СОПОСТАВЛЕНИЕ ОБРАЗА КАВКАЗА В СТИХАХ И КАРТИНАХ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА И В КНИГЕ А. И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ…»

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

СОПОСТАВЛЕНИЕ ОБРАЗА КАВКАЗА В СТИХАХ И КАРТИНАХ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА И В КНИГЕ А. И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ…»

Жирнов Д.А. 1
1МБОУ СОШ №21 г.Коврова Владимирской области
Курленко Г.П. 1
1МБОУ СОШ №21 г. Коврова
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

§1. Введение

«Ночевала тучка золотая…» Читая такое романтичное название повести Анатолия Приставкина, ожидаешь углубиться во что-то лёгкое, весёлое, озорное, как «золотая тучка» из стихотворения М.Ю. Лермонтова «Утес». С такими мыслями и надеждами открыл я первую страницу книги. Как же я ошибался!

Главные герои повести – братья Сашка и Колька Кузьмины, или Кузьмёныши – обыкновенные одиннадцатилетние мальчишки, которые ежедневно борются за жизнь в голодные военные времена в подмосковном детдоме. Переселение на Кавказ, куда их отправили вместе с сотнями таких же, как и они, детдомовцев, кажется спасением. Ведь их отправили в тёплые, плодородные края, где всё растёт, где много разных фруктов! Но всё оказалось не так просто и безоблачно.

Повесть захватила меня с начальных строк и, не отпуская до самой последней страницы, повергла в состояние шока, потому что обнажила суть человеческих отношений, заставила искать ответы на простые вопросы – за что? почему? – заставила искать исторические сведения об описываемой эпохе, анализировать, сопоставлять, сравнивать. Я не мог не обратить внимание и на существенную разницу в оценке кавказских пейзажей у поэта – Лермонтова и у прозаика – Приставкина.

§2. Проблема. Гипотеза. Цели и задачи исследования 2.1. Проблема

Итак, один из вопросов, возникших у меня по прочтении повести, звучал так: почему, описывая Кавказ, его пейзажи, два автора – Лермонтов и Приставкин – дают разную оценку? Почему одна и та же строчка – «Ночевала тучка золотая…» в поэтическом тексте звучит легко, «воздушно», а в повести совсем по-иному? Поиск ответов на эти вопросы и стал темой моего исследования.

2.2. Гипотеза

Мне кажется, разное восприятие горных пейзажей у двух авторов может быть связано с ролью Кавказа в жизни самих авторов. Возможно, на их оценку повлияло и общее душевное состояние Лермонтова и Приставкина. Не исключено, что были еще какие-то объективные причины, объясняющие эту разницу. Чтобы найти истину, обратимся к биографии авторов и к их произведениям на кавказскую тему.

2.3. Цель работы, задачи

Цель – сопоставить образ Кавказа, созданный М.Ю. Лермонтовым в картинах и стихах, с образом кавказских гор в повести А.И. Приставкина «Ночевала тучка золотая…».

Задачи:

Ознакомиться со стихами и картинами М.Ю. Лермонтова, посвященными Кавказу.

Определить, каким видел Кавказ М.Ю. Лермонтов.

Найти средства выразительности, использованные поэтом для описания Кавказа.

Познакомиться с биографией А.И. Приставкина, установить роль Кавказа в его жизни.

Найти средства выразительности, использованные автором при описании Кавказа в повести «Ночевала тучка золотая…».

Сопоставить образы Кавказа в творчестве Лермонтова и в книге Приставкина.

Выяснить, как связано название повести «Ночевала тучка золотая…» и стихотворение Лермонтова «Утёс».

Сделать общий вывод

§3. Основная часть 3.1. Кавказ в жизни М.Ю. Лермонтова

«… Горы кавказские для меня священны…» - писал М.Ю. Лермонтов в 1830 году. (Приложение 1)

Кавказ сыграл в жизни поэта немаловажную роль. «Юный поэт заплатил полную дань волшебной стране, поразившей лучшими, благороднейшими впечатлениями его поэтическую душу. Кавказ был колыбелью его поэзии так же, как он был колыбелью поэзии Пушкина, и после Пушкина никто так поэтически не отблагодарил Кавказ за дивные впечатления его девственно-величавой природы, как Лермонтов», - писал литературный критик XIX века В.Г. Белинский.

Впервые Лермонтов приехал на Кавказ пятилетним ребенком. Об этой поездке 1820 года свидетельствует запись в дневнике М. М. Сперанского от 7 марта 1821 года. Затем Лермонтов снова поехал отдыхать на Кавказ в 1825 году, когда ему было 10 лет.

Будучи уже взрослым, Лермонтов трижды приезжал на Кавказ, всегда не по своей воле – это было место его службы, а точнее ссылки.

В 1837 году Лермонтов был сослан на Кавказ за стихи на смерть Пушкина. Заболев по дороге, он из Ставрополя поехал в Пятигорск и до осени лечился на водах. Затем, командированный в отряд генерала А.А. Вельяминова, проехал всю Кавказскую линию, был в Тамани и в октябре отправился по Военно-Грузинской дороге в Грузию, где в Карагаче стоял его полк. Возможно, ещё прежде, прямо из Тифлиса Лермонтов поехал в Азербайджан, а в декабре, переведённый в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, покинул Грузию. Во время второй ссылки в 1840 году Лермонтов принял участие в военных действиях в Чечне, снова побывал на Кавказских Минеральных Водах, на Тереке.

Период первой ссылки был важен для становления личности поэта-воина. На Кавказе он встретился с новыми людьми: это были скромные труженики войны и сосланные декабристы. Здесь Лермонтов ощутил сочувствие к себе со стороны начальства и отсутствие постоянной слежки III Отделения. В 1837 году поэт являлся наблюдателем, а в 1840 году прямым участником боевых действий против горцев. Отношение его к военным действиям противоречиво. С одной стороны, Лермонтов всей душой был на стороне свободолюбивых народов Кавказа, однако понимал, что у горцев нет надежды на завоевание полной независимости и единственный выход состоит в присоединении к России.

Дуэль с сыном французского посла Э. Барантом привели к суровому приговору: переводу в Тенгинский пехотный полк, который действовал на наиболее опасных участках противостояния с горцами.

Лермонтов добился назначения в Чеченский отряд Галафеева на левый фланг Кавказской линии. Стеснительные условия службы в качестве командира взвода 12-й мушкетёрской роты Тенгинского пехотного полка, по-видимому, Лермонтова тяготили. Он предпочёл более свободную от повседневной опеки должность адъютанта в отряде Галафеева.

В Чечне в бою был ранен Р.И. Дорохов, командовавший сотней отборных конных бойцов. Лермонтов, приняв от него командование, проявил не только незаурядное дарование кавалерийского офицера, но и повседневную заботу о подчинённых, с которыми делил опасности боя и тяготы походной жизни.

Голицын представил его к золотой сабле «За храбрость», что предполагало возвращение в гвардию. В боях на территории Чечни с 27 октября по 6 ноября Лермонтов отличился вновь и был представлен к двум наградам с переводом в гвардию.

В конце 1840-го Лермонтов прибыл в Тенгинский пехотный полк, а 14 января 1841 года отправился в отпуск в Петербург с надеждой на отставку. В столице он узнал, что его вычеркнули из Валерикского представления к наградам. Возвращаясь на Кавказ в 1841 году, поэт всё ещё собирался «...заслуживать себе на Кавказе отставку...». (Приложение 2)

По пути к месту назначения поэт остановился в Пятигорске и получил там разрешение задержаться для лечения. Но произошло непредвиденное: в результате нелепой ссоры с Н. Мартыновым произошла дуэль, и 15 июля 1841 года Лермонтов был убит. Официальное известие об его смерти гласило: «15-го июля, около 5 часов вечера, разразилась ужасная буря с громом и молнией; в это самое время между горами Машуком и Бештау скончался лечившийся в Пятигорске М.Ю. Лермонтов». 17 июля состоялось погребение тела Лермонтова на Пятигорском кладбище.8 месяцев покоился прах Лермонтова в пятигорской земле. Бабушка добивалась разрешения на его перезахоронение. Когда оно было получено, тело было перевезено из Пятигорска в Тарханы, где 23 апреля 1842 г. было похоронено в фамильном склепе, близ церкви в центре села, рядом с могилой матери.

