История развития промышленности Верхоянского района Якутии. От своего рождения до наших дней

XXI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

История развития промышленности Верхоянского района Якутии. От своего рождения до наших дней

Филатов Р.И. 1
1МОАУ "Лицей №6" имени З.Г. Серазетдиновой
Зайцева Ю.А. 1
1МОАУ "Лицей №6" им. З,Г, Серзетдиновой
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Республика Саха (Якутия) – самый большой субъект Российской Федерации и действительно уникальный регион (Приложение 1). Она знаменита едва ли не на весь мир своими экстремальными морозами, невероятно красивой природой, добрыми и приветливыми жителями и конечно же, алмазами. Именно в Якутии находятся крупнейшие в России, и одни из самых крупных в мире, залежи этого прекрасного минерала. На всю Россию широко известны легендарные алмазодобывающие рудники «Мир», «Интернациональный», «Айхал», «Удачный» и многие другие, приносящие нашей стране миллиарды долларов ежегодно. Многие слышали названия легендарных городов-алмазодобытчиков, выросших на бортах этих карьеров – Мирный, Удачный, Айхал, Накын вахтовый и прочие.

Однако, не всем известно то, что алмазы – далеко не единственное ископаемое, добываемое в Республике. На самом деле, в недрах этого северного региона скрыта практически вся таблица Менделеева. В Якутии находятся огромные запасы газа, угля, нефти, многочисленных редкоземельных и цветных металлов, особенно золота и олова. На последних двух мы и остановимся подробно в этой работе. А именно на месторождениях олова и золота в Верхоянском районе (улусе) Якутии (Приложение 2), который по-настоящему можно назвать уникальным, истории развития добывающей промышленности этого района, начавшейся ещё в 40-х годах 20-го столетия и продолжающейся по сей день. За 80 лет своей эпохи она пережила свой рассвет, практически полную гибель и новое рождение уже в наши дни. И если сейчас в тех местах почти везде полная тишина, то всего 40 лет назад там всюду гремели моторы и грохотали предприятия, жили и работали люди – развитие этого района шло полным ходом.

Проблема нашего исследования заключается в слабом понимании всех перспектив золото и оловодобывающей промышленности Верхоянского улуса Якутии, а также слабой освещённости истории Верхоянья средироссиян.

Актуальность работы в том, что в нынешний период санкций против России и напряжённой политической обстановки нашей стране очень необходимо развивать свою добывающую промышленность, особенно в арктических регионах.

Цель исследовательской работы состоит в том, чтобы осветить историю Верхоянского улуса Республики Саха (Якутия), а также доказать необходимость и всю важность промышленности по добыче олова и золота в Верхоянье.

Глава I. На Янской земле.

Свое название Верхоянье получило от суровой, но невероятно красивой северной реки Яны – одной из главных речных артерий Якутии. Река Яна протекает в Северо-Восточной части Республики, между реками Индигирка и Лена, путь её составляет 872 километра, начинаясь от подножий гор Верхоянского хребта, где она образуется путём слияния рек Сартанга и Думалаха и оканчивается Янским заливом моря Лаптевых, куда эта река впадает. Яна – судоходная, но в то же время своенравная и опасная река: она имеет множество островов, проток и карманов. Глубина реки доходит до 7 метров, а ширина варьируется от 160 и до 400 метров, местами с крутыми берегами, порогами и сильными течениями.

Здешний рельеф практически полностью представлен горами. Верхоянский, Куларский хребты, Селленяхский кряж, Янское плоскогорье раскинулись на невероятных просторах этого региона. Именно на Яне начинается легендарный горный хребет, носящий имя знаменитого русского исследователя Ивана Дементьевича Черского. Лишь в самых северных районах Янской Земли на берегах моря Лаптевых горы переходят в арктические пустыни. Всю южную часть занимает тайга, далее плавно переходящая сначала в тундру, а затем и в арктическую пустыню.

Расположен, к слову, практически весь этот регион за Северным полярным кругом. Климат на Яне очень суровый – январские и февральские морозы в этих краях достигают -65 градусов Цельсия с сильными ветрами на севере, ледяная зима длится 7-9 месяцев, лето короткое и прохладное, но весьма богатое на краски и солнышко. И, как никак, жить людям в таких условиях действительно тяжело и по сей день.

