Фольклорная шкатулка моей семьи

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Фольклорная шкатулка моей семьи

Омаров  Д.Б. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение Новоселезневская средняя общеобразовательная школа филиал Афонькинская СОШ
Попова  С.А. 1
1Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение Новоселезневская средняя общеобразовательная школа филиал Афонькинская СОШ
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

В настоящее время много пишут и говорят о сохранении наследия народов, проживающих на территории России. Казахский народ издавна живет в России. Для моего народа это вторая Родина. Но казахский народ имеет свою культуру, которую мы должны сохранить. Поэтому моя работа актуальна.

С детства в своей семье я слышал сказки, пословицы и поговорки, героический эпос. Мама и бабушка мне и моим братьям и сестрам пели колыбельные песни. Я видел обряды, которые проводились в нашей семье и семьях наших родственников.

В своей научно – исследовательской работе «Фольклорная шкатулка моей семьи» я использовал литературу о казахском устном народном творчестве. В работе были использованы различные книги, интернет – ресурсы. Данный вопрос недостаточно изучен. И поэтому я решил выполнить научно – исследовательскую работу для того, чтобы поподробнее изучить эту проблему. В своей работе я внес большой вклад. Мне в этом помогала учитель русского языка и литературы Попова Светлана Александровна. Для решения этого вопроса мне пришлось долго и упорно читать книги. Я знакомился со сказками, пословицами и поговорками, героическим эпосом, колыбельными песнями, загадками и небылицами.

Гипотеза:

Поэтому я предположил, действительно ли традиции казахского народного творчества живут в традициях моей семьи?

Я провел исследование, целью которого было выявление значения казахского фольклора в жизни моей семьи.

Объект исследования – казахское устное народное творчество

Предмет исследования – жанры казахского устного народного творчества

Задачи исследования:

    •  

Изучить историю возникновения казахского фольклора и его значение в жизни человека.

    •  

Собрать материал устного народного творчества, используемый в моей семье.

Методы работы:

    •  

Изучение литературных источников по проблеме.

    •  

Поисковый метод.

    •  

Сравнение жанров казахского фольклора (аналогия, противопоставление, обобщение).

    •  

Анализ результатов.

План работы над проектом:

    •  

Выбор темы, составление плана работы

    •  

Работа с литературой, поиск информации по вопросу

Чтение сказок, героического эпоса, пословиц, поговорок, загадок, колыбельных песен.

Сравнение и анализ результатов, описание.

Практическая ценность работы: результаты исследования могут быть использованы при изучении фольклора казахского народа.

Работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованной литературы.

Во введении указываются цели и задачи исследования, обосновывается актуальность выбранной темы.

В основной части исследуются основные жанры казахского фольклора, которые живут в моей семье.

В заключении даны выводы на основании исследованного материала.

2. Основная часть.

Казахский фольклор уникален.

Сначала я изучил литературу о казахском фольклоре и выяснил, что устное народное творчество казахов уходит своими корнями в глубокую древность Первоисточниками могли быть краткие повествования о подвиге людей, отличившихся воинской доблестью. Как в капле воды отражены в них судьбы народа, его мудрость, отношение к окружающему миру.

Казахский фольклор уникален, включает в себя более сорока жанровых разновидностей. Значительная часть характерна только для казахского творчества. Он неисчерпаем: здесь есть не только героические сказания, лирико-эпические поэмы, предания, частушки ,любовные и обрядовые песни, поучительные сказки, но и остроумные поговорки, загадки, пословицы, колыбельные мотивы, заговоры, заклинания, дающие полное представление о народном миропонимании казахов.

3. Казахская сказка.

Разнообразна тематика казахской сказки, особенно волшебной. С детства от своей бабушки я слышал сказки: «Жиренши и Карашаш», «Прекрасная Айслу», «Хан Сулеймен и птица Байгаз». Популярными героями сказок являются Алдар- Косе и Жиренши- острословы и шутники, которые ловко проводят своих противников : «Как Алдар- Косе наказал жадного муллу», «Как Алдар- Косе ушел от погони», «Как Алдар- Косе продал баю ученого зайца»

Кроме волшебных сказок, как и в русском фольклоре, у нас есть сказки о животных и бытовые:

«Сегизбай и девочка-мышка», «Девочка Манта и кошка», «Куиршик- козий хвостик», «Мулла и ученик». В них отражена жизнь народа, его мечты о счастье и благополучии, о мире. Сказки возвеличивают личность героя, прославляют добро и ум, высмеивают ленивых и жадных.

Аяз би, Жиренши-оратор, его умная жена Карашаш, плешивый мальчик- все они добрые, умные и хорошие люди, отличаются справедливостью, честностью, находчивостью. [1]

4. Героический эпос.

Мой дедушка рассказывал нам героические эпосы. Он складывался в течении многих веков. В нем рассказывается об исторических событиях: набегах врагов, борьбе против них, верных сыновьях народа, мужественно защищающих свой народ и землю, показывающих чудеса героизма и храбрости.

«Кобланды- батыр», «Алпамыс», «Ер -Таргын», «Кыз-Жибек»- выдающиеся эпосы древности. Они несут в себе заряд патриотизма, учат молодежь любить свою родину, быть готовым к её защите. [2]

5. Казахская пословица.

