Город, построенный «русской рукой»

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Город, построенный «русской рукой»

Фёдорова А.К. 1
1МБОУ СОШ №3 г.Облучье
Набокова Е.А. 1
1МБОУ СОШ №3 г.Облучье
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

По китайским меркам Харбин - город совсем молодой, ведь история его насчитывает чуть более ста лет. А связана она, прежде всего, с Россией. До сих пор здесь стоят храмы и жилые дома, здания школ, гимназий и больниц, построенные русскими архитекторами и инженерами на рубеже XIX-XX веков, до сих пор на улицах города можно услышать русскую речь.

Харбин – китайский город с русскими корнями, он до сих пор вызывает споры многих именитых ученых.

Несмотря на все исторические события, произошедшие здесь, город пользуется огромной популярностью у туристов.

Актуальность данного проекта заключается в том, что наше молодое поколение должно знать об истории появления культурного наследия России в одном из крупных городов Китая Харбине.

Цель работы заключается в исследовании истории появления русского города на территории Китая. Поставленная цель решается с помощью следующих задач:

- изучить источники об истории создания города Харбина;

- узнать, какие исторические события способствовали созданию русского города на территории Китая;

- собрать сведения об оставшемся «следе» от «русского» Харбина в современном китайском Харбине

Предмет исследования: «русский период» города Харбина

Объект исследования: город Харбин

Гипотеза работы: история города Харбина тесно связана с историей России

Метод исследования: теоретический.

- поиск информации в сети Интернет

- изучение литературы по данной теме

Практическая значимость исследования: данная работа может быть использована на уроках истории при изучении истории России XX века (международные отношения, Революция 1917 года, Гражданская война).

С чего всё начиналось

В 80-х годах девятнадцатого века на Дальнем Востоке российское правительство вело политику экспансии – тогда Россия могла себе это позволить. В конце XIX века уже было ясно, что война с Японией неизбежна. Транссиб еще не был построен и Приморье, да и весь Дальний Восток не был защищен ни в военном, ни в экономическом плане. Перед царским правительством встали геополитические, экономические и военно-стратегические проблемы, которые нужно было срочно решать.

 

Министр финансов С. Ю. Витте предложил проложить железную дорогу по территории Китая. Данный проект был намного дешевле, чем проект Транссиба, и мог быть воплощен в жизнь намного быстрее. Приморье получало связь с европейской частью России, и правительство могло быстро обеспечить бесперебойную доставку войск и вооружения в район будущих боевых действий. Конечно, проект КВЖД (Китайской Восточной железной дороги) имел один существенный недостаток– дорога должна была пройти по территории чужого государства со всеми вытекающими последствиями.

Но все-таки достоинств у проекта было больше, чем недостатков, и С. Ю. Витте удалось убедить в этом императора России.

Надо отметить, что Китаю строительство КВЖД также было выгодно: во-первых, железная дорога должна была быть проложена на территории слабо развитой Маньчжурии за счет российской казны; во-вторых, осуществление проекта КВЖД автоматически делало Россию союзником Китая в приближающейся войне с Японией.

Посол России в Китае Кассини получил указание начать переговоры с цинским правительством. Предметом переговоров должна была стать поездка китайского правительства в Москву на коронацию Николая, но участие в церемониях не являлось главной целью визита. Царское правительство стремилось провести переговоры по двум основным вопросам: создание антияпонского русско-китайского союза и строительство Китайско-Восточной железной дороги.

Визиту придавалось большое значение. Дипломаты различных европейских стран, особенно английский посланник Макдональд, всячески пытались помешать отправке делегации, но Кассини блестяще справился с задачей. Послом в Россию был назначен сам Ли Хунчжан– канцлер Китая, один из наиболее влиятельных людей Поднебесной.

Высокий сановник прибыл в Петербург 18 апреля – за три недели до коронации. Его сопровождала многочисленная свита. По китайской традиции за Ли Хунчжаном следовал большой красивый гроб – на случай ухода в мир иной. Данное обстоятельство больше интересовало столичных журналистов, нежели российских чиновников – слишком значительными были обсуждаемые вопросы.

