Русская картина мира в повести М. Тарковского «Полёт совы» (2016 г.)

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Русская картина мира в повести М. Тарковского «Полёт совы» (2016 г.)

Башмакова  З.С. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 2 имени Исаевой Антонины Ивановны»
Лошкарёва  И.Б. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 2 имени Исаевой Антонины Ивановны»
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Аннотация

Цель работы состоит в исследовании содержания (системы ценностей) русской картины мира в повести М. Тарковского «Полёт совы» (2016 г.).

По мнению автора, за последние десятилетия (с 90-х) Россия подверглась нашествию враждебных представлений о смыслах и ценностях жизни: культ индивидуализма, безнравственности и потребительства разъедает душу народа, уродует язык, посягает на идеалы, заповеданные русской классической литературой.

Героем нашего времени становится учитель, приехавший из города в далёкое сибирское село, поближе к сердцу России. Его соратниками стали как люди (жители посёлка, его ученики), так и духовные сущности: православная вера, русский язык и образы великой русской литературы.

Стилистическая культура текста представляет сложное переплетение сказовой речи, реминисцентных и метафорических слоёв. Заглавие – это сквозная метафора русской души, готовой к духовному подвигу.

В процессе исследования были использованы следующие методы: проблемный, структурный, стилистический анализ.

План исследования

Автор повести «Полёт совы» - современный писатель Михаил Тарковский использовал словосочетание «русская картина мира», чтобы определить духовные национальные ценности. По мнению писателя, либеральная пропаганда привела к тому, что возник мировоззренческий хаос: запутаны представления народа о «государстве, власти, экономике, Церкви. Особенно опасна такая ситуация для молодых: «… они абсолютно не понимают, куда идти, за что биться».

Актуальность темы. Нам представляется, что Михаил Тарковский обозначил одну из главных проблем русской цивилизации.

Исходя из острой мировоззренческой актуальности вопроса, мы поставили цель – исследовать русскую картину мира в повести М.Тарковского «Полёт совы». «Совокупность предметного содержания» определили как исследование художественного пространства, системы персонажей и духовных ценностей, воплощённых в образах русского языка и классической русской литературы. Большую помощь в поисках оказала позиция В.Непомнящего, представленная в его статье: «Русская картина мира»[1].

Объект исследования: повесть М. Тарковского «Полёт совы» (2016 г.).

Предмет исследования: русская картина мира (мировоззрение, мировосприятие, мироотношение, воплощённые в картинах природы, системе персонажей, русском языке и русской классической литературе как носителях нравственных и эстетических ценностей).

Нами определены задачи:

1.Изучить содержание термина «картина мира».

2.Познакомиться с творческой биографией М. Тарковского.

3.Выполнить проблемный и структурный (художественное пространство и время, система персонажей, характеристика образа автора - повествователя) анализ текста.

4.Исследовать некоторые аспекты стилистической культуры повести.

В процессе исследования были использованы следующие методы: проблемный, структурный, стилистический анализ.

Природа в повести – отражение сокровенной души народа, переплетение природной, народной и личностной сущностей. Образы осени и зимы воплощают сдержанную мужественность и терпеливую женственность России. Метафора «зеркало» усиливает смысл этого воплощения.

Система персонажей являет портрет настоящей России – это люди пытливого ума и дела, меткого слова, готовые к самопожертвованию «за други своя».

Заглавие повести М.Тарковского «Полёт совы», и «крылатая» тема – главная в его книге. Небо – символ духовного восхождения. К миру горнему стремится русский язык, в небе видим мы крылатый силуэт русской литературы, туда, « в прекрасно сине-сизое небо» унеслась снежно-белая сова, спасённая учителем. Крылата сама душа человека.

Вступление

Откуда название: «Русская картинка мира»?

Это словосочетание из самой повести М.Тарковского «Полёт совы».

