Малолетние узники фашистских концлагерей

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Малолетние узники фашистских концлагерей

Пелых А.В. 1
1МБОУ лицей «Технический»
Петрушкина О.С. 1
1ГАОУ ВО МГПУ СФ
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

Дети войны – так называют юных узников, детей-партизан, сыновей полка, молодых праведников мира, а также всех детей, находившихся на территории, оккупированной фашистами. Их страдания невозможно оценить в послевоенной обстановке. Миллионы детей в Советском Союзе и Европе пострадали в период геноцида в 1933-1945 гг. и в ходе Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Фашизм на деле доказал, что его идеология была направлена не только против взрослого населения, но и распространялась в невиданных в мировой практике методах на детей разного возраста и национальности.

Много «белых пятен» предстоит раскрыть историкам, ученым и журналистам в XXI веке. В том числе, и о количестве жертв нацизма, и сколько из них составляют дети.

Мировая статистика до сих пор не может оценить детские потери. По разным источникам только в лагерях, гетто, тюрьмах и приравниваемых к ним местам принудительного труда (содержания) погибло до 2 млн. невинных детей и подростков. Фашисты распространили недопустимое в мировой практике «онемечивание» малолетних детей, использовав особые методы. Особенно от фашизма пострадали дети России, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Польши, Чехословакии, Венгрии, Югославии, Германии. Как смогли выжить эти дети? Какими были условия их содержания в концлагерях?

Объект исследования: нацистские концлагеря, созданные на территории Европы и бывшего Советского Союза.

Предмет исследования: формы пребывания и условия жизни малолетних узников фашистских концлагерей.

Хронологические рамки исследования представлены 1933 – 1945 годами. 1933 год – год создания первого, на территории Германии, концлагеря Дахау. Верхняя граница исследования определяется окончанием Второй мировой войны и уничтожением нацистского режима и его проявлений.

Территориальные рамки исследования включают в себя территорию Европы и западные, приграничные, регионы Советского Союза (Прибалтика, Белоруссия, Украина).

Историография проблемы.

В настоящее время доступной литературы на русском языке имеется очень мало. Чаще всего она представлена в сети Интернет, как, например, книга «Приговоренные нацизмом. Концлагерь Саласпилс: забытая история. Сборник документальных свидетельств о злодеяниях немецких нацистов и их пособников в годы германской оккупации Латвии в 1941-1944 гг.» [17]. В ней авторы-составители представляют собственную версию о том, почему информации о Саласпилсе так мало, и она так противоречива, подробно рассказывают об устройстве и «работе» лагеря. Отдельная глава посвящена детям-узникам Саласпилса.

Основу для исследования составили книга «Освенцим» [16], изданная в Варшаве на русском языке специально для России, в которой рассказывается история этого лагеря, дана подробная информация об устройстве лагеря, о содержании узников, и книга «SALASPILS» [14], изданная в Риге на латышском языке, из которой были взяты фотодокументы. Эти уникальные издания невозможно найти в библиотеках города, но они имеются в библиотеке музея «Непокоренные» – музея Самарского регионального отделения Союза бывших малолетних узников.

Цель работы: проанализировать и обобщить доступные данные о судьбах малолетних узников фашистских концлагерей, о формах и условиях их пребывания на территории концлагерей

Задачи исследования:

1. охарактеризовать систему концентрационных лагерей периода Второй мировой войны;

2. выявить особенности устройства женских и детских концлагерей;

3. проанализировать условия жизни малолетних узников лагерей;

4. провести сравнительный анализ содержания детей-узников концлагерей Освенцим и Саласпилс.

Данные два лагеря были выбраны не случайно. Освенцим – самый известный лагерь смерти, который ассоциируется с фашистским режимом. Это был самый большой лагерь смерти Третьего Рейха, освобождение которого советскими войсками (27 января) считается Днем памяти жертв Холокоста. Саласпилс – самый известный детский донорский лагерь, данные об организации содержания детей-узников там наиболее противоречивые.

Источниковую базу исследования составили воспоминания самих малолетних узников фашистских концлагерей. Это уникальные издания, которые рассказывают о жизни детей в фашистских концлагерях изо дня в день, с подробностями и личными моментами, которые нельзя найти ни в одном официальном документе. В библиотеке музея «Непокоренные» имеются десятки изданий с воспоминаниями бывших узников. Эти сборники переданы, подарены Самарскому региональному отделению Союза БМУ членами других региональных организаций (Тольятти, Саратова, Ростова-на-Дону, Пскова, Карелии, Санкт-Петербурга, Москвы, Могилева, Киева, Риги…) Сборники воспоминаний представляют ужасающие факты из жизни малолетних узников, рассказывают о тех мучениях, через которые им пришлось пройти [1-10].