Однако, несмотря на всю свою отдалённость, труднодоступность и особенности климата эти места полностью безлюдными никогда не были. Издревле всю Якутию заселяли коренные народы Крайнего севера – эвенки и эвены (как их ещё называли, тунгусы), севернее юкагиры, и прочие, куда более малочисленные этнические группы, и Янская земля, или как её называли эти самые коренные жители – Янга, исключением не была. Якуты же сюда пришли только к 13-14 веку нашей эры из Центральной Азии и Южной Сибири, и относились они более к тюркским, нежели к северным народам.

Северяне приход незваных гостей встретили без радости, и началась долгая и тяжёлая война. Примирить народы и прекратить противостояние удалось лишь к 17-му веку с присоединением Якутии к России.

Как итог, к началу 1640-х годов, когда обстановка в Якутии стабилизировалась, в регион стали массово проникать русские люди, в основном землепроходцы, местные жители которым были всегда рады и встречали торжественно и всем наслегом (небольшая деревенька, населённая коренными жителями, занимающимися традиционными ремёслами).

И вот примерно с этого момента начинается планомерное освоение всего этого загадочного и доселе неизвестного края. Сюда проникают первые крупные экспедиции русских землепроходцев, первыми из которых стали походы: Иванова, Ерастова, Зыряна, Бузы, Дежнёва и Стадухина, прошедшие примерно следом другом за другом в период с 1636 по 1644 годы.

Маршруты этих и всех последующих исследователей в основном проходили по крупным рекам – Лене, Индигирке, Колыме и самой Яне, а также вдоль морского побережья Якутии, от западной её части и до самой восточной, в устье реки Колымы. Именно тогда на реке Яне были построены первые 2 зимовья: Усть-Янское (ныне село Усть-Янск, Усть-Янский улус) и Верхоянское (ныне город Верхоянск, Верхоянский улус), выполнявшие роль станций , где можно было отдохнуть, пополнить запасы продовольствия, и т.п.,

В дальнейшем в Якутию продолжали засылать отряды первопроходцев, и к 20-му веку уже было сделано множество открытий, выстроены первые зимовья, позднее выросшие в полноценные селения. Но, тем не менее, это было самое начало – закладка первого фундамента. К моменту создания СССР география и геология региона были изучены крайне плохо, почти не было никакой логистики и цивилизации, край оставался загадочным и неизвестным.

Приложение 1: Карта Якутии

Глава II. Первая промышленность.

Тем не менее, самые первые полезные ископаемые близ реки Яны нашли уже в 1764 году – их обнаружил житель города Якутска Кычкин, проезжавший здесь. Это оказались выходы серебряных и свинцовых руд, как впоследствии выявил анализ образцов породы, проведённый в лаборатории Екатеринбурга. Тогда люди впервые задумались о добыче ископаемых в этих краях.

Спустя 2 года данное месторождение, расположенное на Верхоянском Хребте, по ручью Эндыбал посетил Пятидесятник Нерчинской Воеводской Канцелярии Удорин. Он на протяжении 2х лет осматривал и изучал местность и само месторождение. Спустя уже 6 лет после его уезда в район прибыл унтер-шихмейстер Метенев, и тогда на месторождении даже выстроили несколько, как их тогда называли, заводов по добыче свинцовых и серебряных руд. Проработали они всего 5 лет, закрывшись в 1779 году, но это событие, тем более по тем временам, было очень большим прогрессом.

Далее, увы, вплоть до Первой Мировой Войны никаких добывающих работ здесь не проводилось, несмотря даже на то, что в 1850 году Эндыбал и его окрестности осмотрел инженер-поручик Меглицкий и признал месторождение полиметаллов благонадёжным, составив первое геологическое описание местности и минеральный состав местных рудных тел. В свою очередь Коновин оформил заявку на полноценную разведку всего Эндыбала, однако, так и не добился проведения работ.

Зато в 1915 году местный охотник по фамилии Митак на Западном склоне Верхоянского хребта по ручью Болбук наткнулся на выходы свинцовых руд, после чего начал сам выплавлять свинец для своих нужд. Более капитально к данному вопросу подошёл Семёнов, который в этом же году, на уже упомянутом ранее ручье Эндыбал основал «Горное Предприятие», и руководил добычей свинца на этом месторождении, а бывший политссыльный Суровецкий занимался перевозкой добытой руды к устью реки Алдан, где была построена отражательная печь для её плавки. Уже 1916 году были выплавлены первые 300 пудов свинца. Такое оживление в Верхоянье началось в первую очередь из-за острого дефицита свинцовой дроби для фронта.

