Deutsche – Reinbek.1992.

27 Adolf Hitler, Rede in München, Rede in München, 9. November 1941

28 «On the Nazi Invasion of Poland» extract from a speech given by the British Prime Minister, Neville Chamberlain, to the House of Commons on September 1, 1939. – Электронныйресурс// https://www.historyplace.com/speeches/chamberlain.htm

29«Blood, Toil, Tears, and Sweat» Speech by Winston Churchill, given in the House of Commons on May 13, 1940. – Электронныйресурс.// https://www.americanrhetoric.com/speeches/winstonchurchillbloodtoiltearssweat.htm

30 Washington Post. 4 July 1941. ,Washington Post. 22 July 1941.

31 The Los Angeles Times. – 1941. – Jun. 22., The Los Angeles Times. – 1943. – Jan. 23., The Pittsburgh Press. – 1941. – Jun. 22., The Washington Post. – 1941. – Jun. 22., Chicago Daily Tribune. – 1941. – Jun. 22.

32 ChicagoDailyTribune.1941.Sept.8.p. 3

33 The Washington Post. – 1941. – Sept. 8.p. 1

34ChicagoDailyTribune.1941.Sept.8.p. 1

35ChicagoDailyTribune.1941.Sept.10.p. 1

36 Daily Boston Globe. – 1941. – Sept. 21.

37 New York Times. 12.12.1941.

38 Америка и Россия // «Таймс», 10 ноября 1942 года. Электронный ресурс: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/343370-amerika-i-rossiya#mode/grid/page/1/zoom/4

39 New York Times, 22.03.1942

40ChicagoDailyTribune.1941.Oct.12, p.6.

41DailyBostonGlobe.1941.Nov.10, p.1

42 ThePittsburghPress.1942.Feb.12, TheNewYorkTimes.1942.Feb.20, DailyBostonGlobe.1941.May10.

43 TheWashingtonPost.1942.Jan.8.

44WorldBattlefronts:BattleofRussia:TheTimeIsNow//Time.1942.Vol. XL,12(Jun. 29).P.100–130.

45DailyBostonGlobe.1942.Apr.3, p.1

46 Red Army Doctors // Time. – 1942. – Vol. XL, № 21 (Nov. 23). – P. 150–170.

47ChicagoDailyTribune.1943.Jan.19, p.1

48DailyBostonGlobe.1943.Jan.19. , p.1

49 TheLosAngelesTimes.1943.Jan.23. , p.1

50 TheWashingtonPost.1943.Jan.20. , p.1

Просмотров работы: 13