Печь-краса – в доме чудеса, или образ русской печи в фольклоре и литературе

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Печь-краса – в доме чудеса, или образ русской печи в фольклоре и литературе

Воробьёв  Д.А. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №3 имени Д.Ф. Лавриненко»
Воробьева  О.В. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №3 имени Д.Ф. Лавриненко»
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Невозможно представить себе избу в русской деревне без белой печи, которую без преувеличения можно назвать душой любого дома. Приготовить, обогреть избу, помыться, затеять стирку, выспаться на лежанке, оставить до утра теплые щи – все это русская печка, которая не только вошла в поговорки и сказки, стихотворения и прозу, но и остаётся востребованной до сих пор. По своей сути, русская печь – не только обогревательный прибор дома, это уникальное явление нашей славянской культуры, яркий символ русского духа.

Мы выдвигаем гипотезу, что печь как предмет русского быта несёт в себе память предков, их интеллектуальное и духовное богатство, след которого оставлен в фольклоре и литературе. Кроме того, русская печь является связующим звеном между прошлым и настоящим.

Целью данной исследовательской работы является изучение русской печи как предмета быта, наследия прошлого и атрибута современности и исследование отражения этого образа в фольклоре и литературе.

Задачами работы является сбор теоретического материала об истории русской печи, её назначении и практическом использовании, изучение печи как отражения верований славян, их обрядов, исследование этого предмета быта в славянском фольклоре и литературе.

Предметом данного исследования являются материалы этнографических работ, тексты малых жанров фольклора, народных сказок, произведений художественной и специальной литературы, в которых даётся описание печи и её назначения.

Актуальность данной проектной работы обуславливается неугасающим интересом к истории славян, их верованиям и обрядам, изучение которых, хотя и поверхностно, осуществляется в школьной программе по литературе в разделе «Фольклор», а также требованиями современности.

Использование материалов этой работы возможно при изучении фольклорных тем в школе, ведении экскурсий в этнографическом музее, в программе этнографического кружка.

Методы исследования: теоретический метод (обзор имеющихся в литературных источниках теоретических сведений по данному вопросу); исследовательский метод (сбор, анализ собранной по данному вопросу информации); сопоставительный метод (сопоставление полученных данных).

1. Мать черна, дочь красна, сын – голенаст, изгибаться горазд, или откуда пришла русская печка

История русской печи насчитывает не одну сотню лет. Несмотря на это русская печь успешно дожила до нашего времени, ее можно встретить ещё во многих деревенских домах, и не только старинных! Чтобы убедиться в уникальности этого устройства, надо начать с её истории. Откуда же взялась русская печь? Прообраз современной печи, как утверждают археологи, появился около четырех тысяч лет назад. Именно тогда человек догадался «запереть» огонь под глиняный свод. Во времена древнерусского государства (IX-XIII век) главным видом жилища была полуземлянка. (Прил. 1) Покончив со стройкой, принимались за другую важную работу – сооружали печь. Делали печи каменными, если был какой-нибудь камень в окрестностях города, или глиняными. В такой печи было только одно отверстие – топка, через которую закладывались дрова, и выходил прямо в помещение, согревая его, дым. Печь-каменку обычно складывали напротив входа, чтобы дым, отопив помещение, выходил через него. Дым доставлял много неудобств. Даниил Заточник, древнерусский писатель (XII или XIII век), отмечал: «Горести дымные не терпев, тепла не видати!». Мешала и сажа, которая опускалась с потолка хлопьями. Чтобы она не засыпала людей, над ними строились широкие полки, на которых оседали хлопья. Но, как не странно, неудобный дым обеспечивал отсутствие в доме различных насекомых, болезней. Кроме того, он сохранял избу в хорошем состоянии долгие годы, так как воздух все время был сухим, и гарь представляла собой естественное защитное покрытие (курная изба могла простоять более 100 лет). Загадка, ставшая названием этой главы, отражает принцип топления избы по-чёрному: «Мать черна (печь), дочь красна (огонь), сын – голенаст, изгибаться горазд (дым)». О достоинствах и недостатках такого топления рассказывают и пословицы: «Дымно, да сытно (да тепло)», «Курна изба, да печь тепла». Но уже к концу XV века, на смену глине, постепенно приходит обожженный кирпич, а над крышами изб поднимаются деревянные дымники. В 1718 году Указом Петра Первого было запрещено строительство в Петербурге курных печей и печей с деревянными трубами, а в 1722 году этот указ распространился и на Москву. Безопасные кирпичные трубы могли выдержать температуру до 1600 градусов и, конечно, снизили риск возникновения пожара до минимума. Русская печь стала топиться по-белому: в доме оставалось тепло, а вот копоть и дым выходили на улицу. Поначалу белые печи были в домах только знатных особ боярского происхождения, о чём поэтически сказал Александр Сергеевич Пушкин в «Сказке о рыбаке и рыбке»: Пришел он ко своей землянке, / А землянки нет уже следа; / Перед ним изба со светелкой, / С кирпичною, беленою трубою…[8]

