"Придворный мир" императрицы Анны Иоанновны (1730-1740)

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

"Придворный мир" императрицы Анны Иоанновны (1730-1740)

Шарова  Е.Д. 1
1ГБОУ СОШ №2 с. Обшаровка
Кулакова Е.В. 1
1ГБОУ СОШ №2 с. Обшаровка
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 «Новая социальная история», «история повседневности» и «микроистория» – направления, наиболее динамично развивающиеся в современной исторической науке. Они занимают одно из ведущих мест в исследовательской практике начала 2000-х гг., когда историки осознали необходимость нового прочтения и переосмысления многих аспектов Российской истории, в том числе и потребность новой оценки спорных и неоднозначных событий и исторических личностей. Отсюда новая волна интереса к отдельным культурным процессам общественной жизни российского общества. Поэтому главной проблемой для данной работы в связи с актуальностью её исследования стало развитие культурных процессов при дворе в 30-е гг. XVIII в.

Не стоит забывать, что правление Анны Иоанновны, правившей в «эпоху дворцовых переворотов», обладает исторической самоценностью. Чаще всего, оно рассматривается сквозь призму представлений о его переходном характере. Хотя именно в это время проходят проверку все глобальные петровские преобразования российской государственности и социума.

Цель работы – рассмотреть особенности культурного пространства при дворе императрицы Анны Иоанновны.

Объектом нашего исследования является культурное пространство в период правления императрицы Анны Иоанновны в контексте исторического развития Российской империи 30-х гг. XVIII в.

Предметом – условия и особенности развития культурного пространства императорского двора в 1730-1740-е гг.

Задачи:

- показать проявления развития культуры в правление императрицы Анны Иоанновны;

- изучить специфику развития культурного пространства императорского двора Российской империи;

- раскрыть влияние на последующее развитие истории России.

Источниковая база. Для данного исследования был использован  комплекс доступных письменных источников, которые представлены в 4-х группах.

Первая группа – это законодательные акты и делопроизводственные документы, которые составлялись с участием самой императрицы, под её руководством или лишь были ей одобрены. Такого рода источники имеют большое значение, так как указывают на регулирование законом культурного развития императорского двора и империи в целом [9], [3, 6, 11].

Самым большим комплексом источников по проблеме становятся эго-документы, такие как мемуары, записки, письма. Необходимо выделить записки генерал-майора прусской службы К.Г. Манштейна [5,7] и записки графа Э. Миниха [4]. Письмо П. Мира к флорентийскому герцогу [8] важно как источник, указывающий на устройство императорского двора при Анне Иоанновне. Также интересны заметки и письма иностранцев, служивших при дворе второй русской императрицы [2], [10].

Таким образом, количество и разновидности источников позволяют наиболее широко и полно раскрыть тему исследования.

Историография. Для данной работы необходимо выделить три периода исторической литературы – дореволюционный, советский и постсоветский.

Первые попытки изучения правления Анны Иоанновны проводилось в дворянской историографии екатерининской эпохи. М.М. Щербатов в своем знаменитом труде «О повреждении нравов в России» рассматривает, хотя и весьма поверхностно, развитие культурного пространства высшего сословия при Российской императрице Анне Иоанновне [21].

Еще одним крупным исследованием этого периода считается работа Н.И. Костомарова «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» [7]. Костомаров в отличие от своих предшественников уделяет большое внимание личностным характеристикам и повседневной жизни императрицы Анны, но учитывая время издания работы, авторская оценка имеет негативный оттенок. Такой же характеристикой можно наделить и исследования историков С.Н. Шубинского [20] и Е.П. Карновича [5].

Наряду с работами о развлечениях, всегда существовавших в придворном мире, появляются исследования уже о времяпрепровождениях, еще несколько десятилетий назад несвойственных, но уже в 1730-е гг. укрепившемся при русском императорском дворе – музыка, театр и балет. Это статья В.В. Сиповского [15], а также обобщающий труд М.И. Пыляева [13]. К этой же группе можно причислить статьи В.О. Михневича [10].