3.2. Кавказские пейзажи на картинах Лермонтова

М.Ю Лермонтов был щедро награждён не только поэтическим, но ещё и художественным даром. Необыкновенные виды Кавказа вдохновляли его на создание картин и стихов. К 1825 году относится первый сохранившийся рисунок Лермонтова, и это «кавказский пейзаж», на котором по-детски, но уже довольно искусно изображена гористая местность, берег залива, баркас под парусом, деревья, верстовой столб, фигурки двух людей (Приложение 3).

Не будучи профессиональным живописцем (он писал картины для себя, чтобы запомнить яркие моменты своего пребывания на Кавказе), Лермонтов был тем не менее одним из первых русских пейзажистов, посвятивших свои картины изображению Кавказа. Отличительной чертой этих картин является романтически возвышенное восприятие художником и поэтом кавказской природы, которая была для него "чудным миром", "где люди вольны, как орлы".

Большинство кавказских картин Лермонтова написано по воспоминаниям. Только во время пребывания в Гродненском гусарском полку в феврале-апреле 1838 года поэт написал 12 картин. Их бесспорная схожесть с подлинными кавказскими ландшафтами объясняется как цепкой зрительной памятью поэта, так и "порядочной коллекцией" рисунков, которые Лермонтов сделал "на скорую руку" в 1837 году и которые послужили основой для создания его знаменитого цикла кавказских пейзажей.

В чем особенность этих пейзажей? Что бы ни изображал Лермонтов, это всегда фрагмент огромной Вселенной.

Рассмотрим картину "Воспоминание о Кавказе". (Приложение 4).Всё на этом холсте согрето поэтическим чувством, потому что рисовал поэт. Написана картина в Новгороде во время службы в Гродненском гусарском полку, в Селищенских казармах. На картине мы видим горцев, скачущих навстречу закату. Они являются хозяевами этих краёв, сливаются с этой природой. Жителям Кавказа хорошо на своей земле, они любят эти горы, реки, солнце и живут в гармонии с природой, не стремясь подчинить её себе.

Композиция уравновешенная, пейзаж проникнут спокойствием, неторопливостью, несмотря на изображённое движение – скачущих лошадей и общение между собой горцев. Люди здесь лишь вкрапление в безмерность окружающих гор, степей, неба…

… Воздух там чист, как молитва ребенка;И люди, как вольные птицы, живут беззаботно;Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.В дымной сакле, землей иль сухим тростникомПокровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,И шьют серебром - в тишине увядаяДушою - желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

(«Синие горы Кавказа, приветствую вас!», 1932 г. Приложение 5)

В свои картины, изображающие кавказские виды, Лермонтов в качестве переднего плана обычно вводит изображение человека, животных или какой-либо бытовой сценки, что сообщает его холстам жизненную достоверность. Это мы можем наблюдать на картине «Вид Пятигорска» (Приложение 6).

Сложно обойти вниманием ещё одно художественное полотно М.Ю. Лермонтова, на котором запечатлен общий вид Тифлиса (теперь – Тбилиси) с левого берега реки Куры (Приложение 7). Справа, на отвесной скале, высятся Метехский замок и церковь св. Шушаны. На противоположном берегу, на переднем плане, – Орточальские сады.

От картины веет спокойствием, размеренностью. Выполнено полотно в тёплых тонах. Здесь мы видим соседство людей и хозяев Кавказа – гор, чью суровость смягчает разливающийся свет солнечных лучей.

В своём стихотворении «Свиданье» поэт так описывает вид Тифлиса от стен крепости Нарикала:

Уж за горой дремучею Погас вечерний луч,Едва струей гремучею Сверкает жаркий ключ;Сады благоуханием Наполнились живым,Тифлис объят молчанием, В ущельи мгла и дым.

… Внизу огни дозорные Лишь на мосту горят,И колокольни черные, Как сторожи, стоят…

(«Свиданье» 1841г. Приложение 8)

Лишь в последних строчках можно уловить лёгкие нотки настороженности среди безмятежного спокойствия.

Картина "Крестовый перевал", отличающаяся мастерством композиции и умелой передачей перспективы, свидетельствует о зрелом живописном мастерстве Лермонтова. Панорама, открывающаяся перед зрителем, мастерски воссоздана и в повести "Бэла". В словесном описании Крестовой горы и живописном её воплощении есть немало общего: "Вот и Крестовая! – сказал мне штабс-капитан, когда мы съехали в Чёртову долину, указывая на холм, покрытый пеленою снега; на его вершине чернелся каменный крест, и мимо его вела едва-едва заметная дорога, по которой проезжают только тогда, когда боковая завалена снегом... налево зияла глубокая расселина, где катился поток, то скрываясь под ледяной корою, то с пеной прыгая по чёрным камням. (Приложение 9)

Виды Кавказа в ту пору не продавались, художники из России дальше Пятигорска обычно не ездили. Изображение Военно-Грузинской дороги считалось в то время редкостью. На одном из оттисков — собственноручная надпись Лермонтова: «Вид Крестовой горы из ущелья близ Коби», которая, однако, не совсем точна. Гора, которую Лермонтов назвал Крестовой, на самом деле называется Кабарджина; она примыкает к Крестовой с севера. На этой картине поэт-художник словно изобразил строки стихотворения «Утес»:

Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана;

Утром в путь она умчалась рано,

По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине

Старого утеса. Одиноко

Он стоит, задумался глубоко,

И тихонько плачет он в пустыне.

(«Утёс» 1841г.)

3.3. Образ Кавказа в поэтических текстах М.Ю. Лермонтова

В 1844 году было опубликовано стихотворение Лермонтова «Тебе, Кавказ, суровый царь земли…», в котором он вспоминает свои первые встречи с этим краем:

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,Я снова посвящаю стих небрежный.Как сына, ты его благословиИ осени вершиной белоснежной.

Еще ребенком, чуждый и любви,И дум честолюбивых, я беспечноБродил в твоих ущельях, — грозный, вечный,Угрюмый великан, меня носилТы бережно, как пестун, юных силХранитель верный, (и мечтоюЯ страстно обнимал тебя порою.)

И мысль моя, свободна и легка,Бродила по утесам, где, блистаяЛучом зари, сбирались облака,Туманные вершины омрачая,Косматые, как перья шишака.А вдалеке, как вечные ступениС земли на небо, в край моих видений,Зубчатою тянулись полосой,Таинственней, синей одна другой,Всё горы, чуть приметные для глаза,Сыны и братья грозного Кавказа.

(«Тебе, Кавказ, суровый царь земли…», 1844г.)

Горы для поэта значили очень многое, ведь они хранили память о матери и о первой его любви.

В младенческих летах я мать потерял.Но мнилось, что в розовый вечера часТа степь повторяла мне памятный глас.За это люблю я вершины тех скал,Люблю я Кавказ…Там видел я пару божественных глаз…

("Кавказ", 1830г. Приложение 10)

М.Ю. Лермонтов был влюблён в природу Кавказа, поэтому каждая строчка его стихотворений проникнута любовью к этому краю:

Люблю я цепи синих гор,Когда, как южный метеор,Ярка без света и краснаВсплывает из-за них луна,Царица лучших дум певцаИ лучший перл того венца,Которым свод небес поройГордится, будто царь земной.

(«Люблю я цепи синих гор…», 1832 г. Приложение 11)

Во время своей первой кавказской ссылки Лермонтов сдружился с двоюродным братом - Акимом Акимовичем Хастатовым, поручиком лейб-гвардии Семеновского полка. Аким Акимович часто брал поэта с собой на веселые кумыкские пирушки, свадьбы. Лермонтов мог наблюдать искрометные пляски, слышать чарующие душу песни, легенды, рассказы об абреках и казаках. Юноша упивался живописной природой Предкавказья. Девственные пейзажи и дружеские встречи, рассказы об удали джигитов запечатлевались в его памяти. Впоследствии они нашли свое отражение в поэтических текстах поэта:

Приветствую тебя, Кавказ седой!Твоим горам я путник не чужой.Они меня в младенчестве носилиИ к небесам пустыни приучили…

(«Приветствую тебя, Кавказ седой!..», 1832г. Приложение 12)

Стихи молодого поэта на кавказскую тему проникнуты чувством благоговейного трепета перед таинственной природой Кавказа, уважением к горцам, к их традициям.

