Какой ты, кто ты, мой Пушкин? (доминанты в творчестве)

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Какой ты, кто ты, мой Пушкин? (доминанты в творчестве)

Лытвак  Л.К. 1
1ГБОУ СОШ 548 СПб
Титоренко С.Ю. 1
1ГБОУ СОШ 548 Красносельского района г.Санкт-Петербурга
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Цель работы. Выявление своего отношения к А.Пушкину с помощью сопоставления разных точек зрения о гении Пушкина.Задачи: найти информацию о доминантах в творчестве Пушкина, сопоставить разные точки зрения о гении А.Пушкина, обобщить материал, выявить основные доминанты, сделать вывод.

Новизной работа, конечно же, отличаться не может, потому что слишком известное имя А.С.Пушкина давно интересует исследователей как прошлого, так и нового столетия. Но работа с разными источниками позволит мне сформировать свое личностное мнение об этом уникальном, исторически и культурно значимом лице.

Актуальность работы заключается в неугасаемом интересе к гению А.Пушкина, популяризации и пропаганде чтения произведений классика, привлечение внимания к известным и малоизвестным фактам биографии, особенностям тв-ва, исследованию как способа воспитания грамотного читателя, сопряженного с культурой и историей отечества.

Выбор темы обусловлен интересом к личности и творчеству А.Пушкина.

Проблемный вопрос и гипотеза: Кем же для меня является А.Пушкин? Мой Пушкин –универсальный гений тысячелетия.

Глава 1.1.1. Общая информация о А.Пушкине.

Александр Сергеевич Пушкин за всю жизнь (38лет) написал 826 произведений: 14 поэм, 1 роман в стихах, 6 драматических произведений, 15 произведений прозы, 7 сказок и 783 стихотворения. Помимо этого осталось огромное количество неоконченных произведений, статей, планов, набросков, заметок, писем и т.п.

1.2. Доминанты в творчестве А.Пушкина.

Доминанта. Значение слова.

Значение слова Доминанта по Ефремовой:Доминанта - 1. Главенствующая идея, основной признак или важнейшая составная часть чего-либо.

Значение слова Доминанта по Ожегову:Доминанта - доминирующая идея.

Литературоведческая справка.

Доминанты А.Пушкина.

Составляя мнение о таком авторе, как А.Пушкин, нельзя не обратить внимания на доминанты в его творчестве, они объясняют многое в личности самого автора, времени, в которое он жил и писал, обществе, которое окружало его, принимало его или изгоняло из своего круга, порицало или ценило в нем гения.

Учитывая значение слова доминанта, можно заключить, что разгадав идеи, главенствующие в его творчестве, можно разгадать гений Пушкина, кем же А.Пушкин является в масштабах своего и нашего времени, пространства России и мира.. Прослеживая доминанты в творчестве, можно проследить, как зрел гений А.Пушкина, как развивалась в нем философия творца, ведь способность оценить значимость того или иного явления в русской жизни ведет к объяснению их появления в жизни России, надобность своевременного выявления и пути решения круга проблем в историческом времени, отображения их в развитии национального менталитета, характера. Поэтому самой важной и объясняющей появление других является историческая доминанта. Связь с «отеческими гробами» для автора является одной чуть ли не самой главной идеей.

На основе исследования О.Б.Сокуровой "Исторические доминанты новой русской литературы: А. С. Пушкин, Ф. М. Достоевский, А. А. Блок"1 я проведу свое наблюдение и попробую выявить социальные доминанты А.Пушкина, так как считаю, что эти (исторические, социальные и нравственные) доминанты в большей степени объясняют гений Пушкина, его популярность в разные времена (в Х1Х, ХХ, ХХ1 веках).

Глава 2. Исторические доминанты А.Пушкина.

2.1. Сокурова О.Б. Лекция «Исторические доминанты новой русской литературы»

Размышляя над историческими доминантами в работах Пушкина Ольга Борисовна Сокурова рассматривает два его произведения: драму «Борис Годунов», поэму «Медный всадник». Она сразу отмечает, что для Пушкина, как историка, исследование истины – и есть та свобода, о которой он всегда писал. Для Пушкина важна личность со всеми противоречиями, сложная, неоднозначная, неприукрашенная. Она опирается на исследователя В.С.Непомнящего, который пишет, что А. Пушкин видел человеческую историю как целостное сверхсобытие и считал поступки отдельной личности, ее нравственный выбор отнюдь не безразличными для хода большой истории.

