ЧЕЛОВЕК БОЛЬШИХ ДЕЛ

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

ЧЕЛОВЕК БОЛЬШИХ ДЕЛ

Волчецкий  В.А. 1
1Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №4» города Котласа Архангельской области
Фёдорова  Г.И. 1
1Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №4» города Котласа Архангельской области
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

Жизнь одних горит ровным светом, освещая пройденный путь. Жизнь других вспыхивает ярким блеском – словно они несут молнию, от которой видно далеко вперёд, после таких можно идти только дальше…

В мире не так уж много фанатов высоких широт с их нагромождением льдов, полярными ночами, многолетней мерзлотой, ледяными ветрами.

Однако, любопытства ради. людям всегда хотелось узнать о природе Арктики и о тех безумцах, которые, не смотря на лютую стужу и мрак, муки голода и цингу, ледяные горы и белых медведей, всё же отправлялись в этот суровый край, шаг за шагом раздвигая рубежи Ойкумены.

В великую эпоху становления и развития нашей Родины было немало людей, жизнь которых на протяжении веков будет служить примером для молодого поколения. Это были люди, беспредельно преданные нашему народу и своему делу. Их жизнь была подвигом, она проходила в борьбе и беззаветном труде, а свершённые им дела стали бесценным вкладом в истории развития нашей Родины. К числу таких людей относится выдающийся полярный исследователь и замечательный человек – Пётр Кузьмич Пахтусов, который посвятил всю свою жизнь исследованию Севера. Всё было для него значительным, всё главным. За что бы он не брался, всё он делал со страстью и всё доводил до конца.

Заслуги П. К. Пахтусова перед наукой велики. Он внёс огромный вклад в историю географических открытий, провёл поистине титаническую работу по исследованию Новой Земли, Белого и Карского морей.На шхуне «Енисей» и корабле «Новая Земля» П. К. Пахтусов занимался описанием восточного побережья Новой Земли, провёл съёмки побережья острова Новой Земли, дополнил карту новыми географическими названиями. П. К. Пахтусовым был создан проект шхуны и карбаса «Новая Земля».

На Соломбальском кладбище в Архангельске погребено тело знаменитого русского офицера, полярника Петра Кузьмича Пахтусова. На каменном надгробии высечены изображения корабля и слова: «Новая земля, Берег Пахтусова, Карское море». А чуть ниже сделана надпись: «Корпуса флотских штурманов подпоручик и кавалер Пётр Кузьмич Пахтусов умер в 1835 году седьмого дня, отроду 35 лет, от понесённых в походах трудов и д…о…».

Что скрывается за последними двумя буквами – неизвестно. Сегодня мы можем лишь гадать или же, обратившись к известным фактам биографии Петра Кузьмича, строить версии.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Юность кантониста.

Отец Петра Пахтусова родом из Сольвычегодска, в своё время был «отдан в солдаты» и назначен служить в Кронштадт, где, проявив немалые старания, выслужился до чина шкипера 12 – го класса. После выхода в отставку, уже будучи семейным человеком, Кузьма Пахтусов вернулся на родину.

Пётр Пахтусов родился в Кронштадте. Когда мальчику ещё было 8 лет, он лишился отца, семья практически осталась без средств к существованию.

Пахтусовы переехали в Архангельск, где мальчик стал обучаться грамоте. Как описывают биографы Петра Пахтусова, он «собирал щепу на верфях Соломбальского Адмиралтейства, которая шла для домашнего обихода, а частью писарям, у которых на неё выменивались учебные принадлежности».

По просьбе матери Пётр принят в сиротскую школу, переименованную в последствии в школу кантонистов, то есть солдатских детей, которые с момента своего рождения как бы числились за военным ведомством.

Способности подростка, как и его тяга к морю, были замечены, и вскоре, в 1816 – м, на одном из военных судов, уходивших из Архангельска в Кронштадт, его отправили учиться, на сей раз – в штурманское училище. Его юный Пахтусов окончил через четыре года, получив чин унтер – офицера.

Неведомые острова.

За этим событием последовал обратный путь – из Кронштадта в Архангельск, и на этот раз морем – на военном корабле. В Архангельске новоиспечённый штурман поступил в экспедицию под командованием штурмана 12 – го класса Иванова, которая занималась исследованиями восточного побережья Баренцева моря и устья реки Печоры. В 1826 году офицер Пахтусов перешёл в другую экспедицию – штурмана Бережных, под руководством которого участвовал в описи берега Северного Ледовитого океана к западу от Печоры до Белого моря и острова Колгуев. С 1827 года Пётр Кузьмич в чине кондуктора флотских штурманов под руководством талантливого гидрографа капитана – лейтенанта М. Ф. Рейнеке приступил к промерам Белого моря и описи его берегов. Руководитель экспедиции поручал Пахтусову самые ответственные работы и всегда оставался доволен его стараниями. Не без усердия Пахтусова были изданы двухтомник «Гидрографическое описание северного берега России» и «Атлас Белого Моря и Лапландского берега». Эти труды затем долго служили мореплавателям северных морей.

