Мотивный комплекс журавля в русской лирике

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Мотивный комплекс журавля в русской лирике

Магулаева  Л.М. 1
1МБОУ «СОШ №6»
Афонина  И.А. 1
1МБОУ «СОШ №6»
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

На одном из сайтов в Интернете нам попалась небольшая статья Д. Эйдельмана «Печальные русские журавли», в которой блогер, приводя стихотворение В. Набокова «Журавли», утверждает, что С. Есенин позаимствовал этот образ у Набокова. Заканчивается эта работа так: « жалобно-стенящие журавли влетели в русскую поэзию ассоциируясь со смертью и памятью о погибшем. Да так в ней и остались...»(орфография и пунктуация автора) (12)Это суждение показалось нам слишком категоричным и однобоким. На наш взгляд, комплекс мотивов, связанных с образом журавля в русской поэзии, гораздо шире, что мы и попробовали доказать.

Актуальность данной работы мы видим в том, что она побуждает к знакомству с русской поэзией, воспитывает любовь к родному языку, а через него - и к своей родине.

Объект исследования:

стихи поэтов XIX и XXв.в. А. Майкова, А. Фета, А. Жемчужникова, К. Фофанова, П. Орешина, С. Есенина, В. Брюсова, А. Ахматовой, А. Блока, В. Набокова, Н. Заболоцкого, М. Дудина, Л. Татьяничевой, В. Тушновой, В. Солоухина, Н. Рубцова, Р. Гамзатова Э. Асадова, Е. Благининой и ряда других.

Предмет исследования:

круг мотивов, связанных с образом журавля в поэтических текстах.

Цель:

выявить разнообразие символических значений журавля в русской лирике; отметить общее и индивидуальное в сюжетно-мотивной роли одного образа у различных поэтов.

Задачи:

- дать определение мотива;

- провести отбор текстов;

- построить парадигму образа;

- определить аллегорический смысл образа журавля в каждом из отобранных тестов;

- сгруппировать их по мотивно-сюжетному признаку;

- выявить своеобразие раскрытия темы в творчестве отдельных авторов.

Гипотеза:

Мы предположили, что аллегорическое значение образа журавля выходит далеко за пределы традиционного понимания – осень, отлет, печаль прощания. Богатство и разнообразие русской лирики позволяет выявить большое количество разнообразных смыслов этого символа.

Методы исследования:

- изучение теоретической литературы по вопросу;

- отбор поэтических текстов;

- наблюдения над материалом;

- лингвистический анализ текста;

- собственные выводы.

Источники информации: сборники художественных текстов, словари, материалы Интернета.

Мотивы, их варианты, мотивный комплекс

Мотив - (от лат. moveo – двигаю) - это повторяющийся компонент литературного произведения, обладающий повышенной значимостью. Термин «мотив» достаточно многозначен. Вот что говорится о нем в «Энциклопедическом словаре юного литературоведа»: «В стихах мотивом может стать почти любое слово; в лирике слово-мотив всегда окутано облаком прежних значений и употреблений, вокруг него «светится» ореол прежних смыслов. Мотив, по определению А.Н. Веселовского, - «нервный узел» повествования (в том числе и лирического). мотивы как бы перекликаются друг с другом не только внутри одного … произведения, но и через границы книг и даже литератур». (6)Согласно учению Веселовского, писатель мыслит устойчивыми мотивами. Но у каждого мотива существует множество вариантов в различных сюжетах, т.е. каждый автор строит свой инвариант мотива. В своей работе мы будем опираться на это толкование термина.

О вопросах мотивного комплекса героя (взаимосвязи мотивов) писали такие ученые, как О.М. Фрейденберг, М.М. Бахтин, В.О. Ключевский и др. А.Л. Бем и А.И. Белецкий рассматривали понятие инвариантности мотива, т.е. смысловых вариаций мотивов.(10)В основе нашего подхода к исследованию мотивного комплекса журавля лежит идея разнообразия устойчивых мотивов, а также их вариантов.