2.1.1. Драма А.Пушкина «Борис Годунов».

Рассуждая о Пушкине, О.Б.Сокурова отмечает, что Л.Толстой подсмотрит именно у А.Пушкина идею о движении истории: не только великие деятели двигают ход истории, роевая жизнь людей, их интересы, человеческие чувства являются двигателями истории; Пушкин показывает единое действие человека и истории. В подтверждение О.Сокурова приводит сцену из «Бориса Годунова» - монолог совести Бориса Годунова «Достиг я власти, но счастья нет» («Они ж меня, беснуясь, проклинали», «они любить умеют только мертвых». Ставя в монологе Бориса неразрешимый для царя вопрос, Пушкин здесь же, в этом же монологе, дал свое разрешение этого вопроса. Объяснение загадочного разрыва, непонимания между царем и народом заключено уже в самом отношении царя к народу2. Борис, не замечая того, отвечает сам себе; дело именно в том, что народ для него — чернь, что он отчужденно говорит о народе — «они», уже не хочет считаться с «плеском» и «воплем» народным, говорит о народном бедствии: «народ завыл», «беснуясь». И в этом Борис недалек от Шуйского, считающего «бессмысленную чернь» изменчивой, мятежной, суеверной, глухой и равнодушной к истине. И самую власть Борис понимает как непременное подавление неразумной черни, как неизбежное угнетение:

Лишь строгостью мы можем неусыпной / Сдержать народ. Так думал Иоанн,Смиритель бурь, разумный самодержец…// Нет, милости не чувствует народ:Твори добро — не скажет он спасибо; /Грабь и казни — тебе не будет хуже.

Здесь же и величайшее презрение к «мнению народному». А Пушкин хорошо знает, что именно «мнение народное» — сила истории.

О.Сокурова объясняет позицию автора драмы в отношении связи поступка человека и неизбежного наказания: «есть тайная -внутренняя- связь событий, и пружина судьбы начинает рано или поздно разворачиваться»3, каждый должен ответить за сделанное. Пушкин показывает: у Бориса перехватило дух от страха, но появляется лукавый Шуйский, и все с облегчением вздыхают. Показывая «диалектику» Бориса, автор незримо присутствует при этом и напоминает, что есть ошибки, которые не прощает ни народ, ни время, ни сам человек.

«Щадите русскую кровь», - произносит герой Димитрий. Юродивый Николка и старец Пимен являются в драме Пушкина предвестниками справедливого суда, не зря Николка говорит: «Нельзя молиться за царя Ирода, Богородица не велит». Главное наказание Бориса ждет его после смерти, и «наказание его соприродно вине»4 (Борис убивает невинного младенца, в результате действий заговорщиков гибнет его сын). Автор, закольцевав судьбу личности, пытается закольцевать и судьбу народную. Удивительно, как автор меняет исход событий: в первой редакции – народ крикнул «Да здравствует…», в последней редакции – «народ безмолвствует»5, и в этом безмолвии, возможно, кроется бунт.

О.Сокурова обращает внимание и на финал, он, как и всегда у Пушкина, философский - открытый. Самостояние человека в бережном отношении к «отеческим гробам», как залогу животворящей святыни – памяти о предках, устоях, которые они нам оставили - святоотеческая традиция народа6. А.Пушкин соединил древнюю и новую Русь (которые обычно противопоставляются учеными).

2.1.2. Поэма «Медный всадник».

Второе произведение, на основе которого рассматривает исторические доминанты О.Сокурова, - это поэма «Медный всадник».

В 1833 году во вторую Болдинскую осень Пушкин делает остановку на обратном пути из Оренбурга, куда он ездил за сведениями о пугачевском бунте. Анализируя события 1824 г (самое большое наводнение в Санкт-Петербурге, в ноябре) и 1825 года (декабристское восстание), А.Пушкин усмотрел параллелизм СТИХИЯ-БУНТ, а пушкинисты усмотрели даже пророчество в дате, на которую обращает внимание Пушкин 7 ноября, ведь именно эта дата в 1917 году станет роковой для Петербурга и России.