К тому же времени относится и первое знакомство Пахтусова с практическими знаниями местных поморов, которые вели активный промысел рыбы и зверя на Новой Земле. Её острова к началу XIX века были ещё крайне мало изучены, и сама идея Пахтусова исследовать их побережье совпала по времени с устремлениями русского Морского ведомства обратить внимание на восточное побережье Новой Земли.

В 1829 – м году Петр Кузьмич предложил свой проект экспедиции. Докладывая архангельскому губернатору, Пахтусов заявил: «Через расспросы промышленников узналя, что в некоторые годы Карское море бывает довольно свободно от льда, а иногда и совсем безледно… Мезенский промышленник (в 1825 году) проплыл через Карские ворота и на протяжении 150 вёрст в Карском море не видел льдов…»

Пахтусов в своём докладе делал вывод, что бывают благоприятные годы плавания вдоль восточных и северных берегов Новой Земли. И хотя проект был утверждён, по разным причинам экспедиция не состоялась. Одной из причин была нехватка финансовых средств.

Идею удалось осуществить лишь в 1832 – м году, когда один из самых известных и удачливых архангельских предпринимателей Вильгельм Брандт поддержал исследователей. В Арктику были снаряжены сразу две группы: лейтенанту Кротову поручалась разведка морского пути к устью Енисея, а подпоручику Павтусову – опись восточного берега Новой Земли.

Интересна в связи с этим запись, которую делает Пётр Пахтусов в дневник: «Исполнение таким образом давнишнего моего желания привело меня в восторг. Заботы и физические труды, неизбежные в сборах в такую дальнюю дорогу, казались для меня легкими. Я чувствовал себя здоровее и веселее, чем, когда – либо…»

Забота и физические труды и в самом деле только казались лёгкими. Именно тяготы экспедиционной жизни, постоянные, как мы сегодня говорим, экстремальные ситуации, в которые неизбежно попадал арктический путешественник в те годы, предопределили дальнейшую сторону судьбы Петра Пахтусова

Первая экспедиция к Новой Земле.

На судне «Новая Земля», построенном по собственному плану, 1 августа 1832 года Пахтусов из Архангельского порта отправился в далёкий и опасный путь. Одновременно с ним из Архангельска вышла шхуна «Енисей», возглавляемая штурманом кротовым, который имел целью пройти через Маточкин Шар и дальше взять курс к устью Енисей. Экспедиция Пахтусова состояла из 10 человек.

В судовом журнале бота «Новая Земля» Пахтусовым отмечалось:

«12 августа. Затёрты льдом у южного берега (Новой Земли)». Ветер с юга надвигается на нас большие глыбы.

«21 августа. Часть неудачи в работе по описи от льдов, туманов и дождей делают наше положение несносным. Меня беспокоит мысль, что придётся зимовать, не увидев восточного берега».

Зимовать команде пришлось в губе Каменка. После трудной зимовки команда привела в надлежащий вид бот и плавание было продолжено.

Ледовая обстановка оставалась сложной и ровно через год после отбытия из Архангельска Пахтусов записывал в дневнике:

«1 августа. Я нахожусь в бездействии и страхе зазимовать вторично. Но отчаяние – первый повод к неудачам. Я скрываю свои опасения от товарищей и даже от самого себя…

…Лёд примыкает к берегу сплошной стеной. Горизонт покрыт льдом. Снег. Туман. Холод…»

Когда появились разводья, Пахтусов решает ограничится исследованием восточного берега до Маточкиного Шара, затем пересечь Новую Землю и отправиться обратно. Отказавшись от продолжения экспедиции и надеясь на будущее, он спасал команду.

Во второй половине августа они свернули в пролив Маточкин Шар и через несколько дней вышли из западного устья. Несколько дней буря трепала их на пути к материку. Пахтусов держит курс в устье Печоры, куда после пережитой аварии он и прибыл со своей командой 17 сентября. При этом Пахтусов выполняет съёмку побережья и части острова Берха и Северного острова.

Суда промышленников Ерёминых воспользовались картами и схемами, сделанными Пахтусовым.