Дедушка всегда любит повторять одно казахское изречение, где сказано, что речь без пословицы, все равно что еда без соли. Разговор без пословиц и поговорок неинтересен. Вся казахская речь богата пословицами и поговорками, наш народ всегда уважал мощь и силу слова.

[1] – Казахская сказка (см. Приложение 6).

[2] – Героический эпос (см. Приложение 5).

В легендах описывается , как Бии(ораторы) могли решать конфликты между людьми , провозгласив всего одну фразу. Поговорки и пословицы впитали силу духа казахов. Веру в справедливость, заботу о близких людях, семейные ценности. Одна из пословиц гласит: «Великодушию учись у матери, воспитанность возьми у гения», «Батыр умирает только раз, трус-тысячу раз».

Пословицы четкие, в них раскрыты самые разнообразные тематики. Всех казахских пословиц сосчитать невозможно. Вот только некоторые из них:

Родная земля- колыбель

Все земли хороши, а своя – лучше всех

И лук на Родине сладок.

Каждому родная земля – рай.

В своём ауле и собака что-то значит.

Джигита доля – за Родину стоять. [3]

6. Казахская загадка.

В казахском фольклоре много загадок. Бабушка и дедушка часто нам их загадывают. Они требуют от разгадывающего умения логически мыслить, соображения, знания жизни .Наши загадки о быте , домашних животных, о поступках человека. Отличаются яркой символикой, выразительностью, красочностью языка.

«Открылся белый сундук и оттуда вывалились шелка»- так загадывают восход солнца.

А вот ещё: «Под чием( ограждение юрты) пестрый ножик»- это змея с острым жалом.

Когда поочередно меняются люди при взбивании шерсти для кошмы или чия, загадывается загадка: «Лошади соседей и наши лошади брыкаются и дерутся»

Пословицы , поговорки, загадки несут в казахском фольклоре большую воспитательную нагрузку. [4]

[3] – Казахская пословица (см. Приложение 7)

[4] – Казахская загадка (см. Приложение 1)

7. «Кырык отирик»- «сорок небылиц»

Выдающимся памятником устного народного творчества является «Кырык отирик»- «сорок небылиц», не поддающихся до сих пор точному переводу на русский и другие языки.

Жесток мир ханов- властелинов . Один из них то ли из-за безделья, то ли из честолюбия извещает своих подданных , что тот, кто составит неправдоподобный рассказ и споет сорок куплетов стихов-небылиц собственного сочинения, будет достоин руки его единственной дочери и сана великого везира. Многие сложили головы из-за правдоподобия сказанного. И лишь мальчик- пастушок выходит победителем из этого испытания и вознаграждается за ум, находчивость, за сорок своих небылиц. [5]

8. Колыбельные песни.

Колыбельные песни пели нам мама и бабушка, а теперь они поют моей маленькой сестричке

Колыбельные песни имеют древнейшее происхождение. Некоторые источники свидетельствуют, что корни колыбельных песен идут из заговоров и обрядов первого укладывания малыша в колыбель. Это связано с древними домусульманскими верованиями, когда считалось, что особенно в первые 40 дней жизни ребенку угрожает наибольшая опасность, что его могут подменить злые духи или наслать на него болезни и хворь. Мамы и бабушки, как главные сочинители детских колыбельных песен, стремясь оградить ребенка от влияния злых духов, уберечь от напастей, защитить его от болезней и от плохого сна, произносили заговоры, которые впоследствии стали колыбельными песнями. У казахского народа, как и у других народов, существуют колыбельные песни, в которых мама, чтобы оградить ребенка от злых духов стремится обмануть и запутать их, говоря, что это не то дитя, которое им нужно, а ее дитя в другом месте. Например:

Берик(любое имя) деген баладанТауып алған даладан.Берик (любое имя) біздің қайда екен,Қыздарменен тойда екен?

(Мальчика Берика мы нашли в поле,Где наш Берик? Не с девочками ли на празднике?)

Казахские колыбельные пели не только матери, убаюкивать ребенка могли и дедушки, и бабушки , и старшие братья и сестры, ведь семья, как правило, была многочисленной. В нашей семье моей маленькой сестре поем колыбельные песни и мы, старшие братья и сестра. [6]

Заключение.

Фольклорная копилка моей семьи наполнилась.

Ч. Велиханов называл казахский фольклор – зеркалом народной жизни. М. О. Ауэзов ставил казахское устное народное творчество выше мраморных изваяний греков.что эта литература была лишь плодом народного досуга. Фольклор был достоинством и умом народа. Он становил и укреплял его нравственный облик, был его исторической памятью, праздничными одеждами его души и наполнял глубоким содержанием всю его размеренную жизнь, текущую по обычаям и обрядам, связанным с трудом, природой и почитанием отцов и дедов. Фольклор в воспитании детей играет важную роль. Деление его на жанры позволяет в определённом возрасте ребёнка обогащать его духовный мир, развивать патриотизм, уважение к прошлому своего народа, изучение его традиций, усвоение морально-нравственных норм поведения в обществе. Фольклор развивает устную речь ребёнка, влияет на его духовное развитие, на его фантазию.