Как отмечает О.Сокурова, это магистральная тема - тема бунта7. Пушкин, разрабатывая ее на большой глубине, с исключительной точностью дает ряд исторических пророчеств, которые впоследствии осуществились8.

Пушкин рисует иллюстрацию к событиям поэмы: конь без всадника, змея ожила и уползает вперед, гром-камень дал трещину. О.Сокурова объясняет метафорическое значение рисунка весьма соотносимо с грядущими в следующем веке событиями: страна на дыбах, зло уползает, оживает, власть дает трещину.

В чем же причина трещины? В самой проблеме власти. Маленький обыватель Евгений становится ферментом9 грядущих потрясений.

Проблема власти, по мнению автора, в неоднозначном отношении к Петру, дальние рубежи (куда смотрел сам царь) – плод ума великого и обширного, ближайшие рубежи – писаны кнутом и отдают деспотизмом. Город Петра – государственность, построенная над бездной, на «хлябях», твердыня камень стоит на болоте, город построен «назло надменному соседу», а зло способно ответить, он построен над морем, а стихия способна ответить, взбунтоваться.

Тема бунта неслучайна. Кто взбунтовался? Маленький антагонист Петра – Евгений, дворянин, представитель древнего рода, он неукорененный, безосновный, предстает характерным типом: прошлое забыто, трудное настоящее и лучезарное будущее, которое отдалено, как линия горизонта.

А ведь гордиться памятью предков можно и нужно, должно. «Не уважать оное – есть малодушие», - считал сам автор. И автора волнует вопрос, по какому пути теперь пойдет его Россия.

Раздвоенность разделения между властителем и его народом наметилась. О.Сокурова отмечает, что Пушкин использует оценочную лексику в поведении Евгения, чтобы показать «ужасен русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Беда власти в том, что ей нет дела до ее народа, частного, маленького человека с его нуждами и бедами. А с другой стороны и частному человеку нет никакого дела до забот и проблем государственных, он живет своими житейскими интересами, втайне ненавидя власть, считая ее виновницей всех своих несчастий и страшась ее беспощадного гнева.

И вот в этих условиях взаимного отчуждения власти и личности и возникает трещина в некогда монолитном и могучем камне русской государственности со всеми вытекающими отсюда историческими последствиями.

Вывод.

Таким образом, обобщая наблюдения и выводы О.Сокуровой, которая в свою очередь опирается на книгу Г.А.Гуковского «Очерки по истории русского реализма», можно вывести характерные исторические доминанты в обоих произведениях Пушкина:1) Самостояние человека в бережном отношении к «отеческим гробам», как залогу животворящей святыни – памяти о предках, устоях, которые они нам оставили, - святоотеческая традиция народа.

2) Есть тайная -внутренняя- связь событий, и пружина судьбы начинает рано или поздно разворачиваться, поэтому каждый должен ответить за сделанное. Нет случайных событий в истории отечества, как и неоправданного наказания.

3) Наказание соприродно вине.

4) А. Пушкин видел человеческую историю как целостное сверхсобытие и считал поступки отдельной личности, ее нравственный выбор отнюдь не безразличными для хода большой истории.

5) Тема бунта - магистральная. Стихия бунта для автора – вечное напоминание власти и государственности об их роли в жизни обычного человека, в жизни сограждан, напоминание о природном желании человека жить в условиях взаимного с властью понимания, должного понимания интересов государства, сопричастности с этими интересами.

6) Пушкин с исключительной точностью дает ряд исторических пророчеств, имея таковую способность, делая это ненамеренно, но точно.

Маленький обыватель является ферментом грядущих исторических или природных потрясений, избежать этого будет трудно.

Глава 3. Наблюдение. Социальные доминанты в творчестве А.Пушкина.

На примере разных жанров произведений разных периодов творчества А.Пушкина попробую выявить социальные доминанты его творчества.

Поэма «Тизит» (неоконченная).