Не зная, что такое землянка, я раньше представлял бедный домишко. Теперь, после изучения материала, понятно, чем отличается землянка, топившаяся по-чёрному, от избы со светёлкой (небольшой верхней комнаткой).

У моей бабушки на даче есть печка, конечно, небольшая, без лежанки, но дом она отапливает, еду готовит и выводит дым на улицу. А вот у моих предков, родителей прабабушки, была настоящая русская печь. И моя мама, будучи девочкой, грелась на её широкой лежанке.

2.Терем – не терем, изба – не изба, то бела, то красна, то черна, или как устроена печка

Русскую печь можно по праву считать гордостью русского народа. В чём же здесь гордость-то? А гордиться на самом деле есть чем, даже в загадке это угадывается: Стоит терем, / В тереме ящик. / В ящике – мучка, / В мучке – жучка. То, что в печке есть зола, похожая на сероватую муку, и чёрные раскалённые угли, известно всем. А вот как устроена печка, почему это она – терем? Казалось бы, чего проще: место для дров, поверхность для приготовления пищи, тут же, чуть повыше – лежанка, потом труба. Живи да радуйся! Не тут-то было! Устройство русской печки наисложнейшее. На Руси к печникам всегда относились с большим уважением. Плохо сложенная печь дымит, и угарный газ может стать причиной сильного отравления или смерти, плохая кладка может стать причиной возгорания. Да и конструкция печи настолько сложна, что починить её мог только тот печник, который её и положил. Отсюда и особое уважение к людям этой непростой и интересной профессии. Попробуем и мы себя в роли печника и разберёмся, из каких элементов состоит русская печка. (Прил. 2)

1) Под или лещадь – дно горнила. «Лещадь» — плоская дощечка или каменная плитка. Бернекер, немецкий языковед-славист, указывает на возможность происхождения этого термина от старославянского слова, обозначающего «блеск», украинское – «отблеск». [15]

На лещадь укладываются дрова; также прямо на поду часто готовится пища. Особенно знаменит подовый хлеб, который и сейчас считается самым полезным. Чтобы нагреть печной пол (под) до нужной температуры, в нем сначала жгли дрова, а после выметали золу. В печь хлеб укладывали руками или при помощи лопаты на листья капусты или дуба.

2) Устье (нар.-разг.Выходное отверстие чего-л., выход) – отверстие, через которое в под закладываются дрова или другое топливо или устанавливается посуда. Устье обычно ниже, чем высота свода. Над отверстием устья устанавливается так называемый порожек – верхняя стенка, которая мешает выходить газам и нагретому воздуху. Устье закрывается заслонкой – специальной дверцей в виде железного листа с ручкой.

3) Шесток – специальная площадка перед устьем. На неё обычно ставится посуда, которую только извлекли из устья или, наоборот, только собираются туда ставить. Служит как вспомогательный стол при приготовлении пищи. Шесток также мог использоваться, как отдельная плита для готовки (скажем, в тёплое время, когда не было нужды топить печь целиком). Поэт серебряного века Николай Клюев в «Избяных песнях» писал:

Шесток для кота — что амбар для попа, / К нему не заглохнет кошачья тропа: / Зола как перина — лежи, почивай, — / Приснятся снетки, просяной каравай.

4) Печурки – ниши в массивной кладке печи. Увеличивают площадь поверхности печи и эффективность теплоотдачи. Также используются для хранения трав, грибов или посуды; душник – отверстие в печке для нагревания комнаты теплым воздухом после топки, то же, что отдушник. О печурке вспоминается в пословице: «Знай, кошка, свое лукошко! Знай, кошурка, свою печурку!».