Тарковский Михаил Александрович из известной московской культурной семьи (всемирно известный кинорежиссёр Андрей Тарковский – его дядя, а поэт Арсений Тарковский – дедушка). Автор окончил Московский педагогический институт по специальности география/биология. В 1981 году уехал в Туруханский район Красноярского края; сейчас живёт и работает в селе Бахта. Главный редактор альманаха «Енисей». Автор стихотворного сборника и многих книг прозы.

В философии картиной мира называют «совокупность предметного содержания, которым обладает человек» (Ясперс) [1]

По энциклопедическому словарю, «Картина мира – сложноструктурированная целостность, включающая три главных компонента – мироззрение, мировосприятие и мироощущение».

В первой главе повести М.Тарковский начинает рассуждение о русском мире именно с картины в прямом значении этого слова: «Картина чудная < > берег, идущий «в какой – то счастливой расширенности снег < > озеро».

Именно учитель Скурихин Сергей Иванович, в биографии которого так много авторского, задаёт главный вопрос повести: «… что значит быть русским? Причём не столько даже по паспорту, сколько глубинно, духовно». Далее герой – повествователь определяет свою позицию как поиск мировоззрения: «Но для начала надо с собой разобраться. По отношению к столичному духу я крайне русский, но < > во мне меньше бытовой народности < >. При этом я более русский [по отношению к местным – разрядка наша] идейно и политически, и нелепо выступаю как миссионер в своём же полку (дожили!), несущий мировоззрение, требующий осознанной русскости по всем осям и четко отделяющий её от обычной простонародности».

Вслед за этим определением национального самопознания Сергей Иванович определяет «распространённый тип мировоззрения» в России: «сочетание народности, атеизма и напыления западной идеологии».

Сравним этот анализ с интервью писателя, данном в г. Сургуте в 2015 году: «Самое плохое, что либеральная пропаганда, которую включили враги России ещё в перестройку, крепко облепила мозги большого количества людей, как взрослых, так и молодёжи. < > И у молодёжи полная каша в голове. Представления о государстве, власти, экономики, Церкви перемешались в такую кучу, что они абсолютно не понимают, куда идти, за что биться».

Основная часть

Глава I

Природа как родина. «В сердце России»

Зима - это наше Отечество, не говоря уже о том, сколько раз она спасала от иноземных нашествий.

М.Тарковский «Полёт совы»

Первый знак текста - заглавие. Заглавие «Полёт совы» повести Михаила Тарковского раскроет смысл только в маленькой заключительной 10 главе.

Начало же повести откроется ключевым словом авторского мира – «покой».

Во время интервью с Михаилом Тарковским в Сургуте ему был задан вопрос:

-На свете счастья нет, а есть покой и воля, - писал А.С. Пушкин. Что для тебя, человека вольного, таёжного, значит эти слова: покой, воля и счастье?

Ответ писателя был таков: «Вообще из этих трёх понятий, наверное, самое главное – покой. Покой не в смысле «отстаньте от меня все», а внутренний покой, то есть спокойное и твёрдое состояние духа, которое необходимо человеку для свершений.

Я думаю, для этого необходим союз с Богом, который помогает выстоять. Покой не означает, что тебе безразлично то, что происходит вокруг, что ты миришься с несправедливостью. Но это означает, что ты свободен от суеты, от беспокойства и паники, которые только помеха делу».

В повести молодой учитель Сергей Иванович Скурихин уезжает из города в сибирское село, чтобы освободиться от городской суеты, несвободы, «неимоверных проверок из образовательного надзора». Город становится одним из персонажей повести, он многослойный: то это районный или областной центр, то это столица – Москва. В авторском мире Город – образ опасности, это средоточие враждебной силы, антинациональных интересов: «… карта русского духа России выглядит нынче как обратный портрет карты населения: в наименее населенных местах мы наблюдаем его наибольшую густоту».

Как в русской народной лирической песне, в повести простроен художественный параллелизм: картина природы предшествует разворачивающемуся сюжету судьбы персонажей. Природа становится в повести одним из главных персонажей.

Всё начинается с мечты: «И всё жду, когда наконец наступит то, ради чего я сюда приехал: покой, тишина, разговор с тайгой».