3.4. Средства выразительности в стихах Лермонтова о Кавказе

Описывая любимый край, Лермонтов использует различные средства художественной выразительности. Эпитеты помогают поэту изобразить словами величественные виды горных цепей и дать характеристику людей, населяющих их: «грозный, вечный, угрюмый» великан; «туманные», «косматые» вершины; полосой таинственней, синей одна другой», «грозный» Кавказ, осени вершиной «белоснежной» - («Тебе, Кавказ, суровый царь земли…»); «…Природы дикой красоты, степей глухих народ счастливый», «И нравы тихой простоты!» - («Черкешенка»).

Очень часто поэт прибегает к перифразам: «…Всё горы, чуть приметные для глаза, сыны и братья грозного Кавказа…» («Кавказу»); «Тебе, Кавказ, суровый царь земли», «…юных сил хранитель верный…») - («Тебе, Кавказ, суровый царь земли…»).

Метафоры(«и мечтою я страстно обнимал тебя порою…», «и мысль моя, свободна и легка, бродила по утесам» - «Тебе, Кавказ, суровый царь земли…») объясняют, какие чувства вызывали горы Кавказа в душе поэта.

В стихах Лермонтова на кавказскую тему много сравнений: «…Ты бережно, как пестун, юных сил; «…косматые, как перья шишака…», «А вдалеке, как вечные ступени с земли на небо, в край моих видений…» («Тебе, Кавказ, суровый царь земли…»); «…И старик во блеске власти встал, могучий, как гроза» («Дары Терека»); «Взгляни: вокруг синеют цепи гор, как великаны, грозною толпой» («Прощанье»).

Природу Кавказа Лермонтов воспринимал как живую, поэтому в его кавказских стихах так много олицетворений: «Терек воет, дик и злобен, Меж утесистых громад…» («Дары Терека»); «Ночевалатучказолотая На груди утеса-великана…» («Утёс»); «Та степь повторяла мне памятный глас» («Кавказ») и другие.

3.5. Образ Кавказа в творчестве М.Ю. Лермонтова

Лермонтов любил и прославлял горный край, его связь с Кавказом неразрывна, и это мы можем наблюдать в его творчестве. Именно эта связь и подарила миру понятие «лермонтовский Кавказ». Раскрывается оно как в картинах, так и в стихах М.Ю. Лермонтова.

Поэт очень тонко и умело рассказывает нам о жизни востока, его духовной стороне. В произведениях Лермонтова заложена такая глубокая суть, что каждое новое поколение на­ходит в них для себя что-то важное и волнующее.

На картинах Лермонтова изображена величественная природа Кавказа с его реками, горами… Картины лишены буйства красок, выполнены в спокойных, благородных, иногда даже суровых тонах. На полотнах поэт-художник передаёт уют Кавказа, его самобытность.

Возникает ощущение, что горы приглашают, зовут пройтись по извилистым тропам, хотят показать свою красоту, но в то же время совершенно понятно, что они никогда не раскроют нам все свои тайны. Хозяева здесь они - горы.

У меня, глядя на эти картины, не возникло ощущения тревожности, агрессии, угрозы. Наоборот: время словно остановилось, замерло, захотелось остаться в этих горах.

Лермонтов отчётливо показывает, что природа гор прекрасна и бесконечна и человек тут – лишь ее часть. «Синие горы Кавказа» стали священными для поэта.

Нет, не случайно Анатолий Приставкин назвал своё произведение строкой из стихотворения М.Ю. Лермонтова. Именно этот поэт, как никто другой, знал природу горного Кавказа. Ни у кого больше мы не найдём такого яркого и многогранного описания этого края.

3.6. Биография Анатолия Игнатьевича Приставкина

Анатолий Игнатьевич Приставкин родился 17 октября 1931 года в городе Люберцы Московской области (Приложение 13). Родился в рабочей семье. Во время войны он остался сиротой (мать умерла от туберкулёза, отец был на фронте), воспитывался в детском доме, учился в ремесленном училище, работал в Серноводской на консервном заводе. В 1952 году он окончил Московский авиационный техникум. Работал электриком, радистом, прибористом.

После службы в армии Приставкин поступил в Литературный институт имени М. Горького, занимался там в семинарской группе Льва Ошанина и окончил учебу в 1959 году.

Всемирную известность Анатолию Приставкину принесла опубликованная в 1987 году повесть «Ночевала тучка золотая…», затрагивающая тему депортации чеченского и ингушского народов в 1944 году. В 1988 году она была отмечена Государственной премией СССР. В течение нескольких лет после выхода повесть была переведена более чем на 30 языков мира.

Приставкин являлся секретарем Союза писателей РФ, членом Союза кинематографистов России, членом Киноакадемии «НИКА», членом Попечительского совета Всероссийской федерации самбо, членом исполкома русского ПЕН-центра. Много лет был бессменным членом жюри Международного фестиваля фильмов о правах человека «Сталкер». С декабря 2008 года на кинофестивале ежегодно вручается специальный Приз имени Анатолия Приставкина.

С 1992 года Анатолий Приставкин — председатель Комиссии по помилованию при Президенте РФ, а с декабря 2001 года — советник Президента РФ по вопросам помилования. Работа А.Приставкина по посту председателя первой общероссийской комиссии по вопросам помилования была отмечена Благодарностями Президентов России Б. Н. Ельцина и В. В. Путина.

Скончался Анатолий Приставкин 11 июля 2008 года в Москве. Похоронен 14 июля 2008 года на Троекуровском кладбище Москвы.

Указом Президента Ингушетии Мурата Зязикова за выдающиеся заслуги в области литературы, человечности и дружбы между народами А. Приставкин посмертно награждён орденом «За заслуги».

В августе 2008 года в городе Гудермесе (Чеченская Республика, Россия) улице Новосельской было присвоено имя Анатолия Игнатьевича Приставкина (Приложение 14).

На одном из сайтов я нашёл интервью с женой Мариной и дочерью Марией. Некоторые воспоминания супруги Анатолия Игнатьевича о его детстве особенно запомнились: «Он все детство скитался по детдомам, голодал, убегал оттуда. Жил в яме, в земле, от голода грыз свою руку и думал, что это - еда. Обморозил ноги, потом чуть не погиб на Кавказе. Был в "детской" банде, там были одни малолетки-беспризорники. Все его друзья-ровесники погибли…»

Я смотрел интервью с Анатолием Приставкиным. Это был удивительный человек. Спокойный, с добрыми глазами, в которых остался отпечаток невероятно тяжёлого детства. Он до конца своих дней беспокоился о других, главным образом – о детях.

3.7. Образ Кавказа глазами героев повести А.И. Приставкина: сходство и различие с оценкой Лермонтова

Прочитав повесть Анатолия Приставкина «Ночевала тучка золотая…», невольно начинаешь сравнивать уже знакомый, воспетый Лермонтовым Кавказ, и новый, только что узнанный, открытый автором повести. У поэта – мирный, яркий край, фрагмент Вселенной, где все живет по законам природы, где человек – неотъемлемая часть Кавказа. В книге Приставкина образ Кавказа претерпевает кардинальные изменения.

Произведение Приставкина об истории двух мальчиков-близнецов начинается с упоминания загадочного, таинственного для детей из подмосковного детдома Кавказа: «Это слово возникло само по себе, как рождается в поле ветер. Возникло, прошелестело, пронеслось по ближним и дальним закоулкам детдома: "Кавказ! Кавказ!" Что за Кавказ? Откуда он взялся? Право, никто не мог бы толком объяснить. Да и что за странная фантазия в грязненьком Подмосковье говорить о каком-то Кавказе, о котором лишь по школьным чтениям вслух (учебников-то не было!) известно детдомовской шантрапе, что он существует, верней, существовал в какие-то отдаленные непонятные времена».