Однако, вскоре началась гражданская война и в Верхоянье, как и во всей Якутии шли весьма активные, по меркам северных регионов бои, а Верхоянске и вовсе укрепился форпост и штаб красногвардейцев. Как итог, в результате сражений рудник и завод Степанова были разрушены. Лишь после установления Советской власти в 1927 году это предприятие восстановили, однако, теперь, в мирное время добыча свинца там оказалась нерентабельной и через год оно закрылось.

Очередной застой продолжался 4 года. Но вдруг, после всех этих событий, неожиданно для всех, 1931 год производит эффект разорвавшейся бомбы на всю промышленность Советского Союза. С этого года начинается основной период в истории развития промышленности Северо-Восточной Якутии, и главную позицию в нём будет занимать именно Верхоянье. Теперь освоение этого большого и неизведанного края будет идти полном ходом, всё более и более усиливаясь с каждым месяцем.

Приложение 2: Карта Верхоянского Улуса Якутии (Верхоянья) на 1995 год.

Глава III.Эге-Хая и Кестёр. От первых партий до Дальстроя.

В целом, серьёзную активизацию геологических исследований в Якутии вполне легко объяснить тем, что страна, восстановленная после тяжёлой Гражданской войны, теперь должна была развиваться. А для этого нужны были новая техника, механизмы, технологии и много ресурсов – полезных ископаемых. В СССР было мало золота и совершенно не было олова. Вплоть до открытия собственных месторождений они закупались у других стран.

Главное внимание было сконцентрировано на олове, поскольку этот металл был чрезвычайно распространён в промышленности. Но своего олова в СССР не было, а закупать его к началу 1940-х уже было пагубно – Советский Союз за эти 20 лет погряз в огромных долгах, отдавать которые было почти нечем, ведь золота в нашей стране почти не было. Государству необходима собственная, независимая от других стран добывающая промышленность, тем более такого нужного металла, как олово. По этим причинам, в 1931 году по всей стране начинаются усиленные и объёмные геологические изыскания, главная задача которых – обнаружить олово, а далее и золото.

Конкретно в Якутии этим делом занялось Якутское Районное Геологическое Управление (ЯРГУ). В 1931 году оно отправило в Западное Верхоянье первые 2 геологические партии. Поиски велись на нескольких основных участках – на Верхоянском Хребте, в районе ручья Эндыбал, в районе реки Адычи и самой Яны. Партии со своими задачами справились. Вскоре пошли первые обнадёживающие находки, самой важной из которых стало обильное проявление оловянных пород в районе хребта Орулган.

После этого события геологический интерес к Верхоянью существенно возрос. В 1933 году было обозначено наличие оловоносной провинции у берегов реки Яны. Стало ясно - олово обнаружено. Теперь осталось только найти крупное месторождение в провинции. Этим люди и занялись.

В 1934 году организовывается Якутское Отделение Союз Олово Никель Разведки (ЯОСНОР), в руки которого сразу переходят все геологическо-поисковые задачи на Северо-Востоке Якутии. Эта организация ежегодно отправляет в Верхоянье уже по 8-10 партий геологов.

Результат этих трудов был великолепный – новые месторождения шли одно за другим. С 1934 по 1939 годы было обнаружено более 30 рудных и россыпных месторождений олова и золота, среди которых такие наиболее крупные залежи ископаемых, как Улахан-Эгелях, Красная Горка, Хотон-Хая. Но, увы, они всё-же были нерентабельными для полномасштабной разработки. Долго не удавалось найти серьёзное месторождение, способное обеспечить оловом весь Советский Союз. Однако в итоге удалось добиться цели.

В 1936 году, работая на территории Янского наслега Верхоянского района, в 18 км от центрального села Юттях, недалеко от сопки Киргиллях и горы Ыннах-Хая, геологи обнаружили немало руды, содержащей внушительное количество олова. Тут же проведённые исследования показали, что месторождение внушительное и весьма перспективное. И уже в 1937 году геологи начали интенсивные разведочные работы - проходку шурфов и штолен, подготовку к промышленному освоению месторождения. Безымянную сопку назвали Эге-Хая (по-якутски Эсе-Хая, в переводе значит «Гора-Медведь»), в честь встречи на ней со зверем-хозяином Северной Тайги.