Особое место среди воспоминаний занимают сборник «OST» [1], изданный членами Самарского отделения Союза БМУ. В нем опубликованы воспоминания членов Самарского отделения СБМУ, проживающих в Красноглинском районе г. Самары [8] и Тольятти [4]. Это воспоминания недавно ушедших из жизни и еще живущих членов организации, с которыми можно встретиться в нашем городе в стенах музея, которые могут рассказать об этом вживую. Те, кто выжил в аду, пытаются донести информацию до ныне живущих.

Также источником послужили путеводители по музеям, которые созданы на территории бывших концлагерей Равесбрюк и Освенцим. Путеводители дают возможность ознакомиться с фотоматериалами музеев [11-13].

ГЛАВА I. СИСТЕМА НАЦИСТСКИХ КОНЦЛАГЕРЕЙ:

СОЗДАНИЕ И СТРУКТУРА

1.1. Формирование системы концентрационных лагерей

Концентрационный лагерь – это преднамеренно оснащенный центр, предназначенный для массового принудительного лишения свободы и содержания военнопленных и политических заключенных [2; 39].

Концлагеря на территории Германии были местом нахождения тех лиц, которых подозревали в поддержании антифашистского движения. Первые концентрационные лагеря располагались непосредственно в Третьем рейхе. Но как только начались военные действия, такие учреждения превратились в гигантские машины, которые подавляли и уничтожали огромное количество людей. Концлагеря в Германии, Польше, Белоруссии, Украине, Литве во время Второй мировой войны были наполнены миллионами пленных: евреи, коммунисты, поляки, цыгане, советские граждане и другие. Огромное число узников концлагерей погибало из-за ужасных условий содержания, голода, болезней, нечеловечных опытов, массового истребления и тяжелого труда.

Распространение расовой теории в 1941 году привело к появлению лагерей или «фабрик смерти», за стенами которых методично убивали сначала евреев, а потом и людей, принадлежащих к другим «неполноценным» народам. Лагеря были созданы на оккупированных территориях стран Восточной Европы. Концлагеря Германии во время Второй мировой имели разное назначение и вместимость.

Существовало пять фаз развития системы концлагерей. Первая фаза развития этой системы характеризируется строительством на германской территории лагерей, которые имели максимальную схожесть с тюрьмами. Они были предусмотрены для содержания противников нацистского режима. В то время в них находилось около 26 тысяч узников, абсолютно огражденных от внешнего мира. Даже в случае пожара спасатели не имели права находиться на территории лагеря. Одним из первых был создан лагерь Дахау в 1933 году неподалеку от Мюнхена.

Вторая фаза – это 1936-1938 года, когда число арестованных стремительно росло и требовалось наличие новых мест заключения. В составе арестованных появились бездомные и те, кто не хотел работать. Осуществлялось своего рода очищение общества от асоциальных элементов, которые позорили немецкую нацию. Это время возведения таких широко известных лагерей, как Заксенхаузен и Бухенвальд. Позже в ссылку стали отправлять евреев.

Третья фаза развития системы начинается практически единовременно со Второй мировой и длится до начала 1942 года. Количество узников в концлагерях Германии и на оккупированных территориях увеличивается практически в два раза благодаря пленным французам, полякам, бельгийцам и представителям других народов. В это время число заключенных Германии и Австрии значительно уступает количеству тех, кто находится в лагерях, построенных на завоеванных территориях.

Во время четвертой и последней фазы (1942-1945) значительно усиливается преследование евреев и советских военнопленных.

Все узники концлагерей были обязаны носить отличительные знаки на одежде, в том числе порядковый номер и цветной треугольник («винкель») на левой стороне груди и правом колене. (В Аушвице порядковый номер татуировали на левом предплечье.) Все политические заключенные носили треугольник красного цвета, уголовники – зеленый, «неблагонадежные» – черный, цыгане – коричневый [16; 48].

Евреи носили помимо классификационного треугольника еще и желтый, а также шестиконечную «звезду Давида». Нарушивший расовые законы («расовый осквернитель») еврей должен был носить черную кайму вокруг зеленого или желтого треугольника.