Каждый жанр детского фольклора учит определённым нравственным нормам. Так, например, сказка, путём уподобления животных людям, показывает ребёнку нормы поведения в обществе, а волшебные сказки развивают не только фантазию, но и смекалку. Пословицы, поговорки учат детей народной мудрости, испытанной веками и не потерявшей своей актуальности в наше время. Былинный эпос – это героическое повествование о событиях, которые происходили в древности. И хотя былины не так просты для восприятия детей, всё же они направлены на воспитание уважения прошлого народа, на изучение традиций и поведения людей во времена существование монголо-татарского ига, на патриотизм русского народа, который несмотря ни на что, оставался верным своей родине и всячески защищал её. Песенная лирика также оказывает влияние на воспитание детей. Преимущественно она используется тогда, когда ребёнок ещё совсем мал.

[5] – «Кырык отирик»- «сорок небылиц» (см. Приложение 8)

[6] - Колыбельные песни (см. Приложение 4)

Например, малышу поются колыбельные песенки, чтобы успокоить его, усыпить. Также в песенную лирику входят частушки, прибаутки, пестушки, скороговорки, считалки. Вот они как раз направлены на развитие у детей слуха, речи, так как в них используется особое сочетание звуков.

Таким образом, приобщение ребёнка к казахской народной культуре начинается с детства, где закладываются основные понятия и примеры поведения. Культурное наследие передаётся из поколения в поколение, развивая и обогащая мир ребёнка. Фольклор является уникальным средством для передачи народной мудрости и воспитании детей на начальном этапе их развития.

Исследуя жанры фольклора своего народа, я пришел к выводам:

 

Традиции казахского фольклора нашли отражение в жизни моей семьи.

 

Произведения унт воспитывают у молодежи такие качества, как: патриотизм, смелость, храбрость, человеколюбие, учат их быть трудолюбивыми и честными.

 

Вместе с тем порицают зазнайство, хвастовство, двуличие, трусость.

Литература.

1. Мастер Али : сказка / сост. Н. Колпакова// Золотые руки.-Л.:Детская литература, 1975.-с.15-22.

2. Казахские народные сказки. В 3 т. Т1 /ред. В.М.Сидельников.-Алма-Ата: Жазуши, 1971.-312 с.

3.Казахские народные сказки. В 3 т. Т2 /ред. В.М.Сидельников.-Алма-Ата: Жазуши, 1971.-280 с.

4.Чудесный сад: казахские народные сказки / сост. Е.Малюга.-Л.: Детская литература, 1970.-240с.

5. Азибаева Б.У. Казахские народные романические дастаны.-А.-А., 1990.-С.30;

6. Ауэзов М. Козы-Корпеш и Баян-Слу // Ауэзов М. Мысли разных лет.- А.-А.., 1961.-С.395-430;

Приложение.

Загадки о животных

Двое караулят, четверо спят, один тесто месит.

(Верблюд)

Маленького роста бывает, шубу наизнанку одевает.

(Овца)

Кто ни в жару, ни в стужу, не снимает шубу?

(Овца)

И с заплатками, да не видно швов.

(Пегая лошадь)

Есть голова, да нет волос; есть глаза, да нет бровей; есть крылья, да на верх не взлетает; в холоде не зябнет и жары не боится.

(Рыба)

На дороге блестящий ремень

(Змея)

На два, на три километра поднимусь и кружу, с высоты огромной этой даже мышь я разгляжу.

(Орел)

Волосата, зелена. В листьях прячется она. Хоть и много ножек, Бегать всё ж не может.

(Гусеница)

Гору ведут за нитку.

(Верблюд)

Кто не боится любого другого зверя,но боится мыши?

(Слон)

Загадки о природе

Белый баран ушел, а черный остался?

(Снег и земля весной )

Туда-сюда ходит, а следов не видно

(Ветер)

В верху кибитки - мелкие блестящие камни

(Звезды в небе)

Носят бабки снежные шапки, каменные бока закутаны в облака.

(Горы)

Пульс земли нашей чистый-пречистый, Он спешит в своем вечном пути, Чтобы землю от жажды спасти.

(Родник)

В долг зерно возьмет – Каравай вернет.

(Поле)

-Стоит дедушка над водой и трясет головой.

(Камыш)

-Шапка зернышек полна, утром глянул - нет зерна.

(Звезды) загадки о человеке

Всегда во рту, а не проглотишь?

(Язык)

На волю рвется, свободно льется, преград не знает – веселый малый.

(Смех)

Шесть ног, две головы, один хвост - что это такое?

(Всадник и конь)

Бытовые загадки

По белому полю черное просо, кто посеет тот и пожнет.

(Написанное на бумаге)

Утром я встал, на две дороги попал.

(Брюки)

Никого она не обижает, а все ее толкают?

(Дверь)

Где положишь, там и лежит, возьмешь в руки – говорит.

(Книга)

Души нет, а идет, рта нет, а говорит.

(Письмо)

Тысячу баранов одной хворостиной погнал.

(Бритва)

Черная корова спокойно стоит, а красная ее лижет.

(Котел и огонь)

На вид кажется желтым, в середине много огня и воды, четыре ноги, как у верблюда, и два уха, как у свиньи.

(Самовар)

В одной чашке - два разных молока

(Яйцо)

Белый теленок на привязи толстеет.

(Арбуз)

Ровный, тонкий стебелек, в середине - стерженек.

