Историческое, правовое и военное значение пакта Молотова - Риббентропа

XXI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Историческое, правовое и военное значение пакта Молотова - Риббентропа

Рамазанов М.Э. 1
1МБОУ "Средняя школа № 15"
Задорожная Е.Б. 1
1ГБПОУ КК "Камчатский медицинский колледж"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Актуальность темы. Последнее десятилетие в Европе особенно активно предпринимались попытки возложить вину за развязывание Второй мировой войны на Советский Союз. Сначала это были просто звучащие с высоких трибун декларации. Затем намёки на то, что СССР в своей политике мало отличим от Третьего Рейха, утверждения, что Сталин и Гитлер идентичны друг другу. В 2019 году дело дошло до того, что европейцы начали вмешиваться во внутренние дела России и требовать отказаться, или хотя бы принизить – значение Победы в Великой Отечественной войне. Например, резолюция Европарламента от 19 сентября 2019 года обвиняла руководство нашей страны в фальсификации истории Второй мировой войны. Поэтому, начиная с декабря 2019 года, Россия перешла на этом поле в наступление. А в мае 2020 года депутат Госдумы Алексей Журавлёв внёс в Госдуму Российской Федерации законопроект, который предлагает отменить Постановление Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года. В постановлении осуждался договор о ненападении, который заключили между собой СССР и Германия в августе 1939 года. Это соглашение больше известно, как «пакт Молотова — Риббентропа».

Изучив исторические события с 1931 по 2020 годы, я задумался над проблемой: в чём заключается историческое, правовое и военное значение такого важного для всей мировой истории документа, как договор о ненападении и какую роль договор имел для Победы в Великой Отечественной войне? Было ли подписание пакта вынужденной мерой со стороны СССР? Почему, именно в период «перестройки», в 1989 году в СССР произошло осуждение пакта Молотова — Риббентропа? Как складывалась политическая оценка пакта Молотова — Риббентропа с момента его подписания до наших дней? Чтобы ответить на все эти вопросы, я выдвинул гипотезу исследования о том, что сопоставление политических мнений и оценок в различные исторические периоды – от момента подписания пакта до наших дней, позволит понять истинное историческое, правовое и военное значение пакта Молотова — Риббентропа и раскрыть историческую правду о Второй мировой войне. Для проверки и подтверждения гипотезы, мне было необходимо: изучить содержание архивных документов, связанных с заключением пакта, определить объект, предмет, цель и задачи исследования, рассмотреть различные политические мнения и оценки.

Объект исследования: архивные источники –

1) Пакт Молотова — Риббентропа от 23 августа 1939 г;

2) Секретное соглашение к пакту от 4 октября 1939 г;

3) Постановление Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г.

Предмет исследования: политические оценки исторической роли пакта Молотова — Риббентропа с момента его подписания до наших дней.

Цель исследования: определить историческое, правовое и военное значение пакта Молотова — Риббентропа с учётом политических оценок. Задачи исследования:

1) изучить исторические предпосылки, предшествующие заключению пакта Молотова — Риббентропа;

2) выбрать архивные источники, посвящённые историческим событиям заключения договора о ненападении: пакт и соглашение 1939 г, а также документ, связанный с осуждением пакта Молотова — Риббентропа в СССР: Постановление от 24.12.1989 г;

3) исследовать содержание и выявить особенности архивных документов: пакта Молотова — Риббентропа, секретного договора к пакту, постановления от 24.12.1989 г;

4) изучить последствия заключения пакта Молотова — Риббентропа и их влияние на современные международные отношения России с другими странами;

5) сравнить политические оценки об исторической и правовой роли пакта и секретного соглашения в период 1939 г – 2020 г.

Глава 1. Исторические предпосылки заключения пакта о ненападении

    1. Советско-германские отношения в 1930-х годах

«Все и каждый должен подняться
на защиту Родины и соотечественников,
кто военным искусством, кто речами,
кто науками, кто ремеслами»
О стратегии. Византийский трактат VI века

В 1933 г. связи СССР и Германии были разорваны, потому что к власти в Германии пришел ярый противник коммунистического строя – А. Гитлер. С 1935 г. он открыто нарушает военные обязательства по Версальскому договору и готовит реваншистскую военную кампанию. В 1938 г. осуществлен аншлюс Австрии, также были предъявлены территориальные претензии и к другим странам. Сталин, поначалу не относившийся к Гитлеру как к значимой политической фигуре, теперь поверил в силу его влияния и начал искать пути сближения с Берлином. Первой попыткой стала «миссия Канделаки», которая продлилась с 1934 по 1937 гг. и заключалась в попытках советского эмиссара Давида Канделаки создать политический подтекст в переговорах по поводу экономического сотрудничества с Германией. Однако она не увенчалась успехом.