Дети если и думают о Кавказе, то только как о каком-то волшебном крае, где есть еда: «Он вдруг на уроке представил себе Кавказ, где все не так, как в их протухшем Томилине. Горы, размером с их детдом, а между ними повсюду хлеборезки натыканы. И ни одна не заперта. И копать не надо, зашел, сам себе свешал, сам себе и поел. Вышел, а тут другая хлеборезка, и опять без замка. А люди все в черкесках, усатые, веселые такие. Смотрят они, как Сашка наслаждается едой, улыбаются, рукой по плечу бьют:

"Якши", - говорят. Или еще как! А смысл один: "Ешь, мол, больше, у нас хлеборезок много!"

Далее встречается восторженно-мечтательное описание реального Кавказа, впервые увиденного мальчишками из окна поезда:

«За рекой Кубанью, которую мы переезжали в великий разлив тихим шажком по хлипкому, по вздрагивающему временному мосту, наведенному в недавние времена саперами, открылись нам затопленные сады, а потом на горизонте засветились и далекие горы. Мы ликовали, будто сделали в своей жизни великое открытие: "Горы! Смотрите, это же горы! Настоящие горы!" Они синели, как редкие тучки на краю неба, и ехать до них, как оказалось, предстояло еще не одни сутки! Дух захватывало от сверкающих вершин, в это время нам и правда казалось, что все наши шакальи мечты об изобилии, о сытой и замечательно радостной невоенной жизни непременно сбудутся». Мечта была одна: наесться досыта и больше не голодать!

Мальчишки, не видевшие ничего в своей жизни, в одночасье открыли для себя совершенно другой мир!

«Вот и доехали они до Кавказа. До самых настоящих гор.

И если уж чем-нибудь они хвалиться будут в томилинском своем детдоме по возвращении, то уж ясно не алычой или терном, которого завались на насыпи, и даже не бурной рекой Кубанью и новым дрожащим мостом, по которому они первые из всех эшелонов проехали над страшной кипенью реки. Нет, нет!

Они сразу расскажут главное: как увидели они настоящие в дальней сиреневой дымке белеющие тучки в высоте над горизонтом, прямо по ходу поезда, и как это оказались хребты и вершины Кавказских гор.

- Ура! Да здравствуют горы! - заорал Колька во все горло, и все подхватили и стали барабанить по полкам, по стенам, стали плясать и кувыркаться через головы... Это вышло как праздник, вагон будто сошел с ума... И только за общим гамом, неуправляемым, но тем не менее стройным детским хором можно различить неизменное слово "горы"».

Читая эти строки, вспоминаешь восторженные стихи М.Ю. Лермонтова о Кавказе, в которых он также восхищается красотою гор:

Люблю я цепи синих гор,Когда, как южный метеор,Ярка без света и краснаВсплывает из-за них луна,Царица лучших дум певцаИ лучший перл того венца,Которым свод небес поройГордится, будто царь земной…

(«Люблю я цепи синих гор…», 1832г.)

Горы вызывают у героев Приставкина такой же неизменный восторг и чувство благоговения, как и у Лермонтова в далёкие времена его детства. Но это было только первое впечатление. Вид из окна поезда. Далее началась суровая действительность, началась жизнь, в которой восхищение красотами гор скоро исчезло.

Новый край встретил гостей красивыми пейзажами: «Вправо от железной дороги до горизонта открывалась просторная в утренней дымке долина в квадратах зеленых полей с цепочками деревьев вдоль не видимых отсюда проселков и белых, вкрапленных в эту зелень домиков, а может, и целых селений.

За долиной, в едва различимой дали бугрились буроватые холмы, в рыжих пятнах леса, как в подтеках, а уж за ними, будто возникая прямо из воздуха, сверкали ледяными вершинами главные Кавказские горы». Но к красоте пейзажей присоединялась пугающая тишина: «Теперь нас уводили по твердой, в глубоких трещинах дороге, где цвели никем не собранные цветы, где зрели яблоки и щерились, уставясь на солнце, черные, осыпавшиеся наполовину, подсолнухи».

Уже по этому фрагменту повести можно заметить, как резко меняется картина Кавказа в представлении детей. В создании такого эффекта писателю помогают разные средства выразительности и приемы. Сначала главную роль играют эпитеты: «дух захватывало от сверкающих вершин», в дальней сиреневой дымке белеющие тучки, «просторная в утренней дымке долина»; «буроватые холмы»; «в рыжих пятнах леса»; «ледяными вершинами»; метафоры: «…квадратах зеленых полей с цепочками деревьев…»; сравнения: «…холмы, в рыжих пятнах леса, как в подтеках…». Затем главным становится прием звукописи. Вокруг тишина, и лишь звуки шагающей по дороге колонны ребятишек нарушает ее:«… по твердой, в глубоких трещинах дороге, где цвели никем не собранные цветы, где зрели яблоки и щерились, уставясь на солнце, черные, осыпавшиеся наполовину, подсолнухи». Ощущение напряженности, а потом и опасности возникает за счет образной градации и рядов однородных членов предложения: «И не было ни одного человека. Ни единого... За весь наш многочасовой путь не попалась нам ни подвода, ни машина, ни случайный путник. Пусто было кругом». Образ пугающего безлюдия и безмолвия становится у Приставкина знаком беды.

Казалось бы, Лермонтов тоже описывает Кавказ как тихий, несмотря на воинственность местного народа, край:

Светает - вьется дикой пеленойВокруг лесистых гор туман ночной;Еще у ног Кавказа тишина;Молчит табун, река журчит одна.

(«Утро на Кавказе», 1830г. Приложение 15)

Но, в отличие от книги Приставкина, эта тишина у поэта умиротворяющая, в ней нет ни тревожности, ни напряжения.

С уважением поэт относится и к горцам, воспевая их храбрость, даже несмотря на то, что воевал с ними:

…Черкесы поле покрывают,Ряды, как львы, перебегают;Со звоном сшибся меч с мечом;И разом храброго не стало…

(«Черкесы», 1828г. Приложение 16)

Везде у Лермонтова мы видим движение, жизнь. Даже в тишине. Приставкин же показывает нам Кавказ вовсе не таким, каким его привыкли представлять советские люди: «… в здешних горах, в отличие от любимой картины, которую они глядели раз десять, никто не поет веселых песен и овец не пасет».1

Ребята не понимали, почему вокруг стоит тишина: «Ни собачки, чтоб залаяла, ни квохтанья курицы, ни визга поросенка, как у них в Томилине, ни каких-нибудь частушек под разбитную гармошку...

Ни-че-го».

Детям было неизвестно об операции «Чечевица», которая развернулась в на Северном Кавказе в 1944 году по приказу И.В. Сталина: жителей этих районов, обвиненных в пособничестве фашистам, за считанные дни депортировали в далёкие районы – Поволжье, Казахстан, Сибирь. На освободившиеся территории привезли русских людей, как взрослых, так и детей. В том числе и детдомовских. А беспризорникам было всё равно, где жить, лишь бы было спокойно и сытно. Они просто хотели жить. (Приложение 17)

На первый взгляд, Кавказ был спасением для вечно голодных детей-сирот. Фронт откатился далеко на запад, стояла тишина, но эта тишина оказалась страшнее пулемётных очередей. Не смирившиеся с решением советских властей о депортации и спрятавшиеся в недоступных районах горцы под покровом ночи совершали страшные набеги, учиняли погромы. Они защищали свои земли, мстили за изгнание с родной земли, не принимая во внимание, что жертвой их мести становятся невинные люди, просто дети. Братья Кузьменыши попадают в самый эпицентр невидимой, тихой, но беспощадной гражданской войны. Они оказываются заложниками действий взрослых людей. Яркий, экзотический образ кавказской природы в книге Приставкина уступает место картинам социально-политической катастрофы. Рассказывая о ней, автор забывает о красотах гор и полностью концентрируется на внутренних переживаниях героев. «…- А мы, жалкие переселенческие сучки, огня не жжём, боимся... Боимся! Это разве жизнь? - Он (Илья) пнул зло попавшую под ноги козью шкуру.

- Кого? - опять спросил Колька.

- Чертей! - крикнул Илья и подтолкнул их к дверям».

«Отчего же в тот момент, я помню, точно помню, так сильно болело у меня, да, наверное, не только у меня, внутри? Может быть, от ужасной догадки, что не ждёт нас на новом месте никакое счастье. Впрочем, мы и не знали, что это такое. Мы просто хотели жить».