(Карандаш)

Поле белое, овцы черные.

(Бумага, буквы)

Пятьдесят шалунов мне легли на ладонь, отпущу одного - сразу вспыхнет огонь.

(Спички)

Колыбельные песни.

Әлди, әлди, балашым, (Баю-бай, мой малыш)

Әлдилейді анашың. (Укладывает тебя мама)

Бесігіңе жата ғой, (Ложись в свою колыбельку)

Тәтті ұйқыға бата ғой. (И сладко засыпай)

Әлди, әлди, әлди-ау, (Баю-бай)

Әлди, әлди, әлди-ау. (Баю-бай)

"Бөпешім" – еще одно слово, которое встречается почти в каждой колыбельной песне. Это ласково-уменьшительное производное от слова "бөпе" – младенец, малыш. Казахи очень часто называли ребенка не по имени, а ласковыми словами: күнім, айым, жұлдызым, ботам.

Әлди, әлди бөпешім, (Баю-бай, мой малыш)

Әнімді айтып берейін. (Я спою тебе песню)

Аялап, сені жүрейін, (Буду заботиться о тебе)

Өскеніңді, көрейін. (И видеть, как ты растешь)

Былдырлаған тіліңнен, (Твой сладкий лепет)

Айналайын бөпешім. (Милый мой малыш)

Таптым, бақыт өзіңнен, (Ты – мое счастье)

Ұйықтай ғой, енді көкешім. (Спи, засыпай, малыш)

Героический эпос.

В стане хана Тайшика

Алпамыс не проснулся даже тогда, когда его, связанного, привезли во дворец хана Тайшика. Воины внесли его в тронный зал и положили на пол перед ханом. Тайшик охнул, увидев пленника; он поразился не телосложению юного батыра, а тому, что увиденное сейчас им совершенно совпадало с его недавним сном, где казахский батыр, безжалостно истребив ханское войско, лишил его короны. Он справился о масти коня и, услышав, что Алпамыс ехал на чубаром тулпаре, удрученно кивнул, как бы говоря себе: «Все вышло так, как я и предполагал». Тревожные мысли прервал скрипучий голос старой колдуньи.

— Мой повелитель, я была вынуждена уничтожить все сорок юрт твоих,— сказала она.— Но зато я выполнила свое обещание: враг лежит у твоих ног.

Хан неохотно повернулся в ее сторону и, брезгливо морщась, заметил:

— Вижу... Ты, наверное, жаждешь получить свое. Не торопись, старая. Он положил руку на золоченый скипетр и отдал высокое ханское распоряжение, чтобы перед дворцом собралось все население города. Загудели, заиграли кернеи и зурнаи, забили в барабаны, и вскоре люди толпами повалили ко дворцу. Среди собравшихся были и признанные джунгарские батыры, каждый из которых один мог противостоять многочисленному войску.

Хан отобрал из множества прославленных батыров самых отважных и могучих и повелел им разрубить на части спящего батыра. Воины хана, словно только и ждали такого распоряжения, бросились на Алпамыса. Но в этот миг покровитель истинных воинов Гаип-ерен-кырык-шилтен, превратясь в непробиваемый и невидимый человеческому глазу панцирь, прикрыл собой беспомощного Алпамыса. Воины обрушили на тело юного батыра мечи, но мечи не разрубили его; ударили копьями, но и копья не вонзились в него. Тогда прикатили крепостные пушки, стали стрелять в спящего Алпамыса в упор, но ядра отлетали от юного батыра, как горох от стенки. А он спал так сладко, что даже не пошевельнулся, когда его хотели убить несколькими способами.

Теперь не только у джунгарских батыров, которые чуть не отбили себе руки, у самого хана Тайшика глаза чуть не вылезли из орбит. Ему снова вспомнился роковой сон, увиденный накануне, и он потерял последнее самообладание.

Каракозаим, весь день наблюдавшая за всем, что творилось, решила предпринять еще одну попытку спасти юного батыра. Подойдя к отцу, она учтиво поклонилась ему и обратилась с просьбой:

— Отец, разреши мне расправиться с твоим пленником,— сказала она тихо.— Предоставь мне семь дней и семь ночей, и он будет мертв. Дай мне в помощницы старую колдунью.

Как бы тихо ни говорила Каракозаим, но проклятая ведьма услышала ее слова.

— Нет, мой хан!— завизжала она тут же.— Не доверяйся ей. Твоя дочь хочет обмануть тебя. Я заметила это еще возле озера, когда встречали Алпамыса. Не верь ее словам!

Слова старухи привели хана в еще большую растерянность. Мысли его запутались. Выходило, что он никому, кроме себя, не может довериться. Он помрачнел. И вдруг хан Тайшик вспомнил, что когда-то по его распоряжению был вырыт тайный зиндан, глубокая темница для тех, кто посмеет ослушаться его. Хан облегченно вздохнул. Почудилось ему, что он наконец нашел неплохой выход.

Не откладывая, хан отобрал самых преданных ему людей и повелел под покровом ночи, никому не попадаясь на глаза, сбросить Алпамыса в глубокий, с узким отверстием зиндан, напоминающий собой колодец.

Волшебная сказка.