Для более глубокого знакомства с вопросом мы прибегли к «Словарю поэтических образов» Павлович Н.В. (3) Опираясь на примеры парадигм образов, данных в словаре, как на образец, мы попытались создать парадигму журавля, которую представляем в этой главе: журавль – полет, журавль – печаль, журавль –пляс, журавль – память, журавль - гордый дух, журавль – время, журавль – солдат, журавль – высокий, журавль – душа, журавль – преодоление, журавль – возрождение, журавль – мечта поэта, журавль – родина, журавль - смерть. В нашей работе мы постарались в той или иной степени осветить это смысловое многообразие, анализируя произведения русской лирики. Конечно, результаты наших наблюдений не могут претендовать на полноту картины, но они определили для нас основные линии раскрытия данной темы.

2.Журавль как художественный образ

Журавль как художественный образ использовался издревле. «Словарь христианского искусства» Д. Апостолос-Кападоны (4) раскрывает сакральное значение священной птицы: она символизировала «терпимость, добросовестный труд, порядок, бдительность, особенно в монашеской жизни». В.П. Бутромеев (1) к вышесказанному добавляет новые значения: «символ печали и тоски по родине», «символ осени». С этих ставших традиционными признаков мы и начнем свои наблюдения.

К традиционным мотивам можно отнести прилеты-отлеты журавлей, определяющие цикличность природы. Раньше сельские труженики сверяли начало и конец полевых работ по журавлиным передвижениям, птицы были незаменимыми помощниками в трудовой деятельности человека. Это доказывает большое количество народных пословиц, поговорок и примет. Так прилет журавлей означал, что пора сеять, отлет журавлей показывал: дело к осени, время жатвы. Хорошим знаком считалось увидеть в небе журавлиный клин, журавлиное пение после дождя обещало добрый урожай. Эти приметы издавна вошли русскую лирику.

Обратившись к стихам С. Есенина (9) как к отправной точке нашего исследования, мы нашли упоминания журавля в нескольких произведениях поэта. Стихотворение «Тебе одной плету венок…» - признание в любви к родине:

О Русь, покойный уголок,

Тебя люблю, тебе и верую.

И журавли для Есенина – один из символов родной земли:

Гляжу в простор твоих полей,

Ты вся - далекая и близкая.

Сродни мне посвист журавлей

И не чужда тропинка склизкая.

………………………………..

Полюбил я седых журавлей

С их курлыканьем в тощие дали, -

пишет поэт в другом стихотворении – «Низкий дом с голубыми ставнями…». Родина, отечество, родная земля - вот с чем ассоциируется образ журавля в есенинской поэзии. Еще один традиционный мотив - осеннее прощание:

Отговорила роща золотая

Березовым, веселым языком,

И журавли, печально пролетая,

Уж не жалеют больше ни о ком.

Но этот текст не только о прощании – он о преходящей молодости, о бренности земной жизни, о творчестве. Душа лирического героя как будто перевоплотилась в душу журавля, печально взирающего на уплывающую под крылом землю-жизнь.

3.«Журавлиные» мотивы в детской поэзии

Большое место «журавлиная» тема занимает в детской поэзии.

На исходе лета дни.

Улетают журавли.

Опустели гнезда вмиг.

Тает журавлиный крик.

Знать, зима не за горой…

Вновь увидимся весной!

(Т. Кайзер)

Мотивы, звучащие здесь, традиционны: радость обновления жизни, непрерывность ее движения, любовь к родине. Журавль является учителем для маленького человека, он вносит в жизнь ребенка радость, счастье, восторг, вызванный наступлением весны. Эта прекрасная птица будто приводит в замерзшие родные края желанное тепло, обновляет жизнь, раскрашивает черно-белый пейзаж красками весны. Стихи для детей полны нежной простоты, светлой радости. Они приучают детей любить свою Родину, воспитывают патриотизм.

Мы спросили журавля:

«Где же лучшая земля?»

Отвечал он, пролетая:

«Лучше нет родного края!»

(П. Воронько)

Журавль в детском стихотворении – это жизнерадостное, доброе и веселое существо:

Каждый танец их хорош-

Очень уж на наш похож:

И веселый, и смешной…

Ах!.. Как радостно весной!