Советский период историографии правления императрицы Анны Иоанновны определяется марксистско-ленинской методологической парадигмой.

Второй волной широкого изучения периода правления императрицы Анны Иоанновны становится постсоветский период. Именно он характеризуется пересмотром идеологических установок и традиционных оценок. В своей монографии «Анна Иоанновна: немцы при дворе» Н.И. Павленко оценивает период правления императрицы Анны Иоанновны как «засилье немцев» при русском императорском дворе [12]. Особо значимым в постсоветской историографии по данной теме является исследование И.В. Курукина «Анна Иоанновна» [8], где автор по новому оценивает личность императрицы Анны Иоанновны и её роль в развитии России в середине XVIII века. Для современной российской историографии исследования И.В. Курукина становятся новым шагом в исследовании не только десятилетней эпохи правления Анны Иоанновны, но и личности самой императрицы. Также в постсоветский период получают новый импульс развития исследования, посвященные рассмотрению культурных новаций и традиций XVIII в. Отметим, что первые из них выходят уже в советский период – с 70‑х гг. Это специальные исследования Л.Д. Блок [1], Л.М. Стариковой [16]. Уже в постсоветский период продолжают разрабатывать эту тему М. Феррацци [17], Н.А. Огаркова [11]. Наряду с крупными работами издаются статьи на смежные темы – Т.Н. Карсаковой [6].

О.Ю. Захарова работает над темами не только привнесенных императрицей Анной Иоанновной развлечений в русский придворный мир, но и исследует вопросы общего характера [3, 4].

В начале XXI в. историки начинают разрабатывать темы, которым раньше практически не уделялось должного внимания: это работы, проливающие свет как на историческое развитие какого-либо процесса, например, исследования П.И. Хотеева «Немецкая книга и русский читатель в первой половине XVIII в.» [18].

Таким образом, тема исследования остается актуальной, так как, несмотря на значительное количество как обобщающих, так и специальных исследований, вышедших, прежде всего, в последние десятилетия, на сегодняшний день так и не существует труда, полностью развенчивающего мифы дореволюционного периода изучения культурной жизни двора второй русской императрицы Анны Иоанновны.

Методологической основой работы стали принципы объективности и многофакторности, которые предполагают рассмотрение исторического процесса как взаимосвязанных фактов. Для наиболее полного раскрытия темы был использован ряд методов. Историко-генетический метод дает возможность выявления причинно-следственных связей исторических событий в правление императрицы Анны Иоанновны. Статистический метод позволяет анализировать окружающую императрицу повседневность, используя при возможности количественные показатели. С помощью историко-сравнительного метода возможен анализ культурного развития высшего сословия при Анне Иоанновне с точки зрения сходства и различия с другими русскими и западноевропейскими монархами и их дворами. Историко-повествовательный метод позволяет предложить последовательное описание развития культурного пространства высшего сословия исследуемого периода Российской истории.

Теоретическая значимость. Разработка данного вопроса на наш взгляд необходима для современной исторической науки, пусть пока и с точки зрения школьника. Поскольку на сегодняшний день нельзя уверенно сказать, что история культурного развития Российского государства разработана в полной мере, тем более говоря о периоде 30-х гг. XVIII в.

Практическая значимость. Представляется возможным, что данное исследование может быть полезно в первую очередь для разработки различных методических пособий – для уроков истории и обществознания, и даже, на наш взгляд, для кружковой деятельности, направленной на развитие культурных и моральных норм сегодняшних школьников и завтрашнего общества.

 Основная часть

 «Роскошная» культура двора в правление Анны Иоанновны

В 30-е годы XVIII века по миру распространяется стиль барокко, который с его пышностью, декоративностью и парадностью приходится по вкусу самой императрице. Что проявляется в особом отношении не только к ювелирным украшениям, парадной одежде, устраиваемым при императорском дворе праздникам, но и в повседневной жизни, например, простого покроя ежедневные платья, но обязательно ярких цветов.