5) Подпечек (подпечье) – большая полость под подом, внутри опечья. Там обычно хранились дрова для следующих топок, там же порой спали домашние животные (кот под печкой – классический русский образ уюта). Об этом говорит и поговорка: «Вылезай, кот, из печурки: надо онучи сушить». Онучи – кусок плотной ткани, наматывающейся на ноги, портянки. Кроме того, здесь хранились метла, ухваты, кочерги, совки и другие печные приспособления.

6) Загнетка – место на шестке русской печи (обычно в левой его части), куда сгребаются горячие угли. Корень этого слова со значениями «краснеть», «покраснеть», «горячие угли» оставило свой след в сербохорватском, чешском, польском, греческом и латинском языках. [15]

Пространство между задней частью печи и стеной дома называлось запечье. Самуил Яковлевич Маршак в своей «Весёлой Азбуке» не обошёл вниманием этот структурный элемент: «Таракан живёт за печкой, то-то тёплое местечко!».

Отражение в фольклоре образа русской печи поистине неохватно. Обилие русских народных загадок подтверждает особую значимость печки для народа. Как только не называли печку: и мать, и старуха, и дедушка, и Матрёна, и Федора: «Мать толста, дочь красна, сын — бес, долетел до небес»; «Наша толстая Федора наедается не скоро. А зато когда сыта, от Федоры – теплота»; «Белая старуха на одном месте сидит»; «Стоит Матрена, здорова, ядрена, пасть открывает, что дают — глотает»; «Дедушка старый весь белый, лето придет — не глядят на него, зима настанет — обнимают его».

Перечисляли все её функции и отличительные свойства: «Летом спит, зимой ест, тело тёплое, а крови нет»; «То она печет блины, то показывает сны»; «Попало наше тесто в горячее место. Попало – не пропало, румяной булкой стало»; «Шуба в избе, рукав на улице».

Таким образом, печь по праву исстари занимает самое важное место в доме. Войдя в избу, на печь сразу обратишь внимание: она занимает почти пол-избы. Отсюда выражение: «Без печи хата - не хата». Кроме того, печь – это не просто место, где готовили еду. Недаром говорится: «Печь греет и варит, печёт и жарит. Она накормит, обсушит и порадует душу». А ещё говорили: «Печь нам мать родная», «На печи всё красно лето», «Хоть три дня не есть, лишь с печи не слезть», «Добра речь, коли в избе есть печь».

3. Значение русской печки и отражение её образа в фольклоре и поэзии

«Вся комната янтарным блеском озарена…»

А.С. Пушкин

Русская печь – уникальное явление восточнославянской материальной культуры, самый яркий символ русского духа. Это печка, ставшая, наравне с другими традициями, достойным персонажем русских былин и сказок. Наши бабушки, дедушки, их родители, их бабушки и дедушки, просто не представляли себе жизни без печи. Рядом с печью традиционно строился голбец – конструкция для всхода на печь и полати и спуска в подклет (погреб), в котором хранили домашнюю утварь, а верх его являлся продолжением лежака. Любили русские печи и кошки – тепло, уютно и пахнет необычайно вкусно. Идеализацию этой картины можно увидеть в «Песне о мечте» на слова Ю.Энтина и музыку М. Дунаевского из мультфильма «Летучий корабль»: Маленький домик, русская печка,/ Пол деревянный, лавка и свечка, / Котик-мурлыка, муж работящий, / Вот оно счастье, нет его слаще.

О достоинствах русской печки неустанно говорят и современные поэты. Вот отрывок из стихотворения Виктора Поживина «Русская печка»: Изба крестьянская сиречь – / Сарай, и сени, и дрова, / И русская большая печь, / Как символ счастья и добра. Вот действительно, настоящая ода! И ведь поэт прав: печь – глава, центральная, незаменимая часть любой избы. Наверняка поэт раскрывает в этом стихотворении чувства, испытанные им самим. Ну разве можно забыть запах еды, которая готовится в печке! Об этом пишет и Топорков Евгений в стихотворении «Запахи детства. Русская печка»: Вспомнится детство натопленной печью, / Хлебного запаха утренний вдох. / Запах разбудит волной быстротечной, / Сгонит обрывки предутренних снов.