(Е. Груданов)

Детские стихи просты и наивны, но в то же время и поучительны: учат не расстраиваться от потерь. Да, журавли улетают, но они возвращаются вновь, это ли не великий урок жизни? За любым расставанием следует встреча, жизнь течет, ее ход неостановим, и рано или поздно все снова будет хорошо.

В круговерти из ливней и вьюг

Дни катились в далекие дали.

Журавли улетали на юг

И обратно домой прилетали.

(Н.С. Байтеряков)

Образ журавля прекрасно передает философию смены поколений, непрерывности жизни, ее цикличности.

Расстояния большие!

Трудный путь для журавлят!

В первый раз в края чужие

Журавлята полетят.

А весной вы их найдете

Там, где ивы шелестят,

У знакомого болота

С новой стайкой журавлят.

4.Смерть, память, жизнь.

«Журавли» Р. Гамзатова (1976 г.) стали одним из самых известных произведений, посвященных этой птице, в нашей стране. Это можно объяснить особой задушевностью и искренностью поэтических строчек. Но еще большую популярность они приобрели, когда стихи положил на музыку композитор Ян Френкель. Первым исполнителем ее был Марк Бернес, который записал песню, уже будучи глубоко и неизлечимо больным, и эта песня стала для него прощальной. Все три соавтора сумели придать песне характер философского размышления о жизни и смерти, о красоте подвига солдат – защитников Родины, о вечности памяти. Строки Гамзатова вызывают ком в горле, заставляют сморгнуть навернувшиеся слезы. Глаза непроизвольно поднимаются к небу, выискивая в лазури клин этих трепетно-печальных птиц.

Ведущим в стихотворении становится мотив воинской славы, памяти о погибших, выраженный через образ журавлей. Прекрасные птицы напоминают об ушедших и говорят о неизбежности прощания.

Летит, летит по небу клин усталый –

Летит в тумане на исходе дня,

И в том строю есть промежуток малый –

Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле,

Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле.

Гамзатов, как известно, использовал в этом тексте образ журавлей из дагестанской легенды, где птица становилась аллегорией души усопшего. Похожий мотив мы наблюдаем и в менее известных стихах русского поэта П. Орешина (1887-1938) Эта птица стала у него одним из наиболее часто встречающихся образов. П. Орешин в своем стихотворении «Журавли» (1917г.) также установил связь между смертью и образом журавля:

Полюбил я заоблачный лёт, Вечный зов журавлей над селом. Скоро, скоро от синих болот Поднимусь золотым журавлем.

Явно чувствуется схожесть мотивов этих двух стихотворений. Поэты воспринимают журавля как проводника в иной мир, как душу человека, которая скитается над родным краем, не в силах его оставить. Но инварианты образа разные: журавль Гамзатова белый, Орешина – золотой.

Пусть осенние ночи темны,

Над полями — зеленая мгла.

Выплывает из злой тишины

Светлый звон золотого крыла.

Лирический герой в обоих текстах предчувствует, что и он тоже скоро поднимется в небо с этими птицами - это аллегория смерти. Но мысли о неизбежном уходе у Орешина не окрашиваются печалью. Смерть под его пером воспринимается как конец одной жизни и начало другой, лирический герой ее не страшится, он принимает ее и соглашается с ней. Он готов взлететь на гибких журавлиных крыльях в окрашенные золотым закатным солнцем небеса, присоединившись там, в синих далях, к своим собратьям.Журавль становится символом не только смерти, памяти о погибших воинах, это также символ жизни, ее цикличности, ее бесконечного возрождения. В этих текстах мы наблюдаем одно из важнейших свойств поэтического мотива: он никогда не является однозначным, а выступает в комплексе с другими. Переплелись между собой мотивы жизни, смерти и памяти. От смерти не уйти, ее не избежать, но погибшие будут живы, если мы будем их помнить и чтить.

5.Журавль как воплощение души, выражение русского национального характера.

В своем стихотворении «Посвящение другу» (1968 г.) Н. Рубцов написал:

Не порвать мне мучительной связи С долгой осенью нашей земли, С деревцом у сырой коновязи, С журавлями в холодной дали …

Журавли в творчестве поэта - это образ, который постоянно варьируется, повторяется, становится устойчивым символом выражения духовной сущности русского человека:

И словно душа простаяПроносится в мире чудес,Как птиц одиноких стаяПод куполом светлых небес... («У сгнившей лесной избушки…» 1964г.)