Автор повести отчасти объясняет нам, почему так агрессивно вели себя горцы, показывает нам реальные, жизненные ситуации: «Три человека смотрели из темноты на ее руки, кромсающие на куски папаху...» - это Регина Петровна разрезала папаху. Кавказцы восприняли это как глубочайшее оскорбление, насмешку над их традициями. В результате за это она едва не поплатилась жизнью. От пули Регину Петровну спас маленький чеченец, Алхузур, дёрнувший руку отца, прицелившегося в неё.

В повести есть ещё один яркий момент, объясняющий причину ненависти чеченцев к пришельцам:

«Алхузур закрыл глаза.

- Баэц чурт ломат...

- Могилы, что ли? Ну и пускай ломают, нам-то что!

Но Алхузур твердил свое:

- Плох, кохда ламат чурт... плох... Он закатил глаза, изображая всем своим видом, насколько это плохо.

- Ну, чего ты разнылся-то! - крикнул Колька. - Плох да плох. Могиле не может быть плохо! Она мертвая!

Алхузур вытянул трубочкой губы и произнес, будто запел, вид у него при этом был ужасно дурашливый.

- Камен нэт, мохил-чур-нэт... Нэт и чечен... Нэт и Алхузур... Зачем, зачем я?»

Советские солдаты мостили дорогу плитами с чеченских могил. Колька не видит в этом ничего страшного: время военное, это решение вызвано необходимостью, да и плитам всё равно, они же не живые.

Для Алхузура, как и для всего народа Кавказа, это было посягательством на самое святое, что только может быть: память и уважение к предкам. Такого они простить не могли. В такой круговорот ненависти и были втянуты невинные дети. По этой причине Кавказ в книге Приставкина из «райского места» превращается во враждебный для детей, чужой мир, где им нет места.

3.8. «Свой» и «чужой» Кавказ у Лермонтова и Приставкина

Сопоставить образы Кавказа в творчестве Лермонтова и в книге Приставкина можно и под другим углом зрения.

Размышляя о судьбе Кузьменышей на Кавказе, я вспомнил поэму Лермонтова «Мцыри» и ее главного героя – горского мальчика, жившего в православном монастыре. В идее этого произведения я обнаружил немало общего с замыслом повести «Ночевала тучка золотая…», хотя есть в них и различия. Можно сказать, повесть и поэма зеркально отражаются друг в друге. Приведем примеры сходства и различия.

По-грузински «мцыри» означает, во-первых, «послушник», а во-вторых, «пришелец», «чужеземец», прибывший добровольно или привезенный насильственно из чужих краев, одинокий человек, не имеющий родных, близких. То же самое мы можем сказать и о братьях Кузьминых.

Судьба с детства обрекла маленького горца на унылое существование в стенах монастыря. Юный горец не смог забыть родные края, рвался на свободу:

… Я мало жил, и жил в плену.Таких две жизни за одну,Но только полную тревог,Я променял бы, если б мог.

Я знал одной лишь думы власть,Одну - но пламенную страсть:Она, как червь, во мне жила,Изгрызла душу и сожгла.

Как известно, Кузьмёныши тоже росли в неволе, но только мечтали они о лучшей жизни, где нет нужды и всегда есть еда.

Горца увезли из родных мест ещё ребёнком:

Ребенка пленного он вез.Тот занемог, не перенесТрудов далекого пути;Он был, казалось, лет шести,Как серна гор, пуглив и дикИ слаб и гибок, как тростник.

Братья же сами были не против уехать в далёкие края. Но и маленький кавказец, и совсем юные Кузьмёныши были гордыми, не жаловались на жизнь.

Горец, умирая, просил, чтобы его перенесли в сад:

Там положить вели меня.Сияньем голубого дняУпьюся я в последний раз.Оттуда виден и Кавказ!

Колька тоже исполняет мечту брата: отправляет его, пусть и мёртвого, к горам, к которым он так мечтал уехать.

И в поэме Лермонтова, и в начале повести Приставкина Кавказ манит, притягивает к себе главных героев. Для Мцыри Кавказ – это Родина, свой родной дом. Для Кузьменышей – это мечта, символ счастья, обратившийся внезапно в чужой, враждебный край.

Все трое готовятся к бегству: послушник – в родные горы, русские мальчишки, испуганные неласковым, страшным, чужим Кавказом, – подальше от них. Но никому из них не суждено узнать счастья.

3.9. Стихотворение Лермонтова «Утес» как один из ключевых образов в повести А. Приставкина

Все мы привыкли видеть в стихотворении Лермонтова «Утёс» тихий, романтичный пейзаж с тучкой и печальным утёсом, который не может кинуться вслед за своей озорной подругой. Автор повести раскрывает нам новый смысл стихотворения Лермонтова. Но раскрывает не сразу. Только прочитав произведение от начала до конца, понимаешь сокровенную суть названия, и это осознание пронзает острой болью сердце. Удивительно, но, оказывается, иногда действительно просто невозможно выговорить простое слово «одиноко»… Очень больно.

Впервые отрывок из стихотворения М.Ю. Лермонтова «Утёс» встречается в начале повести, когда ещё невозможно проследить незримую и очень прочную связь между повестью и стихотворением:

«- Сегодня стишки учили, - вспомнил Сашка, которому пришлось отсиживать в школе за двоих. - Михаил Лермонтов, "Утес" называется.

Сашка не помнил все наизусть, хоть стихи были короткие. Не то что "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова"... Уф! Одно название полкилометра длиной! Не говоря о самих стихах!

А из "Утеса" всего две строчки Сашка запомнил.

Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана...

- Про Кавказ, что ли? - скучно поинтересовался Колька.

- Ага. Утес же...»

Эти строки произносятся вскользь. Автор показывает, что Кузьмёныши озабочены совершенно другим: им нужно добыть себе еду. Всё остальное – не важно, не достойно внимания. Но ближе к концу повести становится понятна и очевидна роль стихотворения в повести. Только что окончательно осиротевший Колька, совершенно не придававший раньше значения стихотворению, вдруг вспоминает его:

«Пощупал лицо: мокро от слез. Значит, он опять плакал.

Посмотрел вниз на долину, вдруг вспомнил стихи. Никогда раньше он не вспоминал этих стихов, да и не знал, что их помнит.

Ночевала тучка золотаяНа груди утеса-великана;Утром в путь она умчалась рано,По лазури весело играя,

Но остался влажный след в морщинеСтарого утеса. ОдинокоОн стоит, задумался глубоко,И тихонько плачет он в пустыне.

Может, этот холм и есть утес, а ротонда - тучка… Колька оглянулся и вздохнул. А может, тучка - это поезд, который Сашку увез с собой. Или нет. Утес сейчас - это Колька, он потому и плачет, что стал каменным, старым, старым, как весь этот Кавказ. А Сашка превратился в тучку… Ху из ху? Тучки мы… Влажный след мы… Были и нет.

Колька почувствовал, что снова хочет заплакать, и встал. Нашел надпись, которую они тут сделали 10 сентября. Поискал острый кремешок, дописал внизу: "Сашка уехал. Остался Колька. 20 октября"».

Это был единственный раз, когда Колька от начала до конца прочитал стихотворение, пусть даже и не вслух.

В детприёмнике, когда дети выступали каждый с чем мог, Колька тоже вышел и стал рассказывать «Утёс» Лермонтова, но не сумел закончить:

«…Колька стал читать стихи... Про тучку золотую.

...Но остался влажный след в морщине

Старого утеса...

Колька замолчал и посмотрел на слепых: они, вытянув шеи, напряженно слушали. Будто боялись пропустить даже его молчание... А оно затягивалось, потому что у Кольки перехватило дыхание и сжало горло. Он никак не мог выговорить слово "одиноко"...»

Смерть брата заставляет Кольку совершенно по-другому взглянуть на мир, переосмыслить жизнь. Он даже не понимает, как же он будет жить дальше. В минуту смертельной опасности Кольке совсем не страшно, он даже рад, что сможет как Сашка стать облачком, что ему будет так же легко и не будет больше этой ежедневной борьбы за существование:

«А они с Сашкой снова встретятся там, где люди превращаются в облака. Они узнают друг друга. Они будут плыть над серебряными вершинами Кавказских гор золотыми круглыми тучками, и Колька скажет:

- Здравствуй, Сашка! Тебе тут хорошо? А Сашка ответит:

- Ну, конечно. Мне тут хорошо.