Людей, сил, продовольствия, техники не хватало. Было принято решение перебросить на Эге-Хая технику и людей из Якутска и других геологических партий, все силы сосредоточив на новой богатой оловом жиле. На сопке быстро выстроился первый посёлок, состоящий пока только из 14 бараков и 10 палаток, где жили шахтёры и геологи. Так и родился посёлок Эге-Хая.

В конце 1937 года началось строительство рудника, которым руководило «ЯкутОлово». Параллельно с этим строили первые две экспериментальные обогатительные фабрики: 10-ти и 50-ти тонной мощностей в сутки. Окончилось их строительство в 1941 году, но добыча велась уже много раньше, и её темпы продолжали расти. Так, 1938 году было добыто первые 2,9 тонн оловянного концентрата, в 1939 - 20, а в 1940 – уже 51,6.

Уже в 1939 году в посёлке проживало почти 1200 человек, было 40 жилых и 5 производственных строений, среди которых: медпункт, баня, столовая, магазин и клуб на 120 мест. При этом строительство отставало от графика и решить эту проблему было очень сложно. Серьёзно замедляли процесс сложности взаимодействия и организации различных трестов и предприятий, постоянная нехватка рабочей силы, трудности снабжения, которое по зимнику до сих пор везли гужевой тягой. Доставлялось практически всё: дрова и деловой лес, стройматериалы, продукты питания, бытовые товары, оборудование и прочее. Стало ясно, что данную ситуацию надо исправлять, и в феврале 1939 года колонна из 3 тракторов и 8 автомашин ЗИС-5 выдвинувшись из Якутска, пробила автозимник и прибыла в посёлок Эге-Хая. С этого момента свою роль в снабжении рудника играли автомобили, но значимость лошадей и оленей, тем не менее, не приуменьшилась.

С кораблями дела обстояли ещё лучше. Ещё в 1933 году было организовано Северо-Якутское Речное Пароходство (СЯРП), которое занималось грузовыми и пассажирскими перевозками по всем крупным рекам региона. В 1936 году в Верхоянск пришел первый пароход. За 1939 год по реке в Верхоянский район было перевезено 7700 тонн грузов и 650 первых пассажиров. Перевозки продолжали быстро расти, при том что период навигации здесь никогда не превышает 3-х месяцев в год. А в 1938 году близ посёлка, на берегу озера Кумах открыли метеостанцию и аэропорт. Так в Эге-Хая появился ещё один – воздушный транспорт.

Как видно, строительство Эге-Хайского рудника не только приносило стране олово, но и развивало весь Верхоянский район. Там появлялась новейшая логистика и цивилизация, прибывали люди. В селе Юттях началось строительство кирпичного завода, лесопилки, столярных мастерских и склада провианта. Дорожники построили автодорогу Эге-Хая – Юттях.

Тем временем, было решено начинать строить новую, мощную и большую обогатительную фабрику. Такая фабрика нуждалась в надёжном обеспечении водой со стройматериалами и подходящей площадке. Процесс поиска площадки прошёл быстро, но невероятно сложно, десятки вариантов в ходе него были забракованы, и в итоге площадка была выбрана. Это было примерно в 20-ти км от посёлка Эге-Хая, в месте впадения в Яну речки Батагай. Так, в феврале 1939 года на карте Якутии появился новый посёлок по имени Батагай, который и должен был обслуживать строящуюся в нём обогатительную фабрику.

Параллельно с этим, в 70 километрах к юго-западу от Батагая группа геологов под командованием Епифанова, того самого человека, который открыл месторождение Эге-Хая, обнаружила ещё одну, не менее перспективную залежь оловянного металла. На горе Кестёр, после проверки запасов ископаемого было принято решение начинать добычу олова. Так началась отработка уже второго рудного оловянного месторождения Верхоянья, названное Кестёр.

На Кестре дела шли медленнее, нежели на Эге-Хая, ввиду его отдалённости и труднодоступности - в окрестностях не было ни дорог, ни крупных рек. Не было даже леса – кругом скальная порода и тундровые равнины. Тем не менее, в кратчайшие сроки был пробито сообщение с другими населёнными пунктами, на самом Кестре появилось небольшое поселение, где поселились рабочие и геологи, начавшие первые добывающие работы. Однако, полноценно развиться, как рабочий посёлок Кестёр так и не успел, он получил совершенно другой, увы, печальный статус. С 1940 года в жизни Верхоянья, и всей восточной Якутии наступает новая эпоха – эпоха Дальстроя.