Самым ярким памятником времен правления Анны Иоанновны является золотой туалетный набор из 46 предметов – умывальник, грелка с углями, чайник, кофейник, подсвечники, различного назначения шкатулки, подносы, коробочки, сделанный мастерами из Аугсбурга в стиле французского короля Людовика XIV [6, с. 7], который сегодня хранится в Бриллиантовой кладовой Эрмитажа. И.В. Курукин пишет об установившейся в XIX веке традиции – невесты семьи Романовых перед венчанием причесывались за туалетным столиком с этим набором и гляделись в зеркало со скульптурным обрамлением и короной с вензелем Российской императрицы Анны Иоанновны [8, с. 196].

В период правления Анны Иоанновны в России распространяется мода на бриллианты. Н.И. Павленко приводит такие данные – «в начале 1734 года купец Липман «за алмазные вещи» получил 18 733 рубля» [12, с. 128].

Вторая русская императрица действительно хотела изменить порядок при дворе – ведь роскошные драгоценности покупались не только для самой Анны Иоанновны, но и для пожалований – «подарков» приближенным. Также блестящим проявлением нового императорского двора были наряды самой императрицы, которые конечно не могли сравниться с новым платьем на каждый прием или бал императрицы Елизаветы Петровны, но также были шикарны для своего времени. Анна Иоанновна сама выбирает ткани, необходимые для пошива царской одежды, строго следит за выделкой и, даже стиркой царского белья. Описание платья Анны Иоанновны на свадьбу её племянницы Анны Леопольдовны встречается у леди Рондо: «… платье с жестким лифом (называемое здесь роброном), коричневое с золотом, очень богатое и, по-моему, очень красивое. … много жемчуга, но никаких других драгоценностей» [10, с. 251].

О любви императрицы к светлым и ярким цветам сообщают и современники, например, Э. Миних пишет: «В торжественные и праздничные дни одевалась она весьма великолепно, а впрочем ходила просто, но всегда чисто и опрятно» [4, с. 96]. О беспокойстве за чистоту и опрятность одежды свидетельствует случай, известный из личных писем Анны Иоанновны, о котором сообщают многие исследователи [7, с. 608, 12, с. 84]. Императрица узнала, что у прачки в тех же посудах, где «моют наши и принцессы сорочки и прочее белье – и других посторонних лиц белье моют», и дает на будущее такие указания: «… для мытья нашего и принцессина белья иметь особливую палату и держать ее всегда под замком». Также императрица постоянно пользовалась услугами парикмахера, о чем свидетельствуют документы об оплате его работы: от 20 декабря 1738 г.: «Повелеваем выдать … парикмахеру Петру Лебруну за сделанные им про Собственную Нашу персону четыре локона и одного перука 50 руб.» [3, с. 116].

«Роскошь» проявлялась в равной мере, как в укладе жизни самой императрицы, так и всего императорского двора. Несомненно, для 1730-х годов на богатое убранство залов, дворцов и наряды придворных людей тратились огромные суммы, но главным результатом становится то, что именно при Анне Иоанновне Российский императорский двор, ни в чем не уступал, или даже превосходил многие королевские дворы Европы.

Для достижения такого результата было необходимо время, а по восшествии Анны Иоанновны на российский престол, по свидетельству полковника русской службы Х.Г. Манштейна случалось, что: «часто при богатейшем кафтане, парик бывал пригадко вычесан; прекрасную штофную материю неискусный портной портил дурным покроем; или, если туалет был безукоризнен, то экипаж был из рук вон плох; …на один изящный женский туалет, встречаешь десять безобразно одетых женщин. Впрочем, вообще женский пол России хорошо сложен; есть прекрасные лица, но мало тонких талий» [5, с. 181-182].