После Мюнхенского соглашения 1938 г. Сталин более решительно пытается возобновить переговоры, но снова тщетно. Лишь в следующем году в отношениях между странами начинаются подвижки. Причиной тому послужила «речь о жареных каштанах» Сталина, которая оказала влияние на главу МИД Германии И. фон Риббентропа [2].

    1. Кризис 1939 г. и попытки сближения СССР с Англией и Францией

С ростом гитлеровской агрессии росла и напряженность ситуации в Европе. Нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов предпринимал попытки заключения договора взаимопомощи с Англией и Францией (Приложение 1). В апреле стало известно, что эти государства готовы воевать на стороне Польши. В мае 1939 г. военное вторжение Германии в Польшу стало неотвратимым, а Англия была объявлена главным врагом. Соответственно, Советскому Союзу пришлось бы воевать против Германии, чего Сталину всячески хотелось избежать. Поэтому Литвинов был отправлен в отставку и заменен на В. М. Молотова. 20 мая состоялась встреча с германским послом Шуленбургом, и в июле Гитлер решил пойти на сближение с СССР. В августе 1939 г. в Москве были проведены военные переговоры с Англией и Францией – Советский Союз все еще надеялся осуществить планы по созданию системы коллективной безопасности. Однако отказ этих государств взять на себя конкретные военные обязательства, а также недоверие к ним Сталина не способствовали конструктивному результату. К тому же переговоры нарочно затягивались Н. Чемберленом, так как служили лишь инструментом давления на Гитлера. В этой ситуации Советский Союз принял окончательное решение об улучшении отношений с Германией [5].

Глава 2. Содержание и особенности архивных документов, связанных с

заключением договора о ненападении и их историческое значение

2.1. Особенности, причины и оценки заключения пакта Молотова-

Риббентропа

Определение договора и стороны. Договор о ненападении между СССР и Германией (пакт Молотова — Риббентропа) — это межгосударственное соглашение, заключенное 23 августа 1939 года и подписанное главами ведомств по иностранным делам Советского Союза и Германии.

Особенности подписания пакта. Согласно условиям соглашения, стороны обязались воздержаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет, если одна сторона станет объектом военных действий третьего государства. Участники договора отказались от союзных отношений, «направленных против другой стороны». Также предусматривался обмен информацией по вопросам, затрагивающим интересы сторон. Важной особенностью договора был прилагаемый секретный дополнительный протокол о разграничении сфер внешнеполитических интересов в Восточной Европе.(Приложение 2).

К сфере интересов СССР протокол относил: Латвию; Эстонию; Финляндию; Восточные области Польского государства; Бессарабию.

Западная часть Польши и Литва были отнесены к сфере интересов Германии. Подписанием договора завершился период охлаждения советско-германских отношений, вызванный приходом к власти НСДАП и Адольфа Гитлера. Получив в Мюнхене осенью 1938 года очередное свидетельство, что великие державы не готовы считаться с мнением Советского Союза в европейской политике, руководство СССР было заинтересовано в срыве тенденций европейской консолидации, которая не учитывала интересы Москвы. Продолжение экспансии Германии в начале 1939 года отвечало советским интересам, так как повышало заинтересованность европейских военно-политических группировок в соглашении с СССР, а советскому руководству была предоставлена возможность выбирать, с кем оно будет договариваться. По оценке российского историка М. Мельтюхова, пакт о ненападении следует рассматривать как удачу советской дипломатии, которая сумела в своих интересах использовать европейский кризис, переиграть английскую дипломатию и достичь основной цели — остаться вне войны в Европе, получив значительную свободу действий в Восточной Европе, широкое пространство для манёвров между воюющими блоками в собственных интересах и переложить ответственность за срыв англо-франко-советских переговоров на несостоявшихся партнеров.

Возможные причины пакта.