Под командованием Дальстроя.

Дальстрой представлял из себя трест, занимавшийся развитием дальнего северо-востока нашей страны. Это было суперпредприятие. На пике своего могущества Дальстрой представлял «государство в государстве», подчинявшееся лично И.В. Сталину и высшему руководству НКВД СССР. Из-за ранее перечисленных проблем, развитие Севера шло слишком медленно и тяжело. Ввиду неэффективности обычных мер, Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании «комбината особого типа», с особой системой управления, организации и широкими правами, полномочиями.

Так, 13 ноября 1931 года и родился комбинат «Дальстрой». Задачей его было в кратчайшие сроки добыть как можно больше олова и золота, развить логистику и инфраструктуру, выстроить города и посёлки на вечной мерзлоте. Начавшись с Магаданской области Дальстрой полностью контролировал также Чукотский АО, север Камчатского и Хабаровского краёв и практически половину Якутии. Первым директором комбината стал Э.П.Берзин.

На всех этих землях «супертрест» имел экстраординарные полномочия и фактически был всевластен. Он устанавливал свои органы правления, имел в своём подчинении подразделения НКВД и суды. В основном, эта власть была справедлива, однако, далеко не всегда. В подчинении Дальстроя находились также и лагеря заключённых, которые компенсировали нехватку рабочей силы и, отбывая срок, принудительно работали на тяжёлых промышленных работах. Однако существенная часть работ выполнялась вольнонаёмными рабочими вплоть до 1938 года, когда под контролем комбината появились целые подразделения лагерей ЛЕНЛАГа, ИНДИГИРЛАГа, ЯНЛАГа и им подобных (названия даны по крупным рекам, на которых лагеря располагались).

Под контроль Дальстроя Верхоянье перешло в 1941 году, когда стало ясно, что освоение Янского края идёт медленно и нужно было принимать меры. Сразу после этого в Верхоянье установилась новая система управления, изменились методы работы. Вместо множества мелких геологических партий работами теперь занималась одна – ГРО в составе Янского Горно-Промышленного Управления (ЯГПУ), сегодня это «Янгеология».

Параллельно с этим на место прибыли и первые заключённые. Самый первый трудовой лагерь был основан в Эге-Хая, затем схожие появились в Батагае, на Кестре и прочих важных промышленных участках. Сколько заключённых прошло через Янские лагеря подсчитать уже невозможно, но это были десятки, а то и сотни тысяч человек. В лагеря ЯНЛАГа отправлялись преступники, политзаключённые и прочие осужденные со всей страны, пополняясь по прибытию местными осужденными. Заключённые работали на всех видах тяжёлых работ. Условия их жизни были ужасными, но приемлемыми для жизни человека. Длинный рабочий день, скудная трапеза, упрёки охранников, не самая тёплая одежда, холодные палатки и деревянные бараки. Однако, в этих условиях человек мог жить и работать, распространённые заявления о «рваной одежде в -60 градусов и регулярном голоде» являются не более чем детищем антисоветской пропаганды, так как в таких условиях выжить было бы невозможно никому, а такой подход был невыгоден. Смертность в лагерях, была весьма высокой, но много больше половины узников выходили на свободу после окончания срока. Чаще всего рядом с лагерем было поселение, где жили квалифицированные рабочие для специальных работ. Так было в Эге-Хая и в Батагае. На Кестре вольных людей жило крайне мало, юридически же посёлка там не было, а было только 2 лагеря (летний и зимний), основными обитателями которых были невольники.

Тем не менее, повсюду уже шло активное строительство. Именно на эпоху Дальстроя выпало тяжёлое бремя Великой Отечественной Войны. Нападение фашистов заставило рабочих Верхоянья трудиться ещё усерднее, вся добытая руда сразу шла на фронт. Так, в 1943 г. в работу была введена новая, Батагайская обогатительная фабрика №418. Туда возили руду с шахты Эге-Хая. Вскоре автодорога соединила Эге-Хая и Батагай. Одним из самых больших достижений того времени стало введение в ход 70-километровой дороги, соединяющей Кестёр и Батагай. И к 1945 году в Батагае жили 1700 человек, в Эге-Хая около 2500, и то без учёта заключённых лагерей. В посёлках были школы, больницы, хороший жилой фонд, инфраструктура – все условия для нормальной жизни народа.