Но Анна Иоанновна старалась приучить двор к новым порядкам, например, граф Эрнст Миних пишет: «придворные чины и служители не могли лучшего сделать ей уважения, как есть ли в дни её рождения, тезоименитства и коронации, которые каждогодно с великим торжеством празднованы, приедут в новых и богатых платьях во дворец» [4, с. 96]. Новые правила праздничных приемов при дворе императрицы Анны Иоанновны касались не только придворных вельмож, но и иностранных министров и послов, находящихся на службе в России. Главным требованием было – появление на каждом приеме императрицы Российской в новом, специально сшитом мундире или платье. 

Официальные собрания при дворе Анны уже не отличались той простотой, которая господствовала в дворцовых ассамблеях Петра I, и той беспорядочностью и шумом, которые не прекращались на охотничьих пирушках Петра II. Теперь в залах дворца Анны Иоанновны, построенном в витиеватом и чопорном стиле – барокко, гости должны были вести себя также – чинно и благородно, соблюдая новый этикет императорского петербургского двора.

Классическим примером в этом отношении отмечен современниками праздник в честь взятия Данцига в 1734 г.: «Летний сад был наполнен приглашенными уже к часу дня. Дамы одеты были в накрахмаленные белые газовые платья, вышитые цветами, но чехлы были всевозможных цветов, кому какой нравился. Волосы были у всех естественные, только немного пострижены и завиты в большие локоны и с букетами цветов» [4, с. 116-118].

Ни одно празднество при Анне Иоанновне не обходилось без званного ужина. С.Н. Шубинский в своем исследовании отмечает, что «угощение на придворных празднествах было всегда обильное, хотя и довольно однообразное» [20, с. 60]. Именно при Анне Иоанновне окончательно закрепляется сервировка стола, сочетающая черты послепетровской России и новшества, внесенные в обеденный ритуал Людовиком XIV [9, с. 20]. О.Ю. Захарова отмечает, что «теперь на столе было вдоволь ножей, вилок и тарелок» [3, с. 166].

Именно в период правления Анны Иоанновны, учрежденная Петром I, ассамблея окончательно трансформируется в придворный бал «со своим строго определенным ритуалом съезда гостей, программой танцев» [14, с. 205]. Как пишет А. Вейдемейер балы при Анне Иоанновне «получили совсем европейский вид» [2, с. 95].

Российский историк времен правления Екатерины II М.М. Щербатов о дворе второй русской императрицы писал: «Анна Иоанновна любила приличное своему сану великолепие и порядок, и тако двор, который еще никакого учреждения не имел, был учрежден, умножены стали придворные чины, серебро и злато на всех придворных возблистало; … и екипажи придворные всемогущее блистание того времени возымели. … При дворе учинились порядочные и многолюдные собрания, балы, торжествы и маскарады» [21, с. 26]. 

Простой двор первого русского императора Петра I совершенно преобразился при Анне Иоанновне, поражая своей пышностью и русских придворных служителей и, находящихся на службе, иностранных послов и резидентов. О.Ю. Захарова пишет: «при императрице Анне Иоанновне придворные праздники отличались особым великолепием» [3, с. 119], но то, на что императрица тратила большие силы и огромные суммы денег, позже в России второй половины XVIII – XIX вв. становится не только правилом, но и традицией, рождая европейский облик русского придворного мира.

Российский двор первой половины XVIII века становится не только средоточием, но и проводником новых культурных направлений из Европы, несомненно, не без влияния первого русского императора Петра I с его политикой европеизации и, собственно, иностранцев, которые служили в России.

При Анне Иоанновне происходит значительное расширение аудитории одного из таких направлений – чтение книг. Нельзя сказать, что до 1730-х гг. люди в России не читали, но именно в десятилетие правления Анны Иоанновны отмечается распространение книг среди различных сословных групп русского общества.

До основания Петром I в 1724 году Академии Наук Российской империи книжной торговлей преимущественно занимались сами переплетчики, а после главным центром книг в России становится академическая книжная лавка. Почти сразу при книжной лавке Академии Наук для знатных лиц образуется система отпуска книг в кредит и обязательной отсылки без требования, представляется, что для наиболее широкого распространения среди населения империи.