  1. Попытка Сталина предотвратить войну с Германией. В настоящее время это ведущая историографическая версия и, учитывая анализ сложившейся к 1939 г. ситуации, единственно верный способ действий. Советскому Союзу грозила полная изоляция и война одновременно с Германией и Японией, к чему он не был готов. Длительные и бесплодные попытки заключить союз с Англией и Францией, а также крайнее недоверие западным державам по причине их бездействия в отношениях с агрессором (Мюнхенский договор 1938 г.) и стремления направить его на восток не оставляли правительству СССР иного выбора.

  2. Экспансионистские мотивы Сталина. Борьба с «западными демократиями» объединяла СССР и Германию. По одной из версий Сталин планировал столкнуть между собой этих врагов, то есть, разжечь войну между капиталистическими странами. Когда же они ослабнут, проложить путь социализму в Западную Европу станет гораздо проще, тем самым расширив границы территории Советов [4].

  3. Имперские мотивы Сталина. Эта версия гласит о выборе Сталина между Германией и капиталистическими странами Запада, в результате которого вторые не удовлетворили его по причине своей недобросовестности, и выбор пал на первую. Добрые отношения с Германией также позволяли утвердить политику СССР в Восточной Европе.

  4. Существует и версия подготовки нападения Сталина на Германию, аргументируемая обучением армии наступательной тактике и концентрацией войск у немецкой границы.

Оценки договора в историографии. В. И. Дашичев полагает, что к лету 1941 года СССР оказался в международной изоляции. По мнению Г. А. Куманёва, пакт для СССР представлял лишь временное достижение нейтралитета, и Сталин это прекрасно осознавал: он признавался накануне заключения договора, что выбор сделан нелёгкий, однако «плюсов» для СССР всё же больше. Пакт дал СССР выигрыш во времени, пока Гитлер приступил к масштабным военным действиям против западноевропейских государств. В.Я. Сиполс и В.М. Кулиш оспаривают позицию об оттяжке войны, указывая, что Германия в 1939 году не собиралась нападать на Советский Союз и в дальнейшем была занята захватом Западной Европы. Российский историк О. Б. Мозохин считает, что заключение договора с Германией, как и наряду с военным конфликтом с Финляндией и исключением СССР из Лиги Наций, подрывало международный авторитет СССР как силы, способной противостоять угрозе нацизма, и осложнило участие мировых коммунистических партий в антифашистском движении. М. Мельтюхов отмечает, что благодаря заключенному соглашению СССР впервые получил признание интересов в Восточной Европе со стороны великой державы. Советский Союз ограничил возможности дипломатического маневра Германии в отношении Англии и Японии, что снижало для СССР угрозу антисоветской общеевропейской консолидации и крупного военного конфликта на Дальнем Востоке. За это пришлось отказаться от антигерманских действий, расширить экономические связи с Германией и прекратить антифашистскую пропаганду. Отдельной историографической проблемой является вопрос о связи пакта с развязыванием Второй мировой войны. Согласно точке зрения западной историографии и некоторых отечественных авторов, заключение договора способствовало началу войны. Тезис исходит из британской позиции, сформулированной в августе 1939 года, что «судьба войны и мира находится в руках СССР» и советское вмешательство способно предотвратить войну. Другие исследователи полагают, что пакт не оказал влияния на начало германо-польской войны, поскольку нападение Германии на Польшу было запланировано в апреле 1939 года [1].

Традиционный взгляд советской историографии заключался в том, что СССР с приходом к власти нацистов предпринимал усилия для сохранения мира, для чего предпринимал ряд мер, таких как заключение пакта о ненападении с Францией в 1935 году. В 1938 – первой половине 1939 года СССР выступал с критикой агрессии Германии и предлагал широкую коалицию для противодействия угрозе, а также военную помощь. Поэтому советско-германский договор о ненападении являлся вынужденным шагом, сделанным тогда, когда стало очевидным нежелание Англии и Франции заключить договор о действенном противодействии агрессии. Слухи о дополнительных секретных договорённостях появились вскоре после заключения соглашения. Публикация текста секретного протокола состоялась в 1948 году по фотокопиям, а затем в 1993 году — по найденным подлинникам. Германия 1 сентября 1939 года начала вторжение в Польшу, а советские войска вошли на территорию Польши 17 сентября 1939 года. Территориальный раздел Польши между СССР и Германией завершился подписанием договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года и дополнительного протокола от 4 октября. В течение 1940 года к СССР были присоединены страны Прибалтики, Северная Буковина, Бессарабия, а также часть территории Финляндии.