Закончился дальстроевский период лишь во второй половине столетия. Сразу после смерти И.В. Сталина, в 1953 г. власть переподчинила трест Управлению Металлургии в СССР, устранив его широкие права, 30-го декабря 1956 г. был закрыт ЯНЛАГ, а многие узники освобождены. Спустя же 4 месяца, 29 мая 1957 г. Дальстрой навсегда прекратил своё существование.

Подводя итоги деятельности Дальстроя в Верхоянье, можно сказать что они были великолепными. Многие действия его если даже и были несправедливы или негуманны, в то время они были необходимы. Благодаря в том числе и работе заключённых, реорганизации и решительным мерам треста промышленность на Яне наконец-то встала на рельсы стабильного и быстрого роста. Батагай и Эге-Хая были выстроены как приличные и крепкие посёлки, в регионе продолжала развиваться логистика и инфраструктура.

Важнейший вопрос государственной важности с нехваткой олова был решён путём открытия и начала промышленной разработки двух крупнейших оловянных месторождений- Эге-Хая и Кестёр. Однако, оставался серьёзный вопрос нехватки золота. В Магаданской области и в верховьях реки Индигирки одно за другим открывались и начинали разрабатываться месторождения, однако, этого было мало, и объёмы золотодобычи продолжали наращиваться. И на помощь вновь пришло Верхоянье.

Глава IV. Золото Верхоянья. Кючус и Лазо.

Выполняя вторую важную задачу по поиску золота, геологи, работая на реке Адыче, вышли на россыпное месторождение, впоследствии получившее название Лазо. Поисковики обнаружили россыпи золота в юго-восточной части Верхоянского района, в 260 км от посёлка Эге-Хая, на месте впадения в Адычу ручья Грустный.

В ходе дальнейших изысканий Лазо оказался весьма перспективным, а поскольку крупных золотых месторождений на Яне ещё не находили, было принято решение о начале добычи. Снабжение сразу было организовано по реке Адыче от Батагая – летом судами, зимой автозимником. Так в 1940 г. началась жизнь нового рабочего посёлка, получившего имя Лазо.

По уже известной схеме сперва был основан посёлок рабочих, а сразу после этого при поселении расположился лагерь ЯНЛАГа, где жили заключённые, выполнявшие основные добывающие работы. Вплоть до закрытия лагеря посёлок был маленьким и ничем не примечательным горнопромышленным центром.

Но с 1957 г. сюда начинает прибывать множество рабочих со всей страны, строиться новый жилой фонд, развивается инфраструктура. К 70-м годам там уже были: школа, детский сад, больница, речной порт (до Батагая даже ходил пассажирский катер). Добыча золота же велась на нескольких приисках.

Помимо этого, нашу страну обрадовала ещё одна невероятная находка – в 1963 г. геологи ЯнГРЭ (ныне Янгеология) обнаружили на северной границе с Усть-Янским районом ещё одно рудное проявление золота. Весьма долго подробная разведка участка откладывалась, ведь сейчас золото было в избытке, но в 80-х годах работы были проведены. Результат поразил всех. Месторождения, получившее название Кючус было разведано лишь на 700 м в глубину, а запасы золота там составили более 250 тонн! Кючус можно смело назвать одним из самых крупных месторождений золота во всём СССР, если не во всём мире. Помимо этого на Кючусе удалось выявить около 30 тонн серебра.

Глава V. Постепенное угасание промышленности Верхоянья.

Несмотря на, казалось бы, стабильное развитие Верхоянья и планомерную работу промышленности, уже к 70-м годам появились первые сомнения в дальнейших перспективах этого региона. Проблемы начались именно с олова, так как за десятилетия эксплуатации месторождений Кестёр и Эге-Хая руда частично обеднела, в результате и без того дорогое и сложное производство вышло в сильный убыток. Стоимость добычи выросла в разы.

Долгое время руководство продолжало работы на старых месторождениях. Однако, в конце концов, было принято решении о закрытии оловянных рудников Верхоянского района. 09.12.1973 г. были закрыты Кестёрское, Эге-Хаинское месторождения, Батагайская Обогатительная Фабрика №418, проработав более 35 лет. Олово Верхоянья ушло в историю.

Причин этому было весьма много. Нехватка рабочей силы, трудности снабжения и дороговизна добычи. Но определяющим стал фактор признания руды этих месторождений обедневшей, и более нерентабельной к добыче. СССР уже не испытывал дефицита олова, по всей стране шла добыча этого ископаемого. Это имело свои негативные последствия для региона. Кестёр сразу стал полностью необитаем, а посёлок Эге-Хая стал стремительно пустеть и угасать. Важно отметить, что руда там нигде не исчерпалась, запасы олова ещё велики, руда лишь обеднела.