Особенно глубоким смыслом наполнен образ журавлей в стихотворении, которое так и называется - «Журавли». Оно по праву считается одним из лучших творений поэта. Эмоциональное, образное, искреннее, оно притягивает глубиной мысли, напевностью поэтических строчек.

На первый взгляд поэт использовал здесь обычные атрибуты темы осени: октябрь, журавли, «знобящие поля», болота… Но эта традиционность только кажущаяся. В «Журавлях» мы видим не просто птиц, летящих над осенней землей. Художественное пространство – чердак, поле, болото – осмысляется поэтом в масштабах Руси. Наречие «широко» дважды соседствует со словом «Русь». И границы пространства стираются. Возникает ощущение простора, размаха, необъятной широты – перед нами вся Россия, над которой пролетают «гордые, прославленные птицы».

В стихотворении мы встречаемся с подмеченной исследователями характерной для Рубцова системой координат: низ – верх, земля – небо. (2,7) Журавли, являясь ключевым образом, естественным путем оказываются в высшей точке этой прямой. Они становятся аллегорией русской души с ее вечными исканиями и страданиями:

Все, что есть на душе, до конца выражает рыданье

И высокий полет этих гордых, прославленных птиц.

Мы увидели в этом образе символ русского национального характера – горький и печальный, но и высокий и прекрасный одновременно.

Широко на Руси машут птицам согласные руки.И забытость болот, и утраты знобящих полей -Это выразят все, как сказанье, небесные звуки,Далеко разгласит улетающий плач журавлей...Вот летят, вот летят... Отворите скорее ворота!Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!Вот замолкли - и вновь сиротеет душа и природаОттого, что - молчи!- так никто уж не выразит их...(курсив наш)

6.Журавль заставляет человека поднять глаза. Аллегория просветления души

Вид пролетающих в небе журавлей, и это является очевидным, вызывает мысли не только о золотых рощах и прощании. У самых разных поэтов, например у А. Майкова, П. Орешина, В. Солоухина и др., эти птицы порождают светлые, возвышенные ассоциации. И нам кажется, что в русской «журавлиной» поэзии можно выделить устойчивый мотив преображения мира с помощью мечты и воспарения, благодаря ей, над повседневностью.

А. Майков в своем стихотворении «Журавли»(1855г.) связывает с этим образом представление о возвышенном, бесспорно прекрасном, о том, что заставляет забыть о мелочных проблемах, оторваться от суеты и поднять глаза от земли к прекрасному, удивительному в своей свободе небу.

От грустных дум очнувшись, очи

Я поднимаю от земли:

В лазури темной к полуночи

Летят станицей журавли.

Летящие журавли помогают нарушить одиночество, ощутить связь с природой, почувствовать свое родство с ней. Поэт получает светлую энергию, заложенную в прекрасных птицах, он видит в них благой, сакральный смысл:

От криков их на небе дальнем

Как будто благовест идет -

Привет лесам патриархальным,

Привет знакомым плесам вод!..

Наблюдая полет журавлей, лирический герой словно получает передышку, возможность отрешиться от обступающих повседневных забот, зарядиться прекрасной светлой энергией.

Парадигма журавль – высокое, журавль – мечта возникает не случайно: птицы летают высоко, возвышенной должна быть и мечта; они пролетают, скрываясь вдали, и кажутся иногда такими же эфемерными, как наши мечты.

В первых строчках стихотворения В. Солоухина «Журавли» (1974г.) мы находим почти дословную перекличку с А. Майковым:

Журавли, наверно, вы не знаете,

Сколько песен сложено про вас,

Сколько вверх, когда вы пролетаете,

Смотрит затуманившихся глаз!

Журавли просветляют человеческие лица, словно пробуждают в сердцах людей давно забытые мечты, чувства, воспоминания. Провожая птиц в полет или, наоборот, встречая после долгой разлуки, с еще затуманенными глазами, прикрываясь ладонью от лучей солнца, люди следят за клином журавлей, покуда те не скроются за горизонтом. А потом возвращаются к повседневным делам…

Лирика полета их певучего

Нашей книжной лирики сильней.