Иностранцы также имели свои отличительные знаки (французы носили нашитую букву «F», поляки ‑ «P» и т. д.). Заключенные из Восточной Европы – винкель «OST». Буква «K» обозначала военного преступника (Kriegsverbrecher), буква «A» ‑ нарушителя трудовой дисциплины (от нем. Arbeit ‑ "работа"). Слабоумные носили нашивку Blid ‑ «дурак». Заключенные, которые участвовали или которых подозревали в побеге, должны были носить красно‑белую мишень на груди и на спине [6; 1-1об; 16; 48-50].

1.2. Особенности устройства женских и детских концлагерей

Многие дети в концлагерях содержались вместе с матерями. Это был особо трудный и сложный анклав. Над женщинами и детьми зачастую устраивали специальные насильственные эксперименты. Особенно тяжело приходилось женщинам с грудными детьми. Жизнь в этих условиях была невыносимой, ибо всех ожидало неминуемое длительное мучение и смерть. Преимущественно заключенных охраняли вооруженные женщины в форме СС, часто с собаками [Из воспоминаний Л.В. Бойко: 7; 97]. Общий контроль осуществляли ярые палачи в гестаповской форме [Из воспоминаний Франсуазы Котлер: 7; 143], на их фуражках красовались кости и черепа [2;39].

Женские концлагеря (Равенсбрюк)

Концлагерь Равенсбрюк строился, начиная с ноября 1938 года, силами СС и заключенных, переведенных из Заксенхаузена, в прусской деревне Равенсбрюк, около Макленбургского климатического курорта Фюрстенберг в распоряжении завода «Сименс». Это был единственный большой концлагерь на германской территории, который был определен как так называемый «охраняемый лагерь заключения для женщин» [7; 245].

Равенсбрюк был женским лагерем на тридцать тысяч человек, но ближе к концу войны тут содержалось сорок пять тысяч узниц. В основном это были польки и русские, около 15% евреек. Детям «неарийских» народов на лысо обривали голову. За всю историю лагеря через него прошли женщины 20 государств: Германия, Франция, Австрия, Чехия, Норвегия, Голландия, СССР, Польша и др. [1; 189].

Женщин сюда пригоняли из других лагерей (например, Майданек), разделяя их с детьми, которых угоняли в детские лагеря [Из воспоминаний А.А. Петрова: 5; 194]. Некоторых детей удавалось спрятать, тогда о них заботились и оберегали все женщины, делясь своим хлебом [Из воспоминаний С. Никифоровой: 10; 49].

У поступающих женщин отнимали все, их раздевали, мыли ледяной водой и обривали наголо. Женские волосы, добытые в концлагерях, были особенно востребованы [Из воспоминаний С. Никифоровой: 10; 48]. Их перерабатывали в промышленный войлок и пряжу, из которой вязали чулки для команд подводных лодок и имперской железной дороги [Из Акта Главного хозяйственного и административного управления СС: 7; 251].

Женщинам присваивали номера и, выдав им робу, а на ноги – обувь на деревянных подошвах, распределяли по баракам, где они получали номера и винкели из материи разного цвета (красные - политзаключенным, зеленые, черные – асоциальным немкам-заключенным, желтые с красным - еврейкам), на которых были напечатаны буквы в зависимости от национальности (У – украинка, З – русская, П – полька, Ч – чешка и т.д.) [7; 246]. Пришедшие люди превращались в нумерованный скот. Они становились живыми мертвецами.

Женщины мостили дороги, разгружали баржи, дробили камни. Питание состояло из супа из кормовой брюквы и 150 гр. эрзац-хлеба в день. Формальных рекомендаций и предписаний насчет издевательств над узницами не было, как и запретов. Уничтожение заключенных проводили в массовом масштабе: расстрел, отравление ядами, отравление газами, распространение инфекционных заболеваний, введение гнойных бактерий в организм [Из воспоминаний Е.И. Оловянниковой: 7; 127]. Изможденных женщин и детей поили порошком, который вызывал смерть. В марте 1945 года 250 беременных женщин и десятки грудных детей были отравлены газом в железнодорожном вагоне [1; 190].

Местные жители фактически не пересекались с жизнью в концентрационном лагере и часто даже не подозревали о масштабах происходящего.