А через три месяца кочующие ненцы доставили его в Архангельск. Приведя в надлежащий порядок карты, составленные во время экспедиции, Пахтусов едет в Петербург, где вскоре выступает с сообщениями о своих исследованиях. Результаты экспедиции были признаны весьма важными. За свои труды, хотя и совершённые на частной службе (экспедицию финансировал предприниматель), Пётр Кузьмич был удостоен орденом Святой Анны III степени.

Вторая экспедиция к Новой Земле.

Итоги первого похода убедили государственных чиновников в перспективности изучения восточного побережья Новой Земли. Морское ведомство после этого снарядило вторую экспедицию к заполярному архипелагу на специально построенных в Соломбале судах – «Кротов» и «Козаков». Исследователи покинули Архангельск 24 июля 1834 года. По новой инструкции, составленной в Петербурге, Пахтусову предписывалось совершить путешествие на шхуне и карбасе, чтобы из Архангельска без потери времени следовать прямо к Маточкину Шару и описать восточный берег Новой Земли. Причём, если в проливе встретятся льды, а море к северу будет чисто, то дозволялось плыть к северной оконечности возле западных новоземельских берегов. Кроме того, достигнув мыса Желания, предложено попытаться поискать на севере и востоке неведомых островов.

На двадцать седьмой день похода экспедиция прошла в Костин Шар, но сквозь, загромождения Маточкин Шар, они не могли пробиться и повернули на север. В октябре встали на зимовку. В период зимовки они совершили походы по берегу Маточкина Шара и по восточному берегу на север.

С наступлением лета Пахтусов на карбасе «Казаков» направился на север морем Баренца, чтобы, пройдя мыс Желания, заняться исследованием восточной части Новой Земли. В июле карбас «Казаков», зажатый льдами, был раздавлен. Пахтусов сумел на двух лодках спасти команду, а также сохранить карты, записи и все инструменты, необходимые для дальнейшей работы.

9 августа на ладье беломорского промышленника Ерёмина Пахтусов с отрядом вернулся в своё зимовье и на шхуне «Кротов» продолжил научную работу.23 августа ценой немалых усилий он достиг группы островов, позднее названных его именем.

7 октября 1835 года судно возвратилось в Архангельск.

440 дней длилась научная экспедиция. За это время неутомимый Пахтусов описал северную часть острова и пролив Маточкин Шар. Непрерывно велись астрономические, метеорологические и магнитные наблюдения. Попутно была собрана богатая коллекция минералов и растений.

Труды и лишения арктических путешественников описаны в дневниках Пахтусова и представляют собой своего рода письменный памятник мужеству и упорству русских людей, которые наперекор жестокой стихии не просто выживали на необитаемых пространствах, а добывали ценнейшую информацию для географов и мореплавателей. Уже в те годы эти материалы были высоко оценены самыми взыскательными учёными. Результаты экспедиции превзошли все ожидания. Экспедиция решила задачи, интересные для широкого круга учёных – геологов, биологов, климатологов, географов.

После походов Пахтусова промысловые плавания на Новую Землю начинают возрастать: в 1831 году ходил на Новую Земля только один промышленник Гвоздарёв; в 1832 году туда плавали 3 судна; в 1833 году – 11 судов; в 1834 году – 33; в 1825 году – 118 судов. Рост произошёл благодаря трудам Пахтусова, составившего точные карты новоземельских побережий с их многочисленными бухтами и островками…

Но 900 – дневные труды на севере сказались. Суровый климат, непомерный, изнурительный труд – всё это сказалось на здоровье многих членов экспедиции. Не стал исключением и её начальник. Всего – то месяц жил Пётр Кузьмич после своего возвращения с Новой Земли. Как сказано в его официальной биографии, «после двухнедельных тяжких страданий 7 ноября 1835 года его не стало».

Последняя загадка подпоручика Пахтусова.

Так что же скрывается за таинственными буквами на надгробии Пахтусова?

Загадочные буквы «д» и «о», по объяснению большинства исследователей, могут означать … «домашние огорчения». Петра Кузьмича Пахтусова, который уже больным человеком вернулся с Новой Земли, «добило» семейное обстоятельство. Перед отъездом в экспедицию он вручил жене конверт с деньгами, которые были накоплены им с огромным трудом. При этом Пётр Кузьмич якобы настоятельно просил жену не вскрывать конверта до его возвращения или же получения известия о его гибели. Однако супруга Пахтусова по своей ветрености в отсутствие мужа растратила все деньги…

Есть и те, кто считает, что Пахтусова сгубило известие о неверности жены. Однако и в этом случае можно сказать – «от домашнего огорчения».