Однозначной оценки исследуемого исторического события не существует. Есть утверждения о том, что Пакт явился просчетом и ошибкой Сталина и повлек крайне негативные влияния на дальнейший ход событий. Есть мнение, что Договор – лишь компромисс между двумя вражескими лагерями, а также и что он в принципе не повлиял ни на расстановку сил, ни на планы Гитлера, а лишь закрепил существовавшее положение дел. Как бы то ни было, вопрос остается открытым и сегодня, ведь насколько неоднозначны обстоятельства, предшествовавшие и сопутствующие подписанию этого документа, настолько и велико многообразие новых предположений и гипотез о значении этого события для мирового исторического процесса [6].

2.2. Необходимость составления дополнительного секретного протокола

к пакту Молотова-Риббентропа

После подписания пакта Молотова — Риббентропа, И.В. Сталин отметил необходимость составления еще одного документа – секретного соглашения, причем сразу же обозначил свои территориальные предпочтения (Приложение 3). Вопрос по заключению секретного соглашения был решен положительно. В договоре содержатся обязательства сторон не допускать агрессии друг против друга, не входить в блоки стран – соперников государства-союзника, а также мирно решать возникающие споры и взаимные претензии. Срок действия документа – 10 лет.

Засекреченный протокол гласил о том, что при необходимости переустройства в Европе к Советскому Союзу отойдут Латвия, Эстония, Финляндия и Бессарабия, а к Германии – Литва. Польшу предполагалось поделить по линии Нарев-Висла-Сан. Стоит ли сохранить польскую государственность, предстояло решить сообща согласно дальнейшему ходу политической ситуации в Европе. Полный текст документов был опубликован в 1993 г. после потери статуса «Совершенно секретно».

Существуют противоположные мнения по поводу юридической оценки данных документов. Согласно одним, в договоре о ненападении нет ничего противоправного, и он является вполне обычным документом для рассматриваемого исторического периода, а разграничение сфер интересов не подразумевает изменения статуса разграничиваемых государств, поэтому никакой негативной оценке не подлежит. По другим мнениям, тщательный анализ статей документа прямо свидетельствует о сознательном поощрении агрессора со стороны Советского Союза [3].

Полвека СССР не признавал сам факт существования секретного дополнительного протокола к советско-германскому договору о ненападении. Впервые текст этого секретного протокола был опубликован в СССР лишь в 1989 году, да и то он приводился не по советскому оригиналу, а по копиям из архивов ФРГ. Текст советского оригинала появился в печати три года спустя — уже в новой России. 

О секретных советско-германских договорённостях заговорили ещё в 1946 году в связи с Нюрнбергским процессом. Несмотря на то что главный обвинитель от СССР Роман Руденко предложил западным коллегам исключить из обсуждения ряд тем, среди которых был и вопрос советско-германских отношений 1939–1941 годов, адвокат Рудольфа Гесса Альфред Зайдль с американской подачи представил суду документы, связанные с подписанием пакта Молотова — Риббентропа. Руденко расценил эту акцию Зайдля как провокацию, а документы — как фальшивку. Суд принял сторону советского обвинения.

Посол СССР в ФРГ в 1971–1978 годах Валентин Фалин писал о своём стремлении пролить свет на тайны предвоенных договоров: «Когда весной 1987 года был созван партийный олимп для обмена мнениями по данной теме, я счел свой долг почти выполненным. От присутствовавшего на Политбюро Г. Смирнова мне известно, что все выступавшие, включая А. Громыко, с разной степенью определенности высказались в пользу признания существования секретных протоколов к договору о ненападении и к договору "О границе и дружбе", заключенных СССР с нацистской Германией соответственно в августе и сентябре 1939 года. Кто-то из присутствовавших отмолчался. Итог подвел М. Горбачев: "Пока передо мной не положат оригиналы, я не могу на основании копий взять на себя политическую ответственность и признать, что протоколы существовали"»[8]. 