Дочь хана и визирь

У дочери одного хана были гусь с гусыней и четыре гусенка. Как-то раз случился пожар, и золотой дворец, где жила дочь хана, сгорел. Во время пожара гусь улетел, а гусыня, защищая детей, сгорела. Узнала об этом дочь хана и сказала отцу, что она никогда не выйдет замуж. В соседнем ауле жил другой хан. У него был визирь, которому он доверял все свои тайны и давал самые ответственные поручения. Однажды этот хан видел сон,будто он влюбился в ханскую дочь и держал ее в своих объятьях. Но сон был неожиданно прерван: вошел визирь и разбудил его. Хан схватил саблю и хотел отрубить визирю голову. Но визирь быстро убежал. Когда хан несколько опомнился, визирь вошел к нему с приветствием. Хан принял его, но не так ласково, как прежде. Тогда визирь сказал хану: – Вы же сами разрешили мне входить к вам в любое время. Я к вам пришел по важному делу, а вы сердитесь на меня, не имея на то никаких оснований. Хан сказал ему на это: – Я не скажу тебе причины моего гнева, потому что ты не сможешь исполнить того, что могло бы потушить гнев.– Скажи, тахсыр, – сказал визирь. – Если я не исполню твоего желания, отрубишь мне голову. Хан рассказал ему сон. – А вы помните лицо девушки? – спросил .визирь. – Помню, – сказал хан. – Я обещаю найти ее, только соберите мне всех искусников и ремесленников, – сказал визирь. Когда искусники и ремесленники собрались, визирь описал им наружность девицы. Художники написали ее портрет. Затем визирь приказал обнести аул стеной, устроить двое ворот – с одной стороны аула и с другой, – поставить столбы и к столбам прикрепить портрет дочери хана. Сторожам был дан наказ: кто подойдет к столбам и засмеется, глядя на изображение, того схватить и вести к хану. Однажды к портрету подошел прохожий. Посмотрел он на портрет и удивился: – О! Откуда это? Схватили его сторожа и привели к визирю. Тот ласково встретил путника, угостил и спросил: – «Откуда?» Почему ты произнес эти слова, когда увидел изображение девицы? Тот сказал: – Это изображение похоже на дочь нашего хана. Поэтому я очень удивился: почему оно здесь?! Визирь спросил, есть ли муж у девушки. Человек ответил, что она дала слово никогда не выходить замуж. – Почему? – спросил визирь. – У нее было два гуся, – рассказал прохожий. – Во время пожара золотого дворца гусь улетел, а гусыня, спасая своих детей, сгорела. Ханская дочь подумала, что мужчина не бывает другом женщины. Выслушав рассказ, визирь отправился к хану и передал ему то, что услыхал от прохожего. Потом он вернулся к прохожему и пообещал ему большой подарок, если тот отведет его в свой аул и покажет, где живет девица. С собой визирь повел искусников и ремесленников. Когда они пришли, человек сказал: – Нужно подождать ханскую дочь. Скоро она выйдет с сорока подругами на прогулку, тогда вы можете ее встретить. Визирь сказал: – Иди сейчас к ханской дочери и скажи ей, что ты был в таком-то ауле, набрал там много ремесленников и искусников и возвратился. И если кому надо что-то сделать, то они все исполнят искусно. Человек сделал так, как велел ему визирь. Он сказалханской дочери, что был в одном ауле и привел оттуда много ремесленников и искусников, которые могут все делать. Девица велела поместить их в своем дворце – она даст им задание. Ремесленники расположились во дворце ханской дочери. С ними пришел и визирь. Он спросил девушку, что надо делать, и попросил все записать на бумажке. Когда ремесленники закончат работу, то позовут ее. Девушка записала все и ушла. Люди визиря провели канал, нарисовали дворец, сделали изображение двух сайгаков и изображение хана. Еще написали четырех сайгачат. Эти сайгачата утонули в реке, за ними бросился отец-сайгак и тоже утонул. А мать осталась. Когда все было готово, пригласили девицу – ханскую дочь. Она пришла, увидела портрет хана, спросила: – Что это за изображение? Визирь ответил: – Это изображение нашего хана! – А зачем вы изобразили его? – спросила она. – Мы должны каждый день смотреть на вашего хана? Потом она увидела сайгаков и тоже спросила: – Зачем они здесь? Визирь ей на это сказал: – У нашего хана было два сайгака. Их дети стали тонуть в канале, и самец, спасая своих детей, тоже утонул. Самка убежала. Тогда девица заметила: – Ваш хан подходящий для меня! Визирь спросил: – Почему вы так говорите? И она рассказала ему то, что произошло с гусями в ее дворце во время пожара. – Значит, – сказала она, – я напрасно думала, что только женщина думает о детях. – Наш хан, – сказал визирь, – тоже думал, что одни мужчины думают о детях, и решил не жениться. Тогда девица пошла к своему отцу и сказала, что хочет выйти замуж за этого хана, и показала его портрет и изображение зверей. Отец согласился. Устроили свадьбу. Было сорокадневное празднество по этому поводу. Визирь дал тому прохожему дорогие подарки.

Пословицы.

О труде

Ест как здоровый, работает как больной

Будешь выбирать лёгкую работу, трудная достанется.

Для джигита работа – отдых, для лентяя гулянье – отдых.

Работяга встаёт со сна бодрым, лодырь - разбитым

Дело, начатое без души, начатым и останется.