Сколько добра в этих словах! Кажется, что я действительно видел и чувствовал всё, о чём говорит поэт, что это мои воспоминания, хотя мне и не довелось их испытать.

В печке можно было производить все поварские операции. По утверждению многих исследователей, в классической русской печи можно за один раз испечь до 50-60 килограммов хлеба. Кроме этого, щи (даже без мяса) становились более наваристыми и сытными, каша – доброй и распаренной, а топлёное молоко покрывалось толстой розоватой корочкой. Какое же житьё без печки!

Спасала печка-матушка не только от голода, но и от любой болезни и старого, и малого. Русские люди рано приметили её лечебные свойства. Помогала избяная царица и детям. Крестьянки спасали в ней недоношенных младенцев. Александр Танцырев, современный поэт, описывает чудодейственную силу печного тепла: В печке русской жизненная сила: / На лежанке дозревали малыши, / Печка согревала и лечила / Слабости и тела, и души. Просто удивительно, что связь времён не прервалась: эти же чудодейственные лечебные свойства довольно подробно описаны в фольклоре: былинах и народных сказках.

Так, всем известна былина про Илью Муромца, 33 года пролежавшего на печи. Подняли его на ноги калики перехожие, но сил-то он от печки своей набрался! В белорусской народной сказке «Иван Попялов» еще один герой исцеляется с помощью печи: «Жили себе дед да баба, и было у них три сына: два разумных, а третий дурень – по имени Иван, по прозванию Попялов. Иван двенадцать лет лежал в попяле, опосля того встал из попялу, и как стряхнулся, так с него слетело шесть пудов попялу» [7](“попял” – пепел). С помощью своей печной силы он побеждает «поганого» змея, разоряющего окрестности.

А сколько сказок рассказывают о чудесном превращении какого-нибудь неодушевлённого предмета в ребёнка! В сказке «Тельпушок» мальчик рождается из чурбана (тельпушка), который положен на печь сушиться: «…Вдруг старухе послышалось будто на печи чурбан кричит: «Матушка, дымно! Матушка, дымно!» Она сотворила молитву, подошла к печке и сняла чурбан, смотрит – что за диво? Был чурбан, а стал мальчик. … И начал тот мальчик расти, не по дням, а по часам, как тесто на опаре киснет; вырос и стал ходить на дворы боярские и шутить шуточки богатырские…»[7] Сказка «Медведко, Усыня, Горыня и Дубыня-богатыри» повествует о рождении девочки из репки. Дети в сказках рождаются и от щепочки, и от полена, и даже от пальца («Мальчик с пальчик»). [6]

Вообще в сказках утверждается, что если персонаж соприкасается с пеплом или золой, то он становится героем. Такая ситуация прекрасно показана в русской народной сказке «Матюша Пепельной»: добротой, храбростью своей и силой он невесту-царицу завоевал да ещё и царство в придачу. Эту версию подтверждают и другие русские народные сказки: «Сивка-Бурка», «По щучьему веленью, по моему хотенью», «Сказка про Ивана-дурака». Не забыл этот сюжет и Пётр Павлович Ершов в своей стихотворной сказке «Конёк-горбунок».

Ведь не просто так все эти Иваны, Емели, Матюши обретали свои силы от печки! Знал народ целительную её силу, использовал сам и нам, нерадивым правнукам, завещал. К слову сказать, в XVII веке подхватывает этот сюжет и Шарль Перро, французский писатель, в своей сказке «Золушка»: героиня спала на печной золе. Предполагается, что делала она это из-за тепла, но почему нельзя предположить и другое: знала девушка о целительной силе продукта сгорания, поэтому и была здоровой, сильной, красивой и удачливой!

Кроме прямых целительных обязанностей выполняла печка и мелкие (не маленькие!) поручения. Благодаря печке лечились не только теплом и огнем, но и окуривая дымом или вдыхая пар. Для ингаляций использовались раскаленный кирпич с углублением, в которое насыпали травы, источающий ароматы. Печка была поставщиком древесного угля для кипячения самовара и золы для удобрения огородов. На печке сушили зерно, травы, грибы и другие природные дары.