Детские концлагеря (Саласпилс, Радогощь, Алитус)

Лагеря, в которые отправляли детей, также как у взрослых, были огорожены колючей проволокой под током, охрана была на каждой вышке и на проходной, поэтому сбежать было очень тяжело [Из воспоминаний В.В. Барановой: 8; 20; Из воспоминаний А.А. Петрова: 5; 194]. По уровню развития немцы ставили пленников на один уровень со зверями. СС-овцы были очень чистоплотны и часто мыли заключенных, ледяной водой, которая должна была уничтожить микробы [Из воспоминаний В.В. Барановой: 8; 20].

Иногда ребенок попадал в один барак с матерью, а если мать умирала, детей всегда оберегали чужие женские руки: подкармливали их, проносили, на свой страх и риск, в мешках через фашистов [Из воспоминаний С. Никифоровой: 10; 49]. Мучители всегда были очень жестоки, издевались над детьми, дразня их едой. Заболевших не лечили. Люди умирали от голода, холода, побоев. По воскресеньям кормили один раз в день, т.к. узники не работали.

У узников на одежде были пришиты белые треугольники на груди. У одних на треугольнике значилась буква «А» - пожизненное заключение, у других «В» - большой срок, у третьих «С» - срок поменьше. На ногах – колодки на деревянной подошве.

Саласпилс – воспитательно-трудовой лагерь на территории, оккупированной нацистами во время Второй мировой войны Латвии и предназначенный для массового уничтожения людей. Он находился в двух километрах от саласпилского лагеря для политических заключенных, поэтому часто путают эти два лагеря.

Саласпилс представлял обширную территорию за высоким забором с тремя рядами колючей проволоки и смотровыми вышками по углам [5,62]. По прибытию в лагерь детей распределяли: женщин и детей старше 6 лет грузили в машины и увозили. На территории стояли несколько дощатых бараков, в одном – совсем маленькие дети, которых никогда не выпускали на улицу, но ежедневно выносили умерших. Трупы «как поленья складывали в ящик» и увозили [Из воспоминаний Акелины Лелис: 9;127]. В центре двора – 3 виселицы.

В Алитусе содержались советские военнопленные, а также евреи из Франции, Чехии, Польши и антифашисты из Германии. Он также стал центральным лагерем для всех восточных оккупированных территорий. Находился в 18 километрах от Риги с октября 1941 года до конца лета 1944 года. Относился к числу образцовых фабрик подавления и уничтожения личности. Официальной информации о лагере крайне мало. Причиной этого стало отсутствие документальных подтверждений преступлений гитлеровцев и их местных пособников, которые при наступлении частей Красной армии сожгли лагерь вместе с его архивом [17].

Радогощь – женский и детский лагерь в местечке Лодзь (Польша). Это был пересыльный лагерь, узников в нем содержали временно. Детей приобщали к труду, обучали элементарным вещам и отправляли на заводы Германии [Из воспоминаний А.А. Петрова: 5; 194]. В момент наступления Красной Армии женщин угнали из лагеря, а бараки сожгли вместе с находившимися там детьми.

ГЛАВА II. «НЕПОКОРЕННЫЕ»

2.1. Саласпилс: дети-доноры

Это не был лагерь уничтожения с газовыми камерами для одновременного убийства большого числа человек и крематориями для сжигания трупов. Но в него люди посылались только с одной целью — чтобы они умирали мучительной смертью.

Наиболее печальную известность Саласпилс получил из-за отдельного содержания детей, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат. Ежедневно у каждого ребенка забиралось до полулитра крови, вследствие чего дети быстро погибали. Некоторых детей отправляли в немецкий госпиталь под Ригой для прямых переливаний. Детей отнимали у матерей, отчего те сходили с ума [Из воспоминаний А.Д. Раводиной: 4; 244].

Детей истязали остервенело. Делали им впрыскивания какой-то жидкости, и дети истекали поносом. Давали отравленную кашу и кофе, и от этого в день умирало до 150 человек [Из воспоминаний Э.К. Салиюмс: 10; 124]. Детям, болеющим корью, что-то впрыскивали, после чего начиналось воспаление глаз, а через несколько дней глаза вытекали [Из воспоминаний М.Г. Бринман: 8; 124].

Зимой 1943 года в лагерь пригнали женщин и детей со всех концов Белоруссии. Для них были определены «особые» наказания: голыми они должны были ходить по километру вокруг лагеря. Многие не доживали до утра [Из воспоминаний Акелины Лелис: 9; 128].