Пролетают, радуя и мучая,

Просветляя лица у людей.

В стихотворении возникает мотив своеобразного двоемирия, подобно романтической поэзии: есть явь, сегодняшний день, в котором

… взяли, обступили

Взрослые, серьезные дела, -

и журавлиное детство - как мечта, сказка. Лирический герой в этом мире – взрослый, состоявшийся человек, заваленный работой, в его жизни нет места праздности и лени:

Окружили книги окончательно,

Праздность мне постыдна и чужда…

Но память возвращает иное время, когда

… стоял я около реки

И, покуда в синем небе не растаяли,

Журавлей следил из-под руки.

И это время – уже другой мир: светлый сон, «сказка детская», забыть которую невозможно и которая продолжает манить:

Сколько лет уж, если спохватиться,

Не видал я в небе журавля!

Солоухин как будто создает новый хронотоп: от московской реальности современной жизни с домом, работой он переносится в прошлое, во владимирские края, наполненные лирикой «певучего полета» журавлей. Там несет свои воды чистая река, синеет небо, по-осеннему хмурятся пасмурные поля, - а над ними летят журавли. Туда влечет лирического героя, и туманит сердце «странная забота»:

Увидать бы в небе журавлей!

Журавли для него как символ детства, чистых, незамутненных нравственных истоков жизни, прекрасного начала пути. Журавль - нравственный камертон жизни лирического героя. Он мечтает увидеть журавлей, чтобы вновь окунуться в детство, вновь почувствовать, что все заботы – «лишь мелочное прочее», чтобы прикоснуться к той первооснове, к которой всегда будет стремиться душа человеческая.

Чтоб не просто в песне, а воочию,

Там, где травы жухнут у реки,

Чтоб, забыв про мелочное прочее,

Все глядеть на них из-под руки.

7. Полет как путь к спасению, попытка избавиться от одиночества

Стихотворение М. Дудина «Старый журавль» - это печальный монолог человека, земной путь которого близок к завершению, но еще не угасла любовь к жизни, не утрачена цель – желанная родина:

Кто я? Старый журавль.

Отстаю постепенно от стаи.

А родина выглядит такой прекрасной: там «заливные луга», «высокие звезды», «гроздья созревших смородин». Но не добраться туда одному! И вот рядом оказалась ласточка, «сбитая ночью с дороги», встретились два одиночества – и ожила надежда, что в кипящую океанскую ночь, когда вверху светят равнодушные звезды, а внизу «хлещут волны и соленой кидаются пылью» можно найти поддержку друг в друге и выжить:

Будь спасеньем моим…

Я спасу тебя, слышишь,

И сам до гнезда долечу.

Журавль в этом стихотворении перестает быть символом осенней печали, разлуки с родиной. Он становится олицетворением силы духа, мужества, надежности и доверия.

Схожие мотивы мы находим и в стихотворении башкирского поэта С.Кудаша (1953).

Словно путни,к что в степи остался, Потеряв друзей своих в степи, Журавель сквозь ветры пробирался, Чтоб дорогу в тёплый край найти.

Одиночество для него страшнее смерти, поэтому журавлю, потерявшему друзей, нужно во что бы то ни стало найти дорогу.

…Может, сердцу легче разорваться,Изнемочь, но к цели все ж прийти,Только б одиноким не остаться,Растеряв товарищей в пути!

И он полетит, «подставив ветру грудь», мужественно борясь с выпавшими на его долю испытаниями. Он полетит к друзьям, потому что в одиночку не выжить в этом мире.

8. Трансформация мотива. А. Жемчужников. «Осенние журавли»

Парадигма журавль – родина относится к числу традиционных. Но у Жемчужникова она раскрывается по-своему.