Поэма «Тизит» не окончена автором и тем интересна мне, читателю, который открывает для себя Пушкина, как гения. Сложность тематики и проблематики объясняет причины незаконченности поэмы, вопросы масштабной значимости разных религий, вопросы ассимиляции наций, их традиций, ценностей, вопросы развития общества и человека в дали от цивилизации, вопрос права выбора жизненного пути — все это почва для вечных споров во все времена. И поэтому поэма привлекла мое внимание, я попытаюсь с помощью обобщения критического материала по вопросу выявить значимые социальные доминанты Пушкина.

В 1829 г. Пушкин предпринимает попытку изменить свою жизнь: испытывая судьбу, он отправляется в путешествие на Кавказ, не имея ни разрешения властей, ни продуманного плана. Он не просто путешествует, он по крайней мере однажды участвует в боевых действиях – 14 июня 1829 г., ухватив пику одного из убитых казаков, Пушкин, в гражданском платье, в цилиндре на голове, но одушевленный отвагой устремился против неприятельских всадников. Погибнуть тогда ему было не суждено и он вернулся, привез из поездки дневник, на основе которого позднее напишет "Путешествие в Арзрум" и наброски так и оставшейся незавершенной поэмы "Тазит", замысел которой сформировался в контексте размышлений о христианском миссионерстве на Кавказе и милосердии как основе христианства.

В поэме Пушкина интересны два героя: отец Гасуб- носитель первобытного, воинственного и примитивного сознания, и Тизит, но Тазиту, приобщенному к более высокой культуре, чужда примитивная свобода горского быта. Он приобрел черты более высокого сознания - гуманность, уважение к другому человеку. За пушкинским текстом стоит вера в освободительную роль цивилизации.

Известный исследователь Пушкина С.М.Бонди пишет: "Но самым сильным и действенным средством Пушкин считал проповедь более гуманной религии - христианства. Это средство, по его мнению, должно смягчить суровые нравы горцев и уничтожить их кровавые обычаи." «Человек не хочет добывать средства к существованию путем убийств, не хочет находить в убийствах эстетическое и нравственное удовлетворение, хочет жениться и трудиться, быть тихим и маленьким и в том чувствовать, что он сам большой», - пишет другой исследователь этого вопроса - С. Воложин в статье «О художественном смысле “Тазита” А. С. Пушкина» Он отмечает колоссальную этнографическую осведомленность Пушкина. По мнению С. Воложина, Пушкину нужно было столкнуть этнографическую невероятность с этнографической точностью, чтобы “сказать”, что не в этносе дело, а в общечеловеческой коллизии. Это столкновение, как он отмечает, работает на катарсис: не важно, кто это, важно, что для кого угодно личное счастье требует счастья общественного в качестве своей предпосылки. Рассматриваемый текст отражает в плане содержания идеологический комплекс, определяемый полярными понятиями «естественное состояние» и «цивилизация» (гражданское общество).

Семантику ключевого термина А. П. Куницын описывал так: «Слово естественный, присоединяемое к праву, состоянию, закону и разуму, вводит некоторых в заблуждение по своей двоезначительности: иногда значит оно то же, что первоначальный, первобытный, иногда — природный, врожденный (в правоведении употребляется оно в своем последнем значении).

Но, принимая название естественный в первом значении, многие думают, что состояние «естественное» есть состояние людей без общественного соединения, в котором царствовало самоуправство, что закон естественный есть выражение правил, коими люди руководствовались в первобытном состоянии. Отсюда видно, что противопоставление велось в двух планах — «реальном» (действительное существование естественных людей) и умозрительном (условное выделение в человеке того, что возводится к природе, — и соответствующее долженствование). Постоянным членом оппозиции было «гражданское общество». Первое из указанных Куницыным значений отождествляло «первобытный» (древний) и «естественный», на «синхронном срезе» вместо «первобытный» была возможна подстановка «нецивилизованный».10

Герой совершает движение от естественнрго состояния к состоянию цивилизации. И в этом коллизия «перевернута» по отношению к «Цыганам», но конфликт «Тазита» аналогичен конфликту «Цыган»: нецивилизованному коллективу присуще внутреннее противоречие. Его соотношение с цивилизацией, которая должна была быть персонифицирована в лице Тазита, (или миссионера), иное, чем в «Цыганах»: не европеец бежит к дикому народу, а дикарь выступает проводником цивилизованных жизненных норм или внутренне готов к выполнению этой миссии11

Таким образом, вместо условного непротиворечивого социума — особая, этнографически определенная цивилизация, и здесь же — новая условность: «дикарь», стоящий вне этой цивилизации. Поведение Тазита аналогично поведению Алеко — это отказ от основных культурных правил.