Мечта: Сергей идёт по обледеневшему галечнику, поднимается на гору и видит сквозь чернолесье холодное озеро, окружённое высокими остроконечными пихтами. Потом плывёт в лодке по чёрной предзимней воде. И медленно-медленно падают огромные, как созвездия, снежинки:

Поздняя осень, предзимье, снег, зима – это природные дышащие сущности, в которых человеческое перемежается со сверхчеловеческим. Так, снежная тема, например, становится темой Родины. Любовь Сергея к снегу: «Я очень люблю снег» - становится лейтмотивом его лирической исповеди. Снег в средней полосе России и в сердце Родины – Сибири – разный. В средней полосе он пугливый нерешительный: посыпет для пробы, приляжет «паутинкой», потом «марлей». «А здесь снег ложится разом и без подготовки. Одним ударом, слоем, который для юга на всю зиму рассчитан». Более того, снег, как перст Божий, требует такого же поведения от человека: решительного, мужественного. В пушкинской строчке слова «покой и воля» стоят рядом. В повести как будто пушкинских образов мало, но глубинное родство остается. Провидчески А.С. Пушкин угадал русское не как осеннее, а как зимнее: «Татьяна, русская душою, любила русскую зиму».

Снег у М.А.Тарковского имеет мужское отцовское начало, требует мужества. Не случайно Сергей едва не погибает в предзимнем озере: «… беспощадней рванула вода в ноздри и уши, и сомкнулись сверху сверкающие серебряные сабельки». Но снег уподоблен и материнскому покрову Богородицы: «Пошёл снег. Солнце прошивало его серебряным трезвым светом, озаряя тихие травы, полёгшие от заморозков и оттепелей». Эта материнская пелена несёт воспоминание о бабушке и завершается молитвой: «Укрой, Пресвятая Богородице, мои споры – сомнения» …

Природа – это Родина. Слова, лексика, подтверждают это утверждение: Сергей видит «гигантскую подкову реки», «огромный мыс», «бескрайность воды» не глазами, а «очами». Панорама горизонта становится «крыльями окоёма».

Чувство Родины – главный нерв повести. Поэтому природа не может быть беспристрастной: она ждёт помощи от человека – сына, ведь она же не раз его спасала: «Проще было бы одиночеству без этого простора». И далее: «Нельзя переносить ответственность на погоду или местность, просить природу разделить гражданские тяготы…Не ставь её в неловкое положение, пожалей, если любишь,- она же помогала».

Таким образом, природа в повести – отражение сокровенной души народа, переплетение природной, народной и личностной сущностей. Образы осени и зимы воплощают сдержанную мужественность и терпеливую женственность России. Метафора «зеркало» усиливает смысл этого воплощения.

Глава II

Что значит быть русским?

А здесь каждый человек вырастает до символа и выражает пласт мироустройства.

Система персонажей в повести, с одной стороны, слоиста, дробна, размашиста: выстраивается осмысление поведения людей от Москвы до спрятанных деревенек, в которых живут староверы; от чиновников и политиков до таёжных охотников и рыбаков, от учителей поселковой школы до их учеников. Есть даже «собачья» тема.

С другой стороны, порядок построения системы персонажей идеальный: каждый человек оценивается автором – повествователем (он же главный герой – учитель Сергей Иванович) по принципу: что значит быть русским. В повести есть не только карта художественного пространства, но и карта персонажей: «Меня в этой передряге больше всего интересует, что значит быть русским. Причём даже не по паспорту, а сколько глубинно, духовно. И как эта глубь преломляется в повседневной жизни, в работе. < > И так крепко думается под шум северо – западного ветра среди великой географии таёжных рек и гор, что в голове моей нарисовалась даже некая карта».

Есть «те, кто разрушает Россию». В поединке между Сергеем Ивановичем и Тоней (она же Шамаханская царица с либерально - прозападными взглядами) есть прямые характеристики планетарных врагов – «мирового сквознячка».