В пользу этой версии говорит и обстоятельство, подмеченное современниками, хорошо знавшими Петра Кузьмича. Всем им он был известен не только своим трудолюбием, смелостью, решительностью, даже горячностью, но и весёлым нравом и любезностью… А сразу же после возвращения из экспедиции Пахтусов резко изменился характером и сделался до крайности раздражительным.

Что же повлекло скоропостижную смерть сравнительно молодого человека или что именно приблизило её, мы, верно, никогда не узнаем.

Память и честь…

В 1875 году штурманы российского флота увековечили подвиг своего сотоварища, установив ему памятник.

Через 2 года штурманы отчислили часть своего жалования и был построен монумент штурману, исследователю Новой Земли Петру Кузьмичу Пахтусову. Его именем названы острова в Карском море, залив и пролив на Новой Земле, гора на Западном Шпицбергене и в Японском море, в Антарктиде и на архипелаге Норденшёльда. Его именем были названы пароход Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана и ледокол.

В октябре 1886 году в Кронштадте было совершено освящение памятника знаменитому арктическому исследователю, на постаменте которого отлиты слова «Польза. Отвага. труд». Тогда же в одной из газет появились строчки: «Память и честь подобным деятелям более почтенна и плодотворна, чем даже великим воителям и государственным мужам».

В Архангельске – улица имени П. К. Пахтусова.

Заключение.

Раскрывая данную тему, трудно говорить о её проблематичности в наши дни. Могут показаться очень неважными эти полярные экспедиции, в то время, когда в северных морях существует: регулярное судоходство, полярная авиация, метеорологические станции и так далее. Но вначале XIX века экспедиции Петра Кузьмича Пахтусова дали мощный толчок освоению северных морей, развитию мореплавания.

Труды Пахтусова и его предшественников позволили завершить исследования Новой Земли в XXвеке В. А. Русанову.

Но досадно то, что о Петре Кузьмиче Пахтусовеи его работах мы не говорим на уроках, его труды не изучаются в стенах Котласского филиала Государственного университета морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Поморская энциклопедия. Архангельск. 2001 г. (стр.295);
  2. Дьяконов М. А. история экспедиции в полярные страны. Архангельск. 1938 г. (стр.81 – 82);
  3. Коничев К. Люди больших дел. Архангельск. 1949 г. (стр. 82 – 88);
  4. Логачев П. Р. Труженик науки. Правда Севера. 21.03.1990 г.;
  5. Захаров Г. Последняя загадка подпоручика Пахтусова. Правда Севера. 28.10.2004 г.;
  6. Журнал «Вокруг света»;
  7. Журнал «География в школе» №1 2002 г.: Вехов Н. В. «Земля императора Николая II, или тайна выдающегося географического открытия» (стр. 43);
  8. Журнал «География в школе» №1 2002 г.: Скрицкий Н. В. «Подвиг Невельского» (стр. 43);
  9. Чупров М. «Развитие Арктики – развитие региона». Двинская правда №84 29.07.2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Схема экспедиции

Топонимика новооткрытий 1913 – 1914 гг.

Вопрос – ответ «ТАЙНЫ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ»

Кто такие поморы?

Что вы знаете о СМП?

Что такое кочи, лодьи, волоки?

Что такое Грумант?

Новое название Студёного моря, Мурманского моря?

Кто это: Липке, Ломоносов, Пахтусов, Русанов?

Интервью «Ваше мнение»

Вопрос: «Нужны ли Вам знания об особенностях Северных территорий?»

При опросе участвовали три группы людей: учащиеся 5 – 6 классов, учащиеся 9 – 11 классов, и старше 50 – лет.

1 группа – НЕЗНАЕМ

2 группа – НУЖНЫ

3 группа – НУЖНЫ.

ТЕЗИСЫ

Современные российские морские исследователи Арктики имеют большое значение в развитии России, в развитии отношений со странами мира.

Сейчас мы знаем о резком уменьшении количества многолетних льдов в Артике, в бассейне Северного Ледовитого океана.

В 2007 году кромка дрейфующих льдов к северу от Новосибирских островов поднималась до 85 градусов северной широты.

Такие ледовые условия не наблюдались за весь период активных исследований Арктики, то есть как минимумна протяжении последних ста лет.

Являются ли эти процессы не обратимыми или в ближайшее время произойдёт возврат к прежним ситуациям, имеют ли они природное или антропогенное происхождение? Это определяет характер и направление современных и перспективных исследований.

Развитие Арктических знаний – это вопрос, выходящий за рамки одной страны.

Но без прошлого нет настоящего, нет будущего.

Мы сейчас осваиваем Арктику быстрыми темпами и очень важно не потерять то, что сделано.

В нашей работе мы обратили внимание на познания физических, океанологических, исторических моментов северных широт.

Просмотров работы: 133