Переговоры проходили очень тяжело. Многие историки склоняются к тому, что для ускорения процесса и улучшения взаимопонимания, С.Ю. Витте пообещал китайскому канцлеру взятку в размере трех миллионов рублей (по тем временам сумма огромная!). Только после этого переговоры пошли по-деловому и без проволочек. Сам С.Ю. Витте в своих мемуарах данный факт отрицает, но слишком уж многие ученые упоминают о «лихунчжановском» фонде…

Был такой фонд или нет? По большому счету, это не важно. Важно то, что в 1896 году договор о строительстве КВЖД был подписан, а в мае 1898 года русские пароходы «Благовещенск» и «Св. Иннокентий» пришвартовались к одному из берегов Сунгари и персонал управления строительством КВЖД ступил на незнакомый берег. Мост над Сунгари был одним из самых сложных участков КВЖД.

Местность, лежавшая поблизости, носила название Харбин. Недалеко раскинулось маковое (опийное) поле и небольшой ханшинный (водочный) заводик. Решили, что стройку нужно начинать здесь. В одном из бараков разместили первую контору Русско-Китайского банка и приступили к работе. Так начинался Харбин– город, который стал центром КВЖД, а впоследствии центром русской эмиграции на Дальнем Востоке.

Русский Харбин

Датой основания города считается 16 мая 1898 года, день, когда инженером Шидловским было заложено основание первого барака для будущих строителей железной дороги. Потом вокруг этого первого барака выросло небольшое селение, которое с течением времени стало называться «Старый Харбин». Что же до названия города, то до наших дней в академической литературе по истории Северо-Восточного Китая трудновато отыскать более точное описание происхождения именования города, хотя ряд авторов и предоставляет читателю свои версии возникновения этого имени. Наиболее твердо отстаивают свою точку зрения лингвисты, утверждающие, что происхождение названия пошло от маньчжурского корня — от слова «харба», означающего «брод» или «переправа», что, на первый взгляд, кажется абсолютно верным, если принять во внимание географическое положение этого населенного пункта. Затем, объясняют лингвисты, русские первопроходцы вполне могли приделать к маньчжурскому слову «исконно русский суффикс принадлежности — ин» (как в словах «папин», «дядин»), что в конце концов и дало жизнь имени города.

Как бы то ни было, но в мае 1898 года на правом берегу Сунгари с прибытием строителей из Хабаровска закипела оживленная работа. Строительство города начиналось в двух пунктах — на территории, как сказали бы сейчас, ликеро-водочного завода по изготовлению маньчжурской водки ханка, и на берегу реки, в месте причала пароходов. Все строительные материалы, включая гвозди, приходилось везти из России или заказывать доставки из южных районов Китая. Вокруг поселка на многие километров ни души, только болота и полчища комаров.

Постепенно, по мере роста строительства, железнодорожная администрация расширила на территории будущего города полосу отчуждения на значительную площадь в 6200 га. На этих просторах стараниями неутомимых строителей — плотников, каменщиков, стекольщиков и кровельщиков — буквально на глазах первых поселенцев выросли три будущих городских района: Старый Харбин, Новый Город и Пристань. Трудно поверить, но человеческие усилия творили чудеса, ибо, по воспоминаниям известного дальневосточного писателя Н. А. Байкова, в самом начале строительства Харбин представлял собой лишь «сплошное топкое болото, заросшее осокой и камышом, где водилось много уток, куликов, бекасов, на которых охотились весной и осенью местные охотники». И можно лишь восхищаться смелостью замысла постройки, затеянной, на первый взгляд, в столь неудобном месте. Шаг за шагом, на обживаемой территории поселения возник административно-хозяйственный центр КВЖД с громадным комплексом зданий для Управления дороги и Правления Общества КВЖД. А с течением времени развилась и полноценная городская инфраструктура с широкими проспектами и большими площадями, школами, церквами, больницами, жилыми домами для служащих и рабочих дороги. Особенно бурный размах строительство приобрело при участии знаменитых харбинских архитекторов А. К. Левтеева и в особенности И. И. Обломиевского, которого с некоторой долей условности можно назвать созидателем той части Харбина, которая была известна более как административная часть города. При деятельном участии Обломиевского была воздвигнута часть зданий Управления железной дороги на Большом проспекте, на протяжении десятилетий считавшимся самым большим по площади комплексом зданий на всем Дальнем Востоке.