По выражению Сергея, «есть черти внешние, есть внутренние». Ко внутренним относится, например, вражья сила, засевшая на самом верху властной вертикали: «Я всё время жду новых ударов, и живу по – двойному: хочу, чтоб всё уладилось, и одновременно … режим на вшивость в надежде, что он проговорится, обнаружит себя во всей красе намерений. А он прячется за простых людей, и даже в его уступках я вижу обман и опасность. Я никогда не предам его перед иноземцами, но в душе не верю в него, как в их же детище».

Внутренние черти – это и чиновники от образования, «подрезающие наши жизненно – важные жилы путём бюрократизации < >, подмены дела разговорами об «инновациях».

К вражьей силе относится и Шамаханская царица – Тоня Козловская. Литературный намёк не прост. Поначалу яркая смуглая красота Тони настраивает Сергея Ивановича на сравнение с героиней рассказа И.А. Бунина «Чистый понедельник». Затем в женщине проступает опасный образ пушкинской шамаханской царицы, что-то бритвенно – острое. Тоня не разговаривает, а режет правду – матку, любимое её слово – «мракобесие». Мракобесием являются, по её мнению, и религия, и «традиционные ценности русского мира», например, человеколюбие русской педагогики, и даже фильм «Тарас Бульба». Набор жестяных слов, которыми воинственно гремит Тоня: «демократизм», «плюрализм», «Всеобщая декларация прав человека» не прикрывают недоброты, «льдистости» царь – девицы. На уровне лексики её сходство с пушкинской царицей становится ещё сильнее: Тоня позёвывает, похохатывает, сверкает шамаханскими очами; даже угощение в её доме (пир в шатре в сказке «Золотой петушок») лишено душевности – она ждёт директора школы Валентину Игнатьевну Степанову, чтобы устроиться учителем биологии.

Валентина Игнатьевна же воплощает для читателя мучительное двойничество. «…всё, что связано с крестьянским, покосным, огородным, - всё её. Посёлок для неё – центр вселенной». Действительно, женщина с крестьянскими корнями, которая говорит «повешать», «маленько», «ложить», которая поёт застольные песни и доит корову, не верит в Бога, постоянно смотрит телевизор и, что важно для Сергея Ивановича, никогда не читает Достоевского. Таких, как Степанова, миллионы, автор говорит читателям о том, что это распространённый тип современности – «сочетания народности, атеизма и напыления западной идеологии».

Недрогнувшей рукой директор внедряет в школе все инновации, прописанные бюрократией образования. В этом Сергей Иванович и видит главную опасность: «Когда огромный и родной мир вдруг оказывается неспособным отловить угрозу, потому что его ячея слишком крупна и не рассчитана на столь мелкотелого и всепроникающего противника».

Даже любимая женщина Сергея Ивановича с холодным именем Лидия (учитель информатики) – воплощение славянской красоты «лепообразная девица» вызывает чувство мучительное и раздвоённое: Сергей Иванович, любя, её не принимает: русская внешне Лидия утрачивает русскость души – выгадывает, как устроиться в личной жизни по расчёту.

Между тем, при малочисленности посёлка, русский мир в нём огромен: это и мужики - рыболовы – охотники, и заезжающие староверы, и ученики школы, и старики пенсионеры.

Так, ученик Сергея Ивановича Коля Ромашов – уже настоящий промысловик – охотник, волевой и резкий, держится на равных с русскими мужиками, один ходит в тайгу. Коля и спасает учителя от смерти в ледяной реке: «Держись, Сергей Иваныч! < > Колька корячился с лодкой < > гулко колотил топором : Держись, дяа Серёжа, держись! Коля вовсю уже грёб к учителю». Поэтому читательское сердце доверчиво принимает «неправильную» молитву Сергея Ивановича: «Я люблю этот народ, какой он ни есть, зрячий и слепый, пьяный и трезвый, безбожный и праведный, драный и сытый < > стоящий насмерть под пулями, позарившийся на бренные блага… Дай мне сил на это, Господи Иисусе Христе, Мати Пресвятая Богородице, Ангеле Хранителе мой Святый Преподобный Сергий!»