В октябре 1992 года «закрытый пакет» № 34 с советскими оригиналами советско-германских документов, куда входил и секретный протокол, был обнаружен в ходе изучения секретных фондов бывших архивов ЦК КПСС, и на состоявшейся 27 октября 1992 года пресс-конференции эти оригиналы были представлены всему миру.

Глава 3. Возможные последствия заключения пакта Молотова-

Риббентропа с точки зрения исторического и военного значения

3.1. Историческое, правовое и военное значение договора о ненападении

Вопрос о последствиях подписания пакта о ненападении является предметом дискуссии многих историков, политиков, учёных. По мнению многих современных российских ученых, благодаря заключению пакта СССР:

  1. Вернул территории, ранее входившие в Российскую империю, таким

образом расширив свои пределы. Расширение территории с геополитической точки зрения считается одной из ключевых целей любого государства;

  1. Отсрочил начало войны на два года и благодаря ухудшению германо-

японских отношений устранил угрозу войны на два фронта;

  1. Предотвратил создание враждебной коалиции, Англии, Франции и

Германии. Эта позиция воспроизводит основные тезисы советской версии.

Существуют две точки зрения на подписание пакта Молотова — Риббентропа (Приложение 1).

К негативным последствиям в отечественной историографии принято относить:

Дезориентацию антифашистских сил;

Сворачивание антифашистской пропаганды;

Ослабление антифашистского фронта;

Получение Германией свободы манёвров в Европе;

Снабжение Германии советскими сырьём и продовольствием;

Притупление бдительности в отношении Германии;

Укрепление на Западе антисоветских тенденций;

Понижение международного престижа СССР.

К негативным итогам для стран Восточной Европы относятся утрата независимости Польшей, Литвой, Латвией и Эстонией [1].

Было ли заключение пакта вынужденной мерой со стороны СССР?

Я считаю, что нет. Потому что, непосредственная военная угроза со стороны Германии в августе-сентябре 1939 г. еще отсутствовала. Попробуем смоделировать альтернативные пакту сценарии развития событий. Советский Союз мог не заключать соглашений ни с Англией и Францией, ни с Германией. В этом случае мировая война началась бы 26 августа 1939 г., рейд отряда Херцнера вошел бы в историю спецопераций. Однако в этом случае уже к середине сентября немецкие войска вышли бы на линию советско-польской границы. Она в сентябре 1939 г. пролегала недалеко от Минска в Белоруссии, Новоград-Волынска и Шепетовки на Украине. Т.е. от промышленных и политических центров СССР их бы отделяло меньшее расстояние, чем в реальном 1941 г. Прибалтика, скорее всего, была бы занята войсками Красной армии во избежание появления немецких войск еще в мирное время под Нарвой и Псковом. Война пришла бы на территорию СССР ориентировочно в 1941 г. В активе выигрыш времени, в пассиве — сдвинутая далеко на восток по сравнению с реальным 41-м граница. Как мы помним, до Москвы в свое время немцы не дошли считанные километры [7].

Так, по мнению одного из военных историков Алексея Исаева, вторым вариантом было бы заключение военного и политического договора с союзниками без жестких условий (коридоры, обязательства) и детального планирования. Предотвратить разгром Польши в этом случае было бы вряд ли возможно. Даже удары советских самолетов вряд ли смогли бы остановить Гудериана на пути к Бресту. Прибалтика была бы занята с молчаливого согласия союзников опять же во избежание появления немцев под Нарвой. Красная армия мобилизуется, рабочие руки изымаются из промышленности, войска несут потери. Следующий раунд последовал бы летом 1940 г. Вермахт наносит удар по Франции. Верная союзническим обязательствам Красная армия переходит в наступление. В распоряжении немцев для размена времени на территорию — вся Польша. Максимум того, что могла бы достичь Красная армия обр. 1940 г. т.е. не имеющая ни КВ, ни Т-34, ни уроков Финской войны — прорыв в западную Украину и западную Белоруссию. Крупные массы БТ и Т-26 ждало бы беспощадной избиение из противотанковых пушек немцев. Примеры в изобилии дает 1941 г. Даже достижение линии Вислы представляется чересчур оптимистичной оценкой. Разгром Франции практически предопределен, а после него следует рокировка войск на восток. Вместо «Битвы за Британию» Вермахт и Люфтваффе обрушиваются на ослабленную боями Красную армию в Польше. В итоге ни выигрыша времени, ни благоприятного стратегического положения границы.