Но в тоже время, временной период 70-х и 80-х годов стал фактически лучшим для Верхоянского района Якутии, когда этот край достиг пика своего развития и процветал. Сюда продолжали прибывать новые люди, строились дороги, развивалась инфраструктура и логистика. В Батагае основным рабочим предприятием на то время был ГРО ЯГПУ, занимавшийся изучением всего Северо-Востока Якутии; в Лазо добыча золота шла полным ходом, а на Кючусе вовсю готовились к разработке месторождения; город Верхоянск и другие национальные сёла были центрами местной культуры и традиций.

Крупнейшим проектом тех времён стало строительство Яно-Адычанской ГЭС, или же «Стрелки» - ГЭС, на месте впадения реки Адычи в Яну, близ села Чолбон. В начале 80-х гг. начались подготовительные работы. На «Стрелку» ехали инженеры и рабочие со всего Советского Союза, в проект вкладывались огромные средства и силы. Данная Электростанция должна была обеспечить электричеством Верхоянье, как минимум.

В 1989 г. население всего Верхоянского района составляло уже 24.259 человек, в Батагае жили 8385 человек, в Эге-Хая 1530, в Лазо – 2059 человек.

Разрушение промышленности Верхоянья в 90-е годы.

Но всё очень резко изменилось с наступлением 90-х годов. Уже за год до распада СССР население Верхоянского района начало снижаться, а к 1992 году события развернулись плачевным образом.

Первой под ударом оказалась «Стрелка». В связи с тяжелой экономической ситуацией в стране средства на строительство более не выделялись, оно сначала замедлилось, далее заморозилось, а к концу 90-х гг. и вовсе было прекращено, посёлок закрыт, а люди уехали. Все труды советских рабочих были навсегда захоронены на так и недостроенной площадке Яно-Адычанской ГЭС.

Пароходство на Яне серьёзно сбавило свои рабочие обороты, значительно ухудшилось обслуживание автозимников и дорог. Дорога, ведущая на Кестёр, постройка которой когда-то стоила огромных усилий теперь почти полностью развалилась. В период с 1989 по 2003 гг. население Эге-Хая сократилось с 1500 до 350 человек, и от бывшей столицы советского олова осталось лишь несколько жилых улиц. Состояние населенных пунктов было на низком уровне: ремонт инфраструктуры, домов почти не проводился, за благоустройством поселений фактически никто не следил, а жителям зачастую приходилось самим поддерживать свою малую Родину. «Янгеология» сильно ослабило темп своих работ. Абсолютно всё в Верхоянье деградировало, и лишь усилиями северян удалось удержать регион от полного краха.

Печальная ситуация сложилась и с золотом. Новая власть объявила о ненадобности существования золото и оловодобывающей промышленности, ставка делалось на то, чтобы закупать эти металлы у других стран, т.к. это было проще и дешевле. Такой курс стал губителен для посёлка Лазо, где все добывающие предприятия за 90-е годы были закрыты, работы не стало, люди стали покидать посёлок. В 2001 г. посёлок Лазо, а вместе с ним соседние метеостанция Усть-Чаркы и село Сентакчан исчезли с карт Якутии.

Серьёзные трудности возникли и на Кючусском месторождении, где вскоре остановился процесс подготовки к добыче ископаемых. Небольшое селение было заброшено, люди уехали, технику вывезли. К 2020-м годам на одном из крупнейших во всей России месторождений золота – Кючусском никаких работ так и не велось.

Можно понять, что за 20-лет, с момента распада Советского Союза и до 2010-х годов в силу самых различных обстоятельств некогда высоко и хорошо развитый Верхоянский район Якутии утратил свою промышленную значимость, многие посёлки и предприятия были ликвидированы, а население существенно сократилось.

Глава VI. Наши дни как новый рассвет для Верхоянья.

Однако, к 2010-м годам ситуация вновь начала плавно меняться в лучшую сторону. Благодаря грамотной политике президента России В.В. Путина и нового президента Якутии В.А Штырова упадок удалось более-менее остановить.