Таким образом, система персонажей являет портрет настоящей России – это люди пытливого ума и дела, меткого слова, готовые к самопожертвованию «за други своя».

Глава III

Русский язык и литература

Один из самых увлекательных сюжетов повести – это сюжет жизни русского языка. Язык – это «дивильце» - волшебное зеркало народа, в котором отражается народная душа. Образ зеркала – сквозной. Озеро – символ мечты Сергея Ивановича – это «серебряная гладь» с «бессчётными серебристыми перстами – душа Земли, око России – «Серебряная гладь подстроилась, чётко изменила угол, зеркало наклонилось ко мне и стало ещё огромней». Тёма души России струится мерцающими старославянизмами с первой по десятую, последнюю, главу, которая заканчивается явлением Бабушки.

Бабушка с Ангары входит с русским говорком – вздохом: «Ох, Святодух Восподней … Когда – то и сама врыссю бегала, а теперь обессилела наготово Давеча в дивильце глянула … и зажмурила, смяла глаза». Речевые характеристики, данные персонажам повести и целым социальным сословиям, таковы, что предстают как лингвистические характеристики со своеобразием лексики, произношения, стилевой окраски и синтаксиса.

Мы уже упоминали про речь директора Степановой, мешающей русскую простонародную речь с, чужими «мусорными» словами: то у неё «мозоля на языке повторять» ученикам, то она «весной была на тренинге в Тундракане».

Ученик Коля приносит списанное сочинение с мёртвыми словами (миллионы таких сочинений гуляют сегодня по России): «В произведении А.П. Чехова рассказывается о собаке Каштанке. Она принадлежала сыну столяра . История Каштанки не оставляет равнодушным…»

А вот мнение Коли в разговоре с одноклассниками: «Да тут сочинение ещё… Каштанка кака – то…Не знай, чо он докопался с ней? < …>Да что, блин! < …> Дармоедка. Я её за собаку не считаю. Избяная наскрозь. Я вообще сучек не люблю…»

И, наконец, еще одно, настоящее сочинение Коли: «За что я люблю свою собаку».

Мою собаку зовут Пират. Он хоть и воровитый, по словам некоторых допотопных, не будем показывать пальцем, но зато помощник, каких поискать. Зимой я запрягаю его в нарточку и вожу на нём воду и дрова…» - далее на прекрасном русском языке описывается случай, из которого, по словам автора, Пришвин или Астафьев сделали бы целый рассказ.

Таким же прекрасным русским языком обладают почти все простые сельчане. Композиция повести такова, что появляются рассказы этих людей – своеобразные тексты в тексте. Русская речевая стихия переливается, живёт, дышит, смеётся в этих рассказах простых мужиков – охотников: Володи, Жени и Славы; похожего на Гоголя чудика Эдуарда, «допотопной» бабы Кати.

У последней вечная война с псом Пиратом: «… евонный кобель лохматый разорил мене… Я как раз пензию получила и с магазина ворочалась, и котомку на завалинку положила А Кольчин кобель через забор перемахнул и унёс всё < > И масло сливочно, и конфеты ети на под – вид батончиков, как их …сикресп…ли слиперсы…Главно – масло–то хамкнул так напроходную и вылетело…Сквозом… Вместе со слипинсами…

Лесковская традиция сказочного повествования в повести такова, что М.Тарковский показывает живую переработку заимствованных слов русским языком. Так сникерсы в речи бабы Кати превращаются в сикресы, затем в слиперсы и, наконец, в слипенсы, потому что от этих конфет всё слипается, и они «сквозом» вылетают даже из собачьего желудка.

Все речевые потоки жителей посёлка переплетаются и образуют живую стихию русского языка: и раскатистое р-р-р острослова Эдика, издевающегося над иностранным нашествием: «Хреноф как дров», и просторечное ворчание бабы Кати: «…, у йих кругова порука, мать сына покрывает, а сын – кобеля», и повальное диалектное чокание: «Вы чо?! У меня день рожденья сёдня! < > Друга, я не пойду никуда! (муж директора – Матвей – Мотя).