В январе 1903 года на Вокзальном проспекте Харбина строители завершили наконец здание для главного финансового института, инвестировавшего средства в строительство дороги, — Русско-Китайского банка. Там же возник и просторный дом Гарнизонного собрания, куда позже переместилось Правление Общества КВЖД. Что же до особенностей строительных материалов и удобств, столь необходимых в любом доме, то, как правило, возводимые в Харбине в те годы дома создавались с использованием кирпича или камня, и были обязательно снабжены центральным отоплением и водопроводом. На противоположной стороне Большого проспекта со временем выросло изящное здание Железнодорожного собрания с просторными залами, огромными люстрами и сценой. На протяжении всего времени существования русского Харбина это здание являлось одним из центров русской культуры. На Вокзальном проспекте были построены здания Коммерческих училищ — самых первых русских учебных заведений в Харбине. Но если на проектирование Нового города Строительное управление КВЖД не жалело сил и средств, осуществляя его точно в соответствии с градостроительными традициями русских городов, под строгим архитектурным контролем, то окраинный район города под названием Пристань застраивался лишь благодаря частной инициативе. В форме его застройки едва ли можно было отыскать следы хорошо выверенных и одобренных зодчими и городским начальством строительных планов. Район вообще возник словно бы естественным путем, постепенно составившись из первых примитивных застроек русских и китайских рабочих — примитивных домиков и фанз, где ютились они сами и их почти всегда многодетные семьи. Были на Пристани и постройки иного вида. Каменные двух- и трехэтажные дома некогда разбогатевших предпринимателей вальяжно соседствовали с деревянными избами и глиняными фанзами. С самого момента основания города прошло еще немного времени, а район Пристань уже являл собой крупный торгово-промышленный поселок, составляя уже неотъемлемую часть городской инфраструктуры. Для приведения этой части города в некоторое соответствие со сложившейся архитектурной традицией Строительное управление решило воспрепятствовать самовольной застройке района, составив для него особый план, по которому на Пристани должна была быть произведена симметричная разбивка улиц и кварталов. Чтобы обезопасить городских жителей от посягательств проживавших в районе Пристань всякого рода правонарушителей, в этот район была назначена полицейская охрана, однако эта мера не принесла в жизнь этого «лихого района» особенных перемен. Пьяные драки, грабежи и бурные выяснения отношений между его жителями продолжались ежедневно, словно бы без них жизнь его коренным обитателям казалась лишенной интереса и смысла.

Возникающие на Пристани то там то здесь самовольные застройки торговцев, подрядчиков и мастеровых образовали будущую достопримечательность города — знаменитую Китайскую улицу. Осенью 1898 года группы китайцев и маньчжур распланировали там ряд участков земли, произвели разбивку территории колышками и занялись строительством. Вопреки приказам начальника участка князя С. Н. Хилкова «убрать колышки» самодельные фанзы китайцев продолжали расти ряд за рядом, формируя тем самым подлинную «китайскую» улицу. Когда коллеги-инженеры показали Хилкову возводимую череду новых застроек и князь лично осмотрел импровизированные строительные площадки, ему оставалось лишь махнуть рукой на ранее предлагаемые жителям Пристани варианты цивилизованного градостроительства, ибо остановить «архитектурное творчество» энергичных китайцев, казалось, не под силу никому.

В начале XX века город-стройка уже перестал особенно удивлять горожан постоянными переменами в своем облике, но все же бурный рост всех его районов единодушно отмечался современниками как явление совершенно феноменальное. Увеличивающийся объем грузоперевозок по железной дороге и быстро растущее население города требовали новых рабочих рук, специалистов и предпринимателей в самых разнообразных отраслях знаний: ремесленников, мастеровых, учителей, врачей, адвокатов, священников, торговцев и подрядчиков.

Приток их в Харбин обусловил продолжавшийся рост новых внутригородских поселений, и, по данным городского путеводителя за 1923 год, помимо трех описанных выше районов города (Пристань, Новый город и Старый Харбин) в городских пределах существовало тогда 12 разнообразных районов. Среди них были левый берег Сунгари — Затон, Остроумовский городок, Сунгарийский городок, Госпитальный городок, Московские казармы, Корпусной городок, Славянский городок, Модягоу, Саманный городок, Алексеевка, Мостовой и Гондаттьевский поселки. На окраинах Харбина, в соответствии с избранными ремеслами, селились городские разночинцы: в Алексеевке — извозчики и ремесленники, а в Мостовом поселке — строители моста через Сунгари. В Модягоу, этом своеобразном аристократическом уголке Харбина, проживали состоятельные горожане. В 1920-х годах именно этот район стал культурным сосредоточением русской части Харбина, заселенным новыми белыми эмигрантами — людьми самых разнообразных сословий и рода занятий, в противоположность жившим там в начале прошлого века инженерам и управленцам — высокопоставленным чинам железной дороги.