В бараках на нарах лежали дети всех возрастов. Многие даже не умели ползать и сидеть. В течении недели дети справляли естественные надобности прямо в бараке. От ужасного запаха можно было задохнуться. Грудные дети пачкались так, что не было видно даже глаз [Из воспоминаний Акелины Лелис: 9; 129]. Некоторых из полуживых детей обгладывали крысы [Из воспоминаний А.Д. Раводиной: 4; 245].

Старших узников каждый день гоняли на работу за три километра от лагеря. Работа состояла в следующем: все узники выстраивались цепочкой, первые двое наполняли носилки песком и несли несколько шагов, потом высыпали песок и вставали в цепочку, за ними насыпала песок вторая пара и т.д. Эта бессмысленная каторжная работа была целый день, кто не выдерживал, расстреливали [Из воспоминаний А.Д. Раводиной:1; 188].

В 12-м бараке лагеря располагалась «больница». После выкачивания крови дети становились наиболее восприимчивыми к болезням. Использованных после донорства детей, немецкие врачи, «работавшие» в лагере, «лечили» клизмой, приготовленной из детской мочи и давали лекарства, от которых дети умирали быстрее [Из воспоминаний Акелины Лелис: 9; 130].

Кормили плохо, так, чтобы только люди выжили. Горячая пища состояла из вареных листьев капусты, очистков. За черпаком такого супа нужно было долго стоять в очереди [Из воспоминаний А.Д. Раводиной: 1; 188].Иногда обед давали через день. Еда была такой противной, что даже маленькие дети, несмотря на голод, не могли ее есть, а у взрослых открывались понос и рвота. Некоторые из женщин работали у бауэров, им удавалось приносить еду, гнилую картошку, которую дети грызли сырой[Из воспоминаний В.В. Барановой: 8; 20].

От такого рациона узники скоро становились похожими на скелеты и приобретали медленно-экономную походку – «пленский шаг».

За малейшую оплошность следовало наказание «хинлеген»: узников в течение 5-15 минут заставляли вставать, ложиться на землю, передвигаться по-гусиному или прыгать, как лягушка [Из воспоминаний Н. Цыганова: 10; 59].

В справке «По истреблению детей в Риге и окрестностях», написанной специально созданной комиссией, проводившей расследование преступлений в лагере, говорится, что «с осени 1942 года в Саласпилсский концлагерь насильно пригонялись массы женщин, стариков, детей из бывших оккупированных областей Советского Союза: Ленинградской, Псковской, Калининской, Витебской областей, там дети грудного возраста и до 14 лет отбирались насильно у матерей. ... Постоянный контингент содержавшихся детей в Саласпилсском концлагере был в течение 1943 и по 1944 год более 1000 человек». Далее говорится, что смертность детей в среднем составляла 350-400 человек в месяц в течение 1943-44 гг. по июль. По предварительным данным, в течение 1942 года в лагере умерло 500 детей, а в 1943-44 гг. еще около 6000 детей. Здесь также подтверждается факт, что в лагере постоянно находилось около 1000 детей. Согласно некоторым данным, через лагерь Саласпилс прошло более 12000 несовершеннолетних, из них погибло 7000 детей [17].

2.2 Дети Освенцима

В сложных, невыносимых условиях находились женщины и дети в фашистских фабриках смерти – Освенциме, Равенсбрюке, Маутхаузене…

Дети, особенно близнецы, были объектом экспериментов врачей лагеря смерти № 1 «Освенцим-Бжезинка», где во главе экспериментов стоял Иозеф Менгеле [3; 32]. Уничтожение детей в лагере подтвердил на Нюрнберском процессе комендант лагеря Рудольф Гесс: «Дети из-за своей слабости не могли быть использованы как рабочая сила…Они непременно уничтожались» [3; 33].

В Освенциме были дети разных национальностей: русские, белорусы, украинцы, цыгане, евреи. Русские дети привозились в основном из Белоруссии. Но умерщвлялись дети всех национальностей: цыгане и евреи погибали в газовых камерах, польских детей убивали уколами фенола [16; 56].

Детей в Освенциме содержали в отдельных блоках. Кормили капустой, а когда она кончалась – крапивой. От голода дети пухли. Детей избивали плетьми, иногда придумывали «развлечения»: заставляли драться между собой, любуясь на это зрелище [Из воспоминаний А.С. Голубева: 5; 29].