Руссо, считая сострадание одним из двух «первых и простейших действий человеческой души» (наряду с самосохранением), утверждал, что естественные люди «даже не помышляли о мести», но месть присуща всем известным диким народам, которые «уже далеки от первоначального естественного состояния»12. Тазит осуществляет естественную доброту и нарушает традицию «хищного» Кавказа. Социум, который мог быть представлен естественным, «расслаивается» на цивилизацию и «дикость». На это указывает и этимология имен героев: Гасуб значит «хищник, разбойник, грабитель», Тазит — образовано от слова со значением «новый, свежий, молодой».

Вывод.

Таким образом, А.Пушкин рассматривает отношение человека и общества с разных аспектов: с религиозно-культурного, с социально-этнического, социально-нравственного, - тем самым углубляясь в вопрос, подчеркивая значимость социальной основы своих текстов, представляя отношения человека и общества в их развитии. Человеку свойственно противостоять законам своего социума, если тот противоречит духовным, социальным, нравственным потребностям человека. Один человек не может изменить общество вокруг себя, но может заставить переоценить нормы, правила, устои и традиции, если пришло этому время. А.Пушкин диалектически смотрит на отношения человека и общества: видит диалектическое развитие только в определенной зависимости их друг от друга, меняются потребности человека, появляется новый тип человека — должно измениться общество. И роль русского народа, как истинно христианского, А.Пушкин считает немаловажной, во многом народы России были ассимилированы его культурой, общечеловеческими ценностями, пропагандирующими ценность каждого человека как уникального, жизнь человека, право выбора, соблюдение общественной и личностной моралей.

Повесть «Капитанская дочка».

Рассмотрю другое, наиболее значимое для творчества А.Пушкина, произведение — исторический роман повесть Капитанская дочка». Оно является последним его трудом, а значит, может наиболее ярко демонстрировать социальные доминанты его творчества.

В 1831 году 24 февраля А.Пушкин пишет Плетневу: «Я женат и счастлив. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился». Семья была тем началом, которое заново открыло ощущение взрастаемости в жизнь, укорененности в ней: в быту, в роде, в нации, в истории — прошлой, настоящей и будущей13.

В 1834 году А.Пушкин пишет свой труд «История Пугачева», который вышел в последнем прижизненном номере журнала «Современник» в 1836 году под заглавием «Капитанская дочка». Конечно, книга неоднозначна. С одной стороны, это история о смуте, о восстании, с грандиозной картиной бунта, мятежа как стихии, явление Пугачева из бурана, из метели, из вьюги, он — ее страшное дитя. «Природность, неподвластность, предопределенность — вот начала, которые несет этот колоссальный социальный мятеж»14, - пишет Н.Скатов.

С другой стороны, эта повесть — семейная хроника, семейная, «эпическая» жизнь перед лицом драматических исторических событий, о крепком внутреннем национальном корне. Есть в повести простые человеческие начала, которые предстают в абсолютном виде, эти начала и есть начала родовой, национальной, эпической жизни. Маша Миронова — капитанская дочка, дочка офицера- женщина исконнонационального сознания.

Н.Скатов, опираясь на слова Вяземского «Всякому греху милосердие, но не всякой низости», выделяет мир Маши Мироновой (она подобна оси, как бы стягивает полюсные состояния раскалывающегося национального бытия, как оно предстает в повести. Самое основное в повести и самое жизнестойкое и есть она, Маша Миронова15. Семья Мироновых — простая, понятная, русская, хлебосольная, незамысловатая, обычная, как многие другие и поэтому типичная для России, ее дальних уголков. Именно в такой семье мог зародиться такой характер, как у Маши Мироновой, выстрела пушки она боится, а противостоять судьбе, натиску обстоятельств она не боится. Время перемен, подчас трудное для других, становится временем испытания русского характера, в которое он закаляется, развивается и достигает высшей точки развития — самоотречения и служения правде. Здесь, безусловно, чувствуется авторская позиция: в семье русской и должно всё держаться на самоотречении, это и есть ключевая социальная доминанта А.Пушкина.