Адам Шидловский

Первым, официально зарегистрированным жителем поселения, стал инженер Адам Шидловский. Именно он заложил первую постройку на территории, где раньше стояли лишь временные хижины рыбаков.

Но, даже получив китайское «имя», город не стал азиатским. Напротив, он напоминал государство в государстве – действовали российские законы, администрация была полностью из Москвы и Санкт-Петербурга, охраняли Харбин тоже только русские войска. Была создана даже специальная валюта – рубль от русско-азиатского банка. До 1903 года, только 11% жителей были азиатами – остальные приехали из России.

На улицах Харбина. Около 1903 года

Вокруг железнодорожного полотна сохранялась «защитная зона» – принадлежащая России, несмотря на то, что значительная часть пути проходила по территории другой страны. Это было обусловлено и соображениями безопасности – Япония была настроена воинственно и постоянно засылала диверсантов, ведь в ее интересы никак не вписывалось усиление враждебных императору государств.

В 1913 году Харбин населяло уже более 68 000 человек. Причем это были не только русские и китайцы. Здесь можно было встретить представителей из разных стран, говорящих на 50 разных языках. Город рос буквально по дням. Уже через пять лет его население составляло более 100 000 жителей.

Революция в России привела к тому, что население города увеличилось до 200 000 человек. Связано это было с большим числом беженцев, которые толпами бежали в единственный русский город в другой стране, не тронутый политикой. Это были солдаты и офицеры, участвовавшие в Белом движении, члены и служащие

Русские в Харбине правительств Сибири и Дальнего Востока, интеллигенция и самые обычные люди. Русское население Харбина было самым большим за пределами России.

8 сентября 1920 года Китайская Республика заявила, что более не признаёт консульства России в Китае, а 23 сентября прервала все связи с представителями Российской империи и отказалось признавать экстерриториальные права её

граждан. Тем самым в одночасье русские в Китае оказались лицами без гражданства. После этого китайское правительство установило контроль над государственными учреждениями в Харбине, такими как суды, полиция, тюрьма, почта, а также

Русские в Харбине

исследовательскими и образовательными заведениями.

В 1924 году в Пекине было подписано соглашение между Китаем и СССР, устанавливающее правовой статус КВЖД. В частности, оно разрешало работать на КВЖД только советским и китайским гражданам. Тем самым большинство харбинцев, чтобы не потерять работу, должны были принять советское гражданство, что ассоциировалось с определённой политической идентичностью. Многие харбинские русские так и поступили по патриотическим соображениям. Другие остались апатридами и потеряли работу на КВЖД. Постепенно вопрос о гражданстве и политической идентичности расколол русское население Харбина на два лагеря. Это привело к сильному советскому присутствию в Харбине.

К 1930 году в Маньчжурии было уже более 80 православных церквей, в самом Харбине их было 26, в том числе.

В целом в Харбине было 15 средних учебных заведений и 6 высших школ, действовали Высшие пастырско-богословские курсы, позднее преобразованные в Богословский факультет, 25 специальных технических и ремесленных школ, братства, скаутские и другие молодежные союзы, которые помогали организовать жизнь русских. В русских школах и высших учебных заведениях училось 16 тысяч учеников. Общественных русских организаций в Харбине было около 140, в их числе самая массовая организация русской эмиграции Российская фашистская партия. В 1938 году Харбин стал единственным местом в мире, где всем городом отметили 950-летие крещения Руси.

В 1932 году начинается новый этап в жизни города. Маньчжурия переходит к Японии и на данной территории было создано марионеточное государство Маньчжоу-го. В 1935 году СССР продал свою долю КВЖД этому государству. Весной и летом 1935 года тысячи русских харбинцев — граждан СССР вместе с имуществом были вывезены поездами в СССР. Большинство из них сразу или позже были арестованы по обвинениям в шпионаже и контрреволюционной деятельности Многие русские харбинцы сначала положительно отнеслись к японской оккупации, надеясь, что Япония поможет им в борьбе с советским влиянием и защитит от Китая, который пытался восстановить суверенитет над Харбином. Тем не менее, многие уехали из Харбина в другие китайские города- Шанхай, Пекин, Тяньцзинь и Циндао.