По печи предсказывали погоду. Каждый наблюдательный хозяин знал, что предвещают звуки печной трубы: высокий и протяжный – к перемене погоды, низкий и порывистый – к затяжному ненастью. Своеобразным метеосигналом служил и дым, идущий из трубы. Огонь тоже сулил, какой будет завтра день. Если пламя яркое и дрова горят весело с легким потрескиванием, то жди ясную погоду. Примету «Зимой дрова горят с треском — к холоду» не забыл А.С. Пушкин в своем удивительном по красоте стихотворении «Зимнее утро»: Вся комната янтарным блеском / Озарена. Веселым треском / Трещит затопленная печь. [8]В двух соседних строках поэт использует однокоренные слова «треском» и «трещит». Конечно, он сделал это сознательно, а не от недостатка словарного запаса. Данный повтор усиливает эмоции радости от прекрасного зимнего утра, предвкушения чудесной прогулки по звенящему морозцу.

В русской печи можно было ещё и мыться, а процесс этот – целая наука. Через устье нужно залезть в печь, побрызгать на горячие стены водой и только тогда приступать к мытью. В старину все иноземные путешественники отмечали, что народ наш чистоплотен: «Рубахи у них белые, лица чистые. Трут себя золою нещадно и тело ошпаривают до красноты». [16]

Вспомним русскую народную сказку «Гуси-лебеди»: «Девочка скорее — пирожок в рот, а сама с братцем — в печь, села в устьице». [7]

Я всегда удивлялся – как это девочка в печку залезла! А это в те времена не было странным, скорее всего, девчушка умела это делать быстро и ловко, так как мылась-то она в печке! Уважительное и бережное отношение к печке русский народ передал с помощью уменьшительно-ласкательных суффиксов в словах, связанных с ней: «матушка», «пирожок», «устьице».

Пословицы и поговорки, в которых присутствует образ печи, охватывают всю жизнь русского народа. [11, 12]

Они отражают погодные условия: «В октябре с солнцем распрощайся, ближе к печке подбирайся»; «На печи и зимой красно лето»; «Бывает май - под кустом рай, а то май - коню сена дай, а сам на печь полезай».

Говорится в пословицах о трудолюбии и лени: «Бог не пошлёт калачи, если лежать на печи»; «В кои-то веки удалось коту с печки спрыгнуть, и то лапки отшиб», «Доведется ж и коту с печи соскочить»; «Лежа на печи, прогладишь кирпичи»; «Есть калачи - не сидеть на печи».

Об умении работать складывали такие пословицы и поговорки: «Каково испечешь, таково и съешь»; «Как печь топить, так и дрова рубить» (о не вовремя начатом деле); «Хлеб пекут, пока печь горяча» (о том, что нельзя терять время); «Танцуем от печки» (о необходимости начинать сначала).

Не секрет, что русский народ славится своим гостеприимством, хотя бывало всякое: «Гости на печь глядят, видно, каши хотят»; «Кто сидел на печи - тот уже не гость, а свой»; «Что есть в печи, все на стол мечи»; «Словно с печи свалился; «Пришел в гости, посидел у холодной печи».

Отражается в пословицах и понятие о возрасте человека, уважении к старшим: «И по летам, и по годам - одно место: печь»; «Корми деда на печи - сам будешь там»; «Молод бывал - на крыльях летал; стар стал - на печи сижу»,

Мудрость и надёжность человека тоже определяли с помощью печки: «Из семи печей хлебы едал»; «Человека узнаешь, когда из семи печек с ним щей похлебаешь».

Однозначно было и отношение к храбрости и трусости: «На печи не храбрись, а в поле не трусь»; «На печке и дед – герой».

Ну и конечно, не забывали о хорошем житье и удаче: «Живет, что в печи», «родился в печке»; «За печкой-то и таракан хозяином живет»; «Словно у печи погрелся». [4]

Вот и получается, что не только «вся комната янтарным блеском озарена», но и жизнь вся, от рождения до старости, согрета волшебным животворящим теплом русской печки. Не зря и С.А. Есенин в стихотворении «Разбуди меня завтра рано…» олицетворяет печь, ставя её в один ряд с одушевлёнными предметами, дорогими его сердцу: Воспою я тебя и гостя, / Нашу печь, петуха и кров… / И на песни мои прольется / Молоко твоих рыжих коров.