В таком раскладе третий вариант, т.е. заключение пакта представляется меньшим из зол. Было выиграно как время, так и расстояние. Красная армия с 1 млн. 700 тыс. человек в августе 1939 г. выросла до 5,4 млн. человек в июне 1941 г. Войск получили на вооружение новую технику: самолеты и танки новых типов. Есть только одно «но»: «внезапное нападение». Красная армия в 1941 г. была упреждена в мобилизации и развертывании. Но в 1939 г. такой сценарий вступления в войну вряд ли даже рассматривался. В любом случае превосходство варианта «разгром в Польше в 1940 г.» над вариантом «сильная Красная армия, упрежденная в развертывании в 1941 г.» прямо скажем неочевидно.

Вывод: Соглашение с Советским Союзом как Германией, так и Англией и Францией расценивалось как вспомогательное средство в проводимой ими политике. В одном случае это было соглашение о невмешательстве (пакт), в другом — союзнический договор или хотя бы односторонние гарантии. Практическое воплощение в жизнь военного соглашения с СССР с целью обуздания агрессора всерьез не рассматривалось. Баланс сил пакт Молотова-Риббентропа как таковой не изменил. Военные реалии были таковы, что разгром Польши был предопределен. Если бы у союзников был четкий и реалистичный план действий на случай войны, а не только замысловатая система запугивания противника, то польское государство теоретически могло сохраниться. Впрочем, если бы детализированный план войны все же присутствовал, то и соглашение с СССР, так или иначе, состоялось бы.

3.2. Политические оценки и мнения по поводу исторического, правового и военного значения договора о ненападении в период 1939 – 2020 годов

В 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил секретные протоколы Договора о ненападении между Германией и СССР августа 1939 года. Осуждение стало тем тараном, который работал на уничтожение Советского Союза. Не единственным, но важным.

Президент Литвы Гитанас Науседа в недавнем заявлении о попытках России переписать историю Второй мировой войны напомнил о решении 2-го Съезда народных депутатов СССР, который в 1989 году осудил пакт Молотова — Риббентропа. Между тем это решение принималось в политических целях и потому противоречило как историческим фактам, так и основным правилам исторической науки. В частности, Литва в советско-германских соглашениях о сферах влияния упоминается не в пакте Молотова — Риббентропа, а совсем в других документах, так что соглашение о ненападении от 23 августа 1939 года никоим образом не предопределило «советскую оккупацию» Прибалтики.

Известно, что сомнительная в правовом и историческом плане оценка пакта Съездом послужила для Прибалтийских союзных республик псевдоправовой базой для обоснования их выхода из СССР. На основе этой оценки прибалты сформулировали концепцию «советской оккупации», а затем и концепцию псевдоправового выхода республик из СССР.

Дело в том, что Литва была включена в сферу влияния СССР согласно секретному дополнительному протоколу к советско-германскому договору от 28 сентября 1939 года, а не от 23 августа 1939 года. Но Литва 30 лет отмечала дату 23 августа как дату попадания в сферу «преступного влияния» СССР. Там осознали ошибку только в 2015 году, когда было завершено следствие по известному делу 13 января 1991 года, которое в 2016 году начал рассматривать Вильнюсский окружной суд.

Фактически на съезде в 1989 году осуществлялось широкомасштабное политическое манипулирование правовыми и историческими понятиями. В результате 2-й Съезд народных депутатов СССР своим постановлением осудил советско-германский договор от 23 августа 1939 года и секретный протокол к нему, признав их «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания».

Съезд также квалифицировал секретный протокол к договору как средство «предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства». Фактически это было в какой-то мере абсурдное решение, которым пытались ревизовать уже состоявшееся прошлое. Между тем не вызывает сомнений, что пакт Молотова — Риббентропа прекратил свое действие после того, как Германия 22 июня 1941 года начала военные действия против СССР.

Доктор исторических наук Владимир Кикнадзе считает, что постановление Съезда народных депутатов СССР с осуждением пакта Молотова-Риббентропа не обязательно признавать недействительным. По его мнению, необходимо изложить нынешнюю позицию России по советско-германским договорам 1939 года. По его мнению, "вероятно, следует уйти от признания постановления 1989 года недействительным, поскольку с юридической точки зрения выглядит не совсем логичным и обоснованным признавать тот факт, который уже имел место".