Сергей Иванович, стесняясь своего культурного, литературного языка, пытается стать своим, говорить «по-деревенски», но получает странный отпор:

-Это сколько километров,- зачем – то ударил я на «О».

-Пятнадцать километров (ударение на Е),- сказал он буднично, и мне стало неловко.

Слова – как люди. «Русские слова – доверчивые как покос». Но перед иноземным, «наполеоновским» вторжением «файлов», «офисов», «степлеров», «мэнэджмэнтов» русские слова становятся солдатами и воюют. Так, красивое слово «беллетристика» в стихии русского языка стало дешёвым и малозначительным: «… русский язык его победил! Оно не подошло! Сдалось! Я прямо вижу его: было такое гордое, как наполеоновское войско, а стало третьесортное, обтрёпанное, обмороженное…Беллетристика…

«На что это похоже?» - спрашивает учитель на уроке русского языка.

-Ерундистика!

-Белибердистика! – отвечают ему дети.

Вторая непобедимая русская сила в повести – это русская классическая литература. Она так же не отменима, как природа. Через всю повесть шагают рядом с учителем «Каштанка» Чехова, «Тарас Бульба» Гоголя, «Братья Карамазовы» Достоевского. Читатели присутствуют на уроках Сергея Ивановича, вместе с учителем проверяют сочинения семиклассников, слышат монологи героя о Платоне Каратаеве и «чудиках» Шукшина.

«Как же не любить после этого русскую литературу! Прибежище наше, силу которого супостаты в полной мере не понимают, хотя и подбираются. Словно наши классики заранее заложили укрепрайоны по всем направлениям. Успешность - на тебе – «Портрет», безбожие – на «Карамазовых» и «Лето Господне», толерантность – «Бунина», вообще лезешь – на «Тараса».

Вокруг Н.В. Гоголя собираются главные вражьи силы. Это «Тараса Бульбу» называет мракобесием Тоня Козловская, у которой нет родины. По её ядовитым речам, Гоголь – мракобес, потому что учит «убивать сыновей». Заглавие повести М.Тарковского «Полёт совы», и «крылатая» тема – главная в его книге. Небо – символ духовного восхождения. К миру горнему стремится русский язык, в небе видим мы крылатый силуэт русской литературы, туда, « в прекрасно сине – сизое небо» унеслась снежно-белая сова, спасённая учителем. Крылата сама душа человека: Какая моя душа? < >И почему ей так трудно? Почему так несовершенен человек? И достоин ли он неба?» В последних строчках повести в небо уходит молитва Сергея Ивановича. Молитва обо всех нас: «Пресвятая Богородице, прости нас…Пой Царицу: «Царице моя преблагая…Пой…Какой напев…удивительный…Как красиво, Господи…Бабушка, ты меня слышишь? И я тебя…А Остапа? Хорошо…Слёзы – это хорошо… < …>Ведь легче же…Ну, вот и слава Богу…

Заключение

Итак, поставленные задачи мы решили. Правда жизни и правда литературы в повестях Тарковского приближаются друг к другу и «искра какой-то единой, единственной правды будто окно прожжет..». И мы понимаем, что такое «картина мира».

Литература

1.Непомнящий, В.С. Пушкин. Избранные работы 1960-1990 гг. Т.1. Поэзия и судьба. – М.: Жизнь и мысль, 2001, с. 230-308.

2.Тарковский, М.А. Полёт совы: повесть //Наш современник. – 2016:№ 8. – С.3-76.

Интернет-ресурсы

1.Е.С. Яковлева. К описанию русской языковой картины мира. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://hojja-nusreddin.livejournal.com/ свободный. (Дата обращения: 19.04.2018 г.)

2.Е.А. Осокина. Трагизм русской картины мира. Доклад на III летних чтениях в Даровом. Достоевский и Россия. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://lenazar.narod.ru// свободный. (Дата обращения: 19.04.2018 г.)

Просмотров работы: 388