4. Русская печка и обрядовый фольклор

4.1. Накормишь – живет, напоишь – умрет (огонь)

Русская печка служила семье для обогрева, бани и приготовления пищи. Для русского человека печь, наряду с красным углом и столом, являлась одним из сакральных центров дома. Сакральный – имеющий отношение к Божественному, религиозному, небесному, потустороннему. Какие же ещё тайны скрыты в русской печке? Главным жителем печки, её хозяином, является огонь. Он представлялся нашим предкам живым существом. Считалось, что огонь домашнего очага способствует преумножению и сохранению урожая. Дагестанский писатель Р. Гамзатов писал: «Когда горец хочет сказать о себе хорошее и попросту похвалиться, он говорит: «Ни к кому еще не приходилось мне ходить за огнем». [16]Огонь надо было задабривать, поэтому хозяйки первую ложку готовой еды бросали в огонь, так же поступали и с первым блином (Первый блин комом). У огня просили семейного благополучия, богатого урожая и удачи во всем.

4.2. «Расти с брус вышины да с печь толщины!», или зачем кататься на косточках

Новорождённого ребёнка обязательно обмывали в печке. Моя ребёнка, приговаривали: «Расти с брус вышины да с печь толщины!». [14]Если ребёнок рождался слабым, то проводили обряд «перепекания», при этом ребёнка обязательно смазывали тестом или укутывали в него. Отголосок этого действия встречается в сказках, где злая Баба Яга собирается испечь ребёнка и полакомиться им. Вот как этот процесс описывается в сказке «Терёшечка»: «Принесла его в избушку на курьих ножках и велит своей дочери Алёнке затопить печь пожарче и Терешечку зажарить. А ведь перед тем, как стать злой колдуньей, Баба Яга почиталась как берегиня, прародительница, хранительница рода и традиций, а значит, и знахарка, лечащая людей. Кроме того, эта берегиня отвечала за обряд инициации (переход человека на другую ступень развития). Обычно это обряды, знаменующие переход от детства или юношества к взрослому возрасту (совершаются в возрасте 6-ти или 12–ти лет). В сказке «Гуси-лебеди» в обряде перепекания (взросления) участвуют Алёнушка и Иванушка, спасающиеся от Бабы Яги в устье русской печки. Об этом сюжете говорилось в третьей главе исследовательской работы. Печь спасает детей от зла (недуга), и они возвращаются домой живые и невредимые, а ещё заметьте, повзрослевшие, прошедшие испытания.

4.3.Жениться – не лапоть надеть

Была незаменима печка и в свадебном обряде. Наравне с печью в них участвовали также такие постоянные ее спутники, как помело и кочерга. Помело символизировало чистоту и порядок, поскольку использовалось для очистки пода и шестка, а кочерга — домовитость и достаток. Это соответствовало крестьянскому идеалу, выраженному в народной пословице: «Добрая жена да жирные щи — другого не ищи». Поэтому, отправляясь сватать невесту, крестьяне брали с собой кочергу и помело, связанные веревкой или лентой. Считалось, что брачные узы должны быть такими же прочными, как узел, связывающий кочергу и помело. Вспомним, что помело – один из неизменных атрибутов…Бабы Яги! Когда к девушке приходили сваты, она залезала на печь. Спуститься вниз означало согласиться выйти замуж, перейти к другому очагу. Если же жених был не люб, то девушка ни за что не слезала с печки, как её ни уговаривали. В русской народной сказке «По щучьему веленью, по моему хотенью» образ жениха воплощён в лице главного героя Емели, который именно на печи отправляется к своей будущей жене, Марье-царевне. Чем не свадебный обряд?

4.4. Похоронный обряд

На русском Севере у печи совершали специальный обряд. Он описан Николаем Клюевым в одном из стихотворений: Четыре вдовы в поминальных платках: / Та с гребнем, та с пеплом, с рядниной в руках; / Пришли, положили поклон до земли, / Опосле с ковригою печь обошли… Конечно же, это обряд поминальный, который тоже был тесно связан с печкой. Печь в похоронном обряде воспринималась как дорога в загробный мир или даже само царство смерти. Когда в избе кто-то умирал, закрывали печь заслонкой, чтобы через трубу душа умершего не могла достаться чёрту. Если же умирал колдун или ведьма, печь, наоборот, раскрывали.