В 1989 году, к сожалению, прозвучала не как историко-правовая оценка, а как политический акт". Сейчас будет правильным дать современную точку зрения России на события, предшествовавшие началу Второй мировой войны.

Искать причины гораздо дальше, чем 1939 году и даже в 1938 году, когда были заключены Мюнхенские соглашения. Начинать с 1933 года, с 1934 года, с прихода к власти фашизма в Германии, заключение первых договоров между уже фашистской Германией и Польшей. Не Мюнхен стал пусковым крючком войны, а история 33-34 годов, когда Германия заключила первый пакт – с Польшей.

Мы заботились о своих соотечественниках, которые проживали на территории нынешних Белоруссии, Украины. В Польше они находились на положении людей низшего сорта. Поэтому в 39-м году мы спасали от геноцида своих соотечественников: русских, белорусов, украинцев, евреев.

А самое главное: мы не просто были последними, кто заключил такой договор, а третьими или четвёртыми. До нас с 1933 по 1939 годы такие же заключили уже 10 государств Европы, плюс Япония и Маньчжоу-Го. На «пьедестале почёта» тут Великобритания, которая заключила четыре договора с Германией. Следом Италия и Франция, у них по три договора. Литва, Латвия и Эстония также заключили с Германией двусторонние договора о ненападении в марте – июне 39-го. 

И следующий шаг, о котором говорят учёные – это изменение хронологической границы начала Второй мировой войны. Сейчас это дата начала войны с Польшей. Но надо её сдвигать либо на 1931 год – это начало оккупации Японией Маньчжурии, где к 1 сентября 1939 года было убито 20 млн граждан Китая. Либо на 1937, к которому Италия, Германия и Япония уже развернули боевые действия и в Европе, и в Африке, и в Азии. То есть, по сути дела, Мировая война полыхала уже до 1 сентября 1939 года.

Вывод: Я считаю, что в момент осуждения пакта, в 1989 году, это было конъюнктурное действие. Оно было продиктовано происходившей «Перестройкой». Потому что эти действия способствовали распаду государства, и так называемому «параду суверенитетов». Если мы прочитаем самый последний пункт постановления 1989 года, то увидим там раскрытие основных мотивов: «…обеспечить каждому народу Советского Союза возможности свободного и равноправного развития в условиях целостного, взаимозависимого мира…». Подтверждает это намерение кремлёвской власти 1980-х состав Комиссии, на заключение которой ссылаются депутаты в Постановлении. Созданная 1 июня 1989 г., она состояла из 26 человек, из которых 11 были депутатами от Прибалтики. Сначала руководство страны отказалось от своих европейских партнёров по Организации Варшавского договора, заявив, что СССР не будет вмешиваться в восточно-европейские дела. Безропотно приняли навязанную Западом формулу по объединению Германии, «обсудили» с главой США положение в Прибалтийских республиках. И дальше, естественно, пошли процессы внутри самого СССР: это осуждение пакта Молотова-Риббентропа. До этого лишение Л.И. Брежнева ордена Победы, окончательный отход от «доктрины Брежнева». После Мальтийского саммита 1989 года – это всё были части единого процесса по развалу нашего великого Отечества.

Заключение

Изучив и исследовав содержание, особенности и причины возникновения исторических архивных источников, связанных с подписанием пакта Молотова — Риббентропа, я пришёл к выводу, что неоспоримыми аргументами «за» подписание пакта Молотова — Риббентропа являются следующие:

  1. Советский Союз был избавлен от угрозы вести войну на западном и восточном фронтах одновременно;

  2. был поколеблен баланс сил в Европе и мире, причем довольно неожиданно для многих стран;

  3. разрушен союз Японии и Германии;

  4. СССР выиграл время для подготовки к войне;

  5. была предотвращена угроза образования крупной антисоветской коалиции демократических и фашистских стран.

Вопреки ожиданиям мировая война вспыхнула не против Советского Союза, а в лагере капиталистических государств. Однако, я считаю, что не оправдались надежды Сталина на то, чтобы вступить в войну в наиболее удачный момент и одержать легкую победу над ослабленными соперниками. Не менее значимы и аргументы «против» пакта: был разрушен международный престиж Советского Союза, до этого занимавшего крайне враждебную по отношению к фашизму позицию; растерянность и дезориентация советского народа, тем более, накануне тяжелых испытаний; произошел раскол в коммунистическом лагере из-за того, что еще вчера боровшиеся против сил фашизма коммунисты, теперь были вынуждены защищать союз Сталина и Гитлера.