Несмотря на то, что убыль населения продолжалась, она очень сильно уменьшилась. Улучшилось обслуживание дорог и автозимников, населённые пункты начали приводить в порядок, восстанавливать, проводить ремонт домов и предприятий. Продолжала работать Янгеология, занимаясь новыми поисками полезных ископаемых. Постепенно от упадка Верхоянский район перешёл к стабильности, на некоторых участках даже сменившейся экономическим ростом. Так, в 2015 году в посёлке Батагай была выстроена новая современная Солнечная Электростанция, которая очень сильно помогла в снабжении района электричеством. Данный проект пришёл на смену когда-то недостроенной Яно-Адычанской ГЭС, и со своими задачами успешно справился.

В 2023 году в соседнем Усть-Янском районе было начато строительство первой в России АЭС малой мощности. Это событие стало важнейшим для всей Якутии – ведь одной из главных проблем промышленности был дефицит энергии, которой теперь становится достаточно. Спустя несколько месяцев компания «Селигдар» объявила о своих намерениях разрабатывать Кючусское месторождения, на месте него выстроив большой постоянный рабочий посёлок, а в Нижнеянье и Верхоянье основать города и построить дороги, вывести на новый уровень инфраструктуру и логистику. Разработка месторождения будет начата с постройкой АЭСММ, в 2028 году.

В своей работе я отмечу, что это очень хорошее и правильное решение. Нам необходима своя золотодобывающая промышленность, тем более в нынешний период напряжённой политической обстановки и санкций против нашей страны. Батагайская СЭС и Усть-Куйгинская АЭСММ смогут обеспечить электроэнергией весь Янский регион, что крайне важно для работы инфраструктуры. Одни только разведанные запасы Кючусского месторождения оцениваются в 250 тыс. тонн золота, срок эксплуатации его составит более 40 лет. Также необходимо восстанавливать посёлок Лазо и добычу золота в нём, а когда будут найдены более простые и дешёвые способы добычи олова, то необходимо возобновлять работы на месторождениях Эге-Хая и Кестёр. Общие запасы всех этих месторождений воистину огромны, и на многие годы смогут обеспечить всю Россию золотом и оловом.

Заключение

Итак, на этом моменте пора подвести итоги нашего исследования.

В данной работе мы с вами увидели весь тот долгий и тяжёлый путь, который Верхоянский улус Якутии прошёл от далёких дореволюционных времён до наших современных дней, подробно изучив историю его промышленности. Освещались уклад жизни коренных народов Крайнего Севера, присоединение Янской Земли к Российскому государству, её освоение первыми бравыми русскими землепроходцами и мореплавателями, период Гражданской и Великой Отечественных войн, эпоха Дальстроя, оловянные рудники Эге-Хая и Кестёр, золото Лазо и Кючуса.

В этой работе были разобраны детали строительства на Яне 20-го века, становление посёлков и развитие логистики, крах 90-х годов и новый рассвет для Янской Земли в наши дни.

В моем исследовании я постарался глубоко погрузиться в историю Верхоянья, и, как итог, выяснил всю необходимость, важность и все преимущества продолжения развития промышленности и всеобщего строительства в Верхоянском районе Якутии для нашей необъятной страны в нынешнее время.

Список использованной литературы и источников:

  1. Книга «Геологи Яны», посвящённая 60-летию образования геологической службы на северо-востоке Якутии (ГУ «Янгеология», 2001г).

  2. Книга «Батагай под Северным Сиянием», посвящённая 50-летию основания посёлка Батагай (П.Л.Казарян, 1989г).

  3. Книга «Верхоянск – город на Полюсе Холода», посвящённая к 350-летию основания города Верхоянска (Якутское Книжное Издательство, 1988г).

  4. Книга «Алмазно-Бриллиантовый Комплекс Якутии» (Кириллины, 2001г).

  5. Книга «Якутия - Современный путеводитель. Третье издание» (Агентство развития туризма и маркетинга РС (Я), 2022г).

  6. Книга «Иллюстрированная Энциклопедия Республики Саха (Якутия)» (С.К.Аржакова, 2021г).

  7. Труд «О Якутии» (Ем.Ярославский, 1913-1943, переиздания 1979г).

  8. Многочисленные старые видеозаписи и фотографии на раскрываемую в статье тему.

  9. Многочисленные рассказы и истории бывших рабочих предприятий, бывших и нынешних жителей посёлков и городов Верхоянья и Нижнеянья.

  10. Собственные наблюдения и исследования, проведённые во время рабочих поездок и путешествий по Якутии.

Просмотров работы: 83