Есть еще одно лицо, которое нарисовано Пушкиным, это императрица Екатерина, она следит «за законом», она соблюла закон, но милости к «падшим» не оказала16. Пугачев же в сравнении с ней показан с ничем не объяснимым порывом добра и милости («миловать так миловать»), он ведет себя согласно тем высшим началам человечности, которые утверждал всегда сам Пушкин (прощать и миловать). «Милость» - в отношении к другим, пусть ошибающимся, пусть противостоящим общепринятому порядку — становится основополагающей жизнеутверждающей ценностью автора и выступает во многих его произведениях доминантой.

Есть образы народные. Бесспорно, образ Савельича — один из важных для понимания авторской идеи утверждения человеческих начал — простоты и правды, он является спутником главного героя по принуждению, но волею своего сердца оказывает на его жизнь влияние, противостоит Пугачеву в его идее «народного бунта», не признавая в нем царя, не признавая его волю. Этот тип народника больше всего симпатизирует автору, поэтому он создан Пушкиным с особой любовью, выведен как тип национальный, положительный, образцово народный. Есть небольшой упрек Савельичу от автора, но он настолько непритязателен, что не мешает масштабности его образа. Оставаться благородным — удел Гринева Петра, исполняющего завет отца, а вот оставаться всегда добродетельным, внимательным, заботливым к близким — это удел савельичей. Человек, готовый отстаивать жизнь близкого, блюсти его интересы, жертвовать собой ради него, исполнять обязательства, честный и верный человек становится объектом внимания позднего творчества Пушкина. Савельич не решает глобальных вопросов исторического времени, но исполняет долг человеческий перед людьми близкими — и в этом его главная ценность. Исполнение человеком возложенных на него обязательств - значимая социальная доминанта повести.

Итак, ключевыми социальными доминантами в позднем произведении А.Пушкина можно выявить

семью, как институт, в котором воспитывается человек, обретает истинные ценности, социализируется и становится образцом для сограждан, самоотречение и любовь есть основа семьи;

милость (сострадание, милосердие) в отношении к другим становится основополагающей жизнеутверждающей ценностью автора и одной из доминант;

исполнение человеком возложенных на него обязательств, ответственность человека перед исполнением своего долга;

объективность и свобода в отражении человека во времени, в литературе, в истории;

национальное единство.

Заключение.Пушкин является не только величайшим поэтом и создателем русского литературного языка, но и универсальным гением. Универсализм Пушкина заключается в том, что в поле его зрения находились не только литература, поэзия и вообще вся словесность, но и такие гуманитарные дисциплины, как философия, политэкономия, история и, конечно, наука. Следует также подчеркнуть, что Пушкин был энциклопедически образованным человеком.17С этим трудно не согласиться.

Пушкин прекрасно знал труды французских философов ХVIII в. Декарта, Вольтера, Дидро, Руссо, Гельвеция, Монтескьё и других. Знал Аристотеля и вообще античную философию. Читал, конечно, и немецких философов. И это, безусловно, нашло отражение в его произведениях. Пушкин – профессиональный историк, «в нем было верное понимание истории: свойство, которым одарены не все историки». Принадлежностью ума его были ясность, проницательность и трезвость. Пушкин был впечатлителен; он был одарен воображением и самоотвержением личности своей настолько, что мог отрешить себя от присущего и воссоздавать минувшее, уживаться с ним, породниться с лицами, событиями, нравами, порядками, давным-давно замененными новыми поколениями, новыми порядками, новым общественным и гражданским строем. Все это качества необходимые для историка, и Пушкин обладал ими в достаточной мере»18

Пушкин всю свою короткую жизнь специально занимался историей, потому что прошлое, настоящее и будущее неразрывно связаны. Нет настоящего без прошлого и будущего без настоящего. Пушкин подчеркивал, что неуважение к прошлому есть черта необразованности, и тот, кто пренебрегает прошлым и занят одним настоящим, не понимает единства истории человечества.