Поэтому ни одно издание газеты «Санкт-Петербургские ведомости» не обходилось без новых жалоб и многократных напоминаний Академии Наук читателям, которые «долгов за взятые книги не платят» [10, с. 632], о чем вновь и доводилось до сведения публики с повторением требования внести деньги.

Также книги существовали и в императорском дворце. Книжный набор в дворцовой библиотеке И.В. Курукин называет «хаотичным, но все же типичным для не слишком просвещенной эпохи» [8, с. 227]. И это действительно так, ведь в первой трети XVIII века среди женщин, в том числе и императрицы Российской Анны Иоанновны, чтение книг не было распространенным времяпрепровождением, но необходимо отметить, что книги постепенно вписываются в жизнь русского человека XVIII столетия.

В десятилетнее правление Анны Иоанновны происходит еще один кардинальный разворот русского общества в сторону Европы и её культурных традиций – это развитие в России таких направлений как театр и музыка, которые, как пишет Е.П. Карнович свидетельствуют о формировании «изящного вкуса той поры» [5, с. 252], и рождении нового общества.

Теперь выбор сценических зрелищ в Петербурге часто пополнялся «наезжавшими» из-за границы «искусниками и антерпринерами, сманенными слухами о тороватости русских и об их любви к развлечениям» [10, с. 629]. Поэтому при императрице Анне Иоанновне в Петербурге нельзя было счесть всех акробатов, фокусников, арлекинов с театром марионеток, актеров, певцов. Поскольку как в 1736 г. пишет Пьетро Мира флорентийскому герцогу И. Гастону: «моя августейшая Императрица … всегда веселится операми, комедиами, … интермедиами, приватною музикою» [8, с.263; 11, с. 48-49].

Л.М. Старикова определяет период правления Анны Иоанновны в русской театральной истории, как период «предформирования» [16, с. 23]. Именно итальянская комедия дель арте стала той формой театральной постановки, которая была интересна русскому зрителю первой половины XVIII века. Необходимо было театральное представление, которое воспринималось бы без барьеров, каким часто в этот период становился – языковой, поэтому при дворе делались переводы – чаще на французский, но иногда и на русский языки. В.В. Сиповский пишет, что «можно думать, перевод этот делался для императрицы, которая не знала итальянского языка, а также и для той публики, которую она старалась привлечь в свой театр» [15, с. 598]. И действительно, ведь места в театре раздавались безденежно по чинам и званию, поскольку Анна Иоанновна стремилась сделать театр доступным и для незнающих иностранные языки своих подданных.

В марте 1731 г. состоялось первое представление в новом Кремлёвском дворце. Анна Иоанновна не только лично присутствовала, но и «поднялась и, к публике оборотившись, биением в ладони призвала всех ею – [постановкой] наслаждаться» [17, с. 33-34].

До открытия в 1736 г. специального здания театра при Зимнем дворце императрицы Анны Иоанновны для показов использовались различные залы императорского двора. Первая репетиция в первом русском театре «Театр – комедия» или «Комедиантский зал» состоялась 13 января, а первое представление – 20 января 1736 года [13, с. 165]. Внутри для зрителей были поставлены скамейки, и на императорской службе даже состоял особый сержант «для стирания с них пыли» [5, с. 254].

Опера впервые появляется в России в 1736 г., и как замечает историк екатерининской эпохи М.М. Щербатов, благодаря этому происходит новый виток в распространении европейской музыкальной культуры. «Итальянская опера была выписана, и спектакли начелись, так как оркестр и камерная музыка» [21, с. 26]. Начало этому было положено еще при Петре I, ведь Пьетро Мира приехал в Россию играть в оркестре на виолончели.