- А я с Алхузуром подружился, - скажет Колька. - Он тоже нам с тобой брат!

- Я думаю, что все люди братья, - скажет Сашка, и они поплывут, поплывут далеко-далеко, туда, где горы сходят в море и люди никогда не слышали о войне, где брат убивает брата».

Кавказ восхищает Кузьменышей и всех переселенцев, испытывает их на прочность и становится последним пристанищем. Колька тоже в какой-то степени умирает вместе с братом: прежнего Кольки больше нет. Он теперь «обои».

Лишь короткое время «тучка» и «утёс» - Сашка и Колька – были вместе.

§4. Выводы

Изучив биографии авторов, проведя сопоставительный анализ посвященных кавказской теме произведений М.Ю. Лермонтова и А.И. Приставкина, я пришел к следующим выводам:

1. Кавказ сыграл большую роль в жизни как М.Ю. Лермонтова, так и А.И. Приставкина, поэтому их обращение к кавказской теме вполне объяснимо. Оба впервые увидели Кавказ в детском возрасте и запечатлели его пейзажи в своем творчестве.

2. Познакомившись с фактами биографии обоих авторов, я убедился, насколько разным может быть восприятие одного и того же места в зависимости от душевного состояния пишущего. Лермонтов воспевает любимый край. Он посвятил ему немало стихов, поэм и картин. Его Кавказ величествен и суров, он вдохновлял поэта на яркие поэтические и живописные образы. Его впечатления передались многим и многим поколениям. Именно его произведения приходят на ум, когда речь идёт об этом горном крае. А.И. Приставкин же познакомился с Кавказом в трагические времена депортации северокавказского народа и в своей книге показал ту сторону жизни Кавказа, о которой мало кто знал. Чисто пейзажные зарисовки, навеянные лермонтовским восприятием этого горного края, в его книге очень быстро сменяются реальными эпизодами жестокой жизни в горных районах. Для Приставкина Кавказ стал символом бескомпромиссной вражды, жертвами которой становятся люди с обеих сторон.

3. Стихи М.Ю. Лермонтова о Кавказе оставляют шлейф романтизма, лиричности, в них затронута тема свободы, воспоминания о прошлом. Реалистическая повесть А.И. Приставкина окунает нас в трагическую действительность и ставит серьезные нравственные проблемы. Она является действенной «прививкой» от безразличия, чёрствости и бесчеловечности. Анатолий Приставкин открывает другой, непривычный нам Кавказ. Прочитав его книгу, мы понимаем, что никакое великолепие гор, бурных рек, прекрасных садов не спасёт от жестокости людей.

4. Тема Кавказа – у Лермонтова в поэме «Мцыри», а у Приставкина в повести «Ночевала тучка золотая…» переплетается с темой трагической судьбы детей. Кавказ может быть «своим» (родным, но недостижимым домом) – для инока из православного монастыря или мечтой о счастье и в то же время местом, где разбивается сердце, – для Кузьменышей.

5. Строка из стихотворения М.Ю. Лермонтова «Утес», использованная А. Приставкиным в качестве названия повести, становится одним из ключевых образов книги.

6. Читая книгу Анатолия Приставкина, проживаешь вместе с героями каждую минуту их жизни, и значительная часть этой истории проходит на фоне горных вершин, ущелий и долин Кавказа. Нам хорошо знаком лермонтовский Кавказ с горделиво возвышающимися горами, цветущими садами, отчаянными и сильными в своих страстях горцами… Воспетый Лермонтовым и так любимый им горный край стал для одного из двух главных героев книги Приставкина последним пристанищем, для другого - трамплином в новую, другую жизнь.

§5. Заключение

Написание данной исследовательской работы позволило мне много узнать о творчестве и личности великого поэта М.Ю. Лермонтова и открыла для меня удивительного автора повести «Ночевала тучка золотая…» – А.И. Приставкина.

Читая повесть, я был поражён, в каких условиях существовали дети в детских домах в военное время. Об этой стороне беспризорного детдомовского детства очень мало написано литературных произведений. Тяжёлые реалии, описанные в повести, явились причиной столь жизненного, правдивого и даже мрачного описания Кавказа Анатолием Приставкиным.

§6. Список литературы и Интернет-ресурсов

  1. А.И. Приставкин. «Ночевала тучка золотая…»: (повесть) Анатолий Приставкин. – Москва: Издательство АСТ, 2017. – 286с
  2. http://www.tarhany.ru/lermontov/lermontov_hudozhnik/_vid_krestovoj_gori_iz_uschelja_bliz_kobi___1837_1838_gg_
  3. http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/202258/
  4. http://www.sbornik-stihov.ru/lermontov449.html
  5. http://stuki-druki.com/authors/Pristavkin.php
  6. http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/ler-poems17.html
  7. http://fb.ru/article/230629/anatoliy-pristavkin-biografiya-tvorchestvo
  8. http://www.rulit.me/authors/pristavkin-anatolij-ignatevich
  9. http://tepka.ru/literatura_8_merkin/52.html
  10. http://diletant.media/excursions/30302798/?sphrase_id=3853330
  11. Фотографии из музея М.Ю. Лермонтова в Тамани (из личного архива автора реферата).

§7. Приложения

Приложение 1

М.Ю. Лермонтов. Автопортрет

Находясь в ссылке на Кавказе, в 1837 г. М. Лермонтов написал автопортрет для любимой женщины – В. Лопухиной. Эта работа интересна тем, что в ней автор запечатлел собственные представления о себе.

Детский портрет М.Ю. Лермонтова, выполненный в 1820-1822 году. Поэту здесь

6-8 лет.

Приложение 2

Последняя подорожная М.Ю. Лермонтова. 1841г. Копия

Приказ по Тенгинскому полку от 1 февраля 1841г. об отпуске М.Ю. Лермонтова

Приложение 3

Детский рисунок Лермонтова

Приложение 4

М.Ю. Лермонтов. «Воспоминание о Кавказе», 1838 г.

Приложение 5

М.Ю. Лермонтов

Синие горы Кавказа, приветствую вас!

Синие горы Кавказа, приветствую вас!вы взлелеяли детство мое;вы носили меня на своих одичалых хребтах,облаками меня одевали,вы к небу меня приучили,и я с той поры все мечтаю об вас да о небе.Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился,тот жизнь презирает,хотя в то мгновенье гордился он ею!..Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;они так сияли в лучах восходящего солнца,и в розовый блеск одеваясь, они,между тем как внизу все темно,возвещали прохожему утро.И розовый цвет их подобился цвету стыда:как будто девицы,когда вдруг увидят мужчину купаясь,в таком уж смущеньи,что белой одежды накинуть на грудь не успеют.Как я любил твои бури, Кавказ!те пустынные громкие бури,которым пещеры как стражи ночей отвечают!..На гладком холме одинокое дерево,ветром, дождями нагнутое,иль виноградник, шумящий в ущелье,и путь неизвестный над пропастью,где, покрываяся пеной,бежит безымянная речка,и выстрел нежданный,и страх после выстрела:враг ли коварный иль просто охотник...все, все в этом крае прекрасно.Воздух там чист, как молитва ребенка;И люди как вольные птицы живут беззаботно;Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.В дымной сакле, землей иль сухим тростникомПокровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,И шьют серебром - в тишине увядаяДушою - желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Приложение 6

М.Ю. Лермонтов. «Вид Пятигорска» 1837-1838гг.

Приложение 7

М.Ю. Лермонтов. «Вид Тифлиса» 1837г.

Приложение 8

М.Ю. Лермонтов

Свиданье

Уж за горой дремучею Погас вечерний луч,Едва струей гремучею Сверкает жаркий ключ;Сады благоуханием Наполнились живым,Тифлис объят молчанием, В ущельи мгла и дым.Летают сны-мучители Над грешными людьми,И ангелы-хранители Беседуют с детьми. Там за твердыней старою На сумрачной гореПод свежею чинарою Лежу я на ковре.Лежу один и думаю: Ужели не во снеСвиданье в ночь угрюмую Назначила ты мне?И в этот час таинственный, Но сладкий для любви, Тебя, мой друг единственный, Зовут мечты мои.