Это стихотворение было написано в 1871г. под влиянием трагических обстоятельств жизни поэта: безвременная смерть жены, болезнь детей, разлука с родиной. На наш взгляд, образ журавля в этом поэтическом тексте приобретает поистине трагическое звучание. Лексическая цепочка здесь выглядит следующим образом: журавли –– смерть – скорбь - тоска – боль. По нашим наблюдениям, ни в одном из прочитанных нами стихотворений в рамках темы трагический мотив не звучит в таком «чистом» виде. Летящие птицы вызывают у лирического героя тяжкие размышления о родине. В рыданиях прилетевших на ночлег птиц он услышал «скорбную весть» о стране,

…где уж солнце без силы,

Где уж савана ждет, холодея, земля

И где в голых лесах веет ветер унылый…

Поэт рисует безотрадную картину всеобщего горького неблагополучия:

Сумрак, бедность, тоска, непогода и слякоть,

Вид угрюмый людей, вид печальной земли…

Трагическая мелодия стихотворения достигает своей кульминации в образе птиц:

О как больно душе, как мне хочется плакать!

Перестаньте рыдать надо мной, журавли!..

Для лирического героя его жизнь, его счастье и несчастье неразрывно связаны с судьбой родины. И в этих полных надрыва строчках запечатлена невозможность душевного покоя, недостижимость счастья, пока лежит в скорби родимый край.

Стихотворение Жемчужникова породило немало вариаций в 30-е годы прошлого столетия – в трагические для нашей страны времена сталинских репрессий.

Дождик, холод, туман, непогода и слякоть,

Вид унылых людей из угрюмой земли.

Ах, как больно душе, как мне хочется плакать…

Перестаньте рыдать надо мной, журавли! (11)

Но в этих стихах звучит и непоколебимая вера в возрождение страны, в неизбежное торжество новой жизни:

Пронесутся они мимо скорбных распятий,

Мимо древних церквей и больших городов.

А прибудут они, им откроют объятья

Молодая весна и Россия моя…

Став явлением лагерного фольклора и городского романса, песенные вариации стихотворения Жемчужникова зазвучали на эстрадных площадках, в ресторанах. И трагическое звучание поэтических строк ослабело, тексты приобрели налет пошлости. На смену размышлениям о судьбе отчизны пришли сетования на разлуку с любимой, и журавлиная тема зазвучала совсем в другой тональности:

Если встретится вам дорогая подруга,

Передайте привет от меня, журавли.

Но неожиданный поворот этой теме придает спустя время В. Солоухин. В 1983г. он пишет стихотворение, в которое рефреном включена строфа из текста К. Беляева:

«Журавли улетели, журавли улетели!

От холодных ветров потемнела земля.

Лишь оставила стая средь бурь и метелей

Одного с перебитым крылом журавля».

Тональность этих строк уже далека от звучания стихотворения А. Жемчужникова. Это, скорее, вариации на тему лагерных песен, появлявшихся в годы репрессий. И возникает будто бы диалог двух авторов, двух текстов.

Ресторанная песенка. Много ли надо,

Чтоб мужчина сверкнул полупьяной слезой?

Я в певце узнаю одногодка солдата,

Опаленного прошлой войной.

В голосе лирического героя Солоухина слышна ирония в адрес певца, выжимающего слезу у слушателя. Иронизирует автор и над песенным журавлем:

Ну какой там журавль? И какая там стая?

И куда от него улетела она?

……………………………………

И какое крыло у него перебито?

Но на втором, на третьем повторе в голосе автора появляются уже новые ноты:

Вон и в дальнем углу разговоры затихли,

Душит рюмку майор со Звездой на груди.

Побледнела и женщина, губы кусая,

С повтореньем припева больней и больней...

И уже без тени усмешки звучат вопросы:

Иль у каждого есть улетевшая стая?

Или каждый отстал от своих журавлей?

Заканчивается стихотворение:

Допоет и вернется в ночную квартиру.

Разойдутся и люди. Погаснут огни.

Непогода шумит. В небе пусто и сыро.

Короткие предложения. Инверсия, два эпитета. Простой, лишенный яркой образности

язык. Диалог закончен. И вдруг как прозрение:

Неужели и впрямь улетели они?

В этом риторическом вопросе, на наш взгляд, заключается главный смысл стихотворения. Солоухин словно бы снимает с образа журавлей слой за слоем пошлость, излишнюю сентиментальность, слезливость и возвращает его в парадигму журавли – душа – смысл существования.