Несомненно, придворные постановки нуждались в музыкальном аккомпанементе. И здесь интересно недатированное, но вероятно первой половины 1730-х гг., письмо Анны Иоанновны, адресованное Феофану Прокоповичу: «Делаю я комедию, в которую надобны будут три человека, чтоб умели петь, а ныне у меня певчих хороших нет, а надеюсь, что у вас ис хлопцов нарочитых выбрать можно. Того ради … прикажите из своих певчих, самых хороших голосов, выбрать троих и … чтоб их привези ко двору немедленно …» [19, с. 569]. Поэтому во второй половине 1730-х гг., «комнатные» расходы императрицы постоянно фиксируют оплату музыкальных учителей и учреждение школ. Например, в 1740 г. выходит именной указ императрицы лично обер-гофмаршалу графу Левенвольде – «Начало образования при капелле музыкантов» [3, с. 121-122].

Но, несмотря на значительное количество музыкантов при императорском дворе, в России установилась традиция для знатных людей иметь свои оркестры. Поэтому в 30-е гг. XVIII в. такие «музыкальные команды» наличествуют у цесаревны Елизаветы Петровны и вице-канцлера графа М.Г. Головкина.

Таким образом, именно десятилетнее правление императрицы Анны Иоанновны привносит в российскую культурную жизнь такие феномены западной европейской культуры, как театр, оперу и балет, именно благодаря её действиям по продвижению их в русское общество через обучение детей музыкальному мастерству и приглашение в Россию многочисленных театральных и оперных трупп во второй половине XVIII века это становится традицией, а культурную жизнь сегодняшней России невозможно представить без театрального, оперного и балетного искусств.

Заключение

30-е гг. XVIII в. являются одним из важнейших периодов в истории Российской империи, поскольку именно в это время русское общество должно было определиться – каким оно будет? «Новым», живущим по реформам первого русского императора Петра I и европейским традициям или «старым», существующим по старомосковским заветам царей-батюшек.

И, несомненно, это определяют люди, которые живут в этом временном отрезке, а значит, они определяют будущее развитие страны в целом. В стране с монархическим государственным укладом, как Российская империя в XVII – начале XX вв., конечно есть человек, который берет эту важную задачу на себя – это глава государства. В 1730-е гг. – это Её Величество Императрица Российская Анна Иоанновна, именно от её решения зависело какой станет Россия, как уже потом стало ясно, за десятилетний период её правления. И будущее Российской империи было определено – ориентация на реформирование императора Петра I, и это после 3 лет реакции при императоре Петре II.

Многие исследователи пишут о неразвитой и даже глупой Анне Иоанновне, но это далеко не так. Конечно, царевен в конце XVII в. не стремились обучать, тем более дочерей Ивана V, поскольку они не являлись прямыми наследницами российского престола и по гендерному признаку, и по родственным связям. Поэтому личность императрицы Анны Иоанновны формировалась самой жизнью и временем, в котором она жила – это непростые отношения с матерью, замужество, продлившееся всего 3 месяца, и 20 лет в Митаве, столице Курляндского герцогства, в «должности» герцогини, поскольку так было решено батюшкой-императором Петром I.

Именно Анна Иоанновна задает тон, который развивается в 1730-е гг., после при Елизавете Петровне и окончательно формирует Российскую империю как европейскую державу уже при Екатерине II. Поэтому нельзя отрицать ум, прозорливость и умение найти решение и действовать в нестандартных ситуациях второй русской императрицы Анны Иоанновны.

Общество менялось постепенно, и десятилетнее правление Анны Иоанновны – это действительно эпохальный период истории России. Императрица Российская Анна Иоанновна – человек «эпохи перемен». Она родилась и воспитывалась, когда русское общество претерпевало кардинальные изменения с подачи дядюшки-императора Петра I, но основное укоренение «всего нового» происходит именно в десятилетие Анны Иоанновны.

И это «придворный мир» императрицы. «Петровские» ассамблеи с пьяными и шумными гостями превращены в чинные императорские балы и приемы с прохладительными напитками, музыкой и украшенными живыми цветами залами. Театральные представления, имевшие место еще в развлечениях царя Алексея Михайловича, преобразились в театральные постановки с участием зарубежных актеров и своего рода «сценариев» и исполнителей оперы. В 1730-е гг. не только среди приближенных-друзей царя Петра I распространяются книги, но услугами библиотеки Академии Наук по доставке книг пользуются и отдельные дворянские семьи.