Старшие узники находили возможность и помогали, как могли, едой, одеждой, советом. «Спасать детей свойственно всем народам, и, именно благодаря этому, многие малолетние узники смогли выжить в лагерях» [Из воспоминаний Д.Д. Кловского: 3; 158].

Отсутствие полной документации не позволяет определить число детей, содержавшихся в Освенциме. На основании разрозненных данных установлено, что летом и осенью 1944 в лагере содержалось около 1000 детей до 14 лет [16; 56].

Кроме детей в Освенциме содержались и подростки. Дети 9-15 лет работали в строительных мастерских –учениками маляра, кровельщика, сантехника. Во второй половине 1944 года в связи с резко возросшим спросом на рабочую силу подростки направлялись во многие лагеря, входившие в систему КЛ Освенцим, например, Аушвиц-III, на добычу угля [16; 56]. За провинности детей наказывали, как взрослых [Из воспоминаний А.С. Ванукевича: 3; 102]. Самыми страшными были «семейные» расстрелы, когда методично, начиная с детей, расстреливали всю семью [16; 94-95].

На территории лагеря Освенцим Биркенау было обнаружено 7 вагонов детских вещей, приготовленных нацистами к отправке в Германию. В справке с подписью обершарфюрера СС Рейхенбаха было указано, что за 47 дней с 1 декабря 1944 по 15 января 1945 года в лагере было обработано для отправки в Германию 99922 комплекта детского платья и белья. [9; 134].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Судьба бывших малолетних узников фашистских концлагерей была поистине трагичной. Если им удавалось выжить в аду концлагеря, то это не означало, что жизнь их войдет в нормальное русло с окончанием войны. В СССР на них закрепилось клеймо «предатели». Вырвавшись из фашистского плена, они попадали в ГУЛАГ. Репрессиям подвергались их родственники и дети [Из воспоминаний Л.М. Голодяевской: 4; 253]. Глубокий страх засел в душах этих людей. По возможности они меняли фамилии и давали себе обет молчания на всю оставшуюся жизнь. Эта страница истории наглухо была закрыта. Об этом не говорилось и не писалось. Но это вовсе не значит, что мы не должны об этом знать.

Это малоизвестная страница еще и потому, что, отступая под натиском Красной Армии, фашисты предпочитали уничтожать архивы лагерей, иногда они уничтожались вместе с самими свидетелями преступлений, как, например, лагерь Радогощь (м. Лодзь, Польша), второе по величине гетто для евреев и цыган.

Проведенное исследование показало, что основным источником информации являются воспоминания самих несовершеннолетних узников. Однако эта информация недостаточно точная, поскольку одному свидетелю могло казаться одно количество, второму представлялось другое.

Так, например, все доступные факты о численности узников и количестве погибших в лагере Саласпилс носят единичный характер, т.е. все данные, которые сегодня имеются в распоряжении историков, касаются того или иного момента существования лагеря: в такой-то день было столько-то таких-то человек. Сегодня для составления более или менее приближенной к действительности картины в основном используются цифры из воспоминаний бывших узников.

Саласпилс – это трудовой лагерь для пересыльных взрослых узников, ставший практически на начальном этапе специализированным детским лагерем. Освенцим уже изначально создавался как лагерь смерти как для взрослых узников, так и для детей, которые находились здесь в отдельных бараках. Эти два лагеря, конечно, имеют с точки зрения организации и предназначение некоторые различия. Однако это совершенно не меняет форм и условий содержания детей.

Прямое уничтожение, медицинские опыты, донорство – все это приводило к неминуемой смерти малолетних узников, в каком бы лагере они не находились: Саласпилс, Освенцим, Равенсбрюк, Радогощь, Майданек, Бухенвальд, Маутхаузен… Дети, в сравнении с взрослыми, имели гораздо меньше шансов на выживание.

Судьбы узников концлагерей очень поучительны для нас и сегодня. Они учат нас целеустремлённости, настойчивости, трудолюбию. Это поколение восхищает своей стойкостью духа. А эти страницы истории взывают нас делать всё возможное, чтобы люди никогда больше не испытывали всех ужасов фашизма.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

И ЛИТЕРАТУРЫ

ИСТОЧНИКИ

Воспоминания, письма

OST. Сост. А. Евтифеев. – Самара: ООО «Книга», 2005. – 248 с.