Возможно, что у кого-то эти стихи вызовут другие ассоциации. Но важно, наверное, другое: их тексты вызывают отклик в душе читателей и служат прекрасным поводом для размышлений.

9. Журавль и тема поэта и поэзии.

Зарубежная поэзия не является предметом нашего исследования, но нам показалось интересным и возможным сделать небольшое отступление.

Проводя свои наблюдения над текстами, мы выделили еще один мотив, связанный с образом журавля, который представляется нам довольно неожиданным. В стихотворении корейского поэта Чон Чхоля (13) история журавля становится аллегорий судьбы поэта:

Журавль всегда парил под облаками,

Но как-то с высоты спустился вниз.

Наверно, посмотреть он захотел,

Как на земле у нас живется людям.

Они его исправно ощипали –

И к небесам он больше не взлетел!

Здесь, по нашему мнению, очевидна параллель со стихотворением Лермонтова «Пророк». Толпе не дано услышать «любви и правды чистые ученья», ее интересы, приземленные, лежат совсем в других областях.

Тема поэта и поэзии звучит и в стихотворении русского поэта К. Фофанова «Журавли» (1889г.) Но здесь уже слышен другой мотив:

И думал: так мечты поэта,Звеня, стремятся от земли —К любви, в лазурь тепла и света,Как вы, седые журавли!..

Журавль становится символом возвышенной и прекрасной мечты поэта, которая, подобно этой благородной птице, стремится ввысь.

Заключение

Завершая исследование, кратко обобщим изложенный материал. Проанализировав стихи, в которых в той или иной форме используется образ журавля, мы доказали свою гипотезу, что образ журавля в поэзии много богаче, полнее и интереснее, нежели это представлено

Д. Эдельманом, и он не ограничивается мотивами осеннего отлета птиц и прощания. Мы рассмотрели мотивный комплекс журавля и выделили разнообразные составляющие.

Журавли символизируют собой жизнь и смерть, прекрасное начало и печальный конец, недосягаемую мечту, парящую высоко в небесах, и неумолимое течение времени, бесконечное в своей цикличности, национальный характер, душу, память, верность, надежность.

Мы отметили, что журавль олицетворяет стремление людей стать нужными, быть рядом, чтобы спасти, поддержать. Журавль является аллегорией судьбы поэта, он уподобляется его мечтам о прекрасном. Стихи о журавлях прививают любовь к родине, уважение к погибшим воинам. Они просветляют наши души, побуждают к раздумьям о смысле существования, о ценностях человеческой жизни.

Таким образом, поставленную цель исследования комплекса мотивов, связанных с образом журавля в русской поэзии, считаем достигнутой.

Практическую ценность работы видим в том, что ее результаты могут быть использованы на уроках литературы при изучении лирики, в частности при знакомстве с понятиями мотив, аллегория и т.д. Этот образ может послужить примером многогранности значений и многообразия смыслов.

Список использованных источников и литературы

1. Бутромеев В.П. Мифы и легенды древних славян / Под ред. В.П. Бутромеева. – М: ОЛМА Медиа Групп, 2013

2. Кожанов В. Душа хранит. Жизнь и поэзия Николая Рубцова

3. Словарь поэтических образов. Павлович Н. В. //На материале русской художественной литературы ХУШ-ХХ веков. В 2 т. Изд. 2־е, стереотипное. М.: Эдиториал УРСС, 2007.

4. «Словарь христианского искусства» Д. Апостолос-Каппадона. Издательство «Урал Л.Т.Д.», 2000

5. Целкова Л.Н. Мотив // Введение в литературоведение, М., 2000.

6. Энциклопедческий словарь юного литературоведа /Составитель В.И. Новиков, Е.А. Шловский. – 2-е изд. – М.: педагогика-Пресс, 1998.

7. http://rubtsov-poetry.ru/critica/kojinov1.htm

8. https://stihi-russkih-poetov.ru/tags/zhuravli

9. https://45parallel.net/

10. http://litved.rsu.ru/motiv.htm

11. http://a-pesni.org/dvor/zuravlinadkolymoj.php

12. https://davidaidelman.livejournal.com

13. https://books.google.ru/

Просмотров работы: 3375