Когда груз лёгкий, ишак часто ложится.

Пашню сорняк портит, джигита - лень.

Ищешь только развлечение - наживёшь беду, дело ищешь- найдешь казну.

Ленивый бык вместе с телятами пасётся.

Не работающий не жует.

Дурня люди сторонятся, лодыря и скотина обходит.

Не работал - на людей не обижайся , не сеял- на землю не сердись.

Труд – героем сделает.

Труд человека питает, дождик землю орошает.

Труд целые государства кормит.

Труд любит умение.

Сперва потрудись, потом возгордись.

О Родине.

Родина – мать народу, народ мать – джигиту.

Нет земли лучше Родины, нет людей лучше, чем на Родине.

Любовь к Родине у семейного очага зарождается.

Родины тепло – огня жарче.

Родная земля – золотая колыбель.

Все земли хороши, а своя – лучше всех.

И лук на Родине сладок.

Каждому родная земля – рай.

В своём ауле и собака что-то значит.

Джигита доля – за Родину стоять.

Маленький воробей и тот своё гнездо оберегает.

На чужбину попав, поймёшь, как дорога Родина.

Гусь тоскует по озеру родному – человек по Родине.

На Родине и воздух – лекарство.

О дружбе.

Друзей много – шире дорога.

Для друга сердечного от сердца отрывают.

Дружба – богатство бесценное.

Дружба крепка взаимопомощью.

Друзей дорога разлучает.

Дерево крепко корнями, человек – друзьями.

Друзей от недругов по глазам отличают.

Дружба аульных собак – до первой косточки.

Над бедой друга не смейся, тоже может случится и с тобой.

Друга нет – душе покоя нет.

Когда людей нет – и собака друг.

О семье

Сын воспитанный отцом, сам смастерит стрелу.

Глядя на отца растёт сын.

Предвесник счастья – дочь.

Родительские хлопоты познаешь когда семья будет.

Если родня богатая, маслом будешь закусывать.

Брат – брату пример, сестра – сестрице.

Хорошая невеста, как дочь родная: хороший зять, как сын родной.

Ноша отца тяжела, как вьюк верблюда.

Приглашай родственников обедать, а не работать.

Скотина ищет свой хлев, джигит – свою Родину.

Добрый знакомый лучше плохой родни.

«Кырык отирик»- «сорок небылиц»

Сорок небылиц.

Правил степью жадный и свирепый хан.

Наскучили ему воинские походы, пиры, охота, буйные игрища. И тогда разослал он во все концы степи вестников с неслыханным дотоле кличем:

— Кто расскажет хану без запинки сорок небылиц, не проронив ни слова правды, — тот получит полный мешок золота! Но горе тому, кто запнётся в рассказе или вставит в него хоть одно правдивое слово! Хан бросит его в тёмный зиндан и уморит там голодной смертью.

Ради золота, говорят, и праведник свернёт с прямой дороги. Толпами потянулись поначалу к ханской стоянке акыны, сказочники, острословы.

Однако никто из рассказчиков не мог угодить хану, и всех их постигла общая горькая участь: тысячи несчастных людей лишились света в тюремных ямах. И в конце концов перевелись охотники развлекать хана небылицами.

Темнее, чем осенняя ночь, лежал хан в своих покоях, развалясь на изукрашенном ложе. Визири, окружавшие его, боялись пошевелиться. Слуги, что подносили ему золотые блюда с редкостными яствами и напитками, расстилались перед ним, как дым.

Хан движением руки отстранял лакомства и время от времени взглядывал по сторонам так, что у всех от ужаса холодела в жилах кровь.

Как раз в это время и появился перед разубранной ханской юртой весёлый мальчишка с нищенской сумой, босой, оборванный, худой, как обглоданная кость.

— Что шатаешься где не следует? — напустились на него стражники. — Что надо?

— Я пришёл рассказать хану сорок небылиц, — бойко отвечал мальчуган.

Много видели стражники на своём веку зла и крови, а и то пожалели малыша.

— Уходи, глупый, подальше от беды! Без тебя полны зинданы. Или жизнь надоела?

— Лучше день быть скакуном, чем шесть лет клячей, — подмигнул стражникам оборвыш.

— И ты нисколько не боишься хана? — удивились воины.

— На смелого не посягнёт и албасты! — улыбнулся мальчик.

И его ввели в ханскую юрту.

Хан кинул взгляд на изорванную шапчонку, на чёрные, в цыпках ноги мальчишки, и губы его задрожали от гнева.

— Ты осмелился в своём отрепье показаться на глаза хану? Да я ногтем, как блоху, раздавлю тебя!

— Не горячись, тахсыр, — глядя прямо в лицо хану, сказал маленький нищий, — дело торопливого кончается позором. Будет куда лучше, если, выслушав мои небылицы, ты велишь выдать мне мешок золота.

Хан в ярости откинулся на подушки и зловеще прошипел:

— Коли так, говори. Я слушаю.

И мальчик начал:

— Лет за семь до того, как мне родиться на свет, пас я табун моего двенадцатого внука.

Как-то глубокой ночью погнал я лошадей на водопой. Вовсю сияло солнце и было так жарко, что у птиц дымились крылья и пылали хвосты. Поэтому я нисколько не удивился, когда увидел, что вода в озере замёрзла до самого дна.