В период правления императрицы Анны Иоанновны все нововведения приобретают даже особый статус. Поскольку получают возможность распространения в народные массы – это бесплатные билеты на театральные представления, которые распространялись при дворе Анны Иоанновны.

Библиография

Источники:

  • Берк К.Р. Путевые заметки о России // Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. СПб, 1997.
  • Герцог Лирийский. Записки о пребывании при императорском российском дворе в звании посла короля испанского // Лимонов Ю. А. Россия XVIII века глазами иностранцев. Л., 1989.
  • Записка о комнатных расходах // Общий архив Министерства императорского двора. Т. 2.
  • Записки и замечания гр. Эрнста Миниха // Россия и русский двор в первой половине XVIII века. СПб, 1891.
  • Записки Манштейна о России. 1727 – 1744. СПб. 1875.
  • Инструкция её императорского величества обер-гофмаршалу (1730 г.) // Волков Н.Е. Двор русских императоров в его прошлом и настоящем. М., 2001.
  • Манштейн. Х.-Г. Записки о России // Перевороты и войны. М., 1997.
  • Мира П. Письмо придворного шута Петра Мира к флорентийскому герцогу [Иоанну Гастону от 13 января 1736 г.] // Русский архив, 1864. М., 1865.
  • ПСЗРИ. Т. 9.
  • Рондо. Письма дамы, прожившей несколько лет в России, к её приятельнице в Англию // Безвременье и временщики. М., 1996.
  • СИРИО. Т. 66, 106.

Литература:

  • Блок Л.Д. Классический танец. История и современность. М., 1987.
  • Вейдемейер А. Обзор главнейших происшествий в России, с кончины Петра Великого до вступления на престол Елисаветы Петровны. СПб, 1848.
  • Захарова О. «Скажи-тко стреляют ли дамы в Москве?» Развлечения при дворе Анны Иоанновны // Родина. 1995.2.
  • Захарова О.Ю. Светские церемониалы в России XVIII – начала XX в. М., 2001.
  • Карнович Е.П. Очерки русского придворного быта в XVIII столетии // Исторический вестник. 1881. Т. 5. № 6.
  • Карсакова Т.Н. «Немецкое» барокко Анны Иоанновны // Антиквариат. 2008. №11.
  • Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 2009.
  • Курукин И.В. Анна Иоанновна. М., 2014.
  • Лотман Ю.М., Погосян Е.А. Великосветские обеды. СПб, 1996.
  • Михневич В.О. Старина XVIII столетия (по газетам и журналам того времени) // Исторический вестник. 1884. Т. 7.
  • Огаркова Н.А. Церемонии, празднества, музыка русского двора. XVIII - начало XIX в. СПб, 2004.
  • Павленко Н.И. Анна Иоанновна: немцы при дворе. М., 2002.
  • Пыляев М.И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. СПб. 2007.
  • Семенова Л.Н. Очерки истории быта и культурной жизни России. Первая половина XVIII века. Л., 1982.
  • Сиповский В.В. Итальянский театр в Санкт-Петербурге при Анне Иоанновне (1733-1735) // Русская Старина. 1900. Т. 102.
  • Старикова Л.М. Театр в России XVIII века: Опыт документального исследования. М., 1997.
  • Феррацци M. Комедия дель арте и её исполнители при дворе Анны Иоанновны. 1731 – 1738. М., 2008.
  • Хотеев И.И. Немецкая книга и русский читатель в первой половине XVIII в. СПб, 2008.
  • Чистович И.А. Феофан Прокопович и его время. СПб, 1868.
  • Шубинский С.Н. Придворный и домашний быт императрицы Анны Иоанновны // Шубинский С.Н. Исторические очерки и рассказы. М., 1995.
  • Щербатов М.М. О повреждении нравов в России. М. 2001.

 

Просмотров работы: 100