В 1945 году, после того, как Советская Армия вошла в Харбин, все, кто были идентифицированы как участники Белого движения, и все, кто сотрудничал с оккупационными японскими войсками, были отправлены в лагеря. Кроме того, в лагеря попали и совершеннолетние дети русских харбинцев, которые к тому времени формально были гражданами другой страны, то есть не СССР. Основания для отправки в лагерь порой были совершенно нелепы. Например 24-летнему Борису Авенировичу Васильеву, всю жизнь прожившему в Харбине, было предъявлено обвинение «вредительство в колхозах».

После 1952 года СССР инициировал вторую волну репатриации харбинских русских. Эмигрантам давали возможность поселиться только в Казахстане, ехать в Москву или Ленинград запрещалось.

В 1955 году бывшая территория японской оккупации Манджоу-Го, а вместе с ней и освобождённый Харбин, были Хрущёвым переданы Китайской Народной Республике.

Однако девятьсот человек так и не покинули Маньчжурию. Эти-то люди и пережили все следующие кошмары: голод, и «культурную революцию», и китайско-советский конфликт из-за острова Даманский. Жительница Харбина Мария Миронова в 2002 году в интервью «Известиям» призналась: «Я сама уже лет тридцать не говорила по-русски. И немудрено: раньше за сказанное на улице русское слово хунвэйбины могли забить человека насмерть. С тех пор многие и забыли русский — общаемся на китайском».

Тем не менее, русское культурное влияние в городе сохранилось и после отъезда русских: По словам офис-менеджера Юань Ли: «Харбин — это, пожалуй, единственный город в Китае, где зимой на улицах едят мороженое, а в каждом доме на полках обязательно стоят матрешки — по нашим поверьям, они приносят счастье. — Здесь вы не увидите зданий, построенных в традиционном китайском стиле — с загнутыми углами крыш, чтобы могли селиться ласточки. У нас все новые дома как бы пришли с начала XX века — мы словно по инерции строим их так, как когда-то строили русские».

Заключение

В своей работе мы изучили историю создания города Харбина.Мы выяснили, что образование города связано со строительством КВЖД. Первыми жителями будущего города были русские архитекторы, строители города и железной дороги. В результате своей работы мы пришли к выводу: история города Харбина тесно связана с историей России.

В настоящее время город Харбин считается одним из самых важных стратегических центров Китая. Также он славится своими памятниками культуры. Ученые как-то насчитали здесь 58 памятных мест, из которых 17 самые интересные и удивительные. В нем находится крупнейший аэропорт Китая. Отсюда самолеты отправляются в более 100 стран мира.

Софийский собор. 1907.

Город Харбин можно также считать столицей переговоров и бизнеса. Это связано с приятным нежарким климатом, создающим комфортные условия для работы.

Ну и самое главное, город Харбин – частичка нашей родины в чужой стране. Поэтому поездка сюда подарит незабываемые ощущения и даст почувствовать себя как дома.

В нынешнем 5-миллионном мегаполисе все еще сохраняются

Свято Николаевский собо́р. 1900.

следы легендарного русского Харбина начала ХХ века. В центре города и сегодня можно видеть типичные русские особняки. Впрочем, есть и в стиле "арт нуво". Многие дома и улицы напоминают наши сибирские города. Особенно "русской" выглядит улица Zhongyang (сохраняют латинскую транскрипцию, чтобы не запутаться в прихотливой китайской топонимике); в начале прошлого века ее называли "Китайской". Начинается она у набережной Сунгари и тянется на полтора километра к центру города. Ее украшение - 13 дошедших до наших дней старинных зданий русского Харбина. В 1997 году "Китайская" улица была взята под государственную охрану и превращена в пешеходную зону.

Свято-Алексеевская церковь. 1912.

Но, несмотря на свое китайское расположение, русские традиции навсегда отпечатались в быте и архитектуре города. Такой союз культур двух совершенно разных государств сделал Харбин уникальным городом, которому нет аналогов до сих пор.

Список литературы, Интернет- ресурсы

1. О.Г.Гончаренко// Русский Харбин. Вече, 2009

2. Е. П. Таскина. //Русский Харбин. М, 2005

3. http://snovadoma.ru/interes/Cities/Harbin/

4. http://www.liveinternet.ru/users/4408052/post193070989

5. http://www.rusichine.ru/Harbin/Harbin_history.html

 

Просмотров работы: 45