Пушкин – «представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, другими мирами, полный очерк нашей народной личности, самородок, принимавший в себя, при всевозможных столкновениях с другими особенностями и организмами, – все то, что принять следует, отбрасывавший все, что отбросить следует, полный и цельный, но еще не красками, а только контурами набросанный образ народной нашей сущности, – образ, который мы долго еще будем оттенять красками»19

Таким образом, Пушкин - ученый, исследователь, как зеркало, умеющий точно отражать человека во времени. У него, действительно, и «жало мудрыя змеи», «зеницы», острый слух, вместо сердца угль. Мой Пушкин –универсальный гений столетия, а может, даже тысячелетия.

Список использованной литературы

Русская литература. XIX век. От Крылова до Чехова: Учеб. Пособие. Сост. Н. Г. Михновец. СПб: «Паритет», 2001

Григорьев А. Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина // Солнце России. Русские писатели о Пушкине. Кн. 1. Век XIX. – М., 1999.

Гобозов И. А.: Философия и общество. Выпуск №3(67)/2012

Вяземский П. Я. Эстетика и литературная критика. – М., 1984.

Н.Скатов. Пушкин. Ленинград: Детская литература, 1991

Ж. Ж. Руссо. О причинах неравенства. СПб, 1907

Словарь языка Пушкина, т. I, М., 1956

Е. А. Тоддес О НЕЗАКОНЧЕННОЙ ПОЭМЕ ПУШКИНА «ТАЗИТ». Ученые записки. Пушкинский сборник. Псков, 1973 г

А. П. Куницын. Русские просветители (от Радищева до декабристов), т. 2, М., 1966

Г. А. Гуковский «Очерки по истории русского реализма». М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957

Исторические доминанты новой русской литературы: А. С. Пушкин, Ф. М. Достоевский, А. А. Блок: [видеолекция] / Сокурова Ольга Борисовна, кандидат исторических наук/

Мир Пушкина: личность, мировоззрение, окружение/ Г. Н. Волков. М.: Молодая гвардия, 1989

Русская литература. XIX век. От Крылова до Чехова: Учеб. Пособие. Сост. Н. Г. Михновец. СПб: «Паритет», 2001

1 Исторические доминанты новой русской литературы: А. С. Пушкин, Ф. М. Достоевский, А. А. Блок : [видеолекция] / Сокурова Ольга Борисовна, кандидат исторических наук [т. е. искусствоведения], доцент Института истории СПбГУ ; Президентская библиотека, [Отдел образовательных программ]. - Электронные данные (1 видеофайл). - Санкт-Петербург : Президентская библиотека, 2015.

2Г. А. Гуковский «Очерки по истории русского реализма».Государственное издательство художественной литературы. Москва 1957

3Там же. Исторические доминанты новой русской литературы: А. С. Пушкин, Ф. М. Достоевский, А. А. Блок: [видеолекция] / Сокурова Ольга Борисовна, кандидат исторических наук/

4Там же.

5Г. А. Гуковский «Очерки по истории русского реализма». ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО художественной литературы. Москва 1957, стр. 37

6Там же.

7Там же.

8Там же.

9Там же.

10 А. П. Куницын. Русские просветители (от Радищева до декабристов), т. 2, М., 1966, стр. 208, 293.

11 Ж. Ж. Руссо. О причинах неравенства. СПб., 1907, стр. 151.

12Е. А. Тоддес О НЕЗАКОНЧЕННОЙ ПОЭМЕ ПУШКИНА «ТАЗИТ». Ученые записки. Пушкинский сборник. Псков, 1973 г

13Н.Скатов. Пушкин. Ленинград: Детская литература, 1991, стр. 203

14Там же. Стр.219

15Там же стр.222

16Там же

17Гобозов И. А.: Философия и общество. Выпуск №3(67)/2012

18Вяземский П. Я. Эстетика и литературная критика. – М., 1984. – С. 326.

19Григорьев А. Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина // Солнце России. Русские писатели о Пушкине. Кн. 1. Век XIX. – М., 1999. – С. 219.

Просмотров работы: 103