Внизу огни дозорные Лишь на мосту горят,И колокольни черные Как сторожи стоят;И поступью несмелою Из бань со всех сторонВыходят цепью белою Четы грузинских жен;Вот улицей пустынною Бредут, едва скользя...Но под чадрою длинною Тебя узнать нельзя!.. Твой домик с крышей гладкою Мне виден вдалеке;Крыльцо с ступенью шаткою Купается в реке;Среди прохлады, веющей Над синею Курой,Он сетью зеленеющей Опутан плющевой;За тополью высокою Я вижу там окно...Но свечкой одинокою Не светится оно!

Я жду. В недоумении Напрасно бродит взор:Кинжалом в нетерпении Изрезал я ковер; Я жду с тоской бесплодною, Мне грустно, тяжело...Вот сыростью холодною С востока понесло,Краснеют за туманами Седых вершин зубцы,Выходят с караванами Из города купцы... Прочь, прочь, слеза позорная, Кипи, душа моя!Твоя измена черная Понятна мне, змея!Я знаю, чем утешенный По звонкой мостовойВчера скакал как бешеный Татарин молодой.

Недаром он красуется Перед твоим окном,И твой отец любуется Персидским жеребцом.

Возьму винтовку длинную, Пойду я из ворот:Там под скалой пустынною Есть узкий поворот.До полдня за могильною Часовней подождуИ на дорогу пыльную Винтовку наведу.Напрасно грудь колышется! Я лег между камней;Чу! близкий топот слышится... А! это ты, злодей!

Приложение 9

М.Ю. Лермонтов. «Крестовый перевал» 1837-1838гг.

Приложение 10

М.Ю. Лермонтов

Кавказ

Хотя я судьбой на заре моих дней,О южные горы, отторгнут от вас,Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:Как сладкую песню отчизны моей,Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.Но мнилось, что в розовый вечера часТа степь повторяла мне памятный глас.За это люблю я вершины тех скал,Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор,Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.Там видел я пару божественных глаз;И сердце лепечет, воспомня тот взор:Люблю я Кавказ!..

Приложение 11

М.Ю. Лермонтов

Люблю я цепи синих гор…

Люблю я цепи синих гор,Когда, как южный метеор,Ярка без света, и краснаВсплывает из-за них луна,Царица лучших дум певца,И лучший перл того венца,Которым свод небес поройГордится будто царь земной.На западе вечерний лучЕще горит на ребрах тучИ уступить все медлит онЛуне - угрюмый небосклон;Но скоро гаснет луч зари...Высоко месяц. Две иль триМладые тучки окружатЕго сейчас... вот весь наряд,Которым белое челоЕму убрать позволено. Кто не знавал таких ночейВ ущельях гор, иль средь степей?Однажды при такой лунеЯ мчался на лихом коне, В пространстве голубых долин,Как ветер, волен и один;Туманный месяц и меня,И гриву, и хребет коняСребристым блеском осыпал;Я чувствовал, как конь дышал,Как он, ударивши ногой,Отбрасываем был землей;И я в чудесном забытьиДвиженья сковывал свои,И с ним себя желал я слить,Чтоб этим бег наш ускорить;И долго так мой конь летел...И вкруг себя я поглядел:Все та же степь, все та ж луна:Свой взор ко мне склонив, она,Казалось, упрекала в том,Что человек с своим конемХотел владычество степейВ ту ночь оспоривать у ней!

Приложение 12

М.Ю. Лермонтов

Приветствую тебя, Кавказ седой!

Приветствую тебя, Кавказ седой!

Твоим горам я путник не чужой:

Они меня в младенчестве носили

И к небесам пустыни приучили.

И долго мне мечталось с этих пор

Всё небо юга да утесы гор.

Прекрасен ты, суровый край свободы,

И вы, престолы вечные природы,

Когда, как дым синея, облака

Под вечер к вам летят издалека,

Над вами вьются, шепчутся, как тени,

Как над главой огромных привидений

Колеблемые перья, — и луна

По синим сводам странствует одна.

Приложение 13

Анатолий Игнатьевич Приставкин

(17 октября 1931г. — 11 июля 2008г.)

Анатолий Игнатьевич с женой Мариной и дочерью Марией

В 2009 году в Национальном молодёжном театре Республики Башкортостан имени Мустая Карима состоялась премьера спектакля «Ночевала тучка золотая…» в постановке главного режиссёра русской труппы театра Мусалима Кульбаева. Спектакль участвовал в VII Республиканском фестивале «Театральная весна 2009» (Уфа); во Всероссийском театральном фестивале «Золотая маска» (Москва, 2010); в Международном фестивале искусства для детей и юношества «Золотая репка» (Самара), в X Международном театральном фестивале «Голоса истории» (Вологда). На V Международном фестивале русских театров России и зарубежных стран «Мост дружбы 2009» спектакль был признан лучшим из всех представленных.

Приложение 14

Заметка из газеты «Аргументы и факты»

Правда ли, что в Чечне решили отдать дань памяти Приставкину, назвав в его честь улицу?

И. Желтов, Михайловск

Это действительно так. Недавно председатель правления Союза журналистов Чечни Х. Борхаджиев встретился с главой администрации Гудермесского района В. Насухановым и внес предложение увековечить память А. Приставкина, присвоив его имя одной из улиц г. Гудермеса. Глава района согласился с тем, что имя известного российского писателя и общественного деятеля А. Приставкина не подлежит забвению, и выразил готовность оперативно издать распоряжение о переименовании одной из улиц Гудермеса - Новосельской в улицу имени Приставкина.

14 июля такое распоряжение было издано. Гудермес, скорее всего, является первым городом в России, где одна из улиц названа именем Приставкина.

Он был большим другом чеченского народа и в своей пронзительно-честной повести "Ночевала тучка золотая" сумел высветить суровую правду о судьбе вайнахов в годы депортации. Писатель пользовался огромным авторитетом у чеченского народа. Возможно, улица в Гудермесе будет не последним объектом, носящим имя А. Приставкина.

Статья из газеты:Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 30/07/2008

Приложение 15

М.Ю. Лермонтов

Утро на Кавказе

Светает — вьется дикой пеленойВокруг лесистых гор туман ночной;Еще у ног Кавказа тишина;Молчит табун, река журчит одна.Вот на скале новорожденный лучЗарделся вдруг, прорезавшись меж туч,И розовый по речке и шатрамРазлился блеск, и светит там и там:Так девушки, купаяся в тени,Когда увидят юношу они,Краснеют все, к земле склоняют взор:Но как бежать, коль близок милый вор!..

Приложение 16

М.Ю. Лермонтов Черкесы

IУж в горах солнце исчезает,В долинах всюду мертвый сон,Заря блистая угасает,Вдали гудит протяжный звон,Покрыто мглой туманно поле,Зарница блещет в небесах,В долинах стад не видно боле,Лишь серны скачут на холмах.И серый волк бежит чрез горы;Его свирепо блещут взоры.В тени развесистых дубовВлезает он в свою берлогу.За ним бежит через дорогуС ружьем охотник, пара псовНа сворах рвутся с нетерпенья;Все тихо; и в глуши лесовНе слышно жалобного пеньяПустынной иволги; лишь тамВесенний ветерок играет,Перелетая по кустам;В глуши кукушка занывает;И на дупле как тень сидитПолночный ворон и кричит. Меж диких скал крутит, сверкаетПодале Терек за горой;Высокий берег подмывает,Крутяся, пеною седой.

IIОдето небо черной мглою,В тумане месяц чуть блестит;Лишь на сухих скалах травоюПолночный ветер шевелит.На холмах маяки блистают;Там стражи русские стоят;Их копья острые блестят;Друг друга громко окликают:"Не спит казак во тьме ночной;Чеченцы ходят за рекой!"Но вот они стрелу пускают,Взвилась! и падает казакС окровавленного кургана;В очах его смертельный мрак:Ему не зреть родного Дона,Ни милых сердцу, ни семью:Он жизнь окончил здесь свою. IIIВ густом лесу видна поляна,Чуть освещенная луной,Мелькают, будто из тумана,Огни на крепости большой.Вдруг слышен шорох за кустами,Въезжают несколько людей;Обкинув все кругом очами,Они слезают с лошадей.На каждом шашка, за плечамиРужье заряжено висит,Два пистолета, борзы кони;По бурке на седле лежит. Огонь черкесы зажигают,И все садятся тут кругом;Привязанные к деревамВ лесу кони траву щипают,Клубится дым, огонь трещит,Кругом поляна вся блестит.