Принялся я было рубить лёд топором. Но топор мой с первого удара разлетелся вдребезги, а лёд не подался ни на волос. Что, думаю, делать? И тут меня осенило!

Скинул я с плеч голову, ухватился покрепче за шею и давай колотить лбом по льду. Через некоторое время продолбил-таки прорубь. Да такую большую, что в неё свободно можно было просунуть мизинец. Из этой-то проруби и напился сразу весь мой табун, а было в нём сто тысяч голов.

Напились кони, разбрелись по льду, ходят, пощипывают травку. А я сел к табуну спиной и стал пересчитывать лошадей, все ли целы. Замечаю — недостаёт одного жеребца. Куда бы ему подеваться?

Воткнул я в песок курык, взобрался на него, смотрю по сторонам, не видать ли где жеребца.

Нет, ничего не видно.

Всадил в курык нож и полез ещё выше. И опять ничего не увидел.

Тут мне вспомнилось, что с детства у меня была привычка вместо серы жевать иголки. Достал я из-за губы иголку, вонзил её в черенок ножа и — будь что будет — снова полез вверх.

Может, сутки карабкался, может, месяц, а как заглянул в иголье ушко, так сразу и увидел пропавшего жеребца: среди бурного моря торчит скала, острая, как шило, на той скале на одном копыте стоит жеребец, а вокруг скалы на волнах резвится его жеребёнок.

Не стал я долго размышлять, сел верхом на курык, гребу ножом, как веслом, да и поплыл по морю. Плыву, плыву, а всё ни с места. Тогда пересел я на лезвие ножа, оттолкнулся от морского дна курыком и вмиг оказался возле скалы. А курык, будто железный, пошёл на дно.

Как же поймать жеребца без курыка? Свил я из песка аркан, накинул на коня, вскочил задом наперёд в седло, положил перед собой жеребёнка и поскакал по морю обратно.

Полпути уже проехал, как вдруг конь споткнулся о волну и стал тонуть.

Ох, думаю, сбывается пословица: «Если неудачнику и посчастливится попасть на пир, так у него, как назло, хлынет носом кровь». Ну да я не растерялся: быстро-быстро перебрался на жеребёнка, подхватил на закорки жеребца и помчался дальше.

Только я успел на берегу привязать жеребца к дереву, как внезапно мне под ноги с ветки спрыгнул заяц. Я погнался за ним. Заяц побежал влево, а я направо, заяц бежит быстро, я — ещё быстрей.

На бегу выхватываю стрелу и пускаю в зайца. Попала стрела остриём прямо зайцу в нос, да отскочила и вернулась мне в руки.

Тогда я пустил её тупым концом вперёд. Через день она настигла серого и пригвоздила его к камню.

Снял я с зайца шкурку, ободрал с него сало и стал собирать в подол кизяк, чтобы развести костёр.

В это время — что такое? — жеребец мой заржал, забился, захрапел и начал подниматься в воздух.

Я опешил сначала, но тут же сообразил, что привязал коня не к дереву, а к шее лебедя.

Бросаю на землю кизяки и лечу со всех ног отвязывать бедолагу-коня. А кизяки как запищат, как захлопают крыльями, как взовьются под самые облака — только я их и видел. Оказывается, это перепёлок да жаворонков насобирал я полный подол!

Всё же, хоть и не было у меня топлива, разжёг я, наконец, костёр. Положил заячье сало в новенький медный казан и поставил на огонь. Гляжу — протекает мой новый казан, потоками хлещет сквозь его стенки сало, скоро, пожалуй, и на дне ничего не останется. Пришлось переложить сало в дырявый казан. И, конечно же, из этого казана не вытекло ни капельки жира. Помнится, десять бычьих желудков наполнил я топлёным салом.

Пришло мне в голову этим салом смазать свои сапоги. На один сапог сала хватило, а на другой уже не осталось.

Забрался я на ночь под казан, да и задремал. Спросонок слышу — шум, гам, потасовка! Вскочил в страхе, — а это мои сапоги затеяли драку. Несмазанный сапог навалился на братца и тузит его без пощады:

— Вот тебе, жадина, получай! Будешь знать, как загребать и своё и чужое! Неужели не мог оставить и на меня немного жиру?

Стал я драчунов разнимать.

— Да уймитесь вы, злюки! Ишь разбушевались! Не зря говорится: сойдутся два умных — будут с прибылью, а сойдутся два дурака — останутся без глаз.

Еле их утихомирил. Положил рядом с собой — один сапог по правую руку, другой по левую — и снова заснул.

Наутро просыпаюсь — нет на месте несмазанного сапога, убежал, неслух, разобидевшись. Надел я оставшийся сапог на обе ноги и пустился в погоню за беглецом.

Бегу день, бегу год — никак не попадается второй сапог. Прибегаю в какой-то аул. А там людей наехало видимо-невидимо. И ещё съезжаются: кто на быке, кто на жуке, кто на еже, кто на уже, кто на горном козле, а кто на журавле.

Начинается пир.

Спрашиваю:

— По какому случаю той?

— Это, — отвечают, — не той, а поминки.

— По ком поминки?

— По байскому сынку. Погнал он тому лет семь стадо козлов на пастбище, да и пропал без вести.