4.5. Хозяин, кормилец, доброхот, хранитель очага

Поместья мирного незримый покровитель, / Тебя молю, мой добрый домовой, / Храни селенье, лес и дикий садик мой, / И скромную семьи моей обитель! Может быть, кому-нибудь неизвестно, но это стихотворение А.С. Пушкина, посвященное домовому («Домовому»). Домовой не только присматривал за огнем, печью, домом и хозяйством, но и зорко следил за поведением каждого домочадца. Раз в году, на Ефремов день (7 февраля), на Руси повсеместно отмечались именины домового. Старые люди говорили: «Ефрем Сирин, запечник, прибаутник, сверчковый заступник». А вот 1 апреля нужно было обманывать друг друга. Если обман удавался, то считалось, что целый год этому человеку домовой вредить не сможет.

4.6. Магия печки

Конечно, кроме защитных ритуалов, использовалась печь и в тёмных целях. Ведьмы по ночам вылетали через трубу, приготовляя на печи специальный отвар для полётов (пар от этого снадобья словно выталкивал её). Об этом красочно рассказал Н.В. Гоголь в повести «Ночь перед Рождеством»: «Тут через трубу одной хаты клубами повалился дым и пошел тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма верхом на метле».

А.С. Пушкин в стихотворении «Гусар» пишет о другом способе: Из склянки три раза хлебнула / И вдруг на венике верхом / Взвилась в трубу — и улизнула. [8] Особое место занимала печка и в сердечных делах. Чтобы присушить к себе парня, девушки, затапливая печь, говорили: «Как жарко дрова разгораются, так разгорелось бы по мне сердце молодецкое!». На печном огне гадали о будущем, о суженом, о судьбе. [5]

Особую магию печка дарила детям, об этом нежно и задушевно рассказал в своем стихотворении «Детство» поэт XIX века Иван Суриков: Ветхую шубенку / Скинешь с плеч долой; / Заберешься на печь / К бабушке седой…

Заключение

Подводя итог, можно без сомнения сказать, что русская печка – это душа народа, его гордость, его оберег, друг и советчик. Она и поила, и кормила, и согревала, на печи спали, в ней мылись, сушили одежду, обувь, грибы, ягоды, с её помощью лечились, использовали для освещения дома. Наши бабушки, дедушки, их родители, их бабушки и дедушки, просто не представляли себе жизни без печи. С печью был связан весь быт, вся жизнь крестьянина и не только крестьянина, но и любого русского человека. В своём исследовании мы смогли доказать, что пословицы и поговорки, загадки и песни, былины и сказки, обряды и заговоры хранят в себе память и опыт предков. Связь нельзя прервать – она постоянно укрепляется: возникают новые песни и стихотворения, отдавая дань этому незаменимому устройству. Сегодня русская печь с триумфом возвращается. И, наверное, показательным является тот факт, что 19 мая отмечается день русской печки. Это ли не признание нами своего наследия?

Приложение

Приложение №1

Приложение №2

Список литературы

1. Афанасьев А.Н. Мифы, поверья и суеверия славян. - М., 2002

2. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1868.

3. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983.

4. Даль В.И. Пословицы русского народа. – Москва, 1997.

5. Данилова Л. «Окно с затейливой резьбой».

6. Мадлевская Е. и др. «Русская мифология. Энциклопедия», с. 98.

7. Народные русские сказки в обработке А.Н.Афанасьева, Москва, 1982.

8. Пушкин А.С. Сборник произведений.

9. Русские народные сказки в обработке Л. Н. Толстого. – Москва, 1993.

10. Русские народные сказки, Москва, 1992.

11. Русские народные загадки, пословицы, поговорки.- Москва, 1990.

12. Русские пословицы и поговорки. – Москва, 2000.

13. Тарабарина Т. Пословицы, поговорки, потешки, скороговорки.– Ярославль, 1997.

14. Топорков А.Л. «Перепекание» детей в ритуалах и сказках восточных славян // Фольклор и этнографическая действительность. – СПб., 1992.

15. Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс М. Р. Фасмер 1964—1973

16. Русская печьГеннадий Федотовhttp://coollib.com/b/245644/read

ttp://www.prosv.ru/ebooks/lib/60_Kluev/2.html Н. Клюев. Избранное.

17

Просмотров работы: 2959