IVОдин черкес одет в кольчугу,Из серебра его наряд,Уздени вкруг него сидят;Другие ж все лежат по лугу.Иные чистят шашки остры,Иль навостряют стрелы быстры.Кругом все тихо, все молчит, -Восстал вдруг князь и говорит:"Черкесы, мой народ военный,Готовы будьте всякий час,На жертву смерти - смерти славнойНе всяк достоин здесь из вас.Взгляните: в крепости высокойВ цепях, в тюрьме мой брат сидит,В печали, в скорби, одинокой,Его спасу, иль мне не жить. VВчера я спал, под хладной мглой,И вдруг увидел будто брата,Что он стоял передо мной -И мне сказал: минуты тратаИ я погиб, - спаси меня: -Но призрак легкий вдруг сокрылся;С сырой земли поднялся я;Его спасти я устремился;И вот ищу и ночь и день;И призрак легкий не являлсяС тех пор, как брата бледна тень Меня звала, и я старалсяЕго избавить от оков;И я на смерть всегда готов!Теперь клянуся Магометом,Клянусь, клянуся целым светом!..Настал неизбежимый час,Для русских смерть, или мученье,Иль мне взглянуть в последний разНа ярко солнца восхожденье".Умолкнул князь. И все трикратноПовторили его слова. -"Погибнуть русским невозвратно,Иль с тела свалится глава".

VIВосток алея пламенеет,И день заботливый светлеет.Уже в селах кричит петух;Уж месяц в облаке потух.Денница, тихо поднимаясь,Златит холмы и тихий бор;И юный луч, со тьмой сражаясь,Вдруг показался из-за гор.Колосья в поле под серпамиЛожатся желтыми рядами.Все утром дышит; ветерокИграет в Тереке на волнах,Вздымает зыблемый песок.Свод неба синий, тих и чист;Прохлада с речки повевает,Прелестный запах юный листС весенней свежестью сливает.Везде, кругом сгустился лес,Повсюду тихое молчанье;Струей, сквозь темный свод древесПрокравшись, дневное сияньеВерхи и корни золотит. Лишь ветра тихим дуновеньемСорван листок летит, блестит,Смущая тишину паденьем. Но вот приметя свет дневной,Черкесы на коней садятся,Быстрее стрел по лесу мчатся,Как пчел неутомимый рой,Сокрылися в тени густой.

VIIО если б ты, в прекрасный день,Гнал так же горесть, страх, смятенья,Как гонишь ты ночную теньИ снов обманчивых виденья!Заутрень в граде дальний звонПо роще ветром разнесен;И на горе стоит высокойПрекрасный град, там слышен громкойСтук барабанов, и войска,Закинув ружья на плеча,Стоят на площаде. И в парадеНарод весь в праздничном нарядеИдет из церкви. Стук карет,Колясок, дрожек раздается;На небе стая галок вьется;Всяк в дом свой завтракать идет;Там тихо ставни растворяют;Там по улице гуляютИль идут войско посмотретьВ большую крепость. - Но чернетьУж стали тучи за горами,И только яркими лучамиБлистало солнце с высоты;И ветр бежал через кусты. VIIIУж войско хочет расходитьсяВ большую крепость на горе;Но топот слышен в тишине.Вдали густая пыль клубится.И видят, кто-то на конеС оглядкой боязливой мчится.Но вот он здесь уж, вот слезает;К начальнику он подбегаетИ говорит: "Погибель нам!Вели готовиться войскам;Черкесы мчатся за горами,Нас было двое, и за намиОни пустились на конях.Меня объял внезапный страх;Насилу я от них умчался;Да конь хорош, а то б попался".

IXНачальник всем полкам велелСбираться к бою, зазвенелНабатный колокол; толпятся,Мятутся, строятся, делятся;Вороты крепости сперлись. -Иные вихрем понеслисьОстановить черкесску силу,Иль с славою вкусить могилу.И видно зарево кругом;Черкесы поле покрывают;Ряды как львы перебегают;Со звоном сшибся меч с мечем;И разом храброго не стало.Ядро во мраке прожужжало,И целый ряд бесстрашных пал;Но все смешались в дыме черном.Здесь бурный конь с копьем вонзенным,Вскочивши на дыбы, заржал; Сквозь русские ряды несется;Упал на землю, сильно рвется,Покрывши всадника собой, -Повсюду слышен стон и вой.

XПушек гром везде грохочет;А здесь изрубленный геройВоззвать к дружине верной хочет;И голос замер на устах.Другой бежит на поле ратном;Бежит, глотая пыль и прах;Трикрат сверкнул мечем булатным,И в воздухе недвижим меч;Звеня, падет кольчуга с плеч;Копье рамена прободает,И хлещет кровь из них рекой.Несчастный раны зажимаетХолодной, трепетной рукой.Еще ружье свое он ищет;Повсюду стук, и пули свищут;Повсюду слышен пушек вой;Повсюду смерть и ужас мещетВ горах, и в долах, и в лесах;Во граде жители трепещут;И гул несется в небесах.Иный черкеса поражает;Бесплодно меч его сверкает.Махнул еще; его рука,Подъята вверх, окостенела.Бежать хотел. Его ногаДрожит недвижима, замлела;Встает и пал. Но вот несетсяНа лошади черкес лихойСквозь ряд штыков; он сильно рвется И держит меч над головой;Он с казаком вступает в бой;Их сабли остры ярко блещут;Уж луг звенит, стрела трепещет;Удар несется роковой.Стрела блестит, свистит, мелькает,И в миг казака убивает.Но вдруг толпою окружен;Копьями острыми пронзен.Князь сам от раны издыхает;Падет с коня - и все бегут,И бранно поле оставляют.Лишь ядры русские ревутНад их, ужасно, головой.По-малу тихнет шумный бой,Лишь под горами пыль клубится.Черкесы побежденны мчатся,Преследоваемы толпойСынов неустрашимых Дона,Которых Рейн, Лоар и РонаВидали на своих брегах,Несут за ними смерть и страх. XIУтихло все; лишь изредка -Услышишь выстрел за горою;Редко видно казакаНесущегося прямо к бою,И в стане русском уж покой.Спасен и град, и над рекойМаяк блестит, и сторож бродит;В окружность быстрым оком смотритИ на плече ружье несет.Лишь только слышно: кто идет,Лишь громко слушай раздается; Лишь только редко пронесетсяЛихой казак чрез русский стан.Лишь редко крикнет черный вранГолодный, трупы пожирая;Лишь изредка мелькнет, блистая,Огонь в палатке у солдат.И редко чуть блеснет булат,Заржавый от крови в сраженьи,Иль крикнет вдруг в уединеньиБлиз стана русский часовой;Везде господствует покой.

Приложение 17

31 января 1944 года Государственный Комитет Обороны под председательством И.В. Сталина издал два постановления о депортации чеченцев и ингушей: № ПГКО-5073сс "О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР" и № ПГКО-5074сс "О порядке принятия на Северном Кавказе скота и сельскохозяйственных продуктов".

В шесть утра военные начали стучаться в дома и будить хозяев, давая им два часа на сборы. Затем их везли грузовиками к ближайшим железнодорожным станциям и грузили в "теплушки".За 23 февраля, первый день операции, было выселено 333 739 чел., из них 176 950 погружено в вагоны. К 1 марта было отправлено 478479 чел., из них 387 229 чеченцев и 91250 ингушей (было среди них и около 500 представителей других народов, в основном аварцев, выселенных по ошибке). Около 6 тыс. чеченцев из-за снега застряли в горах в Галанчжойском районе, операция там растянулась до 2 марта.

По официальным данным, в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016 "антисоветского элемента", изъято более 20 072 единицы огнестрельного оружия. Скрыться в горах сумели 6544 человека.

1Речь идет о довоенном фильме «Свинарка и пастух», где рассказывается о встрече русской колхозницы из подмосковной деревни с пастухом с Кавказских гор.

Просмотров работы: 1871