Вот стали слуги обносить гостей блюдами с мясом, и тут я вижу среди них — кого же? — свой сбежавший сапог.

Я вскрикнул от радости, а он обернулся на мой голос — и оторопел, чуть блюдо не выронил.

Видно побаиваясь, как бы ему не влетело за побег, стал он мне подставлять блюдо за блюдом и всё приговаривал:

— Ты пожалел для меня заячьего жира, а мне так ничего для тебя не жалко!

С юрту снеди навалил передо мной.

Радуюсь: вот уж когда наемся за себя и за всех своих родичей! Набрал в обе руки мяса и только приготовился пошире разинуть рот, да и растерялся: ведь у меня не то что рта, так и головы не было, — я забыл её на озере, у проруби…Сорок небылиц

Прошу сапоги:

— Голубчики мои, сбегайте за моей головой, не откажите в услуге… Я с вами сочтусь.

Кинулись сапоги исполнять моё поручение, а я сижу да жду. Пока ждал, гости зубам отдыха не давали: всё мясо съели и блюдами закусили. Мне и крошки не осталось. Уж кому не повезёт, тот вымокнет до нитки и в погожий день!

Едва я приладил голову, набежали тучи и стали с неба валиться дыни. Хотел я одну разрезать, уже проткнул ножом, да, видать, не рассчитал силы: провалился нож внутрь дыни.

— Разыщу нож, пусть для этого пришлось бы мне забраться даже в собственный желудок! — поклялся я.

Распоясался, ухватился за конец кушака и нырнул вниз головой в дыню.

Много дней провёл я в неусыпных поисках. Сапоги истоптал, износил шубу, а нож всё не находится.

Неожиданно наткнулся я на какого-то человека.

— Что делаешь? — спрашивает.

— Нож ищу.

— Вот дурень, так дурень! — раскричался встречный. — Он, деревянная башка, нож ищет! Да я уже семь лет ищу здесь стадо козлов и то найти не могу…

Я враз смекнул, что передо мной тот самый байский сын, на чьих поминках я недавно побывал.

Говорю ему:

— Чем браниться да заводить ненужные ссоры, плюнул бы ты на козлов да поспешил к несчастным родителям.

— А, так тебе мои родители милее, чем козлы! — окрысился сын бая да хвать меня пятернёй за бороду.

Тут я не стерпел. Сцепились мы, и началась битва.

От нашей драки раскачалась дыня и покатилась по миру. Катилась, катилась, вкатилась на высоченную гору да здесь, на самой её макушке, и раскололась пополам.

Куда полетел с горы байский сынок, не приметил, а я брякнулся как раз у озера, где оставил свой табун. Да так, что земля прогнулась! А мне хоть бы что. Только пить вдруг почему-то захотелось. Наверно, от того жирного мяса, которого не случилось мне отведать на поминках.

Опустил я голову в прорубь и стал тянуть воду. Всё озеро выпил, а жажды не утолил. Попробовал подняться — да никак не могу. Не сразу я догадался, в чём тут дело, а оказалось всё совсем просто: пока я хлебал воду, к моим усам примёрзло шестьдесят диких уток и семьдесят селезней.

«Зачем, — подумал я, — мне столько дичи?»

Сунул всех птиц за пазуху, а после променял их на журавля. И нужно тебе знать, великий хан, что хоть и был тот журавль куда выше нара, но пил из колодца воду, даже не наклоняя шеи…

— Так, верно, тот колодец был совсем мелок! — внезапно вскричал хан, надеясь сбить мальчишку хоть в самом конце рассказа.

— Возможно, колодец был неглубок, однако камень, брошенный в него на утренней заре, лишь к ночи достигал воды, — не моргнув глазом, отвечал мальчуган.

— Ну, значит, дни в ту пору были короткие! — задёргался на месте хан.

— Да, пожалуй, дни были короткие, если за один такой день отара баранов проходила всю степь из края в край, — без малейшей заминки последовал ответ.

Хан побледнел и прикусил губу. А оборвыш так закончил свою речь:

— Тахсыр, вот я и рассказал тебе по твоему желанию сорок небылиц. Расплатись со мной по совести! А если тебе не жалко казны, я готов рассказать ещё сорок раз по сорока небылиц. Ведь слова рождаются из слов, как добрые дела — из добрых дел!

Корчась от злости, хан кивнул визирям, и те начали насыпать мешок золотом. И чем больше раздувался мешок, тем сильнее корёжила хана жадность.

Мешок был уже почти совсем полон, как вдруг босоногий поднял грязную ручонку и снова заговорил.

— Хан, — сказал он, — я отказываюсь от золота! Пусть оно остаётся тебе. Исполни за это лишь одну мою просьбу: дай свободу узникам, что томятся в твоих зинданах.

Хан словно обезумел от слов оборвыша. Он взвизгнул и кинулся к мешку, как стервятник кидается на падаль, обхватил мешок и прижался к нему всем телом.

Визири сразу поняли: хан сделал выбор. И, гремя ключами, они поспешно стали отмыкать тюремные запоры.

Вскоре все зинданы опустели. Пропал куда-то и нищий мальчишка, рассказчик небылиц.

А хана так и не смогли оторвать от мешка с золотом. Он умер через три дня.

26

Просмотров работы: 1985