Быль о Саласпилсе. Сборник воспоминаний бывших узников. Редактор-составитель И. Гусев. – Рига, 2007. – 224 с.

Ванукевич А.С., Дорожинский Н.Н., Медведь Л.Д. Дети войны – бывшие несовершеннолетние узники фашизма. – М.: Союз бывших малолетних узников фашизма, 2008. – 288 с.

Вятский А. Дважды без вины. – Тольятти: Изд-во Фонда «Развитие через образование», 1995. – 269 с.

Знак судьбы. Воспоминания и творчество жертв нацизма / Гл. ред. Н.М. Фролов. – М.: Мысль, 2001. – 317 с.

Копия письма Алика Вишневского, адресованного Раводиной А.Д. // Из фондов музея «Непокоренные».

Они победили смерть. Сост. А. Злобин (Сборник воспоминаний узников Равесбрюка). – М.: Госполитиздат, 1958. – 256 с.

Солдатова Т.В. Войной украденное детство. – Самара: ОАО «Изд-во «Самарский Дом печати», – 2007. – 256 с.

Тимощенко Л. Дети и война. – Даугавпилс,1999. – 494 с.

Убитое детство. Сборник воспоминаний бывших детей-узников фашистских концлагерей. Выпуск I. Сост. Иванова И.А., Никифорова С.В. – СПб.: «ИНКО», 1993. – 112 с.

Путеводители

DER ZELLENBAU RAVENSBRÚCK. Мемориал концлагеря Равенсбрюк. Издатель Национальный мемориальный комплекс на месте концлагеря Равенсбрюк Фюрстенберг/Хафель Германия. – Росток: «Остзее-Друк», 1987. - 12 с.

Государственный музей Освенцим-Бжезинка. Путеводитель. Ред.коллегия: Казимеж Смолень, Тереза Цегловска, Данута Чех, Тадеуш Ивашко, Барбара Ярош, Ирена Польская. Текст: Казимеж Смолен. Пер. с польского Ирена Стефаньская. Издание II. – Освенцим, 1978.

Смолен К. Освенцим 1940-1945. Путеводитель по музею. Ред. Казимеж Смолен. Издание шестое. – Краков: Издательство Государственного музея в Освенциме, 1970. – 120 с.

ЛИТЕРАТУРА

SALASPILS. Teksta autors Miervaldis Birze. – Riga, «Avots», 1985. / Саласпилс. Автор текста Миервалдис Бирзе. – Рига: «Авотс», 1985.

Дядченко Д. Концлагеря Германии во время Великой Отечественной войны // http://fb.ru/article/192572/kontslagerya-germanii-vo-vremya-velikoy-otechestvennoy-voynyi-spisok

Освенцим. Ред. русского издания Клавдия Козакевич. – Варшава: Интерпресс, 1988. – 190 с.

Приговоренные нацизмом. Концлагерь Саласпилс: забытая история. Сборник документальных свидетельств о злодеяниях немецких нацистов и их пособников в годы германской оккупации Латвии в 1941-1944 гг. – Рига, 2011. // http://www.molodguard.ru/heroes2200.htm

Приложение 1

Мемориал Саласпилс1

Приложение 2

Фотографии концлагеря Освенцим, сделанные в 1945 году2

Приложение 3

Фотографии женского концлагеря Равенсбрюк3

1 SALASPILS. Teksta autors Miervaldis Birze. – Riga, «Avots», 1985./ Саласпилс. Автор текста Миервалдис Бирзе. – Рига: «Авотс», 1985.

2 Освенцим. Ред. русского издания Клавдия Козакевич. – Варшава: Интерпресс, 1988. – 190 с.; Государственный музей Освенцим-Бжезинка. Путеводитель. Ред.коллегия: Казимеж Смолень, Тереза Цегловска, Данута Чех, Тадеуш Ивашко, Барбара Ярош, Ирена Польская. Текст: Казимеж Смолен. Пер. с польского Ирена Стефаньская. Издание II. – Освенцим, 1978.

3 DER ZELLENBAU RAVENSBRÚCK. Мемориал концлагеря Равенсбрюк. Издатель Национальный мемориальный комплекс на месте концлагеря Равенсбрюк Фюрстенберг/Хафель Германия. – Росток: «Остзее-Друк», 1987. - 12 с.

Просмотров работы: 700