Но, благодаря подписанию пакта, Германия также была избавлена от угрозы вести войну на два фронта, которая вполне могла последовать за нападением Гитлера на Польшу. К тому же, вермахт крайне нуждался в сырье для военного производства, что также послужило веским аргументом к сотрудничеству с Советским Союзом. В любом случае, для Гитлера это был лишь тактический шаг на пути к большой цели, и война с СССР была неизбежна – это являлось лишь вопросом времени.

Вывод по исследованию: заключив пакт Молотова — Риббентропа, наша страна на время сумела предотвратить конфликт с Германией, по крайней мере до французской кампании. А именно этого упорно желали дипломаты Англии и Франции.

Я считаю,что СССР отсрочила момент нападения Германии, выиграв время для подготовки, а также отодвинула врага от своих центральных районов. Нельзя забывать и о территориальных стремлениях Советского Союза. Он приобрёл новые территории, на которые распространил своё влияние. В результате подписания пакта Молотова — Риббентропа резко охладились отношения между Третьим Рейхом и милитаристской Японией, что не в последнюю очередь повлияло на её пассивность во время Второй Мировой войны.

Таким образом, заключение пакта Молотова — Риббентропа укрепило геополитическое положение Советского Союза и на время позволило отсрочить войну. Советскому Союзу для обеспечения своей безопасности и существования как самостоятельного политического субъекта было необходимо заключение пакта Молотова — Риббентропа. Подписание договора между Германией и СССР было закономерным и полностью вытекающим из сложившихся исторических обстоятельств.

Что касается, осуждения принятия такого документа, как пакт Молотова — Риббентропа, то я думаю, что оценка любого исторического события должна даваться в контексте того времени, когда оно свершалось. Считаю, что и с исторической, и с военной позиции, пакт Молотова – Риббентропа был шагом вынужденным и оправданным с точки зрения обеспечения безопасности Советского Союза накануне войны. Если же брать его моральный аспект, то я не одобряю последовавших за этим действий тогдашнего руководства СССР на территории Прибалтики и ряда других стран, но это, как известно, было в природе его идеологической сущности.

Приложения

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Список использованной литературы

  1. https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/pakt_molotova-ribbentropa_ego_znachenie_i_ocenki/

  2. https://histerl.ru/kurs_sssp/pakt-molotova-ribbentropa.htm

  3. https://histerl.ru/kurs_sssp/pakt-molotova-ribbentropa.htm

  4. Алишина Г. Н. Отечественная история. Часть II (XX – начало XI в.): Учеб. пособие / Г. Н. Алишина, В. В. Миркин, Е. А. Казакова и др. – Томск.: Изд-во Том. ун-та, 2012. – 228 с.

  5. Документы и материалы кануна второй мировой войны.1937-1939. сб. материалов в 2-х томах. Т.2. Январь-август, 1939 г. – М., 1981.

  6. https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/posts/2019/08/22/osobyj-dokument.html Журнал «Историк».

  7. Исаев А. «О военном значении пакта Молотова — Риббентропа, блог «Альтернативная история» http://alternathistory.com/aleksej-isaev-o-voennom-znachenii-pakta-molotova-ribbentropa/

  8. «Необходимо поставить точку в вопросе пакта Молотова-Риббентропа. Интервью с историком Владимиром Кикнадзе». Март, 2022 г.

  9. Речь И. В. Сталина на заседании Политбюро от 19.08.1939 г. Война 1939-1945. Два подхода: сборник статей. Ч. 1 / Сост. В. Г. Бушуев; под ред. Ю. Н. Афанасьева – М.: РГГУ, 1995. – С. 136 – 137.

  10. Фролов М. И., Кузенкова М. В. Историко-правовые оценки пакта Молотова-Риббентропа. Научная статья [Электронный ресурс] / CyberLeninka. — https://cyberleninka.ru/article/v/istoriko-pravovye-otsenki-pakta-molotova-ribbentropa